«Первый» раз в Египет

На самом деле, это было моё четвёртое посещение Египта, но для меня оно стало первым. Ну или первым с половиной. Эта самая «половина» была в прошлом году, когда во время отдыха в Шарме съездил самостоятельно на два дня в Каир и Александрию. И так мне это понравилось, что решил продолжить практику самодеятельных вылазок и в следующий раз. Тем более, мною были ещё совсем не удостоены вниманием достопримечательности южного Египта – Луксор, Асуан и то, что между ними.

И вот пришло время приступить к организации своего отпуска. Углубился в недра всемирной паутины. Читал всевозможные форумы, отзывы, рассказы и прочая, и прочая. Очень хотелось лицезреть Дахшур и Саккару в окрестностях Каира, Александрию, а также Луксор и Асуан с Абу-Симбелом. Как ни крути, на это всё требовалось не менее 5 дней (как мне казалось).

Следовательно, с учётом пляжного отдыха и дней приезда-выезда, путевку нужно было брать суток на 12. И здесь во весь свой рост поднялся животрепещущий вопрос – вопрос цены. Платить энную сумму за 12 дней всёвключённого режима, из которых на 5-6 дней всё нужно будет выключить и нести дополнительные затраты? Как-то это всё не соответствовало текущей мировой финансовой ситуации и личным возможностям.

И тут случилось! Ну, не то чтобы озарение. Просто пришла в голову весьма простая и логичная мысль – А зачем мне путёвка? И в самом деле – зачем? Поеду-ка я сам.

Идея может и простая, но головной боли в последующие дни и недели она добавила немало. Предстояло спланировать и состыковать кучу вещей. Прежде всего, перелёты и переезды. Перебрал неимоверное количество вариантов. Составил кучу разнообразных графиков и календарных планов. В итоге получилось следующее.

2 октября. Прилёт в Каир.

3 октября. Визит в Александрию.

4 октября. Осмотр Саккары, Дахшура и, желательно, Мейдума. Вечером выезд на поезде в Асуан.

5 октября. Приезд в Асуан и далее по ситуации в зависимости от времени опоздания поезда.

6 октября. Экскурсия в Абу-Симбел.

7 октября. Каким то образом нужно добраться до Ком Омбо и Эдфу. Вечером желательно переехать в Луксор.

8 октября. Осмотр восточного берега Луксора, то есть самого Луксора, то есть Луксорского и Карнакского храмов.

9 октября. Осмотр достопримечательностей западного берега. Вечером перелёт из Луксора в Шарм и заселение в отель.

10 – 14 октября. Море, рыбы, кораллы и «all inclusive». 14-го выехать в Каир и переночевать.

15 октября. Вылет в Москву.

И теперь всё вот это надо было как-то воплотить в реальность. Для начала приобрёл авиабилеты из Москвы в Каир и обратно, а также на внутренний перелёт Луксор – Шарм-эль-Шейх. Думал, что в нашей провинции с этим могут возникнуть проблемы, однако в авиакассе при местной турконторе даже не удивились. Заказ приняли и уже на следующий день пригласили забрать распечатки электронных билетов. Я тут же прошествовал в соседнюю дверь с целью забронировать на пять ночей номер в отеле «Shores Golden» в Шарме.

Вот там милая девушка сделала большие глаза, узнав о моих намерениях, а потом начала активно склонять к «организованному» отдыху. Однако я был непреклонен. Запрос «туроператору №1» она сделала при мне, но подтверждение шло достаточно долго, видимо в силу нетривиальности заявки. Я уже начал опасаться отказа. Однако всё наладилось. Заодно оформил в турфирме и медицинский страховой полис – мало ли что.

Следующий момент – экипировка. Экипировался я, находясь под впечатлением страшилок про ужасающую жару на юге Египта в это время года. Там, мол, с 10 до 16 часов и на улицу не выйти, и потоотделение невразуменное, и открытые участки кожи на солнце сгорают за 10 минут. Так что на открытый воздух только в брюках и длиннорукавых рубахах, всё остальное густо намазать кремом с самой высокой степенью защиты, а лучше до темноты вообще из отеля нос не высовывать.

Я, конечно, гиперболизирую, но в целом ситуация была такова. Вот я и затоварился всякими одеяниями с улучшенным отводом пота и непонятной защитой от ультрафиолета. Благо, что время осеннее и на летний ассортимент действовали скидки.

Второе октября.

И вот день Х настал. Ну там доехал до Москвы, доехал до аэропорта, зарегистрировался на рейс, сижу жду…сижу жду…ещё сижу жду. В общем, как путешествие началось, так оно продолжилось и, чуть было не закончилось. Вылетели мы с часовым опозданием. Хорошо хоть прилетели с ним же. Заполнил привычную по предыдущим визитам миграционную карточку. Однако сунули для заполнения ещё одну – с реквизитами министерства здравоохранения (гриппа боятся что ли). Никаких проблем с визой не возникло. Отстоял небольшую очередь в банковское окошко, отдал 15 баксов за липкую бумажку, вклеил в паспорт, на контроле её проштепмпелевали и … Welcome to Egypt!

В аэропорту меня должны были встретить. Я ещё дома наметил несколько недорогих отелей в местах моего предполагаемого пребывания. А с каирским решил связаться по электронной почте. Выбор остановил на хостеле «Мерамис», поскольку он имел довольно высокие положительные оценки на сайтах бронирования. Мне пообещали отдельный номер за 75 фунтов в сутки и трансфер из аэропорта за 55 фунтов. Я понимаю, что дешевле было добраться на автобусе, но самолётный эррайвэл тайм заявлен в 20.25 и думалось, что захочется быстрее попасть в номер, а не рыскать с сумкой в руках в поисках общественного транспорта.

На деле всё оказалось ещё на час позднее и в номер хотелось ещё больше. Расположение гостиницы меня тоже устраивало – на одной из улочек вблизи её пересечения с центральной Талаат Харб и в пяти минутах ходьбы от площади Мидан Тахрир (тавтология получилась). Никакой предоплаты через всякие кредитные карты и прочие электронные платёжные системы вносить не потребовалось. Поверили мне на слово. В итоге не обманули. У встречающего аборигена в руках была табличка с названием хостела и крупно выведенным – YURY, мою фамилию написать видимо было сложно. Минут сорок езды и мы на месте.

Честно говоря, я не очень понял, за какие такие заслуги «Мерамис» имеет высокие баллы от туристов. Оказалось, довольно посредственное место. Занимает по половине двух этажей в типичном для центра Каира многоэтажном здании. В номере минимум мебели и очень неказистой. Санузлов по одному на этаже. Есть два компьютера и бесплатный WiFi для постояльцев. В принципе, для ночёвки сойдёт.

Третье октября.

Зря я поехал в Александрию. Надо было сохранить незамутнённые прошлогодние впечатления. Второй взгляд не был таким радужным, как то всё подмечалось в большинстве негативное. А места, ради которых поехал в Александрию, не стоили того.

Ну а началось всё ранним утром в «Мерамисе». С вечера предупредил паренька на ресепшене, что мне будет нужен завтрак до официального неудобного времени – 8.30. Он мне ответил, что надо попросить приготовить завтрак того, кто будет здесь с утра. Я и попросил. Знаете, что услышал в ответ? Кто знает египтосов, без труда догадался о содержании - «Надо было предупредить того, кто был здесь вечером.» Человек я неконфликтный и беседу продолжил в вежливых тонах.

Он ещё посопротивлялся для формы, спросил, куда я так рано, предложил машину для индивидуальной поездки в Алекс, тяжело вздохнул на отказ, предложил машину до вокзала (ещё чего, на метро десять минут ехать), снова вздохнул и поплёлся на кухню. Я зашёл в комнату, гордо именуемую «лобби». А там, на балкончике, освещаемый утренним солнышком и обдуваемый свежим ветерком, уже сидит некто с французской внешностью и вовсю хомячит свой брэкфест!

То есть я не первый такой «жаворонок» и какого тогда этот стафф строил из себя угнетаемую личность! Шут с ним. Я позавтракал очень быстро. Во-первых, торопился. Во-вторых, завтрак в «Мерамисе» почти верх аскетизма – три половинки кунжутной булочки, кусочек масла, упаковка плавленого сыра и упаковка джема, запиваемое чаем.

Поезд, согласно купленного билета, отправлялся от вокзала Рамзес в 8.00. Да, если кого-нибудь вдруг занесёт на каирский вокзал с целью переместиться из пункта А в пункт Б, то не следует вертеть головой в поисках расписания на английском - его там нет. Хотя чего это я, на вокзале моего родного города такого тоже нет, как, впрочем, и на многочисленных вокзалах столицы моей родной страны. Продолжим, однако. Ясное дело, что в восемь нуль нуль всё было ровно так же как и пять минут назад – пассажиры сидели по местам, а состав стоял у перрона.

Такая же ситуация наблюдалась пятнадцать минут спустя, хотя поезд и именуется стремительным словом «турбин». На шестнадцатую минуту опоздания он таки тронулся, при этом за окном всё равно кто-то бежал вдогонку, а потом ещё минут десять припозднившиеся тянулись из последних вагонов по своим местам. До Александрии доехали практически вовремя, но в самом городе с какого-то перепугу простояли более двадцати минут между двумя вокзалами.

Из того, что хотел увидеть, ближе всего к вокзалу располагался амфитеатр. К нему и направился. Но одного взгляда сквозь решётчатую ограду мне хватило. Вид этого новодела был столь вопиющ, что всякое желание платить за вход отпало. О том, что строилось это всё во времена отдалённые, говорили только несколько карандашных огрызков колонн и какие-то невнятные развалины. Сам же кусок амфитеатра ну очень убедительно отреставрировали, закатав в бетон всё, что только можно.

Далее осмотру подлежал дворец Рас-эт-Тин. Как следовало из разных источников, именно здесь последний египетский король Фарук отрёкся от престола и дал тем самым возможность своим верноподданным соорудить республику. Что-то у них даже получилось. Настораживало только одно – эти самые источники были немногословны в отношении дворца и бывалый люд о нём умалчивал в своих рассказах. На месте всё и выяснилось – во дворце сейчас что-то военное и подойти к нему ближе, чем километра на полтора, не представляется возможным. По крайней мере, широкая улица, идущая прямиком к зданию, была перегорожена забором с соответствующими надписями и блок-постом. А идти искать гипотетические обходные пути расхотелось. Ну или я чего-то не понял, или не там ходил.

После такой вот незадачи у меня настрой что-то сбился и в близлежащие гробницы Анфуши я не пошёл. Потоптался немного у невзрачного входа, который легко не заметить. Заглянул во дворик с полувысохшим полувытоптанным газоном и усыпанный разнокалиберными обломками чего-то. Зрелище не впечатлило. Поэтому поймал такси и поехал осматривать Ком-эль-Шокафа. Это я так сказал водителю – Ком-эль-Шокафа. Он вроде как понял и так уверенно меня повёз по хитросплетениям квартала Кармус. Вот только привёз к колонне Помпея. Показывает на неё пальцем – «Ком-эль-Шокафа». Ага, щас! Начинаю злиться, так как подумал, что меня пытаются развести. Но он просто не знал расположения и после расспросов отирающегося поблизости туристик-полицая довёз таки меня до места.

Эта самая (или этот самый) Ком-эль-Шокафа представляет собой трёхэтажную подземную гробницу. Ничего потрясающего воображение там нет. Интерес представляет нижний ярус, хотя по нему передвигаться затруднительнее всего, так как он подтапливается грунтовыми водами. Но именно там больше всего коридоров, переходов, комнат и ниш. И именно там находится, так скажем, главное захоронение всего комплекса. Оно не слишком красивое, грубовато сделанное и какое-то вычурное. Явно не царя там хоронили, а какого-нибудь разбогатевшего торговца, не отличавшегося хорошим вкусом. Вот и наворотили резчики и художники всего из разных культур: римские бюсты, греческие колонны с капителями и крылатые египетские богини над саркофагами.

После осмотра прогулялся до колонны Помпея, благо, что недалеко и дорогу я запомнил. С этой колонной и её названием какая-то странная история, напоминающая анекдот про памятник писателю Чехову, хотя «Муму» написал Тургенев. Вот и колонну вроде как построили в честь императора Диоклетиана, но называют Помпеевой.

Можете сами поискать объяснение этому казусу. А так, посреди обычного нетуристического квартала есть невысокий холм, на его вершине установлен гранитный столб и всё это дело огорожено глухим забором. Чтобы разнообразить небогатый пейзаж неподалёку от колонны поставили небольшую статую сфинкса. Всё это я спокойно увидел и заснял поверх забора без проникновения вовнутрь, что и вам советую.

Остальное время посвятил прогулкам по центру города и неумеренному потреблению выжатых соков в многочисленных лавочках. Наконец-то попробовал сок сахарного тростника. Думал, что совсем не понравится, ан нет – оказалось неплохо. Только что жажду им не утолишь.

Эпизод 1. Айн, цвай, полицай – 1.

Иду, значит, себе по александрийскому корнишу, то бишь набережной. Никого, значит, не трогаю. И вдруг впереди шум-гам, толпа народу, руками машут, ногами топочут. Среди гражданского большинства мелькают в немалом количестве полицейские. Подхожу поближе, дабы вникнуть в причины сего столпотворения. И вот что наблюдаю. Стоит на набережной какое-то важное здание. О его важности свидетельствует не внешний вид, изрядно потрёпанный, между прочим, а количество припаркованного автотранспорта.

Часть автомобилей припарковано по всем правилам, а часть – за неимением другого места остановились прямо на одной из полос для движения. А полицейским видимо взбрело в голову провести массовую показательную акцию, в ходе которой всем нарушителям на колёса были установлены блокираторы. В итоге виновные никуда двинуться не могут, но и добропорядочные водители оказались заблокированы. Отсюда и народное возмущение. Пока глядел на весь этот сыр-бор, подтянулось какое-то местное полицейское начальство и активно включилось в препирательства. Интересно, чем там всё закончилось?

Четвёртое октября.

С утра направился решать самую острую проблему – раздобывать билеты на вечерний поезд до Асуана. Озадачился этим вопросом ещё дома. Из сети узнал, что египетские власти с весны этого года запретили иностранным гражданам поездки до Луксора/Асуана на обычных поездах, оставив только возможность передвигаться в «спальных» поездах компании «Abela». Пытался связаться с этой конторой по электронной почте - результат нулевой, ни ответа, ни привета. Пришлось всё делать на месте.

Офис «Абелы» есть на центральном вокзале. Когда я бодро входил в широко раскрытые стеклянные двери, мне навстречу попались трое понурых молодых китайцев. Понурыми они были не просто так, а из-за отсутствия билетов в спальные вагоны. Для простого русского парня в кассе никакой билетной заначки тоже почему-то не оказалось и я был послан. Послан к кассе, продающей билеты в прицепные сидячие вагоны на тот же поезд. Там мне давешние монголоиды попались вновь. Разговорились.

Собираются в Луксор, хотели поехать с комфортом, но не получается, теперь вот топчутся в сомнениях. Я решил утереть нос восточным соседям и с исключительной лёгкостью в жестах купил билетик. Они, может, вдохновились моим примером, а, может, собрались показать, что жители Поднебесной тоже не пальцем деланы. Короче, пошушукались немного и разжились синими бумажками. Похоже, нам всем стало легче из-за сброшенного бремени выбора, поулыбались друг другу и разошлись по своим делам.

Моё дело было такое - в одиннадцать часов предстояло выехать на осмотр Саккары и Дахшура. Заказал индивидуальную поездку через «Мерамис». При мне позвонили и договорились. Только поторговаться не получилось. Неизвестный в телефоне начал с двухсот фунтов, я предложил сто семьдесят, тот сразу же и согласился. А я то уж было навострил уши, чтобы услышать следующее предложение по цене от контрагента, и открыл рот, чтобы высказать свою точку зрения.

Пришлось рот закрывать, только ощущение недоумения и лёгкого обмана осталось. Но раз уж сам назвал цену, то требовать снижения уже нельзя – правила торга. Хотел ещё в Мейдум съездить, но начали дружно гундеть, что очень далеко, долго ехать, заломили цену в четыреста фунтов. В общем, дали понять – не повезут. Ровно в одиннадцать (что странно для Египта) появился высокий молодой туземец, представился Асимом и повёз меня по местам.

Сначала прибыли в Саккару – некрополь при бывшей древней столице – Мемфисе. Здесь я столкнулся с тем, что потом повторилось в Луксоре в Долине Царей. Дело в том, что на территории порядочно объектов для осмотра. Но я на 99% процентов уверен, что они никогда не были доступны для посещения все разом, одновременно. Что-нибудь обязательно закрыто или на реставрации. Причём изменения случаются регулярно. И вполне вероятно, что на момент написания сего опуса, многое уже поменялось. Так что поездка превращается в некую лотерею. Вот и меня Асим сразу предупредил - возил туристов позавчера и знает, что вход внутрь пирамиды Джосера, пирамиды Унаса, Серапеум и мастабу (гробницу) Ти закрыт. Однако по приезду выяснилось, что мастаба Ти открыта, зато заперли мастабу Идоут.

Похожая ситуация и с билетной системой. Начитался информации из инета и ехал в полной уверенности, будто в Саккаре надо будет купить общий билет на доступ в музей Имхотепа, пирамиды Джосера и Тети, гробницы Мерерука и Каджемни, а дополнительно придётся покупать отдельные экстра-тикеты в некоторые гробницы (в ту же Ти). Как бы не так! Никаких экстра-тикетов не существует. Есть один билет на всё. Точнее, на всё, что открыто.

Начал с музея Имхотепа – легендарного советника фараона Джосера. Это вроде как ему в голову стукнула идея соорудить первую пирамиду. ИМХО, музей можно смело пропустить, если только вы не фанатичный поклонник всего древнеегипетского.

Далее по списку следуют мастабы Мерерука и Каджемни. Для зачина подойдут, в них много комнат и можете попытаться заблудиться. Но резьба-росписи не слишком аккуратны и неважно сохранились. По сути, верхняя их половина как фрезой срезана. Это так правоверные постарались. Поблизости находится небольшая пирамида Тети. Жаль, что время, ветра и пустыня превратили её в холм песчано-гравийной смеси. Но внутрь попасть можно, чтобы увидеть сводчатый потолок, испещрённый вырезанными звёздами.

Мастаба Ти во многих описаниях и путеводителях преподносится как самая красивая гробница. Пожалуй, соглашусь. Ти не был царствующей особой, поэтому в его захоронении нет пафосных изображений в стиле «Идут крестьяне – привет фараону, идут военные – привет фараону, идут покорённые народы – привет фараону, а пройдут жрецы…». Тут всё ближе к жизни.

К примеру, один из самых известных фрагментов «Изготовление лодки» - вот куча народу приволокла откуда-то ствол дерева, на следующей картинке начинают придавать очертания судна, потом выдалбливают изнутри, ну и так далее, вплоть до фрагмента, где все уже довольные рассекают на ней по Нилу, одни гребут, другие сети закидывают. Ну и остальное в таком же духе. При этом рельефы тонко вырезаны и во многих местах сохранились краски. В само место захоронения с саркофагом лезть не рекомендую – ничем не украшенный низкий подземный коридор с простым грубо обработанным каменным саркофагом.

Следующей на очереди была мастаба «два-в-одном» - в едином здании захоронения Ахухотепа и Птахотепа. В большей своей части она ничем не примечательна, за исключением одного небольшого зала. На его стенах резьба исключительной красоты и тонкости, превосходящая таковую в мастабе Ти. Как назло я оказался один в гробнице и смотритель ходил за мной по пятам, не позволяя достать фотоаппарат. Фото и видеосъемка внутри всех мастаб запрещена.

При этом на входе не обыскивают и камеры не отнимают. Так что украдкой сделать несколько снимков получится или можно дать пару фунтов бакшиша смотрителям, тем более, они это сами предлагают. Но тут у меня мелочи не оказалось. А это чмо в бурнусе схитрило – как бы вышло из зала, а потом резко выглянуло из-за угла и застукало меня с цифровиком в руках. Тут же начало тараторить «Ноу фото! Ноу фото!», которое постепенно перешло в «Уан доллар! Уан доллар!» А у меня и долларов мелких не было. Так что, хрен тебе, золотая рыбка.

Заключительным аккордом посещения Саккары стал осмотр пирамиды Джосера. Она считается самой старой из египетских пирамид. Конечно, масштабы её не поражают воображение. Сложена она из небольших кирпичей, а не больших каменных блоков. Так что, особых вопросов у историков и археологов по ней не возникает. Но она первая и этим ценна.

На север от Саккары хорошо просматриваются три пирамиды в Абусире. Издалека они кажутся вполне так пирамидальными. Но если картинку на экране цифровика приблизить или поглядеть в биноклю, то, становится очевидно, что на данный момент они представляют собой ещё не совсем расползшиеся груды камней. Обратив же взгляд на юг, мы узрим пирамиды Дахшура. Туда я и направился.

О происхождении трёх пирамид в окрестностях Дахшура (ради складности повествования отнесём к ним и мейдумскую пирамиду) существуют разные версии. Мне же нравится самая простая, но и самая интересная. Вольный её вариант и изложу без всяких претензий на историческую достоверность.

Фараона Джосера уже упоминал. Был у него внучок, назвали Снофру. Потом он сам стал фараоном. И практически сразу пришла пора и ему озаботиться местом своего будущего захоронения, ибо, как гласила древняя египетская пословица «Готовь лодку до разлива Нила, а гробницу - в молодости». Всё было бы ничего, соорудили бы архитекторы очередную типичную усыпальницу-мастабу, художники с резчиками украсили и… спи спокойно, дорогой товарищ. Но вот дедушка то выпендрился и не захотел лежать как все. На фоне его творчества строить что-то менее масштабное было уже не «комильфо». Да и сам Снофру был человек амбициозный и деятельный. Короче, время для экспериментов пришло.

По каким-то причинам первый вариант пирамиды начали строить довольно далеко на юг от мемфисского некрополя. Сейчас это пирамида в Мейдуме. Если судить по тому, что осталось, она должна была больше напоминать башню в духе месопотамских зиккуратов. Однако где-то что-то пошло не так, из-за крутого угла наклона граней нижние слои строения не выдержали нагрузки и покрылись трещинами, наружная облицовка осыпалась и, похоже, строительство было прекращено. Надеюсь, что Снофру был великодушным человеком и незадачливых архитекторов не побросали в Нил на съедение крокодилам.

Версию номер два решили возводить на несколько километров севернее, но в пределах видимости от предыдущей неудачи, чтобы, значит, не повторяли ошибок прошлого. Пыл поумерили и угол наклона граней сделали более пологим. До поры до времени всё вроде как шло неплохо и если бы её достроили по первоначальному проекту, то звание Великой носила бы вовсе не пирамида Хеопса. Но… признаки старой проблемы проявились и тут. По ходу дела попытались ситуацию исправить и ещё уменьшили угол наклона.

Из-за этого пирамида приобрела необычный вид и своё название – Ломаная. До ума её довели и четыре грани в итоге сошлись в одной точке. Сейчас она привлекает внимание своими уникальными очертаниями и высокой сохранностью внешней облицовки. Но, думаю, что фараона такое архитектурное недоразумение в качестве стартовой площадки в мир мёртвых не устроило. Ну правда, предки бы при встрече засмеяли, особенно дед.

Место стройки третьей пирамиды ещё подвинули на север. Однако для особо непонятливых вдалеке упорно маячили первый недоделок и второй инвалид. Видимо египетские боги троицу тоже любили, так как на третий раз получилось. И сейчас пирамида, получившая название Розовой, является третьей по высоте. На этом Снофру успокоился, а может попросту умер. Однако строители без работы не остались, так как на трон взошёл сынишка Снофру. Звали его Хуфу, в греческой транскрипции – Хеопс.

Думаю, не надо пояснять к чему это привело. Любопытно, что эпоха пирамидостроительства была очень короткой на фоне общей истории Египта, а со времён постройки первой пирамиды до возведения самой высокой не прошло и ста лет. После Хуфу порыв как-то поугас. Наследник Хуфу по имени Дженефра схитрил и сэкономил одновременно – повелел соорудить пирамиду на прилегающей к Гизе возвышенности, так что формально его многогранник получился выше папиного. Однако боги не одобрили хитроумия и скупердяйства - постройка до наших дней не дожила. Далее были отдельные прорывы в виде пирамид Хафра (Хефрена) и Менкауры (Микерина), но в целом пирамиды строились всё более чахлые и постепенно сошли на нет.

Вернёмся к моим приключениям. На въезде приобрёл билетик для себя и на проезд легкового автомобиля. Розовую пирамиду можно осмотреть и снаружи, и внутри. Для этого надо довольно высоко подняться ко входу, а затем спуститься по узкому и крутому лазу, согнувшись в три погибели. Людям, сомневающимся в своём здоровье и физических возможностях, порекомендовал бы воздержаться от спуска. Я, с моими метр восемьдесят семь роста, думал, что обдеру всю спину о потолок лаза. Внутри имеется три высоких сужающихся кверху зала с отличным эхом и звёздным потолком. Но больше всего от посещения внутренностей пирамиды запоминается не интерьер, а жуткий запах, напоминающий нашатырь.

К Ломаной пирамиде Асим везти меня отказался. Мол, закрытая зона да и времени уже нет. Последнее было почти правдой. Посещение закрывают в 16.00, а на часах 15.20. Но скорее всего, просто машину пожалел, так как дорога туда грунтовая, каменистая. Пришлось ограничиться фотографированием издалека. Пока обошёл вокруг пирамиды, пока заснял интересные виды, час икс и наступил. К этому моменту организованные туристы на больших автобусах уже свинтили и у подножия величественной пирамиды осталась лишь наша одинокая маленькая «Хюндай Элантра». Лет через десять от машинки и следов не останется, а пирамида всё так же будет выситься среди песков.

Эпизод 2. Айн, цвай, полицай – 2.

Иду, значит, себе по каирскому центру. Конкретнее, вдоль задней ограды каирского музея. Коротаю время до поезда. Никого, значит, не трогаю. И вдруг впереди шум-гам, какие-то люди руками машут, ногами топочут. Подхожу поближе, дабы вникнуть в причины сего столпотворения. И вот что наблюдаю. Лежит у ограды чёрный неприметный полиэтиленовый пакет. Но это он для нас с вами неприметный. Для всяких служб безопасности любой бесхозный пакетик очень даже примечательный. И в Египте это весьма актуально.

Но как должны в такой ситуации действовать спецслужбы – освободить прилегающую территорию, не пропускать обычных граждан, самим не соваться и вызвать специалистов. А здесь… Народ мимо неторопливо прогуливается, оглядываясь на происходящее. Люди в штатском и в форме возле пакета топчутся, гипнотизируют его взглядами, активно переговариваются друг с другом и по рациям. Вот один подошёл и потыкал в пакет антенной рации. Ай, молодца!

А служивых то к пакету всё прибывает и прибывает. Может быть у них павший от рук террориста прямиком возносится в райские сады в объятия ласковых гурий? Завершения истории опять не дождался, но грохота взрыва не слышал. Скорее всего, кто-нибудь из присутствующих просто заглянул в пакет и ничего там не обнаружил.

Вечером сел в поезд до Асуана. Вот это был единственный случай за всё время моего пребывания в Египте, когда цена столь вопиюще не соответствовала качеству получаемого товара или услуги. Напомню, билет в сидячий вагон первого (хм!) класса обошёлся мне в 165 фунтов – это более девятисот рублей. Я-то рассчитывал за эти деньги получить в своё распоряжение комфортабельное кресло с откидывающейся спинкой в вагоне, наподобие тех, что курсируют между Каиром и Алексом. Не тут-то было!

Старый, обшарпанный снаружи и внутри вагон. Поделён на отсеки по шесть мест в каждом, по три кресла в ряд друг напротив друга. Спинки не откидываются. Полок для багажа всего на две сумки. Посредине стоит низкий столик. В этих условиях предстояло провести часов 12-14.

На перроне стояла толпа народу, так что рассчитывать на свободное место по соседству не приходилось. Так оно и оказалось. Когда я зашёл в свой отсек, там уже сидели две девушки. Перекинулись дежурными фразами – француженки, едут тоже до Асуана. Потом вошла молодая пара почти без багажа. Сказались американцами, следуют в Луксор. Шестым попутчиком оказался местный. Но видимо власти стараются держать своих граждан отдельно от туристов и наоборот.

В наш отсек заглянул туристик-полицай в белой форме, засёк аборигена и удалился. А через пару минут вернулся с каким-то дядькой в штатском. Тот коротко и как-то внушительно побеседовал с египтянином, после чего они втроём ушли. Больше в нашем вагоне местных жителей мы не видели за исключением проводников и полицейских.

Проблема с размещением ко сну решилась следующим образом. Америкосам досталось три места на двоих и они легли по-нашенски – валетом. Одна из француженок – повыше и посимпатичнее – ничтоже сумняшеся достала из рюкзака небольшой ярко-зелёный свёрток, оказавшийся спальным мешком. Развернула его и натянула на себя, став похожей на гусеницу. После этого улеглась прямо на грязный ковролин пола. Молодец! Второй французке досталось два места, что для её габаритов было даже слишком. Ну а в моё полное распоряжение попал вышеупомянутый столик, придвинув который к креслу, я и соорудил нечто похожее на спальное место.

Пятое октября.

Утро нас встретило прохладой. Нет, за окном вовсю жарило солнышко и температура должна была быть хорошо за тридцать. Но в Египте существует дурная привычка кондиционировать транспорт градусов до 17-18. Интуиция мне подсказывает - это такой признак крутости. Заявлен «first class air-conditioned express», так вот вам, почувствуйте, что он действительно «air-conditioned».

Часов в девять по вагону прошёл жизнерадостный новозеландец, заглядывая в каждый отсек и сообщая известие, что мы опаздываем на три часа. Американцы несколько приуныли. Сущие дети – едут на один день в Луксор и хотят всё увидеть. Вот француженки, те наоборот, абсолютно никуда не торопятся. Ещё бы, в запасе месяц свободного времени, когда захочешь - приезжай, захочешь – уезжай.

В Луксоре из вагона вышло процентов девяносто пассажиров. Остались, кроме меня с лягушатницами, только пара желтолицых восточных братьев и мужичок средних лет трудноопределяемой национальности. Азиатов я потом не встречал, а вот про остальных расскажу по ходу действия.

В Асуан наш состав прибыл около 14 часов. Скажу честно, шаг из прохладного вагона в сияющую жару южного египетского города дался нелегко. И сразу обволокло, окутало, залезло под рубашку и брюки, выжало капли пота. Подумалось, что вот так сразу все страшилки материализовались и взялись за мой толком не акклиматизировавшийся организм. И, вообще, зря я сюда приехал и как бы здесь не загнуться. С этими невесёлыми думами я и устремился в укрытие - к зданию вокзала.

Вопрос с местом проживания решился настолько легко и непринуждённо, что это можно даже назвать «прухой». Дома выбрал несколько возможных отелей, но главными претендентами стали «Хатхор» и «Мемнон». Хотелось, знаете ли, пожить с видом на Нил. Так вот, на вокзале попадается паренёк. Судя по табличке в руке, представляет отель «Мемнон» и встречает некоего Густаво. Раз оно само идёт в руки, чего же упускать. Подошёл и договорился о вселении, ещё и довезли меня бесплатно.

А неизвестный Густаво, собака такая, не приехал, так что парень мне рад был – не зря съездил, пусть другого, но клиента доставил. Свободного номера с прямым видом на реку, к сожалению, не оказалось. Пришлось довольствоваться комнатой с торца, но вид на Нил оттуда тоже был. Хочу сразу предупредить о недостатке такого размещения – корниш в Асуане является главной автомагистралью города и шумит даже по ночам.

За 65 фунтов в сутки получил в своё распоряжение приличный номер с полным набором мебели и санузлом. На его фоне каирский «Мирамис» - жалкая ночлежка.

Пинайте меня ногами, но в Асуане обедал я в Макдональдсе. Только вы сначала посмотрите на тот Макдональдс, а потом уж приступайте к экзекуции, если нога поднимется. На берегу Нила, панорамное остекление, вид великолепный, чистота и прохлада, WiFi халявный, персонал вышколенный. Из-за того, что ждал заказа чуть более пяти минут, трижды извинились, назвав меня при этом «сэр». После такого все недостатки приготовленного можно и простить.

Пока добрался до гостиницы, пока разместился и принял душ, пока прошёлся по набережной и пообедал, на часах перевалило за 16.00 и солнце стало подозрительно быстро падать за высокий западный берег Нила. Около пяти вечера оно скрылось совсем и город погрузился в стремительно сгущающиеся сумерки. Я на этот день ничего не планировал, так как ожидал опоздания поезда. Но в душе была слабая надежда немного прокатиться на фелюке или переправиться на противоположный берег. Не случилось.

Дневная жара, оказавшаяся для меня вполне переносимой, помаленьку спадала. По какой-то интересной обратной зависимости по мере снижения температуры увеличивалось количество людей на улицах. А центральная часть города постепенно превращалась в большой базар с эпицентром на Шария Эль Сук – Торговой улице. Место колоритное, шумное и пахучее, как, впрочем, и любой другой арабский базар. Выглядит посимпатичнее шармовского «Олд маркета», но сувенирный ассортимент точно такой же, я был разочарован.

Встретил, кстати, тех самых француженок. Они поселились в каком-то отеле на задворках по 40 фунтов с носа. Сообщили мне, что завтра едут с экскурсией в Абу-Симбел. Совпадение, я завтра еду туда же.

Шестое октября.

Этот день начался ночью. Ещё накануне по приезду через ресепшен отеля заказал обычную экскурсию в Абу-Симбел. Обычную в том плане, что так ездит большинство туристов и её неоднократно описывали в различных отзывах. Так что много распространяться не буду. Разбудили в два часа стуком в дверь номера, выдали коробку с завтраком (опять эти кунжутные булки, масло, сыр и джем), посадили в небольшой автобус, собрали прочий люд из разных отелей и привезли к стаду таких же автобусов.

Угадайте, кто сел в мой автобус? Правильно – обе француженки. По такому поводу мы даже официально познакомились – «Каролин и Орели, очень приятно! А меня зовут Юрий.» Моё довольно простое и короткое имя своим сочетанием гласных почему-то неизменно вызывает трудности у иностранцев. В другом отеле подобрали того самого неопределённого мужичка из вагона.

Потом все поехали к месту назначения. Три часа по хорошей дороге через пустыню и мы на месте – на берегу водохранилища имени дорогого товарища Гамаля Абдель Насера. Небольшая прогулка от места стоянки до храмов. Героическую историю их спасения от затопления при строительстве Асуанской ГЭС можете легко найти и прочитать.

Так-то Большой и Малый храмы посвящены богу Амону и богине Хатхор, но на самом деле фараон Рамзес II построил их в честь себя любимого. И пусть вас не смущает, что второй храм возведён вроде как для жены Рамзеса – Нефертари. Всё равно по большей части на стенах изображён великий фараон во всей красе, преимущественно на колеснице во главе войска или с секирой в руках над поверженным противником – в короне Верхнего Египта собирается окучить нубийца, а в короне Нижнего Египта – какого-то хетта.

Большой храм естественно не зря назван большим. И статуи при входе посолиднее, и внутри есть где разгуляться. Стены покрыты росписями и резьбой, правда, не слишком красочными. Сохранены и надписи туристов прошлого и позапрошлого веков, варваров то во все времена хватало. Малый храм совсем неплох, а фасадные статуи даже лучше сохранились. Фотографировать внутри ни там, ни там нельзя, но многие потихоньку это делают. Если резюмировать - что ожидал увидеть, то и получил. Но всё-таки считал, что должно быть помасштабнее.

На обратном пути в пустыне запросто можно увидеть миражи. В основном, самые распространённые – в виде водоёмов. Завозили на Асуанскую плотину – ничего особо примечательного, допускают только на дамбу, поэтому технические сооружения и падающий поток воды увидеть не удастся.

Гораздо более любопытным оказалось посещение храма на острове Филе. С Абу-Симбельскими сооружениями его роднит то, что его тоже пришлось спасать от затопления. Так что настоящий остров Филе сейчас покоится на дне водохранилища, а храм перенесли на другой и, не мудрствуя лукаво, обозвали его тоже Филе. Сама эта небольшая экскурсия стала эдакой проверкой нашего командного духа, способности к самоорганизации и коллективной памяти, потому как высадили нас у кассы, объяснили что и как делается и махнули рукой в сторону скопления лодок у пристани – дерзайте, мол.

Явного лидера в нашей разношёрстной компании не оказалось, поэтому все решения вырабатывались спонтанно. Как-то сама собой выбралась из множества практически идентичных та единственная лодка, потом наш коллективный разум дружно сторговался с её владельцем по десятке с носа, телепатически сошлись во мнении, что сорока минут на осмотр нам хватит. Храмовый комплекс выглядит на небольшом островке очень живописно. И с воды приятно посмотреть, и с острова отличный вид на гладь небольшого водохранилища перед старой плотиной.

Сам храм такой весь аккуратный, не слишком большой, прилично сохранившийся. Зачет, в общем. Вполне понимаю тех, кто считает его главной достопримечательностью Асуана и окрестностей. Коллективная память, увы, не сработала и одного согруппника чуть не оставили робинзонить. Хорошо, что с индивидуальной памятью у единственного русскоязычного индивида оказалось всё в порядке и вовремя вернулись.

От лицезрения неоконченного обелиска дружно отказались.

Вернули нас по местам уже в начале третьего часа, поэтому повторилась вчерашняя ситуация – ни на фелюке прокатиться, ни на другой берег сплавать. Зато набрёл на весьма симпатичное место – Fryal Garden. Это небольшой парк у южной оконечности набережной. Разбит на довольно высоком гранитном холме. Если тоже не успеваете совершить речную прогулку по Нилу или забраться в пустыню на противоположном берегу, то садик однозначно рекомендую.

Хотя бы посмотрите на город с возвышенности, а это обязательно нужно сделать. В парке на гранитных глыбах можно увидеть высеченные древнеегипетские таблички с рисунками и иероглифами. Много времени там просидел, провожая взглядом африканское солнце. Рядом на скамеечке примостился колоритный дедушка с тростью, представился Измаилом, мило с ним побеседовали за жизнь.

Асуан мне надолго запомнится. Он как-то сразу понравился, едва я вышел из здания вокзала и увидел этот высоченный противоположный берег, за которым начинается бескрайняя пустыня. Нил здесь совсем не такой как в Каире или даже в Луксоре. Он в сто раз живописнее. Красивые берега-антиподы, множество гранитных больших и малых островов, посреди всего этого великолепия снуют десятки катеров и парусных фелюк. Сам городок по египетским меркам чистый и аккуратный.

Машинки на улицах хоть и старенькие, но такие же опрятные, как и сам Асуан. Ну и конечно он не такой шумный и суетливый. В дневное время попросту сонный. Вокруг худощавые нубийцы с естественной грацией неторопливо передвигают свои ходули, помогая длинными руками с изящными кистями. А сколько я там разных напитков выхлебал! И разные соки, и какие-то травяные чаи-настои. Долго не мог понять – что там такое белое наливают? Молоко, что ли. Оказалось молоко. Кокосовое и с кристалликами льда. Единственное, что местные очень любят сладкое и напитки у них такие, что лучше их потом обычной водичкой запить.

Стоя на самой верхотуре Fryal Garden, обдаваемый жарким дыханием западного ветра из великой пустыни, я глядел на реку, на город и так мне не хотелось его покидать. Очень пожалел, что не взял ещё день про запас на случай, если где-то захочется зависнуть.

Седьмое октября.

В предварительных планах этот день значился как самый неопределённый. В намерениях числилось наведаться в Ком-Омбо с Эдфу, а также перебраться в Луксор. Однако, как это сделать никакой ясности не было. Вариантов то на самом деле куча – от использования местных железнодорожных «скотовозов» с шансами быть снятым полицией до индивидуальной поездки на такси за немалые деньги. Но жизнь, как это часто случается, оказалась гораздо проще. Специально для таких чудиков как я существует вариант доставки со всем багажом на микроавтобусе из Асуана в Луксор с заездами и в Ком-Омбо, и в Эдфу. Это мне и предложили в отеле, на что я с радостью согласился.

Забрать меня должны были достаточно рано, но время шло, а за мной никто не приезжал. Волноваться в Египте по поводу опозданий – пустое занятие. Надо сидеть спокойно и ждать разрешения ситуации, а она обязательно разрешится. Вот и на этот раз всё разрулилось. Я даже не вникал в причины нестыковки. Подогнали специально для меня потрёпанный, но всё ещё солидный «бумер» и менее чем за час домчали до Ком-Омбо. Там уже поджидал микробасик.

Храм в Ком-Омбо построен во времена правления Птолемеев – потомков одного из соратников Александра Македонского. Египет им достался после развала великой империи. Александр не был дураком и быстро смекнул все преимущества фараонства. Одно дело быть царьком в демократической Греции, и совсем другое - воплощением Амона на земле. Поэтому он живо сгонял в священный оазис, где жрецы признали его богоподобным и провозгласили фараоном.

Птолемеи тоже не были дураками и с легкостью променяли свою прежнюю веру на выгоды полноценного властвования. Поэтому отличия в архитектуре храмов эллинистической эпохи от древних египетских храмов невелики. Всё те же трапецевидные пилоны, гипостильные залы, огромные статуи со скрещенными на груди руками. Разве что колонны постройнели в лучших дорических традициях.

Вернёмся в Ком-Омбо, хотя я туда вряд ли вернусь. Не очень, чтобы очень. В меру живописная руина на живописном высоком берегу живописной излучины главной водной артерии живописного Египта. Тем, кто собирается увидеть всего и побольше, там стоит остановиться. Поглядеть, к примеру, на вырезанное на стенах практическое пособие по родовспоможению. Ну а в остальном – три колонны, две стены, пилона почти нет. Всё это меркнет на фоне того, что нам предстояло увидеть далее.

Граждане! Если вас каким-нибудь макаром занесёт в Луксор или Асуан, вот что хотите делайте, как хотите и на чём хотите добирайтесь, но вы должны оказаться в Эдфу в храме Гора. Желательно, конечно, во время, когда там не будет других туристов. Самые сильные впечатления остались именно от него. Наверное из-за того, что увиденное значительно превзошло ожидания. До начала подготовки к поездке в Египет я про Эдфу слыхом не слыхивал и знать не знал про тамошний храм.

А ведь по его эскизам оформлялись интерьеры египетского зала в музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве. Всё так замечательно сохранилось, что хоть завтра начинай возносить хвалы богу-соколу Гору, ну разве что почистить немного. Внутри можно долго бродить по многочисленным залам и коридорам. Все стены и колонны обильно усыпаны резьбой и росписями. В каждом зале в потолке имеется отверстие для каких-то ритуальных целей.

Везде можно свободно фотографировать. Но чаще всего туристы стараются запечатлеть себя у входа в храм возле отличной статуи Гора, сохранившейся каким-то чудом. При большом наплыве людей к ней очередь выстраивается. А ещё внутри живут летучие мыши! Ещё раз выскажу своё восхищение и словами описывать бесполезно. Нужно ехать.

Несколько слов о нашей автобусной компании. Как обычно, капиталистический (китайцев не было) интернационал – два молодых американца в ковбойских шляпах (гы-гы!), страшненькая блондинистая немка, молодая канадская пара с французским акцентом, немолодая французская пара и коренастый дедок. Последний имел простоватый, добродушный вид, широкое, открытое лицо и болтал без умолку. Я с ним лично пообщался в Эдфу. Представился он как Пабло из Чили (эк, куда занесло!) Пенсионер, мол, путешествует. Попросил его меня сфотографировать.

- О, вы русский.

- Да. А как вы узнали?

- А вот на экране русские буквы.

Подумалось: «Эге, дедушка, а ты не так прост, как кажешься! В каких войсках при Пиночете служили?»

В Луксоре нас всех развезли по отелям. Мой назывался «Сансет».

Эпизод 3. Спокойствие, только спокойствие.

Вот какая история у меня вышла с этим отелем. В Асуане в «Мемноне» меня посчитали богатеньким. Ещё бы – взял на одного неплохой номер, заказал экскурсию в Абу-Симбел и переезд в Луксор. Решили, видимо, подоить. Без всякого криминала, разумеется. До кучи предложили свои услуги по размещению в Луксоре. Якобы у них там есть дружественный отель – этот самый «Сансет». Обойдётся он мне в те же деньги – 65 фунтов за сутки и оплатить могу всё прямо сейчас. Ну доверился людям.

Однако густо наштукатуренная девушка на ресепшене «Сансета» сделала большие глаза, когда я всё это изложил. Мол, ничего про мою бронь не знает, а про отель «Мемнон» в Асуане впервые слышит. Вызванный менеджер ничем не помог. Вот меня и «кинули», развели как лоха! Сто тридцать фунтов не очень большие деньги, но было просто обидно. И эти ещё рядом стоят – смотрят на меня на половину с сочувствием, на половину с усмешкой. Разрешили позвонить в Асуан.

Думал, что на том конце провода начнут от всего отказываться, ан нет. Стали извиняться, просили подождать, обещали, что всё уладят. В итоге уладили. Не быстро, конечно – ещё около получаса пришлось мне покуковать на диванчике в холле, пока девушка за стойкой не помахала призывно рукой. Они не мошенники, они просто раздолбаи и обижаться на них за это, ругаться, махать руками – пустое дело, себе дороже выйдет.

История имела продолжение. Вечером в номер позвонили и попросили спуститься в холл. Там меня ждал молодой пухлый египтянин с дорогой Нокией навыпуск. Оказалось, что мои волнения были из-за него. Это он должен был меня встретить и решить все вопросы с отелем на месте. Я, типа, эстафетной палочки оказался. Хотели меня из рук в руки. Извинения его принял, но на все предложения услуг ответил отказом. Уж с достопримечательностями Луксора как-нибудь сам разберусь.

От гостиницы остались двойственные воспоминания. Номер был лучше предыдущих однозначно, поскольку гораздо чище, имел полноценный санузел аж с ванной, телевизор и небольшой холодильник. Последнее мне позволило в первый же вечер наполовину заполнить его соками и фруктами. Утром очень порадовал завтрак. Я боялся, что опять будет приснопамятное кунжутное недоразумение. Но накормили от души – омлет, сырно-колбасная нарезка, немного овощного салата, джем, хлеб и чай почти без ограничений.

Всё это приносилось опрятным официантом на подносе. Но вот расположение отеля не самое удачное и с точки зрения расстояния до центра, и по окружающей действительности – райончик вокруг не самый презентабельный, однако колоритный до невозможности. И ещё такая субъективная штука – атмосфера там не та. Бюджетный отель, ориентированный на иностранцев, каким бы убогим он не был, ощущается сразу. Каким-то духом свободы что ли, лёгкого пофигизма, релакса. Там чувствуешь себя своим.

Можно посидеть в холле, перекинуться парой слов с такими же путешественниками, полистать оставленные посетителями разноязыкие журналы (шкаф или полочка с таким содержимым – обязательный атрибут отеля). А «Сансет» он как будто для местных командировочных. Пришёл на завтрак в шортах и футболке, а там сидят дядьки в отутюженных брюках и белых рубашках. Иностранцев видел от силы раза три.

После вселения и принятия водных процедур пошёл производить первичный осмотр центра города. Непосредственным центром можно считать Луксорский храм. Похоже, что от него идут все дороги, в том числе водные – паромная переправа расположена тут же. Рядом находится торговая улица. Ну и вездесущий Макдональдс тут как тут. Собственно храм можно и не посещать, ибо и снаружи видно предостаточно, чтобы оценить его масштабы и сфотографировать.

А первым встреченным мной иностранцам возле этого сооружения оказался тот самый мужчина из поезда и абу-симбельской экскурсии. Неспеша прошёлся по набережной (ну лучше она в Асуане и всё тут!). И не заметил, как оказался у карнакского комплекса. Но это завтра.

Восьмое октября.

Вышел из отеля рано. Как оказалось, слишком рано.

Путь туриста от отеля к достопримечательностям на западном берегу в, так называемом, Городе Мёртвых, достаточно сложен и тернист. Первые «перехватчики» встречают туриста на дальних подступах к набережной. Сначала в дело вступают таксисты. Их задача – не дать вам подойти к Нилу. Ибо тут барражируют лодочники. На всём протяжении набережной разные люди будут предлагать переправить вас быстро и задёшево, вешать лапшу, что паром ещё/уже не ходит, что он редко ходит, что с велосипедом на паром не пускают, что с велосипедом переправа стоит бешеных денег.

По мере приближения к пристани общественного парома их атакующий пыл стихает. Но расслабляться ещё рано, так как вас ждёт последний бастион восточного берега в лице разведывательного авангарда берега западного. Специально засланные с той стороны люди имеют задачу увести вас из-под носа зажравшихся восточных обитателей. Эти отважные засланцы - настоящие универсалы. Если надо он и гид, и таксист, и прокатчик велосипедов- мопедов, и менеджер недорогого отеля в Курне.

К сожалению, бой с ними придётся вести не только на суше, но и на воде в течение всей переправы. Но это только подготовит вас к встрече с неприятелем, укрепившимся за естественной водной преградой. Главное не стушеваться и выдержать первый натиск. Тогда прорваться не составит большого труда, благо, что глубина обороны в этом месте невелика. Существенно облегчит вашу задачу велосипед. Его вид повергает противника в уныние, интерес к вашей персоне резко падает. Редкие наскоки самых отчаянных не составит труда отбить.

Моя задача в силу раннего выхода и соответствующей малочисленности супостата была полегче. Таксистов я миновал благополучно. От лодочников пытался увернуться, пройдя не по самой набережной, а по дальней стороне улицы. Но всё же отдельные личности перемахивали через проезжую часть и пытались навязать свои услуги. У причала в разных местах стояли прикованные цепями велосипеды. Только, как объяснили мне сидящие поблизости «помогалы», их владелец ещё не подошёл.

Тут же активизировались разведчики с того берега – мол, только переплыви, будет тебе всё, что захочешь. Но двухколёсный друг требовался по обе стороны Нила и перспектива плавать по десять раз туда обратно ради того, чтобы вернуть имущество законному владельцу, меня не вдохновляла. Посему решено было обойти вокруг Луксорского храма и самостоятельно поискать места ночёвки велосипедов. Как это обычно и случается, когда вещь становится тебе нужной, то её днём с огнём не сыщешь. Накануне казалось, что у каждого дерева, каждого крыльца и каждой скамейки приткнулся сдаваемый в аренду велосипед. А сегодня - шаром покати. Хоть возвращайся к переправе и жди.

Но оказалось, что «помогалы» у пристани зря времени не теряли, за что им, в принципе, можно сказать и спасибо. Один из них снова встретил меня с другой стороны храма и со словами «байк, байк» повёл вглубь кварталов. Там он зашёл в какой-то дом и вернулся через пять минут с заспанным дедом. Тот открыл металлические ворота своей лавочки и выкатил пару велосипедов. Я выбрал один. По традиции поторговались, достигнув стандартной цены в десять фунтов за день, затем подкачали колёса, подогнали седлушку и руль под мой рост, выдали замок с ключами. После этого я двинул в путь, а предприимчивый луксорец остался с дедом договориться о своей доле.

На пристани заплатил четыре фунта за билет туда-обратно (цена билета не зависит от велосипеда, чтобы вам там не говорили). Пока наскребал мелочь по карманам, откуда-то вдруг вынырнули две смуглые руки, вцепились в вел и поволокли его по сходням на паром. Я завопил «It’s my bike!», чем немало напугал руки и они живенько так отдёрнулись, а их хозяин, смущенно улыбаясь, отошёл в сторонку. Это не было попыткой ограбления, это было попытка небескорыстной помощи, но мы про такое слышали.

На другой стороне реки выслушал заманчивое предложение от таксиста закинуть велосипед на крышу его колымаги и поехать по достопримечательностям с ветерком. В пользу такого решения были приведены три трудноотличимых на слух довода – very hard, very hot, very high. Четвёртый довод был более многословен, однако и более парадоксален – Many government cars today. Ну да, это я себе такое развлечение нашёл – брать в аренду велосипед на одном берегу, переправлять его на другой и всё ради того, чтобы запихать на крышу первого встречного такси. Спасибо, не надо.

Как же мне понравилось раскатывать по Вест Бэнку на двухколёсном коне! И какой ерундой оказались все страшилки по поводу жары и расстояний! И какая зависть иногда улавливалась в лицах, глядящих из автобусных окон! Зато местные частенько встречали уважительными улыбками и приветственными жестами. Причём езды там вот в самый раз чтобы и не умориться, но и ощущение приятной усталости осталось.

Не много и не мало, не слишком легко, но и сильно перенапрягаться не пришлось. Я до этого на велосипеде лет тринадцать не сидел и ноги на следующий день не гудели. Только с непривычки кое-что другое натёр, но это мелочи. Своих домашних немало озадачил СМСкой по поводу прошедшего дня – «Ездил на велосипеде в Город Мёртвых».

Храм в Мединет Хабу! Красавец! Не ожидал от него. Неправда, частично ожидал, так как на форумах опытные товарищи почти единодушно изъявляли респект и ставили чуть ли не на первое место по всему западному берегу. По результатам увиденного данную точку зрения разделяю. Эдфусскому великолепию он уступает, но немного. Главный входной пилон впечатляющих размеров и сверху почти «непогрызенный». Два замечательных двора-зала с красочными яркими орнаментами, гипостильными колоннами и статуями.

Третий зал, правда, подвергся какой-то варварской атаке – как будто по всем статуям, стенам, колоннам на уровне человеческого роста прошлись гигантской фрезой. Ну да ладно, и того, что осталось достаточно. И вот всю эту красоту посещают единицы, если сравнивать с той же «новостройкой» от Хатшепсут. При мне по храму бродила только итальянская пара с гидом, даже попросить нажать кнопочку фотоаппарата некого.

Далее направился в Дейр-эль-Медину. Это такая своеобразная «общага» для строителей древних времён. Вполне неплохие двушки и трёшки, некоторые - улучшенной планировки. И жить можно, и до места работы недалеко. Рядом несколько гробниц, наверно для древнеегипетских прорабов. Оформлены внутри росписями скромно и простенько. Посещать, по моему мнению, необязательно, но желательно.

Погребальный храм Рамзеса Второго, в простонародье именуемый Рамессеум, стоит посещать людям с богатой фантазией. Тем, которые смогут представить себе его облик в древности на основе того немногого, что сохранилось. К примеру, прикинуть размеры привратной статуи по валяющейся огромной голове, или определить приблизительную высоту колонн по диаметру спила. Какие-то умники заложили кирпичами вход во внушительном пилоне. В общем, если проедете мимо – потеряете немного.

Храм Хатшепсут - место раскрученное, часто показываемое по телевизору и встречающееся в любом туристическом буклете о Египте. При всём при этом ничего такого сверхъестественного там нет. Чем-то он подозрительно напоминает увеличенный мавзолей вождя мирового пролетариата. Видимо у ребят из социалистической Польши, занимавшихся в своё время реставрацией сооружения, в голове были определённые образы.

Издалека смотрится значительно, чему способствует окружающий ландшафт - неширокое ущелье, стиснутое холмами, сам храм расположен в его конце, он буквально встроен в отвесную горную стену. Но при приближении величие места понемногу улетучивается. Кстати, приблизиться от кассы до храма можно на небольшом громыхающем электрическом поезде за небольшую плату. Но это какое-то сибаритство, там ходьбы метров триста от силы.

Однако организованные группы везут именно так. Им время дорого. Мне время было не так дорого. Я пристроил своего «коня» возле входа в здание касс под обещанный (за бакшиш, есессно) присмотр какого-то плюгавого мужичка, назвавшегося «чиф гард» (три раза Хи!). Приобрёл билетик и неспешно пошагал к храму, не обращая внимания на призывные вопли и жесты машиниста электровоза (четыре раза Хи!). Туристов допускают только к наружной части, путь внутрь закрыт.

На весь осмотр мне бы хватило минут десять, но я сознательно себя удерживал. Ну как это, ведь храм самой Хатшепсут, единственной женщины-фараона и, наверно, единственной женщины официально повелевшей всем считать себя мужиком (с помощью такого финта ушами и был обойдён запрет на женские притязания на фараонский пост).

На этом моя программа на западном берегу на этот день была вроде как выполнена. А времени в запасе оставалось ещё много. И я покрутил педали в сторону Долины Царей. Просто разведать дорогу. Эта часть пути оказалась посложнее всего остального – порядка трех километров тягучего подъема. На глаз он почти незаметен, но в ногах ощущается хорошо. Зато обратная дорога просто прелесть – буквально крутнул пару раз педали и далее вспомнил о них только у Рамессеума, а ещё минут через пятнадцать сидел на пароме, отплывающем к восточному берегу. По прибытии пообедал в небольшом ресторанчике – феляфа, кофта с рисом, тахинный соус, м-м-м-м! И в Карнак…

Карнак. Эх, Карнак… Столько от тебя ждал. Ведь вокруг только и слышно – О, Карнак! У-у-у-у, Карнак! А ты оказался очередной египетской руиной. Довольно типичной и похожей на многие другие. Ну ладно, из уважения скажу, что это все остальные на тебя похожи. Не спорю, ты – большая руина. Ты самая большая из тех, что я видел. Просто царь руин. Я несколько раз ронял шляпу, когда поднимал голову с целью оценить высоту твоих пилонов.

А в потрясающем гипостильном зале ощущал себя как муравей в бамбуковой роще. Окружающий люд в восхищении бродил среди твоих ста тридцати шести массивных колонн, однако удалялся от центрального прохода с некоторой опаской, словно подсознательно боясь заблудиться в этом каменном лесу. Порадовали гранёные иглы обелисков, оставшихся, хвала Амону, на своих исконных местах, а не украсивших центральные площади европейских столиц. Но в остальном… Уж извини за прямоту, но ты – Карнак – развалина. Говорят, что тебя не обойти и за день. Возможно, возможно. Но я бы и так не стал этого делать.

Во-первых, занятие это не слишком интересное. Всё более или менее хорошо сохранившиеся, и что является твоим лицом, расположено близко от входа. А на задворках царит уныние и запустение. Барельефами и росписями не блещешь. Лица многочисленных статуй привычно «зачищены» правоверными. Если бы не имеющийся макет, я бы при всей своей фантазии не смог представить твоего внешнего вида в древности.

Во-вторых, не слишком ты приспособлен для пешего передвижения. Стоит лишь отступить от основных маршрутов, как встречаешься с пылью по щиколотку, жёсткой сухой травой и множеством обломков.

А в-третьих, твои нынешние хозяева люди довольно ленивые и любят деньги больше чем тебя. Чем всерьёз заняться реставрацией, им легче ограничить доступ, понаставив шлагбаумов и ограждений, да посадить у каждого по полицейскому, клянчащему бакшиш. Видимость восстановительных работ есть, это-то они умеют. Но, боюсь, что продлятся они по времени несколько дольше, чем было затрачено на твою постройку. А пока значительная часть тебя попросту недоступна.

Так что не обессудь, но большой симпатии у нас не получилось.

Девятое октября.

На следующий день у меня была только одна цель – Долина Царей. Памятуя вчерашний день, поднялся не рано, не спеша позавтракал, собрал вещи и сдал их на хранение на респшене дабы не возвращаться к времени чекаута, заодно договорился о такси до аэропорта на вечер. По пути привычно отмахнулся от всех предложений облегчить мне нелёгкую туристическую жизнь. На западном берегу великодушно позволил молодому египтосику отвести себя к ближайшему пункту проката велосипедов, чем несказанно его обрадовал. Выбрал, что поновее и покатил, никуда не сворачивая, до самой долины.

Попал я неудачно. Помните, писал про лотерею в Саккаре. Так в Долине Царей всё намного хуже. Предполагал купить два билета, а поскольку каждый даёт право на посещение трёх гробниц, то в сумме мог бы ознакомиться с шестью. Заранее выбрал те, что хочу увидеть. Но не тут то было! Первый нехороший признак проявился непосредственно у кассы в виде объявления о закрытии гробницы Тутмоса III. Я осторожно купил всего один билет. И предчувствия не обманули.

Первый же стенд с перечнем усыпальниц если и не поверг в шок, то привёл в недоумение. Из намеченных закрытыми оказались гробницы Меренптаха, Рамзеса I, Сети I, Аменхотепа II. И всего доступ был от силы к четверти объектов. Ругаться матом я не умею, да и место неподходящее. Посему пошёл в то, что было – к Тутмосу IV, Рамзесу IX и Хоремхебу. Тутмос не оправдал, а вот двух последних рекомендую. По случаю такого недоразумения надумал заглянуть в одно из захоронений, билет в которые приобретается отдельно.

Первое и самое известное – Тутанхамон, второе – Рамзес VI. Я решил к Рамзесу. При посещении этой гробницы нужно быть очень осторожным, тщательно ощупывать ногами пол и лучше не надевать головной убор. А всё потому, что главное там на потолке. Настенные росписи тоже есть, но они довольно обычные. А вот потолочные заставили меня ходить с задранной вверх головой и полураскрытым ртом. Расписывать потолок в виде неба - распространенная традиция для древних египтян.

По крайней мере, мне очень часто встречался голубой потолок со звёздами. Но в усыпальнице Рамзеса мастера постарались на славу – по тёмно-синему небу, стилизованному под реку, ходят жёлтые боги, люди и всякие непонятные существа. Некоторые на ладьях плавают. Всё так занятно и интересно. Не пожалел, что сходил. Естественно, что внутри нельзя вести фото и видеосъемку. Но я улучил момент, когда смотритель отошёл. Вспышку, правда, не использовал.

После осмотра я завалился подремать. А что такого? Время чуть за полдень, самый солнцепёк, температура наверно хорошо за сорок. А тут тенистый навес, вентиляторы крутятся, скамеечки очень удобные с точки зрения полежать. И людей почти никого, только «дикие» посетители поодиночке или небольшими группами. Время массового наплыва цивилизованного туриста ещё не пришло. Не один я такой шибко умный оказался. Подошли две маленькие узкоглазые дамочки в типичных панамках, длиннорукавых рубашках и чуть расклешённых брючках.

Расположились неподалёку, даже уместились вдвоём на одной скамейке. Потом какие-то немцы подтянулись. В общем душевненько так полежал. Даже вездесущие торговцы не приставали. Но всему хорошему приходит конец. Идиллическую картину нарушил первый же подошедший автобус, исторгнувший из себя ораву соотечественников – людей ленивых и любознательных одновременно. А мне пришло время двигаться в обратный путь.

Эпизод последний.

Когда вам везёт.

Заранее в отеле заказал такси до аэропорта. Подогнали аж цельный микроавтобус. Я даже заозирался поначалу – может, кто ещё со мной едет? Нет, specially for you. Сели, поехали. Опять кондиционер на полную – «Смотри какая у меня крутая тачка, чувак!» Прикрутил немного это ледяное дыхание. Довольно быстрое добрались. Рассчитался с водителем. Вошёл в здание аэропорта. Прошёл через полицейский пост с детекторной рамкой. И собрался сфотографировать здание изнутри - дурацкая привычка для галочки запечатлевать аэропорты, в которых побывал.

Сунул руку в карман походной сумки… а там пусто. Сердце ёкнуло, прошиб холодный пот. Мой маленький, компактный, специально купленный для съёмок на ходу Casio S10 пропал! А на нём почти половина из отснятого, включая нелегальные снимки из внутренностей гробниц и храмов. Перерыл всё, хотя понимал, что больше ему оказаться негде. Настроение сразу упало в ноль. Нехотя зарегистрировался на рейс, сдал багаж. Однако первичный ступор прошёл и разум с памятью в работу включились.

Значит так, перед отъездом из отеля камера была при мне, поскольку ходил по району и снимал бытовуху. С вероятностью 95 процентов, выронить мог в такси. Такси мне заказывал отель, только где взять данные отеля? Информационная служба в аэропорту ничем не помогла. Однако в памяти что-то такое забрезжило – первый день в Луксоре, после заселения подхожу на респшен с целью разжиться картой города, но девушка говорит, что такой у них нет и суёт мне в руку визитную карточку, выхожу из отеля, оглядываюсь в поисках урны, но их нет в пределах видимости, поэтому пихаю карточку в один из многочисленных карманов сумки. Бинго! Вот она. Звоню и хрен с ним – международным роумингом.

На корявом английском поясняю ситуацию и прошу связаться с таксистом. Далее остаётся только ждать. Но уже есть какое-то смутное предвкушение, что всё получится. В нетерпении меряю шагами стеклянную стену аэропорта. А по времени уже пора бы паспортный контроль пройти. И вот оно! Знакомая Тойота подъезжает, выходит водитель, видит меня за стеклом и машет чем-то, зажатым в руке. Однако на выходе меня тормозят полицейские – раз получил посадочный талон, то уже не могу выйти.

Не-е-е-е, ребята, тут вы меня не остановите! Кто здесь главный? Вопреки ожиданиям «главным» оказался не пузатый-усатый дядька в мундире, а вполне молодой человек в штатском. Проникся ситуацией и позволил, при условии, что оставлю талон и паспорт. Выскакиваю и бегу к машине прямо по газону. Водитель торжественно вручает мне камеру. Естественно оплачиваю полный проезд и даю сверху пятнашку. Мчусь обратно. На входе с улыбками снова тормозят полицейские – порядок есть порядок – давай опять через рамку и сумку на просвечивание. И ю-ху-у-у-у!

Далее описывать собственно нечего. Перелёт из сорокоградусной южноегипетской жары в тридцатиградусную синайскую прохладу. Беседы с ушлыми шармэльшейхскими таксистами. А потом пять дней олл инклюзива, заплывов вдоль рифа с маской и здорового полноценного сна. Затем возвращение на автобусе в Каир и перелёт в Москву.

P.S. Сей опус был написан по итогам поездки в октябре 2009 года. Просто сейчас там происходят такие неприятные события, которые могут в будущем помешать совершить подобный рейд. Видеосюжеты
Опубликовано: 7 Февраля 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.