Новогодний Банско, или Почему не стоит ехать в Болгарию и чем заняться, если вы там все-та

Другие отзывы автора
  • Зимний заезд: Зёлль, Зальцбург
  • Бодрум и окрестности
  • Белые ночи Скандинавии
Все отзывыПро болгарский Банско я давно была наслышана, и, честно говоря, удивляли и настораживали единодушно положительные о нём отзывы от многих моих знакомых: не только новичков, которые круче Сорочан ничего не видели, но и опытных горнолыжников, не раз бывавших в Альпах. Даже был у меня знакомый, который каждый сезон, помимо посещения какого-нибудь альпийского курорта, непременно на недельку-другую выбирался и в Банско.

Не было у меня желания ехать в Болгарию. Но на Новый год Болгария оказалась одним из немногих более-менее приемлемых по цене вариантов (и то за путевку заплатили 90 тыс. руб. на двоих). Альпы стоили ощутимо дороже. Собственно, выбора практически не оставалось.

Путешествие не задалось с самого начала. После ледяного дождя Домодедово перед Новым годом обесточилось, и, хотя мы улетали через несколько дней после аварии, аэропорт еще не вошел в обычный режим, и наш рейс задержали на 10 часов. (Анекдот этого года: «Вы где встречаете Новый год: в Домодедово или Шереметьево?»)

Глубокой ночью 31-го декабря наш самолет наконец приземлился. Полусонные, мы вышли наружу и потопали пешком к зданию со светящейся надписью «Летище Пловдив». Наш «Боинг» был единственным транспортным средством на всем летном поле, что, после забитого самолетами Домодедова, как-то обескураживало. Очень долго проходили паспортный контроль. Потом долго ехали по узкой плохой дороге. Из глухой беспросветной тьмы изредка выныривали еле освещенные поселки, которые отнюдь не радовали глаз, а, напротив, выглядели убого и неказисто.

В 5 часов утра мы, наконец, прибыли в отель.

Отель наш назывался «Бандерица», и в целом был неплох. Номер показался просто огромным. В комнате было три зоны: кухонная, гостиная и спальная. Большая прихожая. Собственная комната для лыж (сначала я подумала, что дверь в прихожей ведет к соседям, но оказалось, что это все – наши владения).

Кормили разнообразно и вкусно. Бассейн (из-за которого мы выбрали «Бандерицу») оказался маленьким и по вечерам, бывало, с трудом вмещал всех пловцов и ныряльщиков.

Поспав пару часов по приезде, мы проснулись и поспешили на улицу – знакомиться с городом.

Надо сказать, что в первое наше болгарское утро Банско показал себя с самой выигрышной стороны. Светило яркое солнце, и над крышами домов вдалеке вставали заснеженные горы.

Город раскинулся у самого подножия Пиринских гор. С высоты горного склона было хорошо видно, как охристое пятно крыш, надвое разрезанное рекой, наползает на лесистый склон. А за городом начинались поля.

По утрам Банско тонул в сизом дыму - дома отапливаются углем и дровами. Вдалеке, над дымной пеленой вырисовывались белые вершины. Моя куртка еще долго по приезде в Москву даже после стирки сохраняла въевшийся запах дыма.

Основное место ежевечерних прогулок – от церкви святой Троицы до площади перед подъемником. Центральная улица Пирин - узкая, тесно застроенная, вечерами плохо освещенная. Вдоль нее под плитами течет вода. Попадались ничем не обозначенные участки с отсутствующими плитами, так что гуляющие по Пирину вечером имели реальную возможность провалиться на центральной улице в канаву с водой. Несколько шагов в сторону от центральной улицы – и вы оказываетесь в полном одиночестве.

На воротах практически каждого дома висят фотографии умерших членов семьи – такая здесь традиция. Даже на дверях нижней станции гондолы наклеены сообщения о смерти сотрудников. Я было подумала, что они скончались на днях – ан нет, год назад преставились.

Старинная часть города - это узкие улочки-лабиринты с глухими каменными заборами, дома-крепости. Посреди мощеной мостовой – водосток. Фонарики на стенах у ворот. Улочки выводят на просторную прямоугольную площадь, по периметру которой находятся многочисленные механы (национальные рестораны), туристический офис, большой культурный центр с «читалищем» (библиотекой).

Замыкает площадь церковь святой Троицы, главная городская достопримечательность (1835 г). Сама церковь спрятана за высоким забором, зато колокольня видна издалека. Наверху колокольни – гнездо аиста.

Церковь хоть и православная, но для русского глаза непривычна и по строению, и по оформлению. Мне она напомнила церковь Дмитрия Солунского в Салониках. Прямоугольное бескупольное пространство с выгнутым вверх потолком, «задник» разделен на три этажа (можно подняться на самый верхний ярус) и расписан ликами святых по темно-синему фону. А центральная часть церкви, напротив, очень яркая и праздничная, расписали ее Димитр Молеров и Вельян Огнев.

В городе сохранился дом Огнева, теперь там музей, называется «Вельянова кышта». Наш гид Веселина советовала нам при случае туда заглянуть и посмотреть, как оригинально художник расписал свое жилище. Есть там и картины Венеции и Стамбула, есть и изображение волчьей семьи (волчья семья считается самой крепкой и художник этим образом хотел показать крепость своей семьи).

К сожалению, в музей мы не попали, он был закрыт.

Зато рядом с церковью оказался другой очень интересный музей – дом Неофита Рильского, известного болгарского просветителя. В этом доме он родился. Отец его был настоятелем церкви святой Троицы и учителем.

Когда мы зашли во внутренний двор, к нам вышла женщина весьма преклонных лет и для нас двоих провела замечательную экскурсию.

Дом этот – хорошо сохранившийся образец типичного южноболгарского строения: с тенистым внутренним двором, крытыми галереями на втором этаже и первым этажом-крепостью. При нападении семья собиралась в комнате с толстыми стенами и при необходимости могла уйти через потайной лаз, а один из членов семьи прикрывал отход, стреляя из бойниц по нападающим. Нападали как турки, так и разбойники.

Турецкий гарнизон стоял в соседнем городке, здесь бывал наездами. Банско считался городом зажиточным. «Банско» происходит от слова «бан»: «знатный человек, князь». Много было крепких купцов, хозяев. И разрешение на строительство православной церкви было получено от турок за взятки.

На втором этаже - характерные для юга широкие террасы. Комнаты – по турецкому образцу – с низким столом либо лежанкой посередине, вдоль стен – ковры. В комнате для обучения на столе – миски с песком. Ученики писали палочкой по сырому песку, потом стирали.

За жилым домом – узкий, тенистый внутренний двор и строения для скотины, открытые и закрытые. Хоть семья и считалась богатой, прислугу не держали (не принято было), только в летнее время нанимали работников для ухода за скотиной. Семьи были большими, и домашние обязанности распределялись между членами семьи.

В общем, музей нам понравился.

1 января на центральной площади проходят «кукерские игры» - обрядовые пляски в козлиных шкурах и масках для изгнания злых духов, обычай, сохранившийся еще со времен древней Фракии. Но мы на это действо не попали, так как с утра помчались на склон. И это был, пожалуй, единственный день, когда можно было кататься нормально.

Снега выпало мало, верхние трассы на горе Тодорка были закрыты. Накануне, 31 декабря, снег подсыпали пушками и ратрачили, но после Нового года ни 1-го, ни 2-го января склоны не готовили вообще, так что очень скоро насыпанный снег содрали до льда.

Погода, впрочем, стояла отличная.

2-го января мы тоже поднялись наверх без особенных проблем. Но ближе к обеду количество народу на склонах начало просто устрашающе увеличиваться. Уже на Бандеришковой поляне было не протолкнуться, а гондолы все доставляли и доставляли снизу новые толпы. Сказали, что нынче – большой заезд из Москвы. А завтра ожидаются питерские.

А когда в 16 15 закрылись верхние подъемники и все катающиеся разом отправились по спусковой трассе вниз, это напоминало первомайскую демонстрацию в ускоренном прогоне. Приходилось все время лавировать, выискивая зазор в непрерывном потоке.

(А в первый раз мне этот спуск понравился своей живописностью. Красивые пейзажи стремительно менялись перед глазами: горный лес, скалы, сосны на краю утеса, каменистая речка, мостик, быстро приближающиеся первые домики Банско, а навстречу плавно скользят синие кабины подъемника.)

Напуганные таким обилием горнолыжников и в предчувствии завтрашнего столпотворения, мы решили пропустить следующий день катания и посмотреть какие-нибудь болгарские достопримечательности.

Например, болгарскую столицу.

Накануне мы спросили у нашего гида Веселины, что можно посмотреть в Софии. Она отвечала, что ехать из Банско в Софию не советует (3 часа в один конец), но если уж судьба нас когда-нибудь занесет в болгарскую столицу, нужно непременно посетить исторический музей. До него, правда, мало кто из туристов добирается, расположен он не в центре, но там хранятся уникальные фракийские клады.

А до этого мы, гуляючи по Банско, зашли в местный туристический офис. Работавшая там девушка на вопрос о достопримечательностях Софии показала на свою голову и сказала, что не забивает себе мозги такой чепухой. Я, размышляя вслух, заметила, что музеи в Софии по понедельникам скорей всего не работают, на что она горячо возразила, что понедельник в Болгарии – рабочий день и музеи, как и любые другие учреждения, тоже работают.

В общем, решили мы-таки доехать до Софии. Всё лучше, чем томиться в очередях на подъёмник. Дошли до автовокзала, узнали, что рейсовый автобус отходит в 7 20 утра, стоимость проезда – 14 левов (280 рублей). Кстати, у гидов экскурсия в Софию стоила 100 евро.

Ни свет, ни заря мы примчались на вокзал. Можно было уехать на маршрутке за те же 14 левов, но мы почему-то решили дождаться автобуса. Он пришел почти полностью забитый, свободные места нашлись с трудом. Однако через час в Благоевграде почти все вышли, и оставшуюся часть пути мы ехали в полупустом автобусе.

За окном текли скучные, безрадостные пейзажи. Степные пространства и пригорки изредка сменялись поселками и городками, на всём лежала печать нищеты и запустения. Лишь раз за все время пути мы увидели поезд: состав из 4-х вагонов, такой маленький на фоне бескрайней степи, что даже вызвал некоторое умиление.

Наконец начались софийские предместья, глядя на которые я с тоской думала: и зачем мы сюда приехали? Очень всё выглядело неприглядно.

Проехали мимо конного памятника Александру II, и вскоре высадились на автовокзале.

Автовокзал (вполне пристойный и чистый) соседствует с железнодорожным. В кассах продаются билеты на автобус во все европейские города. Больше всего рейсов в Турцию и Грецию.

На вокзале мы купили карту города и направились в центр. У первой встречной женщины поинтересовавшись, как пройти в исторический центр, неожиданно встретили такое горячее участие, что даже стало как-то неловко. «Так вы русские!» – воскликнула женщина. Она бросила свои дела и повела нас в центр, по дороге рассказывая, что когда-то, лет 15 назад, работала в Москве и как она скучает по России и мечтает показать Москву своей дочке.

В последнее время она работает в Греции, а до этого жила в Риме. «Но Рим ведь тоже красивый», - сказала я. «Москва красивей», - убежденно возразила женщина. В этот момент ей позвонила дочка, та стала ей рассказывать, какая с ней случилась радость - встретила русских. После этого дочка опять перезвонила и просила непременно поздравить замечательных русских с Новым годом и Рождеством.

Мы перешли мост со львами и зашагали по улице княгини Марии-Луизы.

Эта улица уже выглядела подобающей столичному городу.

Так, за разговорами мы достигли краснокирпичного квадратного здания с куполом и минаретом –мечети Баня-баши. За ней расположился открытый бассейн, полузанесенный снегом, и Софийские Минеральные бани (на реконструкции уже около 10 лет). Некогда древнее фракийское племя сердов поселилось возле здешних теплых минеральных источников и это поселение с годами переросло в город-крепость Сердика, впоследствии ставшую Софией.

Местный ЦУМ, а за ним комплекс правительственных зданий.

Возле Археологического музея мы расстались с нашей милой спутницей. Она нам объяснила, куда идти и что смотреть, и мы простились, взаимно довольные нашей встречей.

В Софии нельзя выделить одну центральную площадь, их здесь несколько. Площадь Независимости (переходящая в площадь Александра Батенберга)– одна из основных. Справа возвышается высокое здание Народного Собрания, за ним – Министерский Совет. Слева – массивный, сложенный из крупных камней Археологический музей, бывшая Буюк-мечеть. А в подземном переходе – раскопанные фрагменты стен древнего фракийского города-крепости Сердика, предшественника Софии. Еще недавно на площади Батенберга стоял мавзолей Георгия Димитрова, мимо которого проходили городские демонстрации и парады.

Археологический музей был в этот день (понедельник), разумеется, закрыт, как и соседняя Национальная картинная галерея. Галерея устроена в бывшем царском дворце, а еще раньше там располагалась резиденция турецкого правителя.

По бульвару Царя-Освободителя мы дошли до русской церкви святого Николая. Построена она была в 1912 году для проживавших здесь русских, но особо востребованной стала в 1920 году, когда Болгарию наводнили русские эмигранты, выброшенные революцией с родины. Из Константинополя они попадали в Софию, а затем - в другие европейские города.

Церковь двухъярусная, основное помещение – нижнее, вверху - часовня.

Напротив через дорогу – примечательное здание Национального банка Болгарии.

А в скверике за церковью неожиданно обнаружился запорошенный снегом памятник Пушкину.

И вот мы выходим на обширное открытое пространство – овальную площадь Александра Невского, и уже взгляды притягивает массивный храм в центре площади.

Не доходя до собора, мы отклонились влево, к древнейшему болгарскому храму – Святой Софии, некогда давшей имя городу. Массивный приземистый храм из красного кирпича был построен в VI веке на месте более ранней церкви, разрушенной гуннами. Фрагменты мозаичного пола Святой Софии частично сохранились еще от той, первой церкви.

На своем веку собор пережил много событий и побывал в разных ипостасях: православного храма, турецкой мечети, порохового склада, пожарной каланчи. Сейчас от внутреннего убранства мало что осталось: голые стены и широкие колонны с характерной для Балкан кладкой: узкий кирпич чередуется с толстым слоем раствора.

Напротив собора через площадь – здание синодальной палаты с трехарочным порталом и изразцами по верхнему фризу.

И вот мы подходим к главной софийской достопримечательности – громадному собору Александра Невского, собору-памятнику, сооруженному на деньги, собранные народом по подписке. Он выстроен в знак признательности русским воинам, освободившим Болгарию от пятисотлетнего турецкого ига. Интересно, что царя Александра II и в России, и в Болгарии называют «царем-освободителем», но в России – за освобождение крестьян от крепостного права, а в Болгарии – за освобождение страны от турок.

Сооружение, действительно, монументальное и со всех сторон открытое для обзора. Поражает своей мощью и великолепием. Автор его - русский архитектор Померанцев (нам больше известно другое его произведение – здание ГУМ на Красной площади). Отойдя на некоторое расстояние, мы обошли его по периметру, потом зашли внутрь. Огромное полутемное пространство, мозаичные полы, каррарский мрамор. Мраморные львы с глазами из оникса, мраморная решетка.

В крипту, в которой хранится собрание икон, мы не попали (закрыта в понедельник), зато за собором обнаружили Национальную Галерею Зарубежного Искусства, в которой как раз проходила выставка Сальвадора Дали (иллюстрации к Данте). Думаю, что в Москве мы бы простояли на такую выставку 3-4 часа, здесь же оказались в числе очень немногочисленных посетителей. Напоследок зашли в зал японской гравюры, где обнаружили работы знаменитого Хокусая.

А потом просто гуляли по городу. В сквере недалеко от Русской церкви обнаружили своеобразный памятник – голову на постаменте. В городе много скверов и парков, из деревьев встречаются платаны, гималайские кедры, можжевельник. Думаю, летом здесь очень приятно. В сквере напротив Народного театра Ивана Вазова меж деревьев удачно вписаны образцы современной скульптуры.

По широкой торговой улице Витоша дошли до громадной площади Болгарии, повернули обратно. На одной из боковых улочек пообедали в кафе. Снова оказались в центре - перед собором Святой Недели. Перед входом – галерея с изящными колоннами. Внутри – широкое пространство, заполненное росписями, по периметру – колонны, поддерживающие купол. Культовые сооружения в Софии, как правило, имеют в плане квадрат, поэтому, когда заходишь внутрь такого куба, накрытого куполом, возникает ощущение большого простора.

Надо сказать, что и внешний облик, и внутреннее убранство претерпели сильные изменения в прошлом веке, фактически храм был перестроен. В 1925 году коммунисты во время службы взорвали в храме бомбу с намерением убить царя Бориса III. Погибли 128 человек, в том числе целый класс девочек-лицеисток. Царь остался жив. Погиб же он странной смертью в 1943 году после визита к Гитлеру.

На предложение Гитлера вступить в войну против России и выдать болгарских евреев царь ответил отказом, а, вернувшись домой, через несколько дней скончался (по официальной версии – от инфаркта, по слухам – был отравлен). Вообще, судя по всему, был достойным человеком.

Во дворе высокого белокаменного отеля Шеридан обнаружили Ротонду Святого Георгия. Стены отеля, со всех сторон зажавшие церковь - неуместное обрамление для древнейшего здания, сохранившегося еще со времен Сердики. Предположительно первоначально в ней располагались римские бани, потом – мавзолей. В течение 10 веков она была православной церковью, потом 5 веков – мечетью. И снова православной церковью.

Рядом со зданием – остатки фундаментов римских жилищ, большой фрагмент древней улицы.

Перейдя площадь перед Парламентом по подземному переходу (с фрагментами раскопок), мы прошли через внутренний двор-сквер Министерского Совета и снова оказались перед бело-желтым зданием Минеральных Бань и мечети Баня-баши.

На другой стороне улицы расположились Торговые ряды с оригинальной часовой башенкой. А сразу за ней - впечатляющее здание софийской синагоги. Эта синагога – крупнейшая на Балканах, построил ее венский архитектор Фридрих Грюнангер в 1909 году в псевдомавританском стиле. Квадратное в основании, массивное здание; узкие ряды красного кирпича чередуются с широкими слоями белого камня; по центру – декоративные колонны, над которыми рассыпается узорчатая кружевная бязь.

Опять же – ей не хватает достойного обрамления, пространства вокруг себя - она зажата окружающими зданиями, и трудно сделать хорошую фотографию: обязательно влезает кусок ржавого фонаря или металлическая крыша гаража.

После этого мы направились на вокзал и вскоре уже сидели в автобусе, отъезжающем в Банско. В целом, мы совершенно не пожалели о своей поездке, София – вполне столичный город, и там есть что посмотреть.

Приехали мы в 8 вечера и сразу отправились на ужин, где почувствовали, как сильно выросло население нашего отеля. Гостиница просто захлёбывалась от такого количества постояльцев: не хватало столов, за едой толпилась очередь, и всё расхватывали моментально. Мы поинтересовались насчет катания. Отвечали, что сегодня было не катание, а преимущественно стояние в очередях. Верхние подъемники так и не запустили. А очередь на гондолу протянулась через всю площадь метров на 400.

У отельного гида мы купили за 70 евро экскурсию на целый день в Рупите, Роженский монастырь и город Мелник и на следующий день отправились на самый юг Болгарии.

Наш путь протекал по узким горным ущельям среди невысоких, покрытых лиственным лесом гор. Сначала горы были запорошены снегом, но с продвижением на юг снег исчез. Потом горы раздвинулись и отошли на дальний план, а по обеим сторонам уже зеленели яркие поля озимых.

И вот поворот на Рупите – место, где провела последние годы жизни предсказательница Ванга. Так сказать, всемирно известный болгарский персонаж (когда зашёл разговор, кого из знаменитых болгар мы можем назвать, то вспомнили только Кирилла с Мефодием и Вангу).

Выбранное Вангой место, действительно, необычно. Это широкая долина у подножия разрушенного в результате извержения вулкана Кожух. Над землей поднимается пар от горячих источников, среди зеленой травы змеятся ручьи с горячей водой. В IV веке до н. э. здесь располагался античный город Петра. Просуществовав 10 веков, он был погребен под лавой во время извержения вулкана. На склоне вулкана выложен крест в память о погибших людях.

Как нам сказала экскурсовод, в этом месте всегда на несколько градусов теплей, чем в округе, и в этом мы вскоре удостоверились.

Действительно, было тепло, зеленела травка, даже на небе проглянуло солнце.

На средства Ванги в 1992 году здесь была построена церковь Святой Петки Болгарской. Освятили его только через 2 года, очень уж она не походила на обычную церковь. Странные росписи при входе, странный иконостас с огромными ликами. Было в нарисованных фигурах и лицах что-то болезненное и неприятное, вызывающее внутреннее отторжение. Словно не люди, а инопланетные создания.

По телевизору как-то говорили, что эту церковь освятили за большую взятку. Вспоминаю церковь в Талашкино под Смоленском, построенную по проекту Рериха – наши церковники так её и не освятили, хотя она внешне и не столь выбивалась из церковных канонов, как эта.

Рядом с церковью – могила Ванги, а через речку – ее скромный домик, в котором она принимала людей. Вообще оформлен весь комплекс очень приятно: белые лавочки, резной мостик, по берегам речки - заросли молодого зеленого бамбука, по территории рассажены южные хвойники: туи, можжевельники, кипарисы, кедры. Около самого большого термального озерца в отгороженном уголке гуляют цесарки.

Возле термальных озер – предупреждения: «Минеральна вода 75 градусов. Купането забранено». В этой горячей воде еще водятся особые водоросли. И вода, и водоросли, как нам сказали, чрезвычайно полезны и лечат кучу болезней.

Затем мы отправились в Роженский монастырь. Стоило нам покинуть зеленую долину Рупите, как хорошая погода и солнце кончились, небо заволоклось низкими тучами, пошел снег. Дорога забирала все выше и выше, а за окнами с обеих сторон появились высокие песчаные останцы – Мелникские пирамиды. Они показались просто чудом природы, чем-то на грани невозможного. По виду – из обычного песка, самых разных форм, созданных в результате выветривания песчаников. Некоторые из них достигали большой высоты. Стоит, скажем, песчаный палец, уходящий в небо, или узкая пирамида и почему-то не рушится.

На небольшой стоянке мы покинули автобус и пошли пешком в гору. С высокого плато открывался широкий обзор на песчаные крутые стены. Мы были практически на одной высоте с ними. На пологой вершине расположился Роженский монастырь. Впервые он упоминается в 890 году. Его удачное расположение – вдалеке от дорог, на вершине горы – служило некоторым гарантом сохранности от турок, тем не менее несколько раз его сжигали, и он опять восстанавливался.

Стены монастыря - как у крепости, а вход - совсем неприметный и тесный, с угла. В центре узкого двора - церковь Рождества Богородицы, по периметру – монашеские кельи в два-три этажа с открытыми деревянными галереями. От церкви к галерее тянется виноградная лоза, дающая летом густую тень.

Внутри церкви – фрески XVII века и потрясающего мастерства резной иконостас (хранится отдельно, нам его специально открывали). Главная святыня храма – чудотворная икона Девы Марии. Поскольку монастырь был «отделением» одного из афонских монастырей, большая часть росписей сделана в афонских традициях.

В монастыре живут всего 3 монаха.

В 5 км от монастыря, почти на границе с Грецией, находится город Мелник, самый маленький из ныне существующих болгарских городов. Население его – около 200 человек. Городок чрезвычайно живописно встроен в окружающий ландшафт: узкое ущелье, разделенное рекой, песчаные скалы Мелниковы Пирамиды и у подножия скал – белые домики, один над другим. Много механ, в одной из них мы пообедали. И отправились вверх по ущелью, где почти в самом конце городка на возвышении стоит Кордопулова кышта – дом-музей богатого виноторговца. Внизу вдоль тропы – руины древнего храма.

Нижний ярус дома – большой зал для дегустаций вина и вход в разветвленную сеть пещер, в которых хранятся бочки с вином. Вверху – просторные жилые помещения. На крыше – мощеная камнем терраса, с которой видно весь городок, тесно сжатый горами.

Весь городок – как музей. Неожиданно большое здание школы указывает, что знал Мелник и лучшие времена и жизнь в этом винодельческом крае кипела бойкая. Побывал он в XIII веке даже столицей независимого края деспота Алексия Слава. В пору расцвета было в нем 70 церквей. Молчаливые свидетели былого - неохватные 800-летние чинары по берегам реки.

В общем, экскурсия нам понравилась, побывали на юге страны, посмотрели три интересных места, каждое из них – уникально. А уж такие причудливые скалы из песчаника я даже не ожидала увидать, это незаявленный бонус сверх программы.

Оставшиеся дни мы провели на склоне, но радости от катания было мало. К подъемнику мы старались приезжать пораньше, поэтому стояли обычно всего (!) около часа. Отыскали трассу, на которой можно было кататься без очереди – на Чалином вологе: это промежуточная станция, небольшая вершина между Банско и Бандеришковой поляной. В начале трассы там крутой ледовый кулуар, который для многих являлся непреодолимой преградой, так что катающихся на этой трассе было немного.

Под конец я преодолевала этот кулуар, можно сказать, на одном дыхании, даже не притормаживая. А после него начиналась хорошая красная трасса. После 3-х часов дня обычно кончались очереди и наверху, так что можно было кататься и там. И в завершение катания - обязательная «первомайская демонстрация» после выключения верхних подъемников, когда все горнолыжники Банско оказывались на одной трассе и единым потоком катили вниз.

Многолюдие и голый лёд на склонах порождали травмы, и мы частенько наблюдали мотосани с носилками, спешащие за (или уже с) очередным пострадавшим. И на ужине, смотришь, у одного нос разбит, у другого лоб пластырем заклеен, третий с подвязанной рукой.

Очень меня удивляло большое количество британцев. А до этого осенью мы были в Турции, вот там их было так много, что цены на товары в первую очередь обозначались в фунтах, а уж потом в турецких лирах и прочих валютах. Вот загадка. Вроде не бедные люди, почему они так тяготеют к местам дешёвого отдыха? А на вопрос: «Откуда вы?» никогда не скажут: «Из Великобритании», а обязательно: «Из Шотландии» или «Из Уэллса» или «Из Англии».

Накануне отъезда мы решили после обеда съездить посмотреть Рильский монастырь. Главным аргументом для поездки были слова экскурсовода, с которым мы ездили в Мелник: «Рильский монастырь для Болгарии – такая же достопримечательность, как для Египта – пирамиды».

Ехать туда – около двух часов. Поворот на монастырь – почти сразу же за Благоевградом. И вскоре далеко впереди, в дымке, показались снежные вершины Рил, словно парящие в воздухе.

Миновали узкое извилистое ущелье и остановились у высоких каменных стен монастыря. Даже не высоких – высоченных, с хороший 5-6-этажный дом. Сам монастырь выстроен на просторном горном уступе. Когда-то в эти глухие места удалился от мира преподобный Иоанн Рильский, а к X веку руками его сподвижников и учеников здесь был возведен монастырь. В летнее время туристов водят к пещере, в которой жил святой отшельник.

Через арку мы вошли на широкий монастырский двор. В центре двора – нарядная, ярко оформленная церковь Рождества Богородицы, по периметру – монастырские здания: кельи, трапезная, библиотека, музей; вдоль всех этажей – галереи с арками.

Рядом с церковью – Хрельова башня (XIV века) со звонницей.

Главный декоративный элемент монастыря – арки. Они обрамляют по контуру жилые корпуса, с трех сторон окружают церковь, на башне перед колоколами тоже две арки. Галерея перед входом в церковь расписана очень пёстро и такое ощущение, что - чуть ли не на днях.

Внутри церкви тоже всё богато и нарядно.

Показывали нам кельи монахов – никогда прежде не видала таких сибаритских келий. Сначала мы вошли в небольшое (но вполне удобное и не тесное) помещение, и я подумала, что это и есть келья. Ан нет, оказалось, что это комнатка – для прислужника, а для монаха предназначено следующее, более просторное и комфортное жилище. Кстати, в болгарских церквях (как и в греческих, впрочем) во время службы можно сидеть.

В целом, монастырь произвел впечатление немножко игрушечного и ненастоящего, очень уж красивенький, весь с иголочки. Заброшенный Роженский монастырь мне понравился значительно больше, была в нём какая-то подлинность. Стоит себе, запрятанный высоко в горах, вокруг – странные песчаные скалы. Отрешенность и тишина. А в Рильском очень уж суетно.

Вечером мы докупали сувениры и готовились к отъезду.

Главный болгарский сувенир – это розовое масло и косметика на его основе. В долине Казанлык (именуемой еще Долиной роз) растет особый сорт масличной розы, из которой давят масло.

Недороги здесь кожаные изделия, типа: кошельки, ремни, сумки. Много оригинальной керамики.

Почему-то очень распространены куклы - хулиганистые Бабы-Яги. При хлопке они начинают хрипло хохотать, сверкать глазами, двигаться. Говорят, изгоняют злых духов. Сделаны эти дебоширки в Китае.

Местное вино вполне хорошее и дешёвое. Про еду и механы написано много, кормят здесь, действительно, отлично, просто рай для любителей поесть.

Вообще, надо признать, болгары производят впечатление людей радушных, приветливых и открытых. Языки наши схожи, при желании всегда можно понять друга, хотя порой попадаешь впросак из-за так называемых «ложных друзей переводчика». Например, слово «направо» у них означает «прямо». «Булка» - это невеста, «майка» - мать, а слова, начинающиеся на «кур», в том числе «курица» - нецензурны. Еще более вводит в заблуждение их кивание головой, означающее «нет», и отрицательное покачивание, которое на самом деле значит «да».

Спрашиваешь в музее: «У вас можно фотографировать?», тебе в ответ одобрительно кивают головой и говорят «Не можно». Просишь в кафе: «Принесите пива». Девушка как бы с некоторым сожалением мотает головой и тут же приносит пиво. Даже начинаешь задумываться, так ли уж они простодушны и искренни, как кажется на первый взгляд.

Скажем, хотя болгары всячески выражали благодарность русским, освободившим их от 500-летнего турецкого ига (как-никак при этом 300 тысяч русских погибли), однако в обеих мировых войнах Болгария, страна славянская и православная, выступала союзником нашего врага - Германии.

Когда мы были в Греции, нам рассказывали, что в годы войны (Второй мировой) там было три зоны оккупации: немецкая, итальянская и болгарская. Итальянцы не причинили грекам большого вреда и запомнились главным образом многочисленными романтическими отношениями с местными девушками. Немецкая оккупация – классическая, как у нас. А вот солоней всего пришлось тем, кто был оккупирован болгарами. Это всё – со слов нашего гида-грека.

Достопримечательностями страна не богата. Общая закономерность для всех стран, побывавших под турками, такова, что в культурной жизни страны во всё время правления турок зияет выжженное пятно. Да и в теперешней Турции основными экскурсионными объектами (помимо природных) являются древнегреческие и древнеримские руины.

Сейчас Болгария стала членом Евросоюза. Ожидается, что к октябрю 2011 года она войдет в шенгенскую зону. Вопрос о вхождении страны в зону евро пока не стоит. Нам сказали, что средняя зарплата в Софии – около 250 евро, а по стране - 150 евро. Поэтому население в поисках работы едет в другие страны.

Наутро, еще в темноте, нас с вещами подобрал автобус, и мы отправились в аэропорт. Я тут же уснула, а когда открыла глаза, наш автобус спускался с перевала по крутому и узкому ущелью.

Потом горы закончились, и началась бескрайняя степь. И степь эта, судя по карте, простиралась до самого Черного моря.

А в Пловдиве нас ждал наш зелёный самолет, совсем один на огромном лётном поле. Мы в него тут же залезли и полетели в Москву.

В общем, не советую ездить кататься в Болгарию, особенно на Новый год. И не на Новый год тоже, поскольку в низкий сезон в Австрию можно съездить примерно за те же деньги, что и в Болгарию. Или, лучше, ничего не буду советовать, потому что всё, конечно, субъективно, и я сама читала отзывы людей, бывших в Банско одновременно с нами и оставшихся довольными катанием.

Так что примите к сведению и решайте сами!
Опубликовано: 10 Марта 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.