Галопом по Европам

Другие отзывы автора
  • Воспоминания о лете
  • Путевые записки «чайника»
  • Страна озёр, аквапарков и лесов
- Вы не в Рим? - спросила молодая женщина.

Видимо кто-то из туристов припоздал, а экскурсоводу - головная боль: ищи их теперь. И хотя от Рима мы бы тоже не отказались, но наш путь лежал в не менее достойный город - Париж.

Не обратить внимания на заманчивое предложение: «В Париж за 100 евро» было нельзя. Солидарных набралось аж на два двухэтажных автобуса. Русскоязычные группы в Рим, Париж и Вену отправлялись с площади железнодорожного вокзала Франкфурта-на-Майне.

Лебеди на Майне

Ещё на подлёте к Франкфурту из иллюминатора разглядели огромные небоскребы банковских офисов, которые, казалось, зазевайся немного пилот, процарапают брюхо нашего А-320. Путь с вокзала в центр лежал через метро, которое и на метро-то не очень похоже. Турникетов нет. У нас был билет, позволяющий до конца дня кататься на пригородной электричке в салоне второго класса и пользоваться подземкой сколько душе угодно.

Остальные пассажиры метро видимо тоже имели какие-то проездные документы. Говорят, контролёры их периодически проверяют, но тотальный отлов «зайцев» отсутствует. Как и толпы людей. Даже здесь, у вокзала, народу не густо. И само метро неглубокое, станции без архитектурных изысков. Сидячих мест в вагонах хватает на всех. Так мы добрались до центра города, где расположилась городская управа и наряженная по случаю рождества ёлка. Чуть поодаль - набережная и сам Майн, с утками и парой лебедей, привлечённых к берегу щедротами многочисленных туристов.

Эйфелевы башни - оптом и в розницу

Автобус должен был отправиться в 22 часа. Нам предстояла ночь в дороге, а утром ждала столица Франции. В Кёльне уже далеко за полночь захватили последних отъезжающих, заодно разглядев в темноте, насколько хватило остроты зрения, неимоверную громаду знаменитого собора и взяли курс на Францию.

Что значит Евросоюз, никаких пропускных пунктов и таможен по дороге, хотя путь наш лежал через две границы: немецко-бельгийскую и бельгийско-французскую. Вместо этого скромная информационная табличка справа от дороги: «France», и ты понимаешь, что уже на территории государства, с которым у России только что наступил год дружбы. Лучший спутник туриста в долгом ночном путешествии - сон. Те, кому удалось приобщиться к весьма полезному физиологическому процессу, пробудились лишь, когда автобус остановился в Версале и гид уже начал свой рассказ.

День занимался солнечный, в меру (- 2 градуса) морозный, а к версальскому замку подтягивались местные любители бега в шортах, в основном мужчины лет за сорок. Потом мы во множестве встречали их то там, то сям на аллеях садового комплекса.

- В Версале сейчас проживает 25000 человек, - информировал гид. - Есть театральное училище. В целом район довольно благополучный.

Но при этом посоветовал особенно не расслабляться и беречь карманы. Здесь мы познакомились с весьма прилипчивыми чернокожими торговцами сувенирами.

- Один евро - 5 штук, - на ломаном русском (видимо дружба с Россией не ограничивается для них одним единственным годом) кричали они, бренча перед носом связкой эйфелевых башен самых различных размеров. Что удивительно, безошибочно угадывали, на каком языке следует транслировать своё маркетинговое предложение.

А вот и она, красавица! Стройная и монументальная одновременно. Сто раз видела, а сердце замирает - вживую-то впервые. Чувство из детства, сродни первой встречи с морем. Символ Парижа - Эйфелева башня. Здесь всё те же торговцы сувенирами. Даже отмахиваться не пытаемся, лучше вообще не замечать. Но как такое не заметишь!

- Братан, братан! Земляк! - кричат брутальные афрофранцузы вслед нашим мужичкам на чистом русском. Ну, насмешили!

Внизу - каток, искусственный, конечно. Чуть поодаль - фонтан. Несколько торопливых снимков, прощальный взгляд на башню - и снова в автобус. Мы ещё не видели Нотр Дам.

Как талант Гюго спас Нотр Дам

- Если вы видите табличку: «До Парижа N километров», - информирует гид, - знайте, отсчёт идёт именно от этой точки.

Мы стоим на площади перед Собором парижской богоматери на острове Сите, откуда и начинался знаменитый город, а тогда - небольшой посёлок. Интересно, что строительство Нотр Дама началось в год первого упоминания Москвы: 1147-м. Возводили грандиозный собор два века. Кутерьма французской революции чуть было не лишила город архитектурного памятника Средневековья, с фронтонов даже успели исчезнуть статуи иудейских королей. К счастью, этим разрушения ограничились. Но то, что не удалось пламенным революционерам, довершило бесстрастное время.

- В XIX веке здание настолько обветшало, - продолжает рассказ наш провожатый, - что правительство всерьёз задумалось о его сносе.

Роман Виктора Гюго появился как раз кстати. После его выхода начался сбор народных средств на реставрацию Нотр Дама.

Четыре фасада собора совершенно не похожи друг на друга. А ночью, со стороны Сены он выглядит настоящим артефактом, таинственным и романтичным. Здание не отпускает, всё время хочется быть рядом. То ли сила притяжения несметных каменных тонн, из которых он сложен, то ли притяжение истории и таланта средневековых зодчих так действует.

- А кто нынче здесь звонарь? - вспомнив Квазимодо, задала я глупый вопрос экскурсоводу, на что тот, пожав плечами, предположил:

- Электроника, наверное.

Родина красных фонарей

На небольшом пятачке недалеко от Камеди Франсез из окон автобуса замечаем любопытную ёлочку, сложенную из зелёных пластиковых бутылок. Вот вам ещё одно применение: практичные немцы перерабатывают бросовый пластик на детские городки, а эстетствующие французы украшают им свою столицу.

- Площадь Пигаль, - называет по ходу движения экскурсовод, - центр красных фонарей.

Здесь и сейчас расположены многочисленные кинотеатры и магазины для взрослых. Но наш путь лежит к святым местам: церковь Сан-Дени, что уже видна вдали. Нам предстоит взойти на самый высокий парижский холм (ведь все приличные города - и Рим, и Москва - расположены на холмах) - Монмартр. По дороге проезжаем знаменитый Мулен Руж, бывшую мельницу, ставшую 100 лет назад первым и самым модным варьете в мире.

Хотя высота холма всего сто метров над уровнем Сены, с него открывается вид на дымящиеся парижские крыши. В XIX веке здесь, на Монмартре обожала селиться столичная богема. В память об этом местные художники и по сей день арендуют в небольшом скверике по два квадратных метра и пишут моментальные портреты всем желающим за 10 евро. А ещё ходит легенда, что именно здесь в уютном кабачке от русских солдат, требовавших обслужить их быстро, в 1814 году родилось французское «бистро».

- Ага, - слышу я сомневающийся мужской баритон из толпы туристов, - не в кафе они требовали быстрого обслуживания, а в борделе.

Однако в подтверждение первой версии на доме даже мраморная табличка прибита.

Гид так и сыплет известными фамилиями. Факт, что красавчик Жан Марэ был не только актёром, но ещё художником и скульптором, удивил. И доказательство тут же: его работа «Прорывающийся сквозь стену». В то время, пока мы делились впечатлениями, разноцветная палатка, стоящая рядом с «Прорывающимся», вдруг зашевелилась: наша группа нарушила утренний сон парижского бомжа.

Сколько искусства на душу населения

От скульптора-актёра нас повезли к скульптору-скульптору: в дом-музей Родена. Собственно музей - не только сам особняк, но и пространство вокруг: в саду тоже расположились произведения великого ваятеля. Что самое выразительное в человеке? Глаза? Руки? Роден доказывает - спина. Столь динамичных и выразительных, даже чувственных в таком количестве не видела нигде.

До отправления автобуса ещё есть время, и мы сворачиваем на ближайшие извилистые улочки, чтобы не только музеями запомнился Париж. Что это? В витрине - матрёшки, будёновка и шоколад «Алёнка». Русский магазин. Закрыт, а на входной двери объявление по-русски: «Ушла в кафе (через квартал за углом). Скоро буду». И ниже то же самое (предположительно) по-французски.

Если каким-то образом привести все произведения искусства к общему знаменателю, сложить их, а потом и разделить на количество жителей, наверняка столица Франции займёт одно из первых мест на планете. А нас ещё ждал Лувр. И на него времени отводилось обидно мало.

Кто бабе руки оторвал?

- Я советую вам посмотреть Нику Самофракискую, Венеру Милосскую и Джоконду, - давал последние наставления гид. - Больше всё равно ни на что времени не хватит.

И он повёл нас под своды стеклянной призмы, где расположились кассы, контроль безопасности, целая череда магазинов, два эскалатора на вход и один на выход. Бесплатный поэтажный план музея на всех языках можно взять тут же. Но всё равно поначалу теряешься. Около пяти миллионов туристов в год проходит под сводами этого грандиозного музея, а экспонатов в Лувре 400 тысяч! Прав был гид. Мы успели посмотреть обезглавленную Нику, Венеру (помните, «Кто бабе руки оторвал?») и долго рыскали в поисках Джоконды.

Потусовавшись в толпе перед Моной Лизой, помчались на выход, по пути поахав над изящными безделушками этрусков, суетливо (даже неудобно!) пробегая мимо невозмутимых сфинксов. В конце концов, оказались в каком-то тупике и нырнули в подошедший лифт. Наши попутчики, пожилая пара, не без юмора спросили по-английски:

- Пытаетесь найти выход?

- Ага. Вы тоже?

Женщина в ответ горестно кивнула:

- Это трудно.

Пришлось просить помощи у смотрительницы. И вот наконец-то внутренний дворик Лувра. Смеркается. В фонтане включена подсветка. А у парадных ворот стоит чёрная маленькая старушонка с клюкой и просит милостыню. И так органично смотрится на фоне средневекового королевского замка, словно только что сошла с одного из многочисленных музейных полотен.

Прощальный взор на этот удивительный город мы бросили со стороны реки: прогулка на кораблике по Сене была последним пунктом экскурсионной программы. Аудиогид читал текст типа «Посмотрите налево…» поочерёдно на всех языках, включая китайский, кроме русского. Кстати, также как в Версале и Лувре. И это уже было подозрительно. Ведь шёл четвёртый день года русско-французской дружбы…

Духи как удачная инвестиция

В рекламных проспектах пишут, что он стоит в одном ряду со всемирно известными Лувром и Версалем. Может это и так, только я о музее духов «Фрагонар» услышала впервые.

- После экскурсии, - объявила сопровождающая, - вы сможете приобрести продукцию фабрики.

Собственно, что везти из Парижа, как не французские духи?!

Эва должна зарабатывать неплохие деньги. По крайней мере, будь я директором «Фрагонара», такого работника обязательно бы выделила. Выдавая информацию со скоростью миллион звуков в секунду, ловко и к месту перемежая свою пулемётную речь шутками, она моментально завоевала аудиторию. Мужчины оживились сразу, как только им показали агрегат, перегоняющий настоянные на цветах жиры в ароматное масло, которое и становится впоследствии основой парфюма.

- Так это же самогонный аппарат! - восклицали знатоки.

- Да, да, - с готовностью подтвердила Эва. - Теперь, мадам, вы убедились, что самогонный аппарат мужа можно с успехом приспособить к вашим нуждам?

От качества масла зависит качество духов, ведь в парфюме его не менее 25%. Благодаря такой концентрации, чтобы источать аромат весь день, достаточно совсем небольшого количества.

- Духи только для женщин, - продолжала Эва. - Мужчинам предназначена туалетная вода, в которой концентрация масел 10%.

Туалетную воду, предупредила Эва, наносят на... одежду.

- В ней слишком много алкалоидов, которые для кожи не полезны.

Почему духи такие дорогие? Чтобы получить 1 мл масла, например, лавандового, необходимо 30 кг цветов лаванды. Для розового масла - 70 кг лепестков розы.

- Поэтому в качестве подарка требуйте от своего мужчины только настоящий, а значит дорогой парфюм. А если он жадничает, вложите деньги в духи сами, и вы легко замените мужчину без энтузиазма на более щедрого, - даёт рецепт выгодных инвестиций парижанка.

И предупреждает: никогда не покупайте «Шанель №5». Во-первых, пользуясь раскрученными, модными брендами, женщины начинают пахнуть одинаково.

- И поэтому мужу легко перепутать вас с соседкой, особенно в темноте, - шутит француженка.

А, кроме того, 70 процентов цены такого парфюма - это реклама и флакончик (тоже часть маркетинговой политики), и только 30 - собственно содержимое. Одни и те же авторы композиций могут работать сразу на несколько брендов. К слову сказать, автор популярной «Шанель №5» - бывший придворный парфюмер царской семьи Романовых Эрнст Бо. Он работал в центре парфюмерии тех времен - городе Грасс. Мадмуазель Шанель выбрала аромат из нескольких предложенных и дала ему своё имя, автор же остался незаслуженно позабытым.

Считалось правильным выбирать духи в зависимости от цвета волос: для блондинок одни ароматы, для брюнеток - другие.

- Теперь всё иначе, - предупреждает знаток с фабрики «Фрагонар». - Поскольку мы и сами уже забыли, кто мы на самом деле: брюнетки или блондинки.

А потому духи носят в зависимости от сезона (зимние, летние) и времени суток. Этим летом, к примеру, популярны будут ароматы грейпфрута. Мускусная нотка более подходит для вечера.

- Хотя, если у вас на работе начальник - привлекательный мужчина, а вы хотите ещё поговорить с ним и о повышении заработной платы, смело пользуйтесь духами с мускусом и днём, - разрешает эксперт.

Само слово «парфюм», что значит «дымить», отражает его историю. Ведь раньше благовония именно раскуривали. Первой изобретательной женщиной, решившей приворожить мужчину при помощи запаха, была Клеопатра. Цезарь влюбился в неё не с первого взгляда, а с первого нюха. Женщины науку не забыли и не без успеха много столетий подряд используют запахи в тонком искусстве флирта.
Опубликовано: 18 Марта 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.