Откуда есть пошла земля Русская. Часть 2

Другие отзывы автора
  • Смоленск дважды
  • Новый год в Карелии
  • Суперэкономпутешествие на Кавказ через Таганрог. Ч. 3. Северный Кавказ
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·

Назавтра с утра мы пошли осматривать Новгородский кремль, называемый еще Детинцем. Сначала показали все его башни, потом, по традиции, нас подвели к памятнику 1000-летию России и подробно разобрали каждую фигуру композиции. Потом пошли в Софийский собор. Я уже была здесь, и с момента моего последнего посещения (бывшего давно) он успел стать действующим.

Это один из трех храмов XI века на Руси, посвященных Софии (наряду с Софией Киевской и Софией Полоцкой, но они впоследствии были перестроены до неузнаваемости, а последняя даже несколько раз сменила конфессиональную принадлежность, а София Новгородская предстает перед нами в первозданном виде). Собор сильно пострадал во время войны – бомба уничтожила уникальное изображение Вседержителя в куполе. Зато полностью сохранились иконы Успенского иконостаса XV века, похищенного немцами во время оккупации, но найденного и возвращенного.

В соборе еще два иконостаса, в одном из них Тихвинская икона, написанная, по преданию, самим евангелистом Лукой. Сейчас в Софии фрески в основном XIX века; кое-какие фрагменты сохранились с XII века. Есть в соборе и другие диковины, но всего не перечислишь. После чего мы пошли в Грановитую палату (которую мне почему-то все время хочется назвать Алмазным фондом), смотреть выставку древнерусского ювелирного искусства.

Осмотрели всевозможные кресты, оклады икон и Евангелий, кадильницы и т. д. Изделия очень тонкие – эмаль, скань, инкрустация драгоценными камнями. До отъезда в Псков нам дали час свободного времени. Народ пошел в основном обедать, а я вернулась в Грановитую палату – досматривать выставку древнерусского шитья, расположенную рядом с ювелирной. Но и пообедать я потом успела: поблизости нашлась какая-то недорогая кафешка, где можно было взять котлеток, блинчиков и чего-то еще, в том числе с собой.

Далее был переезд в Псков, который занял часа три с половиной. По пути останавливались минут на двадцать в очень живописном осеннем лесочке (не буду уточнять зачем, мои постоянные читатели эту тему уже знают, а все прочие - догадываются). Погода стояла на удивление теплая для конца сентября, солнце ласково светило сквозь желтые и красные листья, и несколько минут на природе доставили нам большое удовольствие. Пока приехали в Псков, пока разместились в гостинице, уже начало темнеть, а экскурсию по городу нам решили провести в тот же день.

Ну, кремль было еще как-то видно (правда, в собор не пустили, ожидая какого-то высокого гостя). Но, при всем моем глубоком уважении к этому памятнику истории и архитектуры, во Пскове есть немало других, еще более замечательных мест, которые я предпочла бы осмотреть при дневном свете. В частности, не так много, но есть там храмы XII века (к сожалению, они расположены далековато от центра, друг от друга и от нашей гостиницы).

Но в утешение любителям древнерусского зодчества могу сказать: псковская архитектура практически не менялась с XII по XVI век, храмы этих столетий практически неразличимы на вид, а разве что на ощупь – более древние имеют шероховатые, неровные стены, как от руки вылепленные. И обидно, что ночью подсвечивается разве что кремль, а эти древние, маленькие, в глубине улиц притаившиеся церквушки утопают в темноте и безвестности. Из кремля, безуспешно пытаясь разглядеть в сумерках объекты, о которых рассказывала (надо признать, очень интересно) экскурсовод, поехали в палаты Меншиковых.

Я по усталости и недостатку подготовки спутала их с Поганкиными палатами и была уверена, что нас везут в знаменитый псковский музей, который, несмотря на поздний час, специально для нас откроют (да-да, такое не раз бывало в небольших городках). Оказалось, что это хоть и памятник архитектуры (правда, пластиковые окна, поставленные во время последней реставрации, немало его испохабили), и дядечка в историческом костюме нас встретил и провел небольшое представление, но внутри была всего лишь очень большая и очень дорогая сувенирная лавка.

И значков там не было! В завершение экскурсии, уже в полной темноте, поехали на мемориал Ледовому побоищу. Памятник хороший, что и говорить. Но, во-первых, подошли мы к нему уже в полной темноте, в которой едва угадывались его смутные очертания, во-вторых, над нами кружила (да-да, ночью!) какая-то леталка с мотором – судя по всему, летающий мужик исправлял удовольствие, действуя нам на нервы и, возможно, пытаясь плюнуть на головы. (В эту поездку нам вообще везло на разнообразные тарахтелки: вокруг памятника Тысячелетию России, к примеру, на протяжении всей экскурсии ездил полотер, а около Псковского кремля долбили асфальт отбойными молотками.)

В результате мы мало того что ничего не видели, так почти ничего не слышали. А жаль: место уж больно красивое. Да, стоит отметить: продовольственная проблема в Пскове решалась лучше, чем в Новгороде. Напротив гостиницы был универсам с разной едой, например местным, еще теплым хлебом и колбасой местного завода, кстати неплохой. Впрочем, я не часто позволяю себе поколбасничать, так что, наверное, мне понравилась бы любая не совсем порченая.

И еще: я с большим уважением отношусь к нелегкому делу пьянства и алкоголизма и поэтому выпиваю в компании друзей пару бокалов вина не реже трех-четырех раз в год. А путешествуя по городам и весям, считаю своим долгом отведать местного пива. На свой первый же заданный экскурсоводу вопрос я получила ответ: да, существует. Но пока за целый день его обнаружить не удалось, и всюду мне предлагали «бэ-э-э № 3», что воспринимается мною почти как личное оскорбление. Пришлось удовлетвориться старорусской минеральной водой.

Весь следующий день был посвящен поездке в Пушкинские Горы. Я, собственно, отправилась в этот тур по следам моей подруги, так вот она от Пушкинских Гор отказалась, решив потратить это время на более подробное знакомство с Псковом, которое в нашей программе предусмотрено не было. Так, обладая картой города, любовью к архитектуре и закалкой походника, она методично обошла почти все псковские храмы, а также провела полдня в Поганкиных палатах (где и на целый день не грех было бы остаться).

Я долго думала, не последовать ли ее примеру, но в конце концов не могла устоять перед золотой осенью в пушкинском краю. Сначала поехали в Тригорское. Осмотрели красивый, довольно большой усадебный парк, дуб уединенный, ель-шатер, пруды, солнечные часы, скамью Онегина, аллею Татьяны, полюбовались, как петляет речка Сороть (моя не поехавшая сюда подруга строго поправляет: меандрирует!), и пошли в музей Осиповых-Вульф («дом Лариных»). (Впрочем, наш походный руководитель, большой знаток и популяризатор Пушкина, утверждает, что прототипами Лариных было совсем другое семейство, а именно – сестры Раевские; в таком случае, генерал, Татьянин муж, - сами понимаете кто. Но это я так, к слову.)

Дом большой, деревянный, об одном этаже с мезонином, сгорел в революционные годы и восстановлен в начале 60-х, а лет пятнадцать назад реконструирован заново. На момент нашего посещения было воссоздано комнат восемь, в некоторых хранились подлинные тригорские вещи. Дальнейший путь вел нас в Святогорский монастырь. К сожалению, я практически не могу его описать, потому что гулять по нему – ни-ни, можно постоять лишь в одном, строго определенном месте, сфотографировать собор с одной, строго определенной и далеко не самой лучшей точки, а затем подняться сомкнутым строем по лестнице к храму и могиле Пушкина (ее я фотографировала уже контрабандой).

И конечно, пока шла экскурсия, вокруг нас выполнял послушание брат с газонокосилкой, которую он выключал в те моменты, когда экскурсовод делала паузы. В заключение пушкинской экскурсии мы приехали в Михайловское. И если в Тригорском мы оказались единственными посетителями, то здесь была буквально давка из групп, преимущественно младших и средних школьников. Да мне бы не жалко, если бы им было хоть чуть-чуть интересно.

А то они визжали, пихались, обливали друг друга газировкой, бегали по парку и играли в игру «Всех яблок не уворуешь, но стремиться к этому надо». И вот смотрительницы запихивали каждую очередную группу, напоминающую броуновское движение, только очень шумное, в следующий зал, а мы терпеливо ждали своей очереди в предбаннике. Потом дождались, конечно, но из-за визга, писка и суеты я практически ничего не помню. Смутно вспоминается и домик няни.

Он был набит битком: нас присоединили к одной из школьных групп. Там всякие этнографические штуки, но мне было плохо видно. Потом погуляли по парку. Аллея Керн, живописные пруды с островками, яблоневые сады, сильно пострадавшие от произвола школьников. На опушке леса, прямо рядом со стоянкой автобусов, какая-то семейная пара собирала грибы. Не искала, а именно собирала, наклоняясь практически ежесекундно. Я посмотрела под ноги и тут же увидела шикарный подберезовик, который и был им торжественно подарен.

В Псков вернулись в седьмом часу вечера, все-таки дорога не близкая, около двух часов. Я решила осмотреть хотя бы несколько храмов, но что можно было успеть, если часов в семь густые сумерки, а в восемь – уже кромешная темнота. Тем не менее, вооружившись картой подруги, я смогла-таки увидеть церкви Василия на Горке, Николы на Усохе и еще пару-тройку храмов. Когда в конце этой маленькой прогулки я вышла к реке Великой, над ней в последних лучах закатного солнца плыл Мирожский монастырь.

Последний день нашего путешествия был посвящен поездке в Изборск и Печоры. Изборск меня потряс. С Труворова городища открывался далекий-далекий вид на чуть голубоватые в утреннем тумане луга, леса, тропинки и на ярко-синее Городищенское озеро. Ветер трепал траву и последние цветы на высоком откосе. Рядом стояла необычная, с крестообразными окнами Никольская церковь на Городище. Неподалеку от нее – старое кладбище, где, по преданию, похоронены Труворовы дружинники.

Стоит огромный покосившийся каменный крест, называемый Труворовым. Считается, что он там и захоронен, но крест датируется веком XIV – XV, а в самой могиле никто толком не копался. А дальше мы пошли к двенадцати Словенским ключам. То есть это считается, что их двенадцать, а на самом деле все время разное количество. Вода в них целебная. Но дело не в этом, а в том, что это были, кажется, первые природные водопады, виденные мной в жизни.

Я, конечно, была на Гремячем в Подмосковье, но это, строго говоря, не водопад, а несколько ручейков, сбегающих по тридцатиметровому склону. Вокруг – деревья, желтые и почему-то много красных. В тех краях есть еще одни ключи – Изборские, вернее, не одни, а много, - разбросанные по поселку и окрестностям. Но самое интересное было впереди, точнее, на горе – Изборская крепость. Стены и башни ее весьма неплохо сохранились, по некоторым дозволяется лазить.

В бойнице одной из башен сидела собака, аккурат вписывающаяся в формат окошечка, и приветствовала туристов громким лаем. Внутри крепости – еще один Никольский храм. А у подножия крепостного холма – едва различимая в листве деревьев церковь Сергия и Никандра, в ней небольшой музей оборонного зодчества. В Изборске есть и еще несколько церквей и часовен. Потом поехали в Печоры – древний городок на эстонской границе, главная достопримечательность которого – Псково-Печерский Успенский монастырь, с 11 храмами и пещерным некрополем.

Часть храмов и являются пещерными, а фасады их, в том числе нарядного барочного Успенского храма, - лишь деревянные занавесочки-декорации. Не буду излагать историю монастыря, тем более что я это делала в одном из предыдущих рассказов о Псковской области. Скажу только, что расположен он очень живописно, на склоне горы, и его стены уступами сбегают вниз, белея среди золотых деревьев. А в пещеры нас так и не пустили…Рядом с монастырем небольшой музей.

Я его плохо запомнила – видать, ничего особо интересного не было. Часам к трем дня вернулись в Псков. Экскурсовод предложила нам отдохнуть пару часов до возвращения домой, но группа начала дружно скандировать: «Хо-тим Ми-рож!», и нам были вынуждены устроить дополнительную экскурсию в Мирожский монастырь. Его Преображенский собор - самый древний памятник Псковской области. Его фресковая живопись XII века известна во всем мире.

Стоит монастырь у впадения маленькой речушки Мирожи в Великую. В него также входит более поздняя Стефановская церковь. Через реку Великую открывается живописный вид на две главки церкви Покрова от Пролома, Покровскую башню и часть крепостной стены. Всё, как всегда, утопает в золотых листьях. Фрески описывать не буду – их надо видеть. Не потому, что описать их невозможно (хотя это тоже), а потому, что есть памятники, входящие в так называемый обязательный список путешественника, которые видеть необходимо. Мирож из их числа.

Но экскурсия была хорошая: нам подробно, но без лишней зауми расчитали всю роспись. (Кстати, когда мы приехали, музей уже закончил работу, но нам пошли навстречу.) Правда, у всех уже ноги отваливались, поэтому мы по преимуществу сидели на лавках и крутили головами, после чего начала отваливаться еще и шея. На прощание псковская турфирма, на память о путешествии, подарила нам по комплектику открыток и по крошечной керамической вазочке с изображением храма псковского типа. Пустячок, а приятно.

И вот я сижу в поезде, пытаюсь проанализировать путешествие, и, несмотря на то что очень довольна, понимаю, что ни Новгорода, ни Пскова, по сути, толком и не видела, и уже знаю, что обязательно вернусь в эти города, и, возможно, не один раз.P.S. Когда на привокзальной площади я зашла в магазинчик купить какой-нибудь еды в дорогу, мне удалось приобрести то, за чем мы на самом деле ездим в путешествия, как бы ни прикрывались красивыми словами о музеях, достопримечательностях и природных красотах, - бутылочку разливного псковского пива
Опубликовано: 16 Марта 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.