В гости к возмутителю спокойствия

Другие отзывы автора
  • Африканская зима. Глава 3. Ботсвана и ЮАР
  • Африканская зима. Глава 1. Замбия
  • Африканская зима. Глава 2. Зимбабве и Ботсвана
В замечательном советском мультфильме "Тайна третьей планеты" герои обменялись весьма примечательными репликами: "Человек - царь природы" - "Только звери об этом не знают".

Вулканы, оказывается, тоже не в курсе…

Так что правильно Воланд из "Мастера и Маргариты" посмеялся над тщетой нашей суеты, заявив, что человек не способен даже составить толковый план на ближайшее будущее…

Миллионы людей по всему миру пыжились и тужились, к чему-то готовились, что-то там себе воображали, как вдруг - ба-бах! - стоило завестись одному-единственному вулкану с непередаваемым именем Эйяфьядлайокудль, как все планы и замыслы людей мигом пошли прахом...

Наверное, каждый читатель может составить свой собственный список бедствий, стрясшихся с его знакомыми и друзьями... Моя хорошая подруга, скажем, четверо суток добиралась из Италии через Балканы и Украину... Знакомые застряли в Москве, не имея никакой возможности улететь во Вьетнам... Друзья неделю сидели как на иголках, представляя как сползает на грань срыва давно возлелеянный отдых в Праге... И так далее...

Да что там далеко ходить - мне и самому пришлось понервничать, хотя я, конечно, делал вид, будто меня это безобразие не касается. На самом-то деле именно мне было хуже всех, потому что я-то собирался лететь не куда-нибудь, прямо в пасть Эйку! И с ужасом обнаружил, что когда небо над Европой, наконец, открыли - оказался закрыт Кефлавик! Он работал всю дорогу, когда мир был парализован, и вот теперь замер в самый неподходящий для этого момент...

Конечно, в Исландии не один аэропорт, и часть рейсов была перенацелена в северный город Акюрейри, с предварительной стыковкой в Глазго. Однако часть рейсов просто отменили, и по мере приближения даты вылета, моё настроение становилось всё хуже и хуже: 24-го апреля сплошь отмены и переносы, 25-го аналогично, 26-го тем более, 27-го тоже, хотя на сайте "Icelandair" с робкой надеждой было сказано, что "Может быть" Кефлавик откроют 28-го... Его и впрямь открыли 28-го, но до вечера следующего дня я опасался в это верить, и даже не предпринимал никаких шагов к подготовке путешествия, боясь спугнуть удачу...

Зато оказавшись на борту самолёта, вылетающего в Рейкьявик, сразу понял причину всех глобальных бед - старина Эйяфьядлайокудль попросту обиделся на весь мир! Посудите сами: все 10 машин "Боинг-757", принадлежащих главному исландскому аваиперевозчику, носят имена собственные. Имена, заметим, вулканов. Есть там Хекла, есть Катла, есть Аскья, есть ещё много кто, а Эйка вот позабыли.

Он, видать, долго копил обиду, а потом его прорвало. Распыхтелся бедняга так, что планета содрогнулась, и миллионы людей от Австралии до Америки поняли, что в дом хозяева отнюдь не они... А старина Эйк всё не унимался, видать, и впрямь накопилось. "Я вам покажу, - заливался он, - кто тут настоящий вулкан! Эта ваша Катла, - безумствовал Эйк, - не извергалась полсотни лет", - и снова принимался плеваться от злобы... В общем, я считаю, исландцы должны срочно купить ещё один самолёт и назвать его Эйяфьядлайокудль.

Правда, потом, глядишь, и другим вулканам захочется свой самолёт заиметь, но ведь выполнить эту их прихоть, мне кажется, будет проще и дешевле, чем просаживать в трубу по 2 миллиарда долларов каждый день из-за отмены рейсов.

Даже с учётом количества исландских вулканов это комбинация кажется выгодной, а вулканов на этом приполярном острове хоть отбавляй: пока летишь, только и успеваешь отмечать, как горные вершины одна за другой выступают из слоя облаков. Причём, заметим, вся эта братия торчит прямо над местом стыковки американской и европейской тектонических плит, так что бывших вулканов тут не бывает - в лучшем случае они переведены в запас...

Снежные горы северной Исландии были единственным предметом пейзажа, показавшимся в иллюминаторе за три с половиной часа полёта - если не считать облаков, разумеется; уж этого добра было хоть отбавляй. Впрочем, очевидно, это мало кого из пассажиров беспокоило, так как все были заняты каким-нибудь делом; в основном смотрели фильмы на индивидуальных экранах.

Что-то я не припомню таких конструкций на аналогичной машине "Узбекских авиалиний", выполнявшей рейс между Ташкентом и Петербургом, но там, видно, была старая модификация самолёта. Здесь же дюжина фильмов, несколько наборов музыкальных видеоклипов и самоучители иностранных языков могли скрасить и более длительный перелёт.

Я, признаться, планировал во время рейса вздремнуть, компенсируя ужасный переезд в Хельсинки: по какой-то причине под погрузку прибыли только 2 автобуса, и мне с трудом удалось найти место в одном из них; о том чтобы как обычно сидеть в одиночку, уже и речи не шло. Более того, рейсовый "Sovavto" той ночью тоже оказался забит почти под завязку - не чтобы совсем битком, но человек сорок его пассажиров в пограничном терминале я насчитал.

Вот таким полубессонным макаром я прибыл в финскую столицу и с нетерпением дожидался вылета, чтобы хоть немного вздремнуть. Увы, этим планам было не суждено сбыться, поскольку я узрел в списках видеофильмов "Аватар", немедленно включил его и принялся наслаждаться по -дцатому разу. Ну и, конечно, так раздухарился, что, как говорится, сна ни в одном глазу. А когда кино закончилось, за окном на смену бескрайней воде пришла покрытая снегом суша, взметнувшая в небо отдельные скальные вершины.

Вот за эту заснеженность Исландия и получила своё название, когда на её берегах высадились викинги. Правда, Ари Мудрый, например, сообщает, что Исландия уже была заселена христианами, когда туда прибыли первые скандинавы. Христиане-де не захотели жить рядом с язычниками и ушли, оставив свои книги и колокола; на основании этих и других предметов материальной культуры можно сделать вывод, что первые поселения в Исландии были организованы ирландцами.

Кроме того, четыре римские монеты, найденные в двух разных частях острова, и относящиеся к концу III веку, свидетельствуют о том, что шотландцы также посещали его около 300 года нашей эры. И всё-таки многие историки честь открытия Исландии отводят норвежским викингам.

Предоставим слово Сэмунду Сигфуссону, жившему на рубеже XI и XII веков и описывающему события, случившиеся двумя с половиной столетиями раньше: "Люди из Норвегии собрались плыть на Фареры; некоторые называют среди них викинга Наддода. Однако их отнесло на запад, в море, и там они нашли большую землю. Войдя в восточные фьорды, они поднялись на высокую гору и огляделись по сторонам, не видать ли где-нибудь дыма или ещё каких-либо признаков, что земля эта обитаема, но ничего не заметили... Когда они уходили в море, на горах уже лежало много снега. Поэтому они назвали эту страну Снежной землёй..."

Вот так состоялось первое точно известное знакомство европейцев с Исландией. Ну а более-менее массовое переселение на затерянный в океане остров началось в последней четверти IX века, когда норвежский король Харальд Прекрасноволосый объединил страну, разгромив своих противников, после чего те вынуждены были бежать куда глаза глядят. До нас дошли некоторые имена, такие как Орфейг Греттир, Тормод Древко, Транд Бьернсон, Энунд Деревянная Нога, Асмунд Эндоттсон...

Постепенно поток колонистов возрастал, так что к 930 году в стране насчитывалось порядка 30 тысяч норвежцев, и практически все плодородные земли оказались захваченными и поделенными. Тогда-то и начались вылазки ещё дальше на запад, к берегам Гренландии и Винланда, нынешней Америки.

Когда-нибудь и я туда доберусь, а пока что меня лишь дразнят западной оконечностью Исландии, когда самолёт закладывает вираж, выходит на глиссаду аккурат над водой Атлантики и совершает мягкую посадку на бетон среди пожухлой травы.

На этом месте меня и настиг упадок сил: по плану следовало сразу отправиться в "Голубую лагуну" и в тамошних целебных ваннах смыть усталость. Реально же я попросту валился с ног, и все мысли были только о том, как доползти до кровати.

В этом стремлении мне мог помочь "Flybus" компании "Reikyavik Express", отвозящий путешественников в город. В "Blue Lagoon", кстати, возит та же компания, причём порой прямо из аэропорта - есть несколько рейсов в день, совмещённых с прилётом очередных бортов; вещи клиентов, как говорится в рекламном объявлении, находятся под присмотром уполномоченных сотрудников и в полной безопасности.

И эта же компания организует для желающих различные поездки по Исландии, так что с первых шагов по земле острова можно организовать своё пребывание так, как душе угодно.

Сделать это можно и заранее, через интернет-сайт - но тогда можно выбрать неудачный с точки зрения погоды день и тем самым изгадить себе всё впечатление.

А места - они всегда есть: в крайнем случае "Reykjavik excursion" бросит на маршрут ещё один автобус, благо чуть ли не каждая третья из этих машин носит его логотип. А уж на центральной автобусной станции таких и сяких автобусов "RE" просто пруд пруди, целое стадо.

Правда, перед этим мне положительные впечатления подпортили сотрудницы аэропортовского представительства, продавшие не те билеты, которые мне хотелось. Я-то планировал приобрести скидочный "Return ticket" за 3500 крон, а мне очень ловко всучили обычный билет на две поездки за 3900 крон. Хорошо, я разобрался до посадки в автобус.

"А по сдаче нельзя было заметить, что происходит," - может кто-нибудь задать резонный вопрос. Так сдачи-то не было! Я отдал девушке в окне одну из своих пластиковых карт и получил её обратно вместе с билетами; карточки, к слову, в Исландии принимаются, такое ощущение, повсюду и без малейших вопросов.

Другое дело, что сумму в чеке я не проверил, ибо, как уже сказал, устал и понадеялся на знаменитую исландскую порядочность.

Напрасно понадеялся: выданные мне билеты выходили на 400 крон дороже. Вроде бы это немного, но, как-никак, 10 процентов от суммы затрат. Пришлось возвращаться и затевать скандал.

Вопрос решился, впрочем, положительно и очень оперативно: сотрудницы киоска о чём-то между собой перемолвились, забрали проездные и выдали взамен них другие, присовокупив разницу наличностью. Эти четыре стокроновые монетки, кстати, стали единственными исландскими денежками, которые мне удалось подержать в руках - все остальные расчёты оказалось удобным вести банковской карточкой...

И, чтобы закрыть денежную тему, скажу, что курс обмена практически везде одинаков и стабилен; если в безналичных взаиморасчётах крона идёт в количестве 169 с половиной штук за 1 евро, то при обмене её продают по 164.75 за евро, а покупают за 175.65 - примерно процента съедает маржа банка...

Путешествие в утробе "Flybus" заняло существенно больше времени, чем я ожидал: по крайней мере час мы точно ехали. Ну зато удалось познакомиться с местной природой и архитектурой, причём в её различных ипостасях. Дело в том, что при пасмурной погоде Рейкьявик поначалу казался скопищем невзрачных домов на фоне серого неба и бурой травы. А вот когда ненадолго выглянуло солнышко, город буквально расцвёл яркими красками домиков, да и окружающий его мир перестал быть блёклым.

Трава оказалась вполне себе зелёной, море вдалеке засверкало под солнечными лучами, и вообще весь пейзаж преобразился. Правда, вся эта красота была недолгой, и не успели мы доехать до автовокзала BSI, как небо снова нахмурилось.

Автовокзал представляет собой небольшое одноэтажное здание чуть в стороне от шоссе. Зал ожидания там есть, но совсем крохотный, есть и кафешка быстрого питания, но тамошние цены и вид тамошней пищи как-то отбивают охоту садиться за столик. В плюс автовокзалу можно записать наличие туристического информационного офиса, где выдают бесплатные буклеты, проспекты и карты, а также двух представительств турбюро.

Ещё до поездки я вкратце пробежался по сайтам туристических компаний, организующих поездки по стране - было бы довольно просто всё устроить самому, но тогда следовало нанимать машину. При отсутствии таковой провернуть общественным транспортом сразу несколько важнейших точек казалось мне проблематичным, так что пришлось всё-таки соглашаться на готовый тур.

Среди множества вариантов нашёлся один, совсем подходящий, суливший за 120 долларов посещение Голубой Лагуны в один день и визит по Золотому кольцу в другой; приятным дополнением этого пакета были бесплатные билеты из аэропорта и обратно. Однако сделать заказ онлайн оказалось невозможно, а на мой запрос менеджеры компании промолчали. Теперь оставалось только отдаться в руки "Reykjavik excursion".

На все формальности ушло, однако, существенно больше времени, чем я рассчитывал: интернет в офисе конторы работал еле-еле и прошло добрых десять минут, прежде чем я получил квиток подтверждения брони, брошюру и напутствие стоять у входа в отель за полчаса до начала экскурсии - трансфер в данном случае бесплатен.

Интересно, что аналогичная схема применяется и при поездках в аэропорт, только трансфер уже приходится оплачивать. Разница в цене обычного билета до автостанции и билета до гостиницы равна тысяче крон, так как они стоят 3500 и 4500 соответственно. Я, кстати, прикидывал при посадке, не смешаться ли с толпой, которая будет вылезать у "Хилтона" - чего ради ехать дальше? Но это я спроецировал опыт развозки туристов по Египту или Турции, а в Исландии всё оказалось хитрее: автобус привёз всех в одно место, а уж там обладателей билетов "от и до" рассадили по микроавтобусам.

Где-то спустя полчаса после этого события я начал жалеть, что пожадничал и не взял полный трансфер - идти оказалось существенно дальше, чем казалось поначалу, да и пронизывающий ветерок добавлял негативных ощущений. Как результат, я дошёл до такого умопомрачения, что прошёл мимо отеля "Arctic Vik" и убрёл в самый конец нужной улицы. Как выяснилось позже, обратив внимание на витрины магазина, расположенного с ближнего ко мне угла, я прошёл всё здание на поднимая головы, и не заметил, что вторая его часть отведена под гостиничное лобби, в то время как номера занимают целиком второй и третий этаж.

Когда это недоразумение было исправлено, случилось другое недоразумение, уже положительного плана. Дело в том, что девушка- портье зачем-то поинтересовалась, один ли я, после чего выдала ключи от комнаты с тремя (!) кроватями и кухней. Последнее обстоятельство меня здорово обрадовало, так как район, по которому мне довелось идти, выглядел совершенно вымершим, и по мере моего похода во весь рост вставала проблема, где поужинать.

Так-то с питанием проблем никаких нет, по крайней мере в центре исландской столицы: запросто можно найти ресторанчик с меню из трёх-пяти блюд и ценами в пределах 25-30 евро. Мне особенно запомнилась реклама одного заведения, где утверждалось, будто их личный рыбак ежедневно выходит в море около 4 утра, с тем чтобы после полудня свежая рыбка радовала желудок ресторанных клиентов.

Но со всем этим я столкнулся на следующий день, а на тот момент от меня требовалось совершить последнее усилие и посетить огромный комплекс "Kringla", находившийся неподалёку. Он настолько популярен у жителей и гостей Рейкьявика, что, как выяснилось с течением времени, экскурсоводы, спрашивая, кого высадить у магазинов, имеют в виду именно этот комплекс.

Лично мне не довелось встретить в центре исландской столицы ничего другого таких масштабов, так что "Kringla" не переплюнуть ни в плане размеров, ни в плане ассортимента или цен. На первом этаже здания находится огромный супермаркет еды и промтоваров, второй отдан в основном под магазины одежды, в главном из которых запросто можно заблудиться.

Как я и рассчитывал, двери торгового центра были всё ещё гостеприимно распахнуты, несмотря на глубокий вечер, так что через несколько минут я уже упаковывал снедь, не найдя ничего лучшего, чем приобрести пиццу, а также хлеб и сыр для бутербродов. Цены мне показались несколько завышенными по сравнению даже с Финляндией; например, литровая упаковка сока стоила как минимум 2 доллара и т. п. - и тем не менее, для Исландии они были очень, очень умеренными, это был своего рода сюрприз...

Другой сюрприз ждал меня по возвращении - нет, всё кухонное оборудование, включая микроволновку, работало исправно, а вот горячая вода из-под крана отчётливо отдавала сероводородом. Холодная же была вполне прилична и годилась для питья.

Только позже я узнал, что обоими потока краны исландцев снабжает щедрая природа острова, наполняя их прямо из недр земли: горячая вода поступает прямиком из подземных скважин, отчего и несёт с собой несколько неприятный запах.

Завтрак же оказался не очень изобильным, но вполне сытным: помимо сыра-колбасы-ветчины в наличии имелась селёдка на льду, два вида соков, всякие там мюсли и корзина с фруктами. Короче говоря, подкрепиться было можно, и слава богу.

Занимаясь из-за вулкана подготовкой поездки на скорую руку, я совсем упустил из виду существование полезнейшей "Reykjavik Welcome card", о который вычитал уже на сон грядущий в одном из прибранных на автостанции буклетов. По зрелом размышлении приобретение этого картонного прямоугольника показалось мне очень выгодным, и свои соображения я поутру проверил в Интернете, воспользовавшись одним из двух отельских компьютеров, дающих постояльцам бесплатный доступ во "всемирную паутину".

Итак, судите сами: за карточку на 24 часа надо выложить 1500 крон, тогда как одна поездка на автобусе стоит 280 крон. Даже просто доехать до центра и обратно будет больше трети стоимости карточки. Далее, Национальный музей сам по себе стоит 800 крон - вместе с проездом, считайте, дело уже окупилось.

Но если пойти дальше, то покупка окажется всё более и более оправданной: посещение Морского музея обойдётся в 600 крон, за вход Дом культуры вынь да положь 300 крон, визит в Зоопарк влетел бы в 500 или 600 крон, в зависимости от дня недели, и так далее. Я уже не упоминают про остров Видэй (проезд 1000 крон) или городской музей (600 крон). И, само собой, не придётся платить за посещение городские бассейны - одна эта возможность чего стоит!

К сожалению, в "моём" отеле "Reykjavik Welcome card" не продавалась, однако поблизости находился "Hilton", числившийся одной из точек продаж. Через 10 минут неспешной прогулки я был возле нужного места и без труда приобрёл заветную карточку в местном турофисе - если войти в холл, то надо будет принять чуть влево в щель между стенками. Дамочка, заведовавшая секцией туризма, сама и заполнила данные, хотя, между прочим, её никто об этом не просил.

Кстати, если заполнять поля самому, можно аккуратно написать число, а потом при нужде его исправить - карточку нигде не прокатывают, только смотрят на дату. К билетику полагается увесистая брошюра бенефиций, и там, повторяю, есть чем воспользоваться...

Вооружившись карточкой, я в достаточно весёлом настроении вышел на магистраль, ведущую к центру города и занял позицию на автобусной остановке. Хорошо, что мне пришло в голову проверить расписание движения, а то бы я долго ещё стоял на ветерке: ближайший рейс должен был состояться минут через пятьдесят...

Итак, стало ясно, что автобусная сеть Рейкьявика кажется обширной и густой только с виду. При этом следует иметь в виду, что интервалы движения могут быть очень большими, порядка минут сорока и даже часа, и вдобавок по выходным дням часть автобусов вообще не ходит. Судя по схеме движения, особенно проблематично становится добраться куда-либо по воскресеньям.

Тем не менее, имеющееся на всех остановках чётко соблюдается, и если нужного автобуса удалось дождаться, то за дальнейшую поездку можно быть уверенным. Вход в салон осуществляется через переднюю, оплата проезда производится тут же наличными, причём водитель сдачи не даёт. Названия остановок появляются на табло, так что завидев нужную, следует нажать на кнопку предупреждения, иначе автобус может запросто проехать мимо.

Ну а мне в тот момент пришлось топать пешком.

С другой стороны, пешая прогулка позволяла с лёгкостью менять маршрут и сразу выходить в нужное место. Вот, скажем, поблизости находился морской берег, и грех было не выйти на набережную, откуда открывался вид на суровую природу Исландии.

Куда-то в эти места прибыл Ингольф Арнорсон, тот норвежец, с которого, как считают летописцы, началось настоящее заселение острова. Тогда местность была названа Рейкьявик, то есть Дымящаяся бухта, а по имени первопроходца названы Мыс Ингольфа на восток от Минтачной Косы, где он впервые ступил на землю, и Гора Ингольфа на запад от Реки Пивного Водопада, которую он позже сделал своей собственностью.

Дальше же пошло-поехало: Хроллауг, сын Рёгнвальда, ярла из Мёри, поселился на востоке на Побережье. Оттуда пошли люди с Побережья. Кетильбьёрн, сын Кетиля, норвежец, поселился на юге на вершине Мшистой Горы. Оттуда пошли люди с Мшистой Горы. Ауд, дочь Кетиля Плосконосого, норвежского херсира, поселилась на западе в Широком Фьорде. Оттуда пошли люди из Широкого Фьорда. Хельги Тощий, норвежец, сын Эйвинда Норвежца, поселился на севере в Островном Фьорде. Оттуда пошли люди из Островного Фьорда.

По мере расселения по территории людей всё новые и новые земли обретали названия, и не всегда этот процесс был связан с приятными событиями. Так, побратим Ингольфа Лейв Хродмарсон обосновался несколько западнее своего друга, однако его рабы- ирландцы взбунтовались и перебили всех колонистов, после чего разбежались по округе. Чуть позже их всех настигла суровая кара, когда люди Арнорсона прибыли проведать соседей. С той поры маленький архипелаг стал называться Вестманнаэйар, то есть "западные люди", от скандинавского названия ирландцев.

Пока я знакомился с историей освоения исландских берегов, набережная Saebraut благополучно закончилась и начался центр Рейкьявика, в котором мне перво-наперво хотелось увидеть весьма разрекламированную достопримечательность под названием "Reykjavik 871 +-2", а попросту "Settlement Exhibition". Признаться, я был немало смущён, когда не нашёл эту контору на местности: судя по фотографиям помещения, передо мной должно было предстать что-то вроде стадиона.

Оказывается, весь музей размещён под землёй, так что от него наружу торчит только крохотный домик, скрывающий лестницу и лифт. Лишь спустившись на подвальный уровень, попадаешь непосредственно ко входу в музей, о котором рекламный буклет отзывается как о заведении, получившем специальную премию как лучший музей Европы в 2008 году.

Реально же надо быть большим фанатом археологии, чтобы оценить труды исландцев по достоинству: экспозиции в основном состоит из камней и кое-каких археологических находок. Можно, правда, отдать должное искусству оформителей, постаравшихся расцветить музей с помощью новых мультимедиа-технологий. Итак, перед нами, скажем, картинка сельского пейзажа, в которую встроен монитор, демонстрирующий как бы жизнь древнеисландского семейства.

А вот другое панно, и в него тоже аккуратно вмонтирован монитор, на этот раз изображающий китов в море и чаек в небе. Ну и плюс звуковое оформление мероприятия, запускаемое, как я понял, служителем - пока идёшь вдоль моря, слышишь из динамиков шум прилива и крики птиц, а когда переходишь к деревенскому быту, над ухом начинают стучать топоры и гомонить петухи. Ещё мне запомнилась интерактивная схема древнего дома, построенного в Тьорсардале, и засыпанного при извержении Геклы в июле 1300 года; спустя 600 лет тамошние здания были обнаружены скандинавской экспедицией.

Видимо, видеофильм с реконструкцией здания основан на итогах раскопок, поскольку досконально излагает как всю подноготную как строительства, так и последующего быта его обитателей. Тут я узнал, что каркас постройки формировался из камня и китовой кости, после чего обкладывался торфом; в результате получалось вполне нормальное жилище - в смысле, нормальное для тех времён, когда проживание домашнего скота и людей в одном помещении было обычным явлением. Ну а традиция строительства с использованием камня и дерна является типичной для безлесных областей юго-западной Норвегии, Рогаланда и Западного Агдира.

С течением времени выяснилось, что лучше всего уживаться у гордых потомков викингов получается по отдельности, когда фермы и хозяйства разбросаны на большой территории; этой размазанности способствовала и единственно возможная система хозяйствования - если бы сформировались крупные поселения, кормиться им было бы затруднительно: центр Исландии представляет собой сплошь лавовое поле, поэтому население страны зависело в большей степени от занятий овцеводством, рыболовством и охотой, чем от развития земледелия.

Напротив, поскольку поселенцы извлекали значительную пользу из летних пастбищ, это привело к тому, что их поселения оказались разбросанными по территории острова. В свою очередь, тягой к жёсткому объединению новоявленные исландцы отнюдь не страдали, так что сформированная ими государственная власть опиралась скорее на добрую волю всех граждан, нежели на аппарат принуждения.

Получилось так, что законодательная, судебная и исполнительная ветви власти были полностью разделены, и саги свидетельствуют, что исландцы не желали признавать даже власть, представленную лицом, следящим за исполнением судебных решений, выносившихся на основании фактов. Во многих случаях в описанных в сагах судебных процессах исход дела зависел лишь от неких формальностей, которые людям XX века представляются совершенно незначительными и никак не относящимися к принятию справедливого решения.

При таком режиме "народоправления", которое составляли столь непримиримые "индивидуалисты", сложившийся подход к решению судебных дел становился неизбежным. Когда к данному постановлению суда прибегали вновь, исполнение решения оставалось за потерпевшей стороной, если она могла выполнить его.

О государственности той эпохи, равно как о нравах и обычаях средневековых исландцев неплохо рассказывает экспозиция Национального музея, чьё здание нетрудно обнаружить, если идти западным берегом озера Tjornin на юг.

Первый этаж музея занят дорогим магазином сувениров и ещё более дорогим кафе, так что, на мой взгляд, путешественнику лучше сразу направиться по лестнице наверх, чтобы познакомиться с древней историей. Хорошо, что все надписи на исландском дублируются по-английски, что позволяет составить достаточно полное представление о местной жизни.

Открывается коллекция экспонатов, конечно же, мечами викингов, которыми они проложили себе дорогу в истории. И только потом дело переходит к деревянной резьбе, каменным истуканам, предметам искусства и быта, который потихоньку-полегоньку у беглых норвежцев налаживался. Этому способствовало появление альтинга, народного собрания всей страны, объединившего поселенцев.

Так повелось, что в каждой области был тинг, этакий аналог древнерусского веча, на котором вершился суд и решались споры; встреча представителей областей стала проводиться для решения наиболее важных вопросов в начале каждого лета. Впервые альтинг собрался в 930 году, и с тех пор историки отсчитывают эпоху народовластия.

Впрочем, обычно в спорах на вече побеждал не тот, кто был прав с точки зрения законов, а тот, кому удалось заручиться поддержкой большего числа богатых землевладельцев. Этому способствовал и тот факт, что законы были чрезвычайно запутанными, со множеством исключений и особых случаев, и знание законов было большим искусством.

Интересно, что христианство исландцы приняли как раз на альтинге, так сказать, народным референдумом. Представляете?! Не царь, не бог и не герой их крестил, а просто собрались все свободные мужчины, проголосовали, и перешли в христианскую веру...

Случилось это в 1000 году, и по взаимному согласию язычников и христиан, был объявлен закон, что "все люди должны быть христианами и должны креститься те, кто не был раньше крещен. И люди, если хотят, могут тайком совершать языческие жертвоприношения, но подлежат трехгодичному изгнанию, если это подтвердят свидетели".

Такая ситуация с народовластием устраивала всех довольно долго, пока в середине XIII века не началась гражданская война, основательно потрепавшая роды. В 1262 году Исландия была вынуждена подписать так называемый "Старый договор" с Норвегией, по которому она признавала верховную власть норвежских королей, а те, в свою очередь, обязывались направлять исландцам ежегодно по несколько кораблей с лесом, зерном и другими товарами.

Всё было бы ещё ничего, но в 1395 году Исландия вместе с Норвегией по Кальмарской унии перешла под власть Дании: норвежская королевская линия пресеклась и власть в стране прибрали к рукам датчане. Им совершенно не нужна была ни исландская рыба, ни овечья шерсть, отчего сообщение отдалённых территорий с континентом быстро иссякло. Как следствие, экономика острова пришла в полный упадок, из-за чего, в частности, вымерла небольшая колония в Гренландии.

И как бы в довершение всех бед в XV Исландии как и всей Европе крупно не повезло из-за эпидемии чумы. Правда, к исландцам эта дрянь явилась примерно через 50 лет после того как выкосила европейские страны, но это ничуть не помешало ей взять свою дань примерно в тех же пропорциях. По свидетельству очевидцев, целые районы страны опустели, поскольку заболевшие умирали родами и семьями. Лишь столетие спустя земли снова оказались заселены, когда количество населения восстановилось.

Не успели исландцы очухаться от напасти, как влипли сначала под набеги пиратов, а потом на них напала оспа. Её атака была особенно губительной потому, что островитяне не обладали никаким иммунитетом против этой заразы, в отличие от жителей континента, постепенно привыкших к периодическим вспышкам заболевания. Как итог, в 1707-1709 годах во время эпидемии скончалась четверть населения Исландии.

В середине того же столетия жестокий неурожай унёс жизни 6000 человек. Наконец, извержение вулкана Лаки, за которым последовал мощный выброс пепла, привело к массовому голоду и сократило количество исландцев на 20 процентов.

Количество жертв известно так хорошо потому, что в 1703 году на острове прошла поголовная перепись населения, согласно которой в наличии имелось 50358 человек, в числе которых обнаружилось целых 800 человек, не имевших отношения к сельскому хозяйству! Основную массу этой нарождавшейся прослойке составляли 245 клерков и 142 домохозяйки...

Всё поменялось к началу XX века, после того как до Исландии докатилась промышленная революция. Добыча рыбы благодаря паровым машинам траулеров и повсеместному применению механизации, возросла многократно, и многократно же возросло благосостояние жителей острова.

В 1904 году исландцы получили самоуправление, а министр по делам Исландии отныне должен был иметь своей резиденцией в Рейкьявике и отчитываться перед Парламентом. Спустя 14 лет остров получил фактическую независимость, оставаясь, однако, в союзе с Датской короной, но в 1944 году произошёл окончательный разрыв с метрополией и тогда была провозглашена Республика Исландия.

К тому времени уже полным ходом шёл процесс миграции населения из сельских общин в городские - и об этом, в частности, свидетельствуют экспонаты третьего этажа Национального музея, среди которых плуг или там веялку не найти днём с огнём, зато в изобилии имеются разные чайники-радиоприёмники-декоративные тарелочки и прочие атрибуты квартирного быта.

Ещё в начале 1920-х годов городское население Исландии впервые в истории превысило количество сельских жителей, и с той поры процесс переселения людей в города идёт без остановки; по последним данным соотношение первых и вторых нынче равно 90 на 10 процентов, причём из этих девяти десятых горожан две трети обитают либо в Рейкьявике, либо в ближайших пригородах столицы.

Домики в столичном центре, впрочем, по большей части ничуть не напоминали мегаплоис; скорее, наоборот - их невеликие размеры и скромный внешний вид заставляли подумать о сельской глубинке континентальной Европы. Масла в огонь подлило и присутствие в соседнем с музеем квартале здания католической церкви. Конечно, она была не совсем такая, каким мы привыкли видеть храм католиков, но определённо напоминала упрощённый Нотр-Дам.

Появление этой постройки связано с ослаблением религиозного пыла исландцев, произошедшим уже в Новое время. Дело в том, что во время Реформации население Исландии перешло в лютеранскую веру практически поголовно, так что совсем неудивительно, что первая с тех пор католическая церковь была построена в Рейкьявике лишь в 1864 году. Тот деревянный храм не сохранился, зато на смену ему пришёл новый вариант в стиле неоготики.

Как я уже говорил, сходство с европейскими соборами налицо, только убранство не так богато, и башня всего одна. Автором проекта был датский архитектор Гудьон Самуэльссен, постаравшийся придать своего детищу оригинальный вид, и это ему вполне удалось.

Противовесом вкусу католиков можно считать здание Neskirkja. Эта приходская церковь для горожан, населяющих западную окраину Рейкьявика была построена в 1957 году, спустя полтора десятка лет после образования самого прихода. Автором проекта стал архитектор Август Пэльссон, сделавший своё детище первым религиозным зданием, которому не была присуща традиционная архитектура. Действительно, в пятидесятые годы облик церкви, состоящей из нескольких разномастных блоков, казался своего рода вызовом.

Куда более традиционно выглядит другая лютеранская церковь, стоящая на берегу озера Тьёрнин с 1901 года. Это здание принадлежит свободной и независимой лютеранской церкви Исландии, которая обособилась от государственной исландской церкви и ведёт независимое существование. В качестве проекта её адептами был выбран неоготический вариант, но с подлинной готикой Франции или Германии тут нет практического ничего общего. Хотя, в принципе, в местных исландских условиях простенькое здание смотрится вполне уместно, особенно в сочетании с набережной и заполняющими её аккуратными домиками.

Вообще, по берегам озера Тьёрнин прогуливаться очень приятно, тем более что вокруг водного пространства разбит парк. Само озеро приютило множество птиц, таких как серые гуси, лебеди, утки, чайки, и кое-кто из этой компании спокойно бродит по берегу в ожидании, когда найдётся добрый самаритянин, у которого есть лишний кусочек хлеба. Лично я скормил местным завсегдатаям кусочек запасённого бутерброда, правда, сделал это на ходу, так как погода плавно портилась, а мне нужно было ещё много что увидеть.

Очередной церковью на моём пути стала Domkirkjan. Современное здание, которое мы сейчас можем видеть, построили в период с 1788 по 1796 годы, хотя точно известно, что до этого времени на этом месте также стояли храмы, по крайней мере с 1200 года. Нынешняя церковь, несмотря на свой достаточно скромный внешний вид, сыграла важную роль в истории Исландии, так как именно с её амвона представители лютеранской церкви впервые поддержали идею независимости страны.

Ну а с 1845 года в зале церкви взяли обычай молиться перед началом заседаний депутаты исландского парламента. Кроме того, в стенах Domkirkjan был первый раз исполнен национальный гимн Исландии.

А вот по соседству и сам Парламент, который, как известно, существует в Исландии с 930 года нашей эры, и только сравнительно недавно он перебрался под крышу - до XIX века все мероприятия в основном проходили под открытым небом на исторической площадке заповедника Тингвелтир.

Датский архитектор Фердинанд Мёльдаль, спроектировавший небольшое здание для парламентских заседаний в 1880-1881 годах, очевидно, старался придерживаться скандинавской традиции сдержанности, отчего его постройка получилась несколько замкнутой и нелюдимой. Интересно, что вместе с парламентариями помещения какое-то время делили подразделения исландского университета.

Следующей точкой, которую я собрался навестить, был туристический офис Рейкьявика, который не следует путать с расположенным на Laekjargata магазином под вывеской "Tourist center". Завидев эту вывеску, не давайте себя обмануть: речь идёт никак не об информационном офисе - перед нами обычный магазин сувениров. Ну разве что на первом этаже имеется турбюро, но там вам просто помогут заказать экскурсии, такие же, как и везде.

На втором этаже есть кафе, но цены там высокие даже для Рейкьявика. Что же касается наполнения магазина, то об уровне цен можно судить по стоимости стандартного путеводителя "Lonely Planet, который обойдётся в 3695 крон, то есть почти 30 долларов. Единственное, что есть смысл отметить - красочные видовые альбомы об Исландии за 3290 крон.

Напротив, официальный туристический офис, расположенный двумястами метрами западнее, к посещению, мне кажется, обязателен: в нём можно не только получить необходимую информацию о городе, но и разжиться картами местности, как столичного региона, так и других частей Исландии. Кроме того, в наличии имеются многочисленные информационные материалы о достопримечательностях страны, выполненные в виде цветных, красочных буклетов.

А вот сувениры лучше покупать в других местах, потому что тут они дороговаты. Для покупки сувениров, кстати, куда больше подходит расположенный на углу той же площади магазин под названием "The Viking souvenirs"; путеводители считают его одним из лучших в Рейкьявике. Действительно, здешний ассортимент не оставляет желать лучшего, в отличие от цен, которые всё-таки несколько выше, чем в других местах.

Есть, правда, и такие товары, на которые объявлена значительная скидка; например, футболок с исландским пейзажем за 990 крон вы у конкурентов вряд ли найдёте (обычно футболки стоят 2500 крон). Можно также упомянуть фигурки троллей за 990 крон (у соседей не меньше 1500). Интересны могут быть и меховые зимние куртки за 35900 крон.

Жаль, что на куртках не написано, из какого меха они - увидев над входом в магазин меховых вещей изображение кота, я прямо-таки обомлел. К счастью для всех, изделий из "кота домашнего средней пушистости" в "Gyllti Kotturinn" увидеть не придётся, зато там есть вещички из других зверей, в том числе лисы. Роскошный меховой воротник из лисы обойдётся в 14800 крон, короткая шубка в 26800 крон. В продаже есть также обычная одежда, из которой можно выделить маленькие чёрные платья по 12800 крон - такие, если я правильно помню, Коко Шанель рекомендовала иметь каждой женщине...

Тем временем дорожка вывела меня к музею современного искусства, в который я завернул с некоторой опаской: слишком уж свежи воспоминания о визите в центр Жоржа Помпиду, из которого я вышел полностью ошарашенный. Тут случилась примерно та же история, ведь вход, я убеждён, не просто так сделан бесплатным, ведь, небось, за деньги туда мало кто пошёл бы; и так в залах народа мало. Суть практически всех экспозиций можно передать простым словом "авангард".

Жутковатые композиции из различных предметов наводят откровенный ужас за дальнейшую судьбу искусства, а комплект из детских игрушек способен, по-моему, сделать заикой любого ребёнка - особенно удался автору выбор цветов, от ярко зелёного до ядовито-фиолетового. Несколько скрасило общее впечатление только посещение второго этажа, где работала временная экспозиция работ исландца Гудмундуру Гудмундссона, творившего под псевдонимом Эрро.

Этот яркий представитель европейского поп-арта, по его собственному признанию, вдохновлялся работами советских Кукрыниксов и вообще политической сатирой, так что на его коллажах можно узнать многих персонажей истории XX века. Вот, скажем, кровавый режим Пиночета рубит сплеча своих граждан, а вот Ричард Никсон снимает улыбающуюся маску - дело вроде как сделано, можно уже не притворяться, и только груда черепов а-ля Верещагин немного раздражает президента...

Теперь настало время навестить Морской музей, начинающий свою работу с 13 часов, но по дороге мне попался Рейкьявикский музей фотографии, и грех было туда не заглянуть. Заведение занимает несколько залов на шестом этаже большого здания, вмещающего также городскую библиотеку и местный архив. Теоретически, в его стенах можно найти уникальные фотографии из истории и культуры страны, но лично мне не повезло, потому что в момент моего появления экспонировалась только коллекция снимков о жизни шахтёров. Думаю, если бы удалось попасть на выставку фотографий природы, посещение оказалось бы интереснее.

Сверившись с картой, я решил до расположенного несколько на отшибе Морского музея доехать общественным транспортом, тем более что согласно расписанию очередной рейс должен был вот-вот прибыть. Прождав ровно семь положенных минут, я сел в подошедший автобус - ровно для того, чтобы обнаружить нужное здание прямо за углом. Вдобавок, я не сразу сообразил, что это именно то, что я ищу, и проехал лишнюю остановку. Потом оказалось, что от того места, где я ждал посадки до входа в Reykjavik Maritime museum ровно сто метров пешком...

Всё-таки, на мой взгляд, местная экспозиция могла бы быть и побольше, учитывая, какую огромную роль море играет в исландской жизни. Ну а так под коллекции картин и предметов отведено только два этажа трёхэтажной постройки - верхний ярус занимают административные помещения. Лично мне понравились натурные макеты матросского кубрика и различных помещений корабля, а также экспрессивные маринистские картины.

А вот что не понравилось, так это стойкое нежелание местного персонала пускать людей на корабль береговой охраны, пришвартованный возле музейного пирса: он тоже часть экспозиции, причём со славной историей, однако взойти на его борт можно лишь в составе организованной группы по главе с гидом - а поскольку в музее я был один-одинёшенек, на экскурсию мне попасть оказалось не суждено.

Больше всего мне запомнилась карта Исландии с нанесёнными на неё местами кораблекрушений; учитывается только крупный тоннаж, и даже с этим ограничением берега острова испещрены значками погибших кораблей...

Ещё мне понравилось упоминание про английский флот, который охранял в своё время британские траулеры в исландских территориальных водах - поскольку, дескать, англичане испокон веков ловили тут рыбу, что ж им теперь, с правами каких-то исландцев считаться?! Такие вот они, истинные защитники прав человека и демократии.

"Клянётесь ли вы в верности демократии и обещаете ли защищать человеческую свободу? - Мы клянёмся Вам, наш великий господин!"

Возвратившись пешочком в центр города, я добрёл до Culture House. C начала XX века это белое здание на одной из самых популярных улиц Рейкьявика используется в качестве выставочного комплекса, в котором экспонируются различные вещи и документы по истории и культуре Исландии. Идею организовать такой культурный центр подал исландский премьер-министр Ханнес Хальфстейн, а дизайн здания принадлежит датчанину Йоннасу Мильсену.

С той поры и по сей день экспозиции меняются, но не меняется суть - заплатив 300 крон, можно окунуться в мир местной жизни. Мне, например, выпало посетить временную выставку старинных икон и манускриптов. А другим интересным местом была комната с мебелью, использовавшейся для первых заседаний национального парламента. Скромненько, надо сказать, скромненько живут местные слуги народа...

Покончив с Домом Культуры, я оказался на Hverisgata, одной из торговых улиц Рейкьявика, уступающей, впрочем, идущей параллельно Laugavegur - вот уж где буквально каждый дом является магазином. Тут можно купить и ювелирные изделия, и стильную одежду, и фирменную обувь, и, разумеется, многочисленные сувениры самого разнообразного вида и стоимости.

Вот, скажем, заведение "Polar bear gifts" помимо фигурок медведей и разных сувениров продаёт чистейший арктический воздух в полулитровых банках, по 1050 крон за ёмкость. Ещё среди прочего можно выделить тёплые исландские свитера по 19900 крон и красочные открытки по 100 крон.

С другой стороны, открытки можно найти и дешевле, особенно если заглянуть в книжный магазинчик "Mal og Menning". Само собой, его основным товаром являются книги на исландском. Однако именно тут продаются самые дешёвые открытки - всего 80 крон вместо обычной цены, как я говорил выше, в сотню. Может, такая разница кому-то покажется несущественной, однако при таком как у меня количестве знакомых и друзей, которым нужно привезти сувенир, итог выйдет вполне заслуживающим внимания.

Вообще, цены везде примерно одинаковые, так что если не ставить себе целью купить все нужные вещи как можно дешевле, что выйдет примерно одна и та же сумма. То есть тёплый свитер с характерным местным рисунком обойдётся в 21000 крон, коричнево-серые варежки из овечьей шерсти стоят 2800 крон, почти настоящий рог в оправе - 7690 крон и так далее.

Если же требуется привезти из Исландии что-то совсем оригинальное, то можно рекомендовать к посещению художественную галерею "Myndmal": тамошние картины являются достойным подарком кому угодно, хотя бы и себе, любимому - повесить исландский пейзаж на стену ничуть не зазорно. Однако, поскольку многие фотографии и картины живописуют действующие вулканы, нужно быть осторожным с выбором одаряемого: учитывая, сколько народу пострадало из-за Эйяфьядлайокудля, подарок с видом на вулкан может совсем не обрадовать. Да, цены такие - картина размером примерно в полметра будет стоить порядка 20000 крон, вдвое меньшее изображение обойдётся в 6900 крон.

Есть на Laugavegur и продуктовый магазин, причём очень хороший в ценовом плане. Искать его следует в торговом комплексе "Kjorgardar", первый этаж которого как раз занимает супермаркет "Bonus". Не знаю уж, за счёт чего местное начальство держит низкие цены (может, за счёт найма кассиров-филиппинцев), но еда и напитки продаются по крайней мере на 15-20 процентов дешевле, чем в других магазинах. Скажем, упаковка сока стоит всего 210 крон против 265 у конкурентов, и примерно такое же соотношение сил наблюдается во всех остальных случаях.

А вот чего нельзя купить в продуктовых магазинах, так это спиртного: исландское государство весьма мудро держит в своих руках торговлю алкоголем и сигаретами, так что точек, где это добро можно купить - раз, два, и обчёлся. Их, между прочим, ещё нужно поискать, причём в воскресенье лавочка вообще закрыта!

Борьба с пьянством и алкоголизмом, как мы помним, велась и у нас в стране, и, упомянув про главное действующее лицо той кампании, я вдруг вспомнил, что оно было тесно связано с Исландией: на северной набережной Рейкьявика стоит ничем, по сути, не примечательный дом, построенный в 1909. Он прославился спустя 77 лет после своего появления на свет, войдя в историю как место встречи Горбачёва и Рейгана.

Тогда прямые контакты лидеров двух стран были поистине эпохальным событием, и эта встреча осталась в памяти исландцев, вытеснив из неё, пожалуй, даже тот факт, что во время Второй Мировой войны в домике останавливался сэр Уинстон Черчилль, а до него тут побывала Марлен Дитрих. И уж, поди, совсем мало кто помнит, что изначально особнячок предназначался для резиденции французского посла.

Наконец, ход прогулки по исландской столице вывел меня к местному зоопарку, который носит название "Reykjavik Zoo Family Park", хотя, говоря по правде, там следовало бы изменить первую и вторую части - это не столько зоопарк, сколько парк отдыха для детей. Судите сами: зверей буквально всего ничего, можно пересчитать по пальцам, и не придётся при этом разуваться; есть лошадки, овечки, свинки, морские котики и кое-какие рыбы.

Напротив, детских аттракционов просто море - и викингский драккар, и пиратский корабль, и смотровая башня, и настоящий плот через пруд на котором катаются все, от мала до велика, и мини-экскваваторы, позволяющие копать землю, и всякие там прыгалки-скакалки. У детишек есть возможность не только побегать и попрыгать, но и оказаться внутри огромного мыльного пузыря - не приходится сомневаться, что впечатление останется на всю жизнь.

С другой стороны, возможность погладить лошадку тоже не всякий день выпадает городским детям, так что коняги покорно терпят прикосновения маленьких ручек, тянущихся к ним из-за огородки. Наибольшим успехом пользуется у детворы коричневый конёк с белой гривой; такое ощущение, что он сделал себе мелирование.

Заглядевшись на аттракционы, я благополучно прозевал шоу морских котиков, начинавшееся в 16 часов; если кто пойдёт моим путём, то пусть знает, что расписание кормлений и всяких представлений имеется и вывешено на всеобщее обозрение.

В зоопарке, я припоминаю, возникла единственная за весь день заминка с использованием "Reykjavik Welcome card": две девки в кассе вытаращились на предъявленную мной карточку так, словно я им змею подсунул. Затем они принялись что-то другу у друга выяснять и шуршать бумагами, так что я даже полез за выданным мне буклетом и напомнил, что вход по карточке бесплатный. С этим они согласились, но и следующие пять минут продолжали обмениваться мнениями, после чего занесли номер карточки в какой-то талмуд и, наконец, пропустили меня.

А вот со входом в Ботанический сад Рейкьявика проблем не возникло вообще никаких, тем более что на территорию любой желающий может попасть бесплатно. Хотя, положа руку на сердце, ходить сюда вовсе не обязательно - ничем особенным ботанический сад не выделяется, разве что даёт возможность окинуть взглядом буквально всю местную флору, сосредоточенную на аккуратных грядках. Низкие деревца, ветвистые кустарники и пригибающиеся к земле цветочки - характерная примета исландского пейзажа, к которой прилагаются небольшие озерца.

Последним местом, которое мне следовало посетить в этот день, был остров Видэй, площадью чуть больше полутора квадратных километров. Если вам интересно совместить приятное с полезным и помимо прогулки на свежем воздухе познакомиться с культурой Исландии, то поездка на этот остров может стать хорошим выбором.

Собственно переправа на маленьком кораблике от набережной Рейкьявика не занимает и десяти минут, зато непосредственно на месте можно провести не час, и не два: на острове есть и красивые пейзажи, и кафе, и места для пикников, и достопримечательности, в том старинный монастырь и Башня мира, выстроенная Йоко Оно.

Бесплатный прокат велосипедов будет отличным подспорьем в планировании прогулки по острову - по крайней мере так я прикидывал, направляясь к паромной переправе; вдохновляло меня к действию резонное рассуждение, что до темноты ещё далеко, и за пару часов я вполне успею изучить, что на острове к чему.

Увы, поход в гавань под пронизывающим ветром успехом не увенчался: оказывается, летний сезон покамест не наступил, в связи с чем расписание соблюдается зимнее, и последний рейс на тот берег ушёл в третьем часу пополудни. Хорошо хоть очередной автобус, ходящий раз в час, должен был вот-вот появиться, так что обратно в гостиницу я выбрался как белый человек, общественным транспортом.

Утром пришлось подниматься рано, чтобы не опоздать на экскурсию по Золотому кольцу Исландии. Позавтракав, я ровно в 8.30 стоял, как уговорено, перед входом в отель и с радостью изучал небо, с которого бодрый ветер сдувал последние облака; день ожидался вполне хорошим. Хороши были и мои дела: прибывший вовремя микроавтобус забрал меня, заехал по дороге за троицей шведов в гостиницу "Park Inn" и вскоре доставил всех нас на автовокзал.

Тут настроение у меня несколько испортилось: вместительный автобус с логотипом "Reykjavik Excursions" ко времени нашего появления был почти полон, практически все места у окон был заняты, и оставался лишь один шанс на хорошие виды - занять ряд, чьё окно частично перекрывалось перемычкой и примкнувшей к ней занавеской. "Что ж, и на этом спасибо, - подумал я, - вот бы ещё и место рядом осталось свободным".

Куда там: только эта надежда зародилась в моей голове, как в салон влезла целая толпа дородных немцев, и одни из них чуть не придавил меня своей тушей. Теперь автобусы был заполнен до отказа, но ко всеобщему удивлению, в него продолжали лезть туристы...

К чести гида, она, обнаружив такую сумятицу, оперативно вызвала другой автобус, якобы вместительностью побольше, и предложила всем перейти в него. Естественно, в проигрышном положении оказались те, кто занял кресла возле окон и не смог быстро выбраться наружу. В новой компоновке, конечно, все перемешались заново, и тут мне повезло с местом, поскольку теперь ничто не заслоняло обзор. А некоторым другим людям, напротив, совсем не повезло, и они остались стоять в проходе, точно так же, как в прошлый раз их попутчики: насколько мне удалось произвести подсчёты, новый автобус был ничуть не больше старого, и прежнее число людей могло разместиться в нём только чудом.

Именно чудом назвала происходящее ошарашенная исландка, поскольку, по её словам, под её опекой никак не могло оказаться столько народа, тем более что диспетчер известил её об отсутствии людей в группах, сформированных на другие маршруты. Тем не менее, всё как-то в итоге образовалось, после того как лишних туристов выселили в дополнительны микроавтобус, и они, пожалуй, оказались даже в более выигрышной ситуации, чем мы, так как большое число попутчиков в группе порождает определённые проблемы.

В целом, начало экскурсии, ознаменованное этаким бардаком, было несколько смазано, и общее настроение хорошо выразила сидевшая рядом со мной немка, прошипевшая сквозь зубы что-то типа "шайзе оганизацьон". Лично я не стал бы выражаться так категорично, но ситуацию она описала весьма исчерпывающим образом...

Тем временем, мы пустились в дорогу, и пожилая исландка, наш опекун на ближайшие девять часов, представилась. Имя её я, к сожалению, не смог запомнить, зато при его звуках мне сразу вспомнился анекдот, сочинённый кем-то по случаю событий в Исландии: "Меня зовут Гудмундур-Сольвейг Сигурдсдоттир, а моего приятеля Дагур Бергторусон Гудмундссон.

Мы решили посмотреть на вулкан Эйяфьядлайокудль, для чего из Сейдаруксроукюр поехали в Мирдальсйёкюдль и Снайфедльсйёкюдль, потом через Харбнафьордур в Брюнхоульфскирья и Каульдвафельсстадюр, мимо Хваннадальсхнукюр и Ватнайекюдль, потом в Тунгнафеллсёкюдль и Альдейярфосс. Наконец, мы приехали к вулкану Эйяфьйатлайокудль и посмотрели на него. Ну ничего так зрелище..."

Суть шуточек с именами героев восходит к сохранённой исландцами традиции викингов давать новорожденным детям в качестве имён фамилии отцов. Что же касается географических названий, то наша программа выглядела примерно так же, хотя и попроще: Несйявелтир, Хаукадалур, Строккур, Гульфосс, Тингвелтир и так далее. Ну и всех, конечно, интересовала возможность посетить самую известную по нынешним временам достопримечательность, но гид сразу же сказала, буквально первыми же словами: "Хочу заранее предупредить, даже не ожидая ваших вопросов - нет, к вулкану Эйяфьйатлайокудль мы не поедем. Может, сможем его увидеть издалека, если не будет облаков, но это не факт".

Сделав это объявление, мадам принялась излагать упрощённую историю страны по-английски и по-немецки. В её исполнении этакая пиджин-история выходила вполне увлекательной - викинги, походы и т. п. Но мы-то с вами уже проследили, что к чему на примере музеев, так что лучше обратимся покамест к современности, тем более что вдалеке хорошо заметны султаны пара; это значит, что мы приближаемся к первой остановке маршрута, геотермальной станции Нейсьявелтир.

История сооружения геотермальных станций в Исландии восходит к началу XX века, когда некие старатели, видать, ещё не оправившиеся от одуряющей золотой лихорадки в Калифорнии, принялись искать золото в холмах Исландии. Полагаю, их удивление было весьма велико, когда вместо драгоценных камней они откопали лужу с кипятком.

Как бы то ни было, в 1922 году отдельные предприимчивые граждане попытались поставить дело на промышленную основу, и даже выпустили акции, которые, конечно, никто не покупал. Лишь спустя 8 лет до местных властей дошла мысль о необходимости улучшения быта сограждан, и тогда начала реализовываться программа по сооружению отопления в частных домах и квартирах.

Есть интерактивная схема всех трубопроводов и механизмов комплекса; если нажать рукой на одну из точек, то сразу высветится её взаимосвязь с другими частями и роль в работе всей станции в целом. С помощью этой шутки можно проследить всю систему работы станции, уверенно разделяющей потоки подземных вод в соответствии с их предназначением.

Всего в распоряжении персонала имеются 57 колодцев, уходящих на глубину от 1500 до 3322 метров; из всей этой братии на агрегаты станции поступает горячая вода, вращающая турбины. Другое дело вода холодная, которую выкачивают из более мелких скважин, всего в 60 метров глубиной. Таких отверстий на станции шесть, и этого количества вполне достаточно для того чтобы снабжать Рейкьявик питьевой водой, проходящей по десятку километров труб, прежде чем достичь места назначения.

Наконец, третья составляющая роль станции - получение электричества. Впервые делать это предложил инженер по фамилии Халдорссон, однако в первой половине XX века при тогдашней технике его предложения показались утопическими. Тем не менее, с течением времени технические методы усовершенствовались, отчего стало возможным то, что раньше считалось немыслимым.

При желании можно забраться по лестнице или с помощью лифта на третий этаж, где находятся смотровые площадки машинного зала и две комнаты с экранами. Там, заняв места, нетрудно ознакомиться с процессом круговорота воды в природе, когда она в холодном состоянии просачивается под землю, а затем, испытав нагрев от вулканической деятельности, вновь поднимается наверх. Только не стоит засиживаться тут, потому что от машинного зала нет-нет, да и потянет сероводородом: работать на станции, небось, не очень приятно...

Следующий час мы провели в дороге, наблюдая за сменой пейзажей, среди которых попался океанский берег, в связи с чем наша гид гордо сказала, что отсюда и до самой Антарктиды нет ни одного клочка земли. В связи с этим её гордым видом хочется процитировать несколько фраз из шутливой книжки "Эти странные исландцы": "Исландцы уверены, что только у них в Исландии есть масса всяких поразительных и уникальных вещей и явлений природы.

Так, например, у них есть Ватнайокуль, самый большой ледник в Европе, по площади равный Кипру, по сравнению с которым французский ледник Мер-де-Глас - просто кубик льда. Исландские водопады - самые высокие, самые мощные и самые красивые во всей Европе. И хотя Строккур, их драгоценный самый активный гейзер, меньше, чем гейзеры в американском национальном парке Йеллоустоун, исландцы все равно не сдаются и утверждают, что само слово "гейзер" - исландское, и, значит, в сознании жителей всего мира это булькающее горячее чудо природы должно быть связано именно с Исландией".

Другим чудом природы можно считать долину Эльфов, которую мы миновали по пути к гейзерам и водопаду. По мнению гида, разнообразные камни, стоящие там и сям на обширном поле, не что иное как жилища этих скромных существ. Что интересно, на некоторых камнях и вправду видны картонные окна и двери - никак, местные жители постарались.

Может, их совесть заела, а? В конце концов, когда сюда прибыли поселенцы, Исландия была покрыта лесами, тогда как ныне здесь сплошь пустоши и лишайники: все деревья давно вырубили на жилища и корабли. Конечно, в последние годы властями предпринимаются усилия для восстановления лесных массивов, но программа эта, если и будет полностью реализована, займёт не одно десятилетие из-за климата острова.

Говоря обо всём этом, гид обмолвилась о том, что на Рождество у исландцев вообще не было снега, и увязала это событие с извержением; по её словам, его спровоцировала необычайно тёплая зима.

Возможно, насчёт тёплой зимы она права, но данный факт, как мне кажется, нисколько не повлиял на те потоки, которые сходят с горных ледников, чтобы затем, собравшись воедино, сорваться в бездну с двух террас водопада Гульфосс: более ста кубометров воды проделывают этот номер каждую секунду, так что нетрудно себе представить, какой шум стоит возле этой достопримечательности. Уникальность водопада состоит в том, что он "сделан" из двух ступенек - сперва вод низвергается чуть влево от общего направления течения, а затем поворачивает на 90 градусов и несётся вниз второй раз.

Многие люди из нашей группы сразу устремились к водопаду, но кое- кто, включая меня, поступил умнее: куда интереснее сперва пройти по цепочке смотровых площадок на верхнем краю каньона и оценить оттуда масштабы стихии. А вот потом уже можно начать спуск к воде, хотя для этого придётся вернуться на исходную позицию. Я, правда, прикидывал, можно ли спуститься прямо с обрыва, и пришёл к выводу о реальности этого проекта, но для этого следовало иметь какую-то крепкую обувь, а никак не кроссовки.

Визит к водопадным площадкам сопровождается неумолкающим гулом воды, чья взвесь постоянно висит в воздухе и создаёт таинственную дымку над каньоном. Здесь надо прятать аппаратуру под куртку, не то она пропитается водой - запросто, между прочим. Вода же совершенно ледяная, в чём легко убедиться, сунув руку в поток: конструкция нижней площадки позволяет это сделать.

Наснимавшись всласть и даже более того, туристы потихоньку тянутся обратно к стоянке, естественным образом коротая ожидание в помещении "Gulfoss Kaffi". Пожалуй, единственным недостатком этого заведения является полное отсутствие вида на водопад: если бы он был, сидеть в кафе было бы куда интереснее. А так в зале народа совсем немного, потому что основную массу туристов, конечно, влечёт не съестное, а достопримечательность.

Впрочем, можно и не задерживаться надолго, а просто выпить кофе, если ветер и вода заставили продрогнуть - чашечка экспрессо стоит 350 крон. Если же хочется чего-то более существенного, то к услугам посетителей рыбный суп за 750 крон или мясные блюда от 890 крон.

Тут же продаются сувениры и, замечу, цены на них вполне щадящие, фактически, лучшие из тех, что я видел. Казалось бы, удалённость от цивилизации и большая популярность водопада Гульфосс должны провоцировать владельцев местного сувенирного магазина к повышению цен - ничуть не бывало, и, чтобы не быть голословным, приведу цифры: исландский тролль стоит 990 крон, футболки 1390 крон, зимние куртки на меху - 27990 крон; в других местах такие ценники есть только при распродаже, а тут они, похоже, обыденность...

Следующей точкой нашей остановки стала Долина Гейзеров. Горячие источники в этом месте бьют из-под земли как минимум 10000 лет. Естественно, за такой срок многое изменилось, и в том числе вулканическая активность: не исключено, что в прошлом гейзеры шуровали куда мощнее, чем сейчас.

Первое письменное упоминание о Строккуре, Гейзере и прочих фонтанах кипятка в их нынешней конфигурации появилось в 1294 году, после того как землетрясение в очередной раз сдвинуло геологические пласты этих мест; в 1630 году, например, от подобного рода подземного толчка гейзеры оживились сразу и надолго, хотя до этого молчали сорок лет. С той поры и по сей день местность числится в разделе "высокотемпературная геотермальная зона", и в справедливости этого определения любой турист может убедиться сам, сунув руку в одну из промоин.

Да, там действительно кипяток, и хорошо, что я полез в него лишь кончиками пальцев. Даже та вода, что ручьями устремляется от гейзеров в низину, всё равно остаётся тёплой довольно долго, несмотря на холоднющий ветер со снежных гор.

Вообще, погода к середине дня разгулялась, однако дул такой пронизывающий ветер, что приходилось жалеть о шерстяной шапочке, оставшейся в гостиничном номере. Натурально, пока я стоял возле Большого Гейзера, меня словно разрывали пополам: в то время как лицо плавно поджаривалось на солнце, обдуваемый ветром затылок медленно замерзал, а уши буквально сворачивались в трубочку.

Больше всех выиграли те, кто взял в дорогу непродуваемую куртку с капюшоном, а так возле ограждения Гейсера можно было видеть самую разную одежду, от чуть ли не футболок до полноценных горных комбинезонов. Вся эта разношёрстная толпа то и дело замирала в ожидании: гид предупредила нас, что гейзер выбрасывает струю через неравные промежутки времени, так что ради хорошего кадра нужно быть всё время начеку.

Сказала она и примету, согласно которой прежде чем "плюнуть" в небо, дыра в земле сперва как бы набирает воздух - чуть втягивает воду, после чего выталкивает её назад. Вот этот момент, якобы, и надо караулить. Правда, мне показалось, что описанные исландкой колебания гейзеровой лужи происходят постоянно, так что я, как и все, попросту торчал на страже, пока не дождался нужного момента. Руки, конечно, малость затекли, однако надлежащий снимок мне всё-таки удалось сделать, и даже не один.

После такой двойной удачи можно было расслабиться, так что занял своей персоной одну из трёх установленных возле гейзера скамеек и принялся перекусывать чем бог послал. С этой точки, да ещё имея в запасе уже сделанные кадры, можно было с интересом наблюдать, как пыжатся коллеги-туристы, и представлять, как сам пыжился точно так же каких-то пять минут назад...

Без сомнения, Большой гейзер является самой красивой жемчужиной, поскольку всё остальное ожерелье малость подкачало с масштабами. Есть рядом с ним и "Плотник", и "Сода", и "Королевский источник", но фотогеничностью и популярностью другие гейзеры со своим коллегой сравниться никак не могут.

Погуляв по местности я, естественно, не удержался и осторожно опустил кончики пальцев в одну из гейзерных луж. Что ж, опыт вполне удался: даже сквозь замёрзшую на ветру кожу вода ощущалась отменно горячей. В целом же получилось даже полезно, в смысле, конечности отогрелись. И всё равно хотелось куда-то спрятаться, так что я решил разобраться с обещанным программой музеем гейзерного дела, он же мультимедийное шоу о гейзерах.

Дело в том, что таковой числился у нас в программе, и вход в него был бесплатный, однако никаких признаков заведения в округе не имелось. Подобающим признакам отвечала разве что затемнённая комната в глубине сувенирного магазина, но туда проход охранялся турникетом и требовалось уплатить 1000 крон. За отсутствием гида, которого можно было бы выспросить, и других, альтернативных зданий по округе, я всё-таки попытал счастья у турникета и был сцапан пожилой тётенькой, потребовавшей билет.

Билет у меня был только один, выданный для посещения экскурсии, но тут исландка напомнила мне, что нам должны были выдавать коричневые буклеты. Действительно, таковой буклет лежал в моём рюкзаке, и в нём действительно имелся крохотный купон на посещение музея, равно как пара других квитков, на скидку за сувениры.

Внутри оказалось не так интересно, как я ожидал, но некоторые экспонаты определённо заслуживали внимания. К числу таковых относилась, например, геологическая карта местности, равно как и макет, огненным разломом изображающий стык американской и европейской плит, вулканическая деятельность которого систематически подогревает Исландию. Были там и красочные изображения вулканов, но, я полагаю, европейцы, массово пострадавшие от извержения Эйяфьядлайокудля, вряд ли оценят эту красоту.

Наружу я выбрался аккурат в то время, когда попутчики стали грузиться в автобус, и теперь нас ждал переезд в национальный парк Тингвелтир, у въезда в который гидесса провозгласил: "Добро пожаловать в исландское прошлое", - после чего объяснила, что, дескать, каких-то тридцать лет назад замечательных шоссе, по которым так славно ездится, не было и в помине, и всё транспортную сеть составляли такие вот грунтовки, одна из которых в данный момент всё норовит спихнуть наш автобус в кювет. Итак, правительство озаботилось строительством человеческих трасс, хотя до просёлков у него руки так и не дошли.

Да уж, подобная езда - удовольствие ниже среднего, особенно когда навстречу попадаются машины или, не дай бог, аналогичный автобус: разъехаться бывает проблематично, отчего периодически вдоль дороги встречаются специальные "карманы", позволяющие путникам миновать друг друга.

По дороге к сердцу заповедника, озеру Тингвалтаватн, мы, кстати, благополучно переехали из Америки в Европу, причём для этого переезда не потребовалось ни виз, ни даже паспортов. Дело в том, что Исландия находится над разломом тектонических плит, европейской и американской. Плиты эти постоянно колеблются, отчего и происходят извержения вместе с землетрясениями. Да уж, за удобство пользоваться вулканическими благами приходится платить жизнью на вулкане.

По прибытии на место высадки, то есть в точку с названием Fraedslumidstod, весь наш автобус незамедлительно ринулся к смотровым площадкам, только с полдюжины человек остались, желая посетить туалет, так что в помещение местного туристического офиса удосужился заглянуть я один.

Остальные это дело проигнорировали и совершенно напрасно: во-первых, тут можно было купить красочные открытки с природными видами, во-вторых, разжиться полезной брошюрой, описывающей всю подноготную этого места. Ну и, опять-таки, много времени этот визит не отнял, зато к тому времени, как я снова появился на улице, смотровые площадки уже освободились и можно было делать фотографии без докучливых соседей...

Природный заповедник Тингвелтир, именно так правильно произносится его название, недаром занесён ЮНЕСКО в список Всемирного наследия: уже нескольких взглядов на его панорамы будет достаточно, чтобы запретить всякое строительство в этих местах. В пейзажах есть определённая красота, и от этого никуда не денешься, а кроме того, здешние места уже более тысячи лет являются важным местом для исландской государственности: в 930 году тут собрался первый парламент страны, альтинг, и с тех пор все важные церемонии проводят именно здесь в знак уважения к традициям.

Конечно, хорошо было бы спуститься с обрыва к берегу озера и расположиться там на пикничок, однако сорок минут, выданные нам на развлечение, не оставляли ни малейшего шанса выполнить желаемое. Пришлось оставить самое большое озеро Исландии в покое и продолжить экскурсию, направившись к непосредственно тому месту, где собирался альтинг. Туда выводит проложенная между скал дорога, дающая возможность сделать не один, и не два живописных снимка.

Согласно утверждениям специалистов, название заповедника достаточно часто встречается в исландских сагах, будучи связано с именами двух самых выдающихся личностей истории острова, Гуннара Хлидаренди, героя саги Ньялс и викинга-поэта Эгилла Скаллагримссона. Наверное, было бы интересно увидеть реальное народное собрание из числа тех, что проходили в этих местах с 930 по 1262 годы, когда на сравнительно небольшом участке местности собиралась орава здоровых мужиков. Как они обходились без массовой поножовщины, ума не приложу...

Возможно, нравы смягчало присутствие тут же верховного суда, обладавшего правом казнить и миловать. Под рукой у судей имелись и все необходимые атрибуты, в том числе горная река, куда бросали приговорённых. Точных данных, сколько раз его применяли в древности, до нас не дошло, и лишь после Реформации, когда остров практически поголовно перешёл в лютеранство, статистика начала вестись. Точно известно, что с 1602 по 1750 годы в Пингвеллире было казнено 72 человека; 30 мужчин обезглавили, 15 повесили и девятерых сожгли.

В свою очередь, оставшиеся 18 женщин расстались с жизнью в Дреккингархулюре. Судя по всему, их считали ведьмами, раз обошлись подобным образом, в то время как вешали в основном воришек, которым много чести идти на плаху. Последней, кого утопили в 1749 году, была Гудридур Вигфусдоттир из Снаэфеллссуссла.

Ей-богу, читая такое имечко, хочется побыстрее расправиться с его обладательницей, чтобы ненароком не сломать язык...

Заметим, что в данном случае имелся подтекст неравенства полов: в то время как мужчины часто могли выбирать способ казни, женщин просто сажали в мешок и кидали в воду.

Вода, между прочим, прозрачная донельзя, и смотреть, как она струится между камнями - просто удовольствие. Жаль, что долго делать это нашей группе недосуг, потому что уже наступает время возвращаться в Рейкьявик.

Поездка до столицы ничем интересным отмечена не была, и в шестом часу вечера мы высадились в центре, сперва раскидав туристов по пригородным отелям. Я мог бы тоже остаться у родного "Arctic Vik", однако предпочёл завершить остаток дня более содержательно, нежели сон в номере. В путь меня толкало желание увидеть Атлантический океан с западной набережной столицы и, чем чёрт не шутит, насладиться закатом.

То есть я так планировал сделать в теории, но по опыту прошлых дней уже знал, что майского заката в этих широтах придётся ждать долго. Что ж, прогулка вдоль побережья тоже познавательна и способная обогатить коллекцию впечатлений замечательными видами, открывающимися на водную гладь. Панорамы особенно хороши в тот момент, когда океанская вода внезапно вспыхивает под лучами солнца, прорвавшегося из-за наползающих туч - да, к вечеру погода начала портиться, но небесное светило ещё долго боролось с ними за право царить над исландской землёй.

Ну и по пути домой я наконец-то добрался до церкви Хальдгримура. Этот гигантский собор, фактически, визитная карточка Рейкьявика, появился на одном из холмов исландской столицы в 1986 году, после более чем сорока лет строительства. Его верхушка отлично видна практически изо всех точек города, причём своим характерным видом должна, наверное, напоминать некоего великана в шлеме, следящего за окрестностями. Ну а первым моим впечатлением от здания была ассоциация с бойцом ку-клукс-клана, ведь и облик примерно похож, и прорези для глаз в балахоне имеются.

Автором этого уникального проекта был Гудйон Самуэльсон, посвятившего лютеранскую церковь известному исландскому поэту Хальдгримуру Петерссону. Со своими семьюдесятью четырьмя метрами высоты храм, кстати, является самым высоким здание в Исландии, так что, теоретически, можно залезть на смотровую площадку шпиля и обозреть окрестности на много километров вокруг. В такой поздний час, разумеется, шансов воспарить над городом уже не было, так что я пошлёпал в отель потихоньку-полегоньку: завтра предстояло вставать спозаранку.

Раннеутренний Рейкьвик поражал своей бездюдностью; разве что автобусы "Reykjavik Excursions" шныряли по улицам, транспортируя туристов в аэропорт. Как я уже говорил, помимо "официальных", отмеченных в расписании рейсов, контора, отвечающая за перевозки, постоянно назначает дополнительные машины на маршрут, приурочивая их отправление к вылетам из Кефлавика. На один такой внеплановый автобус довелось попасть и мне.

То есть изначально я хотел заглянуть в кафе на автовокзале и подкрепиться там: заведение работает с раннего утра до позднего вечера, и те, кто не смущён необходимостью жевать подобие гамбургера или пиццу, смогут набить брюхо за 950 крон, включая стакан пепси. Однако, завидев готовый отправиться "бас", я изменил планы и устремился к нему - хоть я уже и зарегистрировался, и даже посадочный талон распечатал на отельском принтере, всё равно оказаться пораньше в аэропорту мне показалось надёжнее, чем ждать у моря погоды. Вот так мы и двинулись в путь, который на этот раз оказался покороче, заняв не более получаса.

За окном мелькали аккуратные домики интереснейшей страны, которую лично мне хотелось бы навестить ещё разок, уже на продолжительное время. Страну, в которой чтут своих предков викингов. Страну, в которой на центральной магистрали столицы до сих пор висит знак "езда на тракторах запрещена".

Признаться, в своё время я прикидывал, не стоит ли заночевать в здании аэропорта, ведь вставать пришлось всё равно очень рано и толком выспаться не удалось. Как оказалось, я не один такой предусмотрительный, потому что на входе в терминал отбывающих восвояси туристов встречает табличка "Пассажирам утренних рейсов запрещено ночевать в аэропорту". Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Сам аэропорт при ближайшем рассмотрении ничем таким особенным не запомнился. Пожалуй, разве что можно отметить целый сонм прокатных контор, где можно взять не только обычную машину, но и полноприводный вездеход, не говоря уже о таких монстрах, как джип с увеличенными колёсами, каковые часто встречаются на исландских дорогах. Я видел даже микроавтобус "Шевроле" с метровыми шинами - то ещё зрелище, поверьте...

Пройдя контроль безопасности и попав в "стерильную" зону, я был несколько удивлён оживлением, царившим возле касс магазина беспошлинной торговли. Видимо, соскучившись по выпивке, пассажиры в массовом порядке опустошали дьюти-фри, хотя цены на алкоголь никак нельзя было назвать оптимальными. Аналогично, нельзя было назвать оптимальными и другие цены, скажем, футболки шли по 2850 крон, лисья накидка в 27700 крон и так далее. Что ж, каждому своё, а я походу по магазинам предпочёл подведение итогов.

Конечно, к природному и культурному богатству Исландии я прикоснулся совсем слегка, хотя за отпущенное мне время навряд ли удалось бы сделать намного больше, чем было сделано. Можно было бы, конечно, "утрамбовать" программу поплотнее, но стоило ли так поступать? В общем, наверное, стоит впоследствии наведаться в эти края ещё раз, совместив этот визит с посещением Норвегии или Дании, благо между этим странами и их бывшим владением налажено регулярное и недорогое авиасообщение.

И вся эта конструкция притом выйдет достаточно недорого, существенно дешевле, чем кажется. Ведь и данная поездка изначально выглядела дорогостоящей, а потом уложилась по вполне приемлемые деньги: перелёт из Хельсинки в Рейкьявик и обратно - 355 долларов, 3 ночи в отеле 113 долларов, экскурсия "Golden Circle" 77 долларов. Даже если прибавить сюда трансфер из Петербурга до Финляндии и обратно, всё равно получается сносно.

Правда, сносно получается только по деньгам: вскорости после того момента, когда исландский "Боинг" взлетел над Атлантикой, мне предстояло провести десять (!) часов поездки на заказанной маршрутке с дураком-водителем - но об этом, к счастью, я ещё не знал и, безмятежно откинувшись в кресле, включил гаеритчевские "Приключения Шерлока Холмса", не забыв бросить прощальный взгляд на Исландию перед тем как белоснежные облака слились с белоснежными горными вершинами. Последний раз вдали мелькнул океан, и мы взяли курс на восток. Первое знакомство с Исландией прошло успешно...
Опубликовано: 24 Марта 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.