По городам Британии осенью

Другие отзывы автора
  • Дорога в Таллинн. Свеаборг
  • ПРИШВИН И ЛЕНИН НА ОХОТЕ
  • Выбор профессора Цветаева. Таруса
Все отзывыДАРЕМ (DURHAM).

Вот и все. И начались суровые морозы. Правда, еще снега не было. Улицы Москвы чистые и сухие. И как всегда, забиты машинами. Новый мэр пригрозил пробкам, что он с ними разберется по-настоящему, однако проехать по городу по-прежнему невозможно. Поездка в Британию уплывает в прошлое. Остаются дожди и воспоминания о знойном лете.

Прошло две недели, а кажется, что поездка в далеком прошлом. В этот раз мы поехали на север, добрались до города Дарем, примечателен древним собором и замком. Это была крайняя точка нашего маршрута. Переночевав в гостинице Radisson Blu, начали возвращаться.

Позавтракали в номере из соображений экономии (в ресторане 15 футов на человека). Осматривая предоставленный нам в Radisson номер, невозможно было без слез вспомнить о лондонских апартаментах. И стоит он всего 79 фунтов, что на треть дешевле, чем в Лондоне. Можно было бы съездить отсюда в Ньюкасл, к стене Андриана и в этот же день вернуться.

Окно выходило на реку, день был удивительно ясный и солнечный. Когда вышли на улицу. Воздух был чистым и бодрящим. Мы поспешили в Кафедральный собор. До реформации в Даремском соборе находились мощи святого Кутберта - сейчас на том месте положена мраморная плита с надписью “Kuthbertus”. В 1560 году во время Реформации гробница была разрушена, как и были выбиты витражи и замазаны краской роспись на стенах.

Осматривая собор, мы пошли к памятной плите, она лежит на пьедестале перед алтарем или за главным престолом собора. К этой плите приходят паломники со всего света, чтобы поклониться святому Кутберту.

Вернувшись в отель, Radisson располагала к спокойствию. Наблюдая за умиротворенно потягивающих пиво в холле пенсионеров, не хотелось куда-то ехать. Мы взяли вещи и сфотографировавшись возле своей машины, как настоящие автопутешественники, стартовали в Уитби (Whitby).

Поездка пришлась на неудачное время – рано темнело, поэтому большая часть переездов проходила в вечернее время, когда уже не видишь ничего кроме дороги. Пока жили в Лондоне, съездили в Кентербери на электричке. Аббатство – резиденция англиканского архиепископа. А когда с Лондоном было покончено у нас осталось всего 8 дней отпуска - этого совершенно недостаточно, чтобы во всей полноте почувствовать романтику путешествия на машине.

Утром выезжаешь из одного отеля, а вечером останавливаешься в другом, за десятки и сотни километров, а между ними целый день, заполненный случайными встречами, маленькими открытиями и нескончаемой дорогой.

А вечером, за станицами дорожного дневника уже с трудом, вспоминаешь, где и как начался этот день. Кажется, что время ускорилось и летит с невероятной быстротой, и в сутках уже не 24, они, кажется, растянулись до 25, 27, 30 часов. И вот когда перестаешь чувствовать время, значит, ты достиг или максимально приблизился к состоянию, я бы его назвал «состоянием вечного странника». И больше не вспоминаешь, не возвращаешься мыслями к прежней московской повседневности. Еще я часто называю такое состояние – состоянием полного отрыва от родины, от рутины, от всего, что творится у нас в стране.

Кембридж. (CAMBRIDGE)

Наконец завершив пятидневную программу в Лондон. Мы отправились на вокзал Виктория. Прощай тесный номер в гостинице Quality Crown Kensington за 126 фунтов, надеюсь, что мы больше туда никогда не вернемся. Выходит, чтобы получить комфортабельный номер с определенной уверенностью, что и все удобства будут предоставлены в полном объеме, и все будет вполне удовлетворительно, нужно закладываться на 300 долларов или постараться найти гостиницу подальше от центра.

На вокзале столкнулись с непредвиденной проблемой: как бесплатно выехать из города. Дело в том, что Виктория находится в платной зоне (стоимость въезда 9. в фунтов) но как объяснил мне работник прокатной конторы, оказалось, что он грузин и свободного говорит по-русски, можно проехать бесплатно, если не сворачивать на улицы отмеченные знаком «С» в желтом кружочке. Он даже начертил мне съему проезда на листке, по которой я с неимоверным напряжением и следовал.

Платная зона Лондона как выяснилось довольно большая, включает в себя практически всю центральную часть от Паддингтона до набережных Темзы, от Южного Кенсингтона до Тауэрского моста (Tower Bridge) включая Сити. Для Москвы это будет соответствовать примерно территории внутри Третьего транспортного кольца. Так что если московский мэр решится на организацию платного проезда это кардинально изменить ситуацию в городе, главное, чтобы это было сделано для всех машин, кроме такси и машин владельцев, живущих в центре.

Приветливый грузин спрашивал нас «Ну как там, в России сейчас?» Он работает в Лондоне уже восемь лет. «Да все по-прежнему – ответили мы – цены ломовые, даже на 76 бензин. У вас здесь в вашей хваленой Англии нигде не зальешь. Помните такой? – А как же – ответил грузин и рассмеялся. Он пожелал нам счастливого путешествия, а мы пригласили его в Москву открывать ресторан, поскольку грузинская кухня одна из самых лучших.

Путешествующему по Великобритании российскому автолюбителю непривычно не увидит на дорогах Великобритании дорожных полицейских. Нет традиционных в России постов на выезде из города (почему пост ГАИ должен находиться на выезде из города, а не в центре. Это никем и никогда не было регламентировано) Нет полицейских на оживленных перекрестках, на трассах, возле светофоров, - их нет не дорогах вообще. Почти месяц мы колесили по Англии и только два или три раза видели проехавшую мимо полицейскую машину.

Оказывается, что водители легко и вполне самостоятельно могут справиться с маневрами, не нарушать правил и не создавать пробок. И не совершая аварий. Контроль за соблюдением скоростного режима и проездом на зеленый свет выполняют камеры. Более того, обслуживание и установка камер слежения передана частной фирме. Этих камер оказывается вполне достаточно чтобы контролировать движение и сохранять его правильность. Вполне достаточно чтобы не было частых нарушений правил движения.

Наконец приехали в Кембридж. Чем он отличается от Оксфорда? Тем, что Кембридж – это город в университете, а Оксфорд – университет в городе.

Сразу чувствуется, что оказались среди совсем другой публики – студенты, задорная молодежь, кто-то сосредоточен и деловит, кто-то беззаботен, передвигаются на велосипедах. По правилам или так модно, надевают пластиковые шлемы, как у настоящих велогонщиков, своих железных коней цепляют замочками к металлическим изгородям, где это разрешено. На многих фасадах домов висят объявления «велосипед не парковать».

Молодые люди разъезжают на велосипедах, кто с теннисными ракетками, кто с ноутбуком, кто с бутылками шампанского. Люди не озабочены тем, как побольше заработать. Вместо офисов спешат в библиотеки. О чем они думают? Или о своем научном проекте, или о предстоящих соревнованиях по гребле, или, быть может, о вечеринке в пятницу… Ну уж точно не о спекуляциях на бирже, деньгах и наживе. Может, я заблуждаюсь, но университетский город оставил такое впечатление. И поэтому мне захотелось там остаться, разделить такой стиль жизни.

Утром, когда я вышел на прогулку перед завтраком, было ощущение, что сегодня 1 сентября, когда все школьники и студенты разом пошли учиться. Со стороны вокзала двигалась целая демонстрация учащихся. Из всех кембриджиских подворотен выходили мальчики и девочки со школьными сумками, ехали на велосипедах, ждали на остановке автобусов. Я закурил и подумал, что сейчас ко мне подъедет общественная инспекция и оштрафует за курение в детском учебном городе.

Побывали в King’s College где в часовне присутствовали на вечерней службе, потом поужинали в шумном итальянском ресторане. На следующий день побывали на территории в колледжа Magdalene, что находится в самом конце города, а потом в самом известном - Trinity, (36 нобелевских лауреатов).

Сфотографировалиcь напротив моста “Bridge Sighe” – копия моста в Венеции. Вокруг живописный парк. Поздняя осень, желтые листья, сухая трава, георгины.

Встретили соотечественников, выпили с ними кофе и послушали рассказ о поездке в Тюмень, где на улицах полно зеков, который легrо можно отличить от остальных граждан по особой старомодной одежде. Наши случайные собеседники Олег и Аля приехали из Питера, и мы обсудили возможность перевода туда столицы, и критиковали Москву за уродливую архитектуру. Потом восхищались красотой и академичностью Кембриджа, особенно осенью, когда спадает поток туристов и становится гораздо свободнее для прогулок.

В заключение побывали в изумительном богатом экспонатами музее “Fitzwillam”, созданным на основе коллекций переданных городу работниками университета.

Стоимость обучения в Кембрижде составляет не менее 20 тысяч фунтов в год когда, а судя по экстерьеру колледжей, порядку и чистоте, намного выше. Хотя все колледжи независимы, нет общего руководства, в каком бы колледже не учился студент, по окончании он получает диплом Кембриджского университета.

Во второй половине дня выехали в город Или (Ely). Пошел мелкий дождь. В тумане и сумерках, увидели размытые контуры взметнувшехся башен собора. На улицах не было ни души. Подъехав почти вплотную к собору, мы даже не стали оплачивать парковку. Риск, конечно, что нас оштрафуют, был, но на улице было так уныло, плохой хозяин собаку не выгонит, что мы решили все-таки сэкономить 1 фунт.

Когда мы вошли в собор перед самым закрытием, зал уже опустел, и в тишине раздавались звуки шагов. Собор потрясает своими размерами. Это один из самых больших в Англии соборов. Можно было стоить стоять целый час и рассматривать интерьеры и расписной потолок, жаль, что мы приехали так поздно.

И поэтому посещение дома-музея Оливера Кромвеля пришлось отложить. Прежде чем Кромвель стал парламентарием, он служил этом городе сборщиком налогов. И запомнился своей принципиальностью.

Меня удивляло: почему в Англии столько древних руин? Почему голые камни аббатств, церквей, замков? Многие разрушения англичане списывают на период реформации, когда Генри VIII закрыл монастыри и реквизировал их имущество. А потом через 100 лет началась гражданская война. И уже в ходе нее революционные солдаты О. Кромвеля разрушали крепости, замки и соборы, если они представляли интерес для армии короля.

После отправились ночевать в Линкольн. Это был трудный отрезок, поскольку ехать пришлось ночью по второстепенным дорогам, которые вовсе не предназначены для скоростной езды. Они довольно узкие и на них часто встречаются населенные пункты, в которых скорость ограничена. Англия уже спаса. Даже не светились вывески магазинов. Ехать было скучно и поэтому изнурительно. Добрались до “Ibis Lincoln” (GBP 45.00) только в половине десятого вечера.

Линкольн.

Удалось побывать в кафедральном соборе Линкольна. Более того, нам предложили присоединиться к экскурсии по внутренним помещениям собора и подъемом на его крышу. Экскурсия включала подробный рассказ о его строительстве начиная с 1078 года, затем устройства колокольни, перекрытий, лестниц, полов, системы отопления. На чердаке нам показали макет собора в том виде, в каком он должен был бы предстать с горами жителям города. А именно башни украшали остроконечные взметнувшиеся ввысь шпили. В заключение нам предстала уникальная панорама Линкольна с самой высокой его точки – крыши Кафедрального собора.

После экскурсии осмотрели собор. В южном нефе установлена современная скульптуру, видимо церковь относится с терпимостью к выставлению в соборе произведений искусства совсем разных стилей. Вспомнилась инсталляция Йоко Оно (жена Дж. Леннона) в соборе св. Павла в Лондоне.

На библейскую тему, где «Мария Магдалина приветствует Христа в день его вознесения». Довольно оригинальное толкование образов, поскольку фигуры смахивают на доходяг. Впрочем, это не имеет значения. Поскольку видно желание скульптора подчеркнуть духовность Христа и Марии, их возвышенность и отрешенность от мирского.

В зале для собраний каноников выставлена одна из копий « Великой Хартии вольностей» подписанной в 1215 году. Это уже вторая Хартия, которую мне довелось увидеть, путешествуя по Англии. Первая находится в Солсбери и выставлена в витрине, где категорически запрещено фотографировать. Однако копия в Линкольне абсолютно доступна для фотографов даже со вспышками. Рассматривая бумагу и чернила я заключил, что прошедшие 800 лет бумага (нисколько не истлела) не подверглась никакой коррозии, а чернила совершенно не выцвели. Документ представал зрителям практические в идеальном виде – как новый.

Рядом с витриной линкольнский Хартии развернута выставка из которой можно узнать о путешествиях Хартии по всему миру. В частности, как свидетельствует объяснение, неоднократно вывозили по разным городам Соединенных Штатов. На одной из фоток его рассматривает сам Обама. Предполагаю, что увиденные хартии являются искусно изготовленными современными копиями. Хотя столь глубокая древность документа тоже вызывает сомнения.

Побывали в замке. Древнее сооружение. И там армия О. Кромвели произвела некоторые разрушения. С разработкой новых видов оружия замок перестал представлять интерес как фортификационное сооружение, и был заброшен. Пока в позапрошлом веке на его территории не организовали тюрьму. Этому заведению и посвящено большинство экспонатов, таких как камеры, решетки, уголовная атрибутика, предметы охраны – словом, все пронизано пафосом пеницитарной системы

В заключение осмотрели римскую арку, которой судя по представленной информации более 1700 лет. Рядом на фотографии грузовик, врезавшийся в эту арку в 1964 году, и заплативший потом 1569 фунтов за разрушения. И хотя арка, точнее сказать обычные каменные ворота, не отличается художественными изысками, а довольно примитивна, но все рано стоит лишь представить, что здесь ходили древние римляне, сразу чувствуешь свою причастность к античности.

Время уже 14-29, кончалось оплата парковки, и мы выехали в Йорк. Сразу после Линкольна по сторонам дороги появились сооружения явно оборонительного характера, видимо здесь квартируется военная часть. На обочине мелькнул знак « Низко летящие самолеты» и сразу раздался оглушительный грохот реактивных двигателей. Над нами плавно прошла четверка современных истребителей-перехватчиков. По карте было видно, аэродром находится неподалеку.

Посмотрели на провинциальную Англию из окна автомобиля. Проехали через огромный мост в устье реки возле портового города Гуль.

Остановились на заправке и перекусили в уютном кафе за 13 фунтов, весьма недорого и вкусно. Запомнилось некоторым замешательством, когда я хотел сделать заказ, а распорядитель объяснял мне, что нужно самому подойти к повару и выбрать: мясо, индейку или ветчину.

Потом выехали на дорогу А1079 и ехали до Йорка весь вечер. Там у нас был забронирован отель «Ибис» в центре города.

ЙОРК.

Шел мелкий дождь, а в витринах магазинов уже выставлены Деды Морозы, развешаны шарики и другие рождественские игрушки. Утром вышли на мост, чтобы пройти в старый город, и увидели, что река сильно разлилась. Фундаменты прибрежных домов были затоплены, открытые кафе на набережной тоже были под водой. Казалось, что наступила весна, и началось половодье.

Затем мы поднялись в башню Клиффорда. Древнее сооружение, построенное еще в 13 веке. Потом в музее Йоркского замка, потом музее викингов Jorvik - center, и кафедральном соборе. York Minisyer, Merkanter Advencher Hall.

Весь день провели в городе, уехали только в шесть вечера и удивительно быстро и без задержек и проблем домчали до Durham Radisson воспользовались скоростной трассой А1, где можно разгоняться до 140 км. Жаль что в одном месте дороги был ремонт (а может работы по расширению) и все ехали строго 60 км в час. Водители здесь в целом дисциплинированные, но несколько нервные. Видимо не привыкли себя правильно вести на дороге, поскольку не поучали битой по лобовому стеклу за навязчивые звуковые сигнала за бибиканье).

Над Даремом сверкали огни салюта, с третьего раза (спросили редкого на британских просторах полицейского) нашли гостиницу, два раза проехали мимо, что в целом вполне обычные результат.

Кафедральный собор York Minisyer потрясает своим величием. Грандиозное сооружение впечатляет и заставляет задуматься. О богатстве убранства англиканских церквей говорить здесь как-то не принято. Пока я осматривал, заиграл орган, что поразило меня до глубины души, поскольку акустика и богатство звучания.

Перед собором стоит римская колонна, которая была найдена во время ремонта южного трансепта собора в 1969 году. И потом установленная перед собором в 1900 летнюю годовщину со дня основания города. Йорк. По мнению местных историков и властей город был заложен римлянами в 71 году. На колонне прикреплена табличка с надписью, что она являлась частью оформления штаб-квартиры шестого римского легиона расквартированного в этих местах.

Увиденные памятники римской эпохи невольно приводят к мысли, что современные британцы считают себя действительными наследниками римской империи. В каждом городе непременно установлен памятник римскому легионеру – основателю города. Начиная с Лондона, где возле Тауэра стоит римский военачальник и написано название Лондониум. Логическое подтверждение этого пафосного заявления, в том, что современная Британская империя из этой логики является как бы продолжением тех великих завоеваний осуществленных древними римлянами.

Побывали в музее «Истории викингов». (Активно рекламируется) Показалось, что жизнь этих диких людей создателями экспозиции весьма приукрашена жизнь. Но даже и без сомнений из созданной в музее их реконструкции видно, что викинги не мылись. В их деревне не воссоздано ни одной бани, хотя воссоздан уличный туалет.

Уитби (Whitby) и Скарборо (Scarborough).

Уитби вошел в историю как место рождения великого мореплавателя Джеймса Кука (James Cook). совершивший три кругосветных путешествия. В те давние времена, в 18 веке это была рыбацкая деревня и будущий капитан, видимо, выходил на пристань, провожал рыбацкие шхуны, завидовал морякам и мечтал о далеких странствиях. Книжка о его кругосветных путешествиях Николая Чуковского была одной из моих любимых в детстве. И вот прошло каких-то 40 с небольшим лет, и я добрался до родных мест Джеймса Кука.

Уитби спокойный городок, расположенный на берегах уютной бухты. Как раз было воскресенье и на улицах было полно народа. Прямо праздник какой-то. Мы прогулялись по гранитной набережной, на краю которой перед морским простором памятник мореплавателю. А на другом, высоком берегу гавани, живописные руины древнего аббатства. Они так красиво смотрятся издалека, что мы решили не приближаться, тем более что нужно было покупать билет и потом иди по голому полю.

До Скарборо было совсем недалеко – 30 километров, но город показался нам растянутым и запутанным. Пришлось сделать два круга, чтобы разобраться в улицах и выехать на набережную.

Огромные волны северного моря с грохотом разбивались о бетонные заграждения и вспенившаяся вода выплескивалась на мостовую, заливая тротуар и ноги гуляющих. Вдали на скале был видны руины замка, а с другой стороны белело здание отеля и несколько шатров непонятного назначения, но с виду похожих на цирки Шапито. Парковочные места вдоль набережной пустовали, и, развернув машину лобовым стеклом к морю, мы устроили походный обед.

Подъехав к воротам в средневековой стене, чтобы добраться до руин замка на скале, но, к сожалению, прямо перед носом двери его закрылись – было уже 4 часа дня. Мимо пронеслись мальчишки на велосипедах, любители тюков на склонах, по узкой и кривой и неимоверно крутой тропинке.

Но все равно из-за стены открывался великолепный вид на гавань. Рядом висела табличка, информирующая любознательных, что уже 3000 лет (три тысячи лет) а этом стратегическом месте находится дозорный пункт, из которого наблюдают и за движением кораблей. А с другой стороны лежал город, улицы тянулись до холмов на горизонте, над которыми висело оранжевое заходящее солнце.

Как жаль, что наша поездка пришлась на позднюю осень, когда так рано темнеет, ведь летом мы имели бы еще пять часов светлого времени потратить на ландшафты и монументы. А теперь ничего не оставалось, кроме того, чтобы сесть в машину и ехать еще почти 150 километров до города Huddersfield, где нас ждал забронированный в «Премьер Инне» номер.

Манчестер. Гостиница Premier Inn Huddersfield (GBP 52.00)

Очень удобно расположена. Вывеску мы увидели, проезжая по скоростной автостраде и сразу свернули на съезд, затем, пропетляв по темным улочкам, оказались перед входом. Нас встретили две любезные администраторши, провинциальные английские девушки, ответственные и внимательные, одна по моей просьбе забронировала отель в Ковентри.

Расположившись в комнате, мы пошли поужинать в соседний паб. Поскольку была суббота, там было много изрядно подвыпивших. Впрочем, они вели себя не агрессивно, только разговаривали довольно громко.

На следующий день мы выехали в Манчестер, но выбрали маршрут через национальный парк “ Peak District “. Из окна мы видели равнины и взгорья, петляющую реку, леса и искусственным озером. В общем-то, ландшафт привлекательный, но вызывающий весьма скромные чувства, если вспомнить об альпийских дорогах.

Когда въезжали в Манчестер, видели впереди какое-то странное сооружение, возвышающееся над всеми остальными домами. Однако подъехать к нему ближе так и не получилось, улица увела нас в сторону, и мы оказались среди заброшенных многоэтажных зданий из красного кирпича с разбитыми стеклами. Видимо это прежде были какие-то склады.

Вокруг никого не было, на обочине валялся мусор. Весьма безрадостная картина, того гляди, из-за угла появится банда чернокожих подростков с ножами и обрезками труб. Так что мы поспешно развернулись и поехали в обратную сторону. Вскоре оказались на оживленной улице. По ней сделали три круга, объезжая центр, пока не наткнулись на одну из многоэтажных парковок, как оказалось весьма дорогую (20 фунтов).

Напрасно надеялись увидеть демонстрацию трудящихся манчестерцев в честь годовщины социалистической революции, в Манчестере такие демонстрации или проводятся кулуарно, в негритянских предместьях, или не проводятся вообще.

Как и предполагал Манчестер оказался совсем не интересным для туристов городом. Это промышленный и деловой центр современной Британии, где люди живут, чтобы зарабатывать, а не приезжают, чтобы отдохнуть и развлечься.

Долго ходили по торговым центрам, но так ничего и не купили, разочаровал однообразный пестрый ширпотреб. Послушали уличных музыкантов, выпили кофе в сетевой забегаловке “Etа”. Прогулявшись по центру, я постоял несколько минут на площади перед зданием ратуши. Там установлено несколько памятников наиболее известным и знаменитым жителям города.

Честер (Chester).

С утра идет мелкий дождь, и порывистый ветер вырывает из рук зонтик. Для нас это первый непогожий день в Англии. Поэтому прогулку по древней стене, окружавшей центральную часть города, я решил заменить посещением кафедрального собора.

В этом городе мы остановились в семейном отлете “Lloyd’s of Chester” (GBP 50.00) в 10 минутах ходьбы от древней городской стены. Нам предложили номер на втором этаже, нужно было пониматься по узкой лестнице и потом пройти по такому же узкому коридору, выложенному красным, тщательно вычищенным паласом. Комната оказалась просторной, окно открывалось, но опять в ней был только один стул и весьма скромное освещение.

Но у отеля имелась бесплатная парковка во дворе, что было существенным преимуществом при бронировании. Вечером меня встретил молодой человек, по видимому сын хозяина отеля, который появился только утром, и судя по тому, что он не спроси у меня никаких документов, был в курсе моего бронирования.

Строительство кафедрального собора в Честере было закончено в 1528 году, а начато еще в 9 веке. При входе собор показался несколько мрачноватым, наверно потому что день был пасмурный, и солнечные лучи не попадали на огромные витражи. Мрачно, в духе древних времен католицизма и вершения инквизиции. Играл орган. И это создавало чувство возвышенности. И хотелось сидеть на лавке в соборе, слушать музыку, рассматривать древние стены и расписной потолок, а не идти наружу в дождь и ветер.

Служащие в соборе оказались приветливыми, внимательными и обходительными людьми. Удивившись в очередной раз, что мы из России, выдали нам листовку на русском языке. Такие листовки на русском предлагались практически во всех посещенных нами соборах, что свидетельствовало, что наши соотечественники здесь не редкие гости.

Купили кольцо меняющее цвет в зависимости от кровообращения и показывающее таким образом внутреннее состояние человека. К покупке прилагалась памятка, разъясняющая значение цвета – от темно-синего до черного. Женщина за прилавком объясняла, что значит unsettled – беспокойство из-за непредвиденности чего-либо, тревога.

Прошли по улице торговых домов 12-14 веков, реставрированных в викторианскую эпоху. Туристическая часть этого города похожа на большой торговый центр, состоящий из множества бутиков одежды, антикварных изделий, картин безделушек мелких кафе и современных магазинчиков электронных товаров. И все это располагается в отреставрированных и стилизованных под фахверковые домах. Город оставляет приятное впечатление чистотой, нарядностью и воссозданным колоритом старины.

Жаль только, что мы приехали в него, когда сезон уже закончился, и на центральных улицах велись земляные работы, строители в оранжевых робах долбили асфальт, гудел экскаватор, да и непогода также не способствовала размеренным прогулкам.

Неожиданно с соседней улицы раздался шум марширующей толпы, это были команды левого марша. Ведущий выкрикивал какие-то слова, видимо «левой, левой! Кто там шагает правой? Левой». Но вместо революционного матроса с коробкой маузера на поясе показался рыцарь в доспехах, в шлеме, копьем и мечом, а за ним следовала колонна не восставших рабочих, а детей из начальной школы. Они дружно повторяли призывы ведущего. Как выяснилось, это был римский военный патруль.

Они шли из музея игрушек в музей Римского форта. Так организуются в Англии внешкольные уроки истории. Очень часто мы видели в музеях, подчас они и оставались единственными посетителями, шумели и бегали от экспоната к экспонату с какими-то планшетами, что-то зарисовывали и записывали, потом собирались группой и слушали рассказ экскурсовода или учителя (Можете припомнить Кононова в роли Нестора Петровича из «Большой перемены» в музее римской истории?) большие группы школьников разных классов.

И хотя неумолимо тянуло ходить по магазинам бесполезных вещей, я все-таки уговорил побывать в Гросвенорском (“Grosvenor museun”) музее - своеобразном краеведческом музее (вход бесплатный). Там не только бесплатный вход, но и тепло, и есть кафе, и есть туалет, в котором для просвещения населения развешаны таблички с тексом: « А знаете ли вы, кто придумал первый унитаз?» Над водопроводным краном висит: «А как знаете ли вы, с каких времен люди пользуются мылом?»

Сколько внимания уделяют англичане различным инженерным изобретениям и усовершенствованиям. Развитие фундаментальной науки шло параллельно с практическими разработками, и эти очень гордятся. Сколько музее посвященных, паровозам, кораблям, автомобилям, моторам, самолетам, домашней бытовой технике – везде присутствует пафос первых в мире (вторых в Сибири) изобретателей и рационализаторов.

Из Честера мы выехали в Конви (CONWY CASTLE) – в древний замок короля Эдварда I.. (входной билет 4.6 фунта)

Средневековое сооружение хорошо сохранилось до наших дней, мрачные бастионы передают дух тех далеких суровых времен. Замок был построен в 1287 году на берегу стремительной реки Конви, практически в ее устье, для контроля над землями Северного Уэльса. В замке можно подняться в каждую из четырех больших башен, откуда открывается вид на город и реку. Во время отлива многие лодки оказались на мели. Ветер и никого вокруг. Музей закрывался в 16 часов. Потом мы прошли по узким переходам вдоль стен и спустились в темницу.

Осмотрев самый маленький домик в Британии, покрашенный красной краской фасад втиснутого между других домика на набережной не произвел особого впечатления, выехали в Ковентри.

Главное было добраться до одной из основных магистралей Британии дороги М6 и по ней уже домчать до места назначения. Совсем не порадовало нас обилие большегрузных автомобилей, которой порой занимали две из трех полос дороги. Шел мелкий дождь. Внешнего освещения не было. На станциях сервиса уже в половине восьмого было тихо и безлюдно.

Ограниченный выбор блюд позволил скромно поужинать тем же, что обычно дают на завтрак - кусок жареного бекона с сосиской и фасолью, яйцом и половинкой жареного помидора. Это блюдо кажется неизменно во всех местах общественного питания вместе с традиционными “Fish and Chips”.

КОВЕНТРИ.

В центре города построен собор, в современном стиле, это, пожалуй, единственный собор наших дней, что удалось увидеть за всю поездку. Он построен рядом с разрушенным во время бомбежки 16 ноября 1940 года кафедральным собором, который стоит в руинах, напоминая молодежи об ужасах прошедшей войны. Напротив собора расположен Университет, мимо собора и по прилегающим улицам и ходит эта молодежь - многочисленные цветные студенты.

В центре было пустынно и дул пронизывающий ветер. Запечатлев конную статую королевы Годивы, своеобразного символа города, мы поехали в замок Уорвик.

Легенда о королеве Годиве, проехавшей на спор голой на лошади днем через весь город позволяет предположить, что она имела редкую и ярко выраженную форму эксбиционизма, редко встречающей у женщин. Желая удовлетворить свою патологическую страсть она потребовала у короля снизить для горожан налоги, что естественно вызвало у него удивление и протест. Иначе она будет ездить по городу верхом полностью обнаженной.

И в первое же воскресенье при большом скоплении народа осуществила свои намерения. Чтобы больше не позориться из-за такой экстравагантной жены, король к всеобщей радости жителей города сократил поборы. И представил это как заслугу своей королевы, которую после этого стали считать настоящей героиней.

WARWICK CASTLE

Как и предполагал, замок Уорвик оказался хотя и очень красивым сооружением с небольшим английским парков поодаль, но представлял собой филиал диснейленда. Высокие цены несколько печалили, но радость бегающих по стенам, комнатам дворца и подземельям детишек вдохновляла. Ряженые смотрители развлекали экскурсантов рассказами, зазывали дикими криками в темницу ужасов, Вход в замок для взрослого стоил 20 фунтов, 5 фунтов стоила парковка, отдельный билет в музей ужасов, стоил еще 20 фунтов.

В свободном мире, в частности в Англии, прослеживается тенденция организации музеев ужасов. Камеры пыток, тюремные подземелья, различные предметы изуверства являются очень популярными в таких заведениях, где задача служителей попытаться напугать посетителей. Не говоря уже про Лондон, где работает “London danger” м в музее мадам Тюссо, музей тюрьмы, тоже самое мы увидели в Йорке и вот теперь даже маленьком диснейленде в Уорвике открыта темница страха.

Приезжали бы лучше свободолюбивые англичане и американцы в город Пермь, где сохранен в реальном виде лагерь для заключенных, и тогда только добравшись до такой глуши станет жутко, а если представить, что суждено провести в этих крайне неуютных местах несколько лет, то охватит полное отчаянье. И главное, безусловное и окончательное убеждение, что ничто нельзя изменить.

Глостер (GLOUCESTER). THE EDWARD HOTEL (GBP 57)

К вечеру мы приехали в Глостер. Наш отель «Эдвард» находился на одной из главных улиц города – London roud - поэтому найти его не составило труда.

После того, как нас поселили в небольшой комнате на третьем этаже, больше похожей на мансарду, но с большим открывающимся окном на панораму города, мы решили прокатиться по улицам на машине, обследовать местность из окна автомобиля. И чуть не заблудились. Каким-то чудом, интуитивно я вырулил на нашу улицу Лондона и с облегчением вздохнул, поскольку уже смирился с участью обиженного скитаниями и оставленного без ужина путника. Поскорее припарковав машину на свободной парковке отеля, мы пошли ужинать.

Помимо свободной парковки достоинством отеля являлось его расположение – всего 15 минут ходьбы до центральной пешеходной части города. Это и определило мой выбор, даже не смотря на то, что комната предлагалась с двумя разными кроватями, а не как обычно, одной большой для семейных пар. Поднявшись по крутой лестнице в нашу мансарду, мы обнаружили весьма уютное помещение с большим окном, столом, стульями, шкафом и другими полезными мелочами, душевая кабина имела автономный водонагреватель, а телевизор принимал множество каналов через индивидуальную антенну с роутером.

Вечером звон колоколов наполнил опустевшие улицы. Мы шли в поисках итальянского ресторана, к сожалению, в любом еще открытом пабе уже не работала кухня, и там могли предложить только выпить. А с баши собора по-прежнему разливался громкий колокольный звон, разными тонами, в колокола били довольно долго, более получаса, пока мы кружили по безлюдным улицам.

Наконец, услав кружить по пустому городу, мы зашли в один из пабов, рядом со своей гостиницей, оказавшимся уютным, с теплой домашней атмосферой, и, присев в кресла перед камином, выпили по кружечке эля.

Когда на следующий день, мы подошли к входу в кафедральный собор, из него навстречу появилась группа маленьких монахов. Потом начали выносить каменные фигуры, укладывали на тележки и увозили. Наверно смена экспозиции. Внутри царила деловая суета, разбирали строительные леса, репетировали на органе, священники ходили по-деловому и отдавали распоряжения.

В соборе установлена памятная доска создателю гимна Соединенных Штатов. Но самая впечатляющая скульптура – Иисус. При входе в нем распятие, где вместо привычного тела доходяги, истощенного и умирающего, а тело спортсмена, атлета, борца, не традиционно иссушенное, а полное сил, энергии и здоровья. И вместо гвоздей он распят на кресте болтами. Прикручен к кресту болтами.

И это пышущее здоровьем и силой тело легкоатлета, и это тренированное красивое тело утыкано сотнями иголок, лицо его искажено гримасой боли – без содрогания, мурашки по коже, и внутреннего трепета смотреть на это произведение невозможно

Скульптура соткана из сотен тонких алюминиевых проволок, и пустая внутри, концы этих проволок торчат наружу, словно иголки ощетинившегося дикобраза. Эти торчащие вот все стороны иголки (концы проволоки) и есть ощущение постоянно источаемой острой боли.

Засмотревшись на современного Иисуса, на чашу для крещения 12 века, мы забыли подняться на главную башню.

От собора мы шли по узкой дорожке, она вела нас между отгороженными яблоневыми садами, и на тротуаре валялись внушительного размера треснувшие от удара о землю зеленые яблоки, они и сочно хрустели под ногами. Одно из таких яблок, видимо, упало на голову Ньютону, и он открыл закон всемирного тяготения.

Потом я осмотрел Исторические Доки и Музей речного судоходства Британии. В Глостерских доках, это портовые склады, использовавшиеся с викторианских времен до середины прошлого века, сейчас восстановлены и отреставрированы, превращены в современные офисы. В одном из 15 зданий из красного кирпича находится музей, где я пообщался с приветливым гидом, осмотрел экспонаты из жизни речных судоходцев. Было много детей, учителя проводили выездные уроки. Потом пошел в музей фольклора. Вход, что весьма удивительно в Англии, бесплатный. По пути видел конную фигуру основателя Глостера – римского легионера.

В порту, вдоль пирсов пришвартовано много самоходных барж, когда-то использовавшихся для перевозки угля, а теперь переоборудованных в дома на воде. Внешне они очень похожи на те, что стоят на каннах Амстердама, однако в них живут вовсе не бездомные или бедные люди, а наоборот весьма зажиточные, поскольку оплата аренды места в порту и обслуживание дома-баржи обходится в несколько тысяч фунтов год. Как правило эти люди имеют квартиры или дома, но, видимо, средств для покупки яхты у них не хватает, поэтому они совершают морские прогулки на бывших угольных баржах.

А прежде, когда баржи использовались по назначению, на них действительно жили. В музее устроена тематическая выставка фотографий, рассказывающая об этих людях. Снимки сделаны в первой половине прошлого века. Удивительно, или нет, но эти люди не имели домов на суше, и проводили всю свою жизнь на воде – спали, ели, женились, растили детей, умирали - и все в бесконечном плаванье по паутине каналов Англии. Они не работали, они жили, у них не было свободного времени, они всецело принадлежали своей лодке и своей судьбе перевозчиков угля.

Однако они относились к своей судьбе вечных странников, как принято сейчас говорить, креативно. Было принято раскрашивать свои дома на воде разными узорами и цветными картинами, укреплять деревянные фигуры, другие поделки – таким образом украшая своё жилище и разнообразя рутинное существование. Эти экспонаты и представлены в музее. На фотографиях предметы быта, утварь, игрушки, книги – все, что необходимо для домашнего хозяйства на барже-жилище.

Всматриваясь в простые загоревшие, огрубевшие от ветра лица этих людей, сфотографировавшихся на своих лодках целыми семьями, по пять - шесть человек, с взрослыми и грудными детьми, я заметил, что они чем-то напоминают российских мастеровых из уездных городов позапрошлого века.

В заключение нам предстояла легкая дорога в Хитроу по мотовейю. Последний раз остановились на площадке “Servises”, чтобы перекусить и заправиться возле города Reading. Внешне в Британии мне много напоминало Америку, особенно северо-восточного побережья, т. е. Новой Англии с той лишь разницей, что у американцев лучше, шире, богаче. И это можно заметить в частности по такой несущественной детали как оформление rast area.

В очередной раз я залил полный бак 95 бензина, которого хватило, чтобы и уже заправляться не пришлось. Таким образом, за всю поездку заправляться пришлось три раза и общая стоимость бензина составила 59, 56 и 48 т. е. в общем, около 163 фунтов и поскольку мы заправлялись по 46 литров в разных районах страны, а проехали всего 1812 км, можно заключить, что в среднем 95 бензин стоит в Британии 51 – 53 рубля, что в два раза дороже, чем в России.

Стандартный сервис не радовал разнообразием. Кажется, все сервисы в Британии одинаковые, мало того даже выбор заведений фаст-фуда весьма минимальный. Кажется, что в Англии питаются исключительно составляющими английского завтрака – яйцо, бекон, сосиска, помидор и фасоль. И альтернатива этому бургеры, т. е котлеты из говядины.

Даже куска жареной свинины не сыщешь. Нечего сказать, в впроголодь живут англичане, питаются фасолью и вареной треской с безвкусным картофелем. Для оправдания собственной кулинарной нищеты придумали вегетарианство. Всячески расхваливают полезность этого образа питания, очевидно уже не понимая, как обкрадывают свою жизнь, отказываясь от шашлыков, стейков, цыплят табака и разных других наивкуснейших блюд.

Перед аэропортом возникла по британским понятиям пробка, а по московским – обычное рабочее движение. Машины минут 20 тащились со скоростью 10 км в час, однако никто не ехали по широкой резервной полосе. Над головой с грохотом шли на посадку огромные самолеты.
Опубликовано: 25 Февраля 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.