Путешествие в Новгород по следам Индианы Джонс

Другие отзывы автора
  • Смоленск дважды
  • Новый год в Карелии
  • Суперэкономпутешествие на Кавказ через Таганрог. Ч. 3. Северный Кавказ
Все отзывыЯ снова поехала в Новгород. На этот раз тур назывался «По следам Индианы Джонс» - такое имя дали ему по случаю посещения Саблина, с его пещерами, каньонами и водопадами. Первый раз я побывала в Новгороде больше двадцати лет назад – мы ездили с работы, по профсоюзной еще путевке, и кстати, программа была очень похожая: тоже Валдай, Новгород, Витославлицы, правда, без Саблинских пещер.

С большим трудом, ибо желающих ехать было много и путевки делились прежде всего между особами, приближенными к партийно-профсоюзному начальству, мне удалось взять с собой подругу, мою бывшую однокурсницу, с которой мы только что пришли молодыми специалистами в разные издательства.

Отправление автобуса было назначено в 6.45 с Белорусского вокзала. Без чего-то шесть, зная, что Алла всегда и везде опаздывает, я на всякий случай ей позвонила. Долго никто не подходит, потом недовольный сонный голос ее мамы объясняет, что Алла спит.

- Так разбудите скорее.

- А что случилось?

- Она же сегодня в Новгород едет!

- Правда?! Она мне ничего не говорила. Ну, сейчас я ее покормлю...

- Не надо! Вытряхивайте ее скорее из постели, паспорт в зубы - и за дверь. Я сама ее в автобусе покормлю.

Тут Алла просыпается и бормочет что-то, вроде как ее подождут.

Уговорили-таки ее бежать. Приезжаю на вокзал. Семь часов - Аллы нет. Я описала всем ее приметы, и несколько человек пошли ее искать. В пятнадцать минут восьмого она таки появилась. Я начала на нее шипеть, и тут в автобус поднимаются люди, ходившие на поиски Аллы.

- Что ты на меня ругаешься? - удивляется она. - Вот они позже меня пришли.

На этот раз тоже произошло что-то почти в этом роде. В путевке было ясно оговорено, что в половине восьмого встречает нас на метро «Аэропорт» у памятника Тельману гид с табличкой с названием тура. Приезжаю туда – у памятника толпа человек сто пятьдесят, ни одного гида, несколько автобусов, и ни на одном нет таблички. А на улице мороз, между прочим. Народ прыгает по сугробам вдоль колонны, спрашивает, какой автобус куда идет. Часть водителей сами не знают. Один сказал: в Новгород. Упросили его пустить нас в автобус. Только погрузились – оказалось, что в Нижний.

Наконец находим наш автобус – в самом заду колонны, ни у какого не у Тельмана, а вообще ближе к другому выходу из метро. Гидша начинает нас рассаживать – места у части группы не те, что указаны в путевке. Нескольких человек не хватает. Экскурсоводка бегает их туда-сюда искать. Оказывается, они, как самые дисциплинированные, стоят у памятника и ждут представителя с табличкой. Уезжаем почти с часовым опозданием.

Экскурсовод из Новгорода, о Москве, что вполне понятно и справедливо, решила не рассказывать и до Клина вообще отмалчивается, после чего по Тверской области дает весьма скупую информацию. Пробует поставить кинцо – прибор не работает. А до Новгорода часов десять езды.

Когда, однако, въезжаем в Новгородскую область, ее как будто подменяют. Рассказывает подробно, интересно, с воодушевлением. И спасибо водителям, несмотря на все заминки на старте, гололед и пробки, в Валдай прибываем на полчаса раньше намеченного. Группе предоставлено на выбор или сидеть в автобусе, или стоять у кафешки в ожидании обеда; я же побежала в центр города, в надежде осмотреть там какие-нибудь достопримечательности. Видела Музей уездного города в особняке XIX века (понятное дело, только снаружи) и две церкви – Троицкую и Введенскую. Вдали просматривалось под снегом Валдайское озеро.

Прибегаю на обед со значительным опозданием. Оказалось, можно было не спешить: и здесь, и в других едальнях нас обслуживали оооочень неторопливо. Люди сидели за столами уже не меньше получаса, а суп только-только получили первые счастливчики. В этом заключается моя главная и, пожалуй, единственная претензия к новгородскому общепиту.

После обеда поехали в Иверский монастырь. Знаете, какое у меня было самое сильное впечатление от природных красот в эту поездку? Не пещеры, не каньоны, не водопады, а валдайские острова! Представьте: соединенная рукотворной дамбой цепь островов тянется от берега к центру озера. Дорога бежит по живописным холмам, постепенно забирая вверх. Мы едем по Рябиновому острову. Не знаю, может, осенью он и рябиновый, но сейчас нас окружают в основном заснеженные сосны и ели – сначала под низким зимним солнцем, потом в закатных лучах, а чуть дальше в обе стороны – белая гладь озера.

В первом путешествии по Новгороду нас сопровождал весьма неординарный экскурсовод - фамилию сообщить отказался, зовут Анатолий, около 50 лет - был весьма оригинальным философом: смесь православия, язычества и современных научных достижений. Сейчас этим никого не удивишь, а тогда было в диковинку. Оказалось, он знаменит на всю страну, и позже его экскурсии вспоминали мои знакомые аж из Оренбурга.

Сейчас на каждом объекте был свой экскурсовод. На Валдае нас сопровождал молодой парень. Рассказывал он интересно; вот только мы сильно мерзли. Из всех храмов для посещения открыт Успенский собор, где и можно приложиться к Иверской иконе. На территории же разрешается гулять свободно. Собственно, монастырь, как все свежеотреставрированные объекты, производит впечатление несколько пряничное.

Наверное, стоит сюда наведаться лет через пять, когда стены подоблезут и приобретут обаяние старины. Нам было обещано, что мы будем осматривать монастырь в красивой вечерней подсветке; не знаю, может, она включается позже, но часов в пять вечера, когда мы уезжали, не горело ни одного фонаря.

В прошлый раз нам показывали Музей колоколов. В сущности, тогда знакомство с Валдаем тем и ограничилось. Ну, указали еще в сторону озера: мол, там монастырь, как-то с патриархом Никоном связанный, но он в руинах, ничего интересного. Теперь снова пошли в этот музей. Оказалось, наш экскурсовод к тому же неплохо звонит (не в смысле – болтает, а с колоколами умеет управляться).

Коснусь вскользь одной из своих любимых тем – отхожие места в путешествиях. В Новгородской области с ними дело обстоит неважно. То есть они в нормальном состоянии, но их мало, у них ограниченное время работы и низкая пропускная способность. Подходящими кустами окрестности тоже, как назло, небогаты. Так вот, при Валдайском монастыре человеколюбивое заведение работает до пяти вечера (туалетная работница и рада была бы задержаться, да у нее автобус уходит), в Музее колоколов этот важнейший объект инфраструктуры и вовсе отсутствует, а до Новгорода ехать еще километров сто пятьдесят, и это по ночной зимней обледеневшей дороге.

Жили мы в четырех разных гостиницах, развозили и размещали нас по очереди, не всегда очень быстро, и, благодаря моему всегдашнему редкостному везению, моя гостиница оказалась в этом списке последней. В общем, из-за отсутствия элементарных удобств чуть было безвинно не пострадал автобус.

В первый приезд мы поселились в гостинице «Интурист». Продолжая тему, Алла, которая никогда не выезжала из дому дальше техникума, была сильно озадачена местной сантехникой: душ и дыра в полу, куда стекает вода. Как кран-то открывать, она разобралась, а вот что предварительно раздеться надо - сообразительности не хватило. Естественно, когда едешь на два-три дня, дополнительной одежды с собой не берешь. И вот сидит она, завернувшись в одеяла, а ее штаны сохнут... на люстре.

Сейчас мне привелось жить в «Волхове». Вполне приличное заведение. Номера несколько тесноваты, ну да мы не забег на длинные дистанции совершать приехали. На первом этаже витринка – «Музей забытых вещей». Постояльцы в основном забывали обычные вещи: документы, предметы личной гигиены, книги и т. п. Однако первым забытым в гостинице предметом почему-то было коровье ботало. У меня вообще-то есть обыкновение брать в путешествие сильно изношенные вещи, чтобы их там бросить: во-первых, меньше тащить обратно, во-вторых, есть примета – чтобы вернуться. Но тут я даже испугалась, как бы мои старые рваные колготки не пополнили коллекцию – с указанием имени владелицы.

В прошлый раз у нас было довольно свободного времени. Вечером мы даже пошли в театр, благо до гостиницы два шага (эдакий архитектурный монстр, все новгородцы ругаются; но спектакль был ничего). Вернулись в одиннадцатом часу, а вот визитку Алла забыла в номере. Швейцар принял ее за интердевочку (ее, внешностью и манерой одеваться напоминающую скорее монахиню!) и не хотел пускать. Пришлось мне подниматься наверх и искать ее визитку. Нашла с трудом в пакете с продуктами.

Нынче программа была столь плотной, что времени не оставалось вообще. Ужин закончился в одиннадцатом часу, а назавтра в полвосьмого уже отъезд в Саблинские пещеры. Нашу группу разделили на две части. Одну из них сопровождал старик Шубин (местный фольклорный персонаж), а нашу – молодой человек, отрекомендовавшийся гномом Федей. Рассказывал нам всякие байки про заблудившихся туристов, Белого спелеолога и т. п.

Я пещеры вообще-то люблю: была и в Голубине, и в Серпиевке на Южном Урале, и в Кунгурской. Саблинские пещеры рукотворные, представляют собой штольни, всяких сталактитов и ледопадов нет, но и там можно посмотреть кое-что интересное: местами на потолке спят летучие мыши (размером они примерно со спичечный коробок, а фотографировать со вспышкой их нельзя: проснувшись, они погибнут от бескормицы), у входа вмерзли в лед бабочки – весною оттают и полетят дальше.

По галереям текут ручьи и впадают в подземное озеро, неглубокое, но очень обширное. В одном из залов древняя наскальная живопись – не настоящая, а копия подлинной из разных доисторических пещер. Наряжена новогодняя елка, даже две. В пещере такой микроклимат, что елка сохраняется весь год, постепенно обрастая плесенью, что делает ее чрезвычайно живописной, но, поскольку год только начался, мы застали ее в свежем виде.

В завершение экскурсии Федя погасил фонарь и высыпал мешок подарков – всякие там белемниты-аммониты. Народ в полной темноте кинулся, расталкивая друг друга, подбирать камешки. Мне ничего не досталось.

Потом пошли смотреть каньон реки Тосно. Летом он, должно быть, более интересен, но и зимой живописен, только трудно по крутым заснеженным и скользким берегам вверх-вниз карабкаться. К замерзшей реке склонялись заиндевевшие деревья. На противоположном, еще более отвесном склоне висели альпинисты.

Чуть дальше нас ждал водопад, но к нему, как сказал Федя, идти неблизко – метров семьсот пятьдесят в одну сторону. Некоторые члены группы, плохо представляя себе расстояния, решили отсидеться в автобусе. (Потом ребенок хвастался не ходившим на водопад родителям: «Я семьсот пятьдесят метров прошел! В одну сторону!») Дорога, однако, тяжелой не оказалась: не сбегала резко вниз по обледенелому склону, а плавно спускалась по серпантину.

Водопад невысокий, но весьма симпатичный. Федя сказал, что, во всяком случае, у нас в Подмосковье вообще водопадов нет. («Есть! – хотела я сказать. – По крайней мере два: Гремячий и Радужный». Но пусть остается в счастливом неведении и состоянии гордости за свою малую родину, тем более что Гремячий хоть и живописный памятник природы, но, строго говоря, не совсем водопад.) Летом-то он пошире, а зимой с боков подмерзает и украшен бахромой из сосулек.

Вернулись в Новгород к позднему обеду. Сидевшая со мной за столом девочка лет четырнадцати весьма нелестно отзывалась о нашей поездке, и в ее речи не совсем печатные эпитеты мешались через слово с совсем непечатными. И мыши-то в пещере… (мерзкие), и под ногами… (фекалии), и водопад размером с… (маленький, но важный элемент птицы голубя). Обед тоже вызывал у нее ассоциации анально-сексуального характера. Это зря: везде кормили неплохо, хоть и медленно. Оставшуюся часть программы, к обоюдной пользе и удовольствию, она провела в номере перед телевизором.

Часть публики вообще в Саблино не ездила, а посвятила этот день Новгороду. О-о, в городе есть что посмотреть! К моему удивлению, несмотря на понедельник-вторник и новогодние каникулы, почти все музеи были открыты. Кто-то ходил в художественный музей. Он хорош; мы с Аллой посещали его еще в первый приезд. Помню, меня очень сильно впечатлил один женский портрет – тем, что как две капли воды похож на мою мать.

А вот иконы выставлены отдельно, в отделе древнерусской живописи исторического музея. Там такой Николай Чудотворец – прямо мурашки по коже бегут! Есть в Новгороде и другие интересные экспозиции – и в кремле, и на Ярославовом дворище, и в других местах: ювелирные изделия, резьба по дереву, золотное шитье, художественный металл и др., - но многие из них зимой закрыты.

А сейчас нас ждала еще театрализованная вечерняя экскурсия по Новгородскому кремлю. Проводил ее посадник Сбыслав Якунович (чье отчество в программке все норовили прочитать как Янукович) в соответствующем костюме. Он очень дельно о кремле рассказывал, и, что мне понравилось – не выдавал заученный текст в древнерусской стилистике, а на ходу импровизировал: «Ну, припоздала ваша колесница» и т. п.

У памятника Тысячелетию России нас встретила бабка-ворожея. Одного из наших туристов стала лечить, я не очень поняла от чего – вроде бы от переутомления на тяжелой работе: била колотушкой по спине и заставляла орать от удовольствия. Потом его подругу лечила от убегания молока и прокисания щей. В заключение выбирали двухтысячного с начала этого года туриста: эта же девушка крутилась с ухватом в руках, и, когда она остановилась по команде, тот, на кого показали рога ухвата, и был назначен искомым туристом.

Ему подарили какой-то объемистый пакет – очевидно, сувениры и краеведческая литература. Кстати, перед началом экскурсии нам всем раздали по карте Новгорода, но пользоваться ею оказалось не очень удобно: она содержит скорее рекламу, чем достопримечательности. Впрочем, довольно толковый путеводитель мне подарили в гостинице на рецепции.

А было темно и очень холодно, народ давно устал и хотел в нумера. Когда мы думали, что, наконец, экскурсия (надо признать, интересная, но кааак я замерзла!) завершена, Збыслав повел нас по пешеходному мосту, в народе прозванному Горбатым, на Ярославово дворище. Кто пробовал переходить Волхов ночью, на пронизывающем ветру и пятнадцатиградусном морозе, поймет, что это за ощущения.

Кремль ночью подсвечивается хорошо, а вот остальные объекты – не всегда. На Ярославовом дворище, в частности, все утопало во тьме, кроме аркады Гостиного двора. Посадник коротко рассказал о Торговой стороне и сдал нас с рук на руки новгородскому дружиннику, который со свежими силами продолжил развлекательную программу.

Для начала выбирали князя: желающим из немногочисленной мужской части группы было предложено встать на перевернутый щит и удерживать на раскрытой ладони вертикально меч с надетой на него шапкой: сколько секунд продержишь, столько лет будешь княжить. Один из наших прокняжил меньше года, другой – четырнадцать. Потом копья на дальность метали – ну, метров на семь у кого-то улетело. Были и другие забавы, закончившиеся всеобщим валянием в снегу.

Я вечером планировала немного погулять по городу, но по окончании игрищ у меня оставалось единственное желание – поскорее вернуться в теплую гостиницу, тем более что время приближалось к девяти. Удалось это не сразу: хотя вроде бы все рядом, мало кто может внятно объяснить, как добраться. Видимо, сказывались новогодние праздники.

Назавтра выезжать из гостиницы надо было без чего-то десять, так что утро подарило мне немного свободного времени. Я решила прогуляться по окрестностям. Надо заметить, что Новгород намного северо-западнее Москвы, и, подобно тому как летом в тех краях бывают белые ночи, так и зимой наступают черные дни. Так что еле-еле развидняться начинает дай бог к половине десятого, а вот уличное освещение отключают гораздо раньше. Итак, в полной темноте я осматриваю ближайшие к гостинице новгородские храмы. И не просто осматриваю, а пытаюсь провести их фотофиксацию.

Понятное дело, если бы у меня и был штатив, таскать его на себе мне показалось бы лениво. Посему в этом качестве попеременно используются крышка канализационного люка, мусорный ящик, капот припаркованного автомобиля (владелец стоял в стороне и наблюдал с большим интересом) и широкий ассортимент сугробов. Так или иначе, мне удается осмотреть церковь Двенадцати Апостолов, Десятинный монастырь и Власьевскую церковь. В последнюю я просто влюбилась. Вот что такое изысканная простота! Кстати, один из немногих небольших новгородских храмов, которые ночью подсвечиваются.

Отмечу, что, хотя новгородские улицы ничем таким не посыпают и я не заметила, чтобы активно чистили, но ходить по ним вполне комфортно – снег (белый!!) образует плотную утоптанную подушку и не скользит.

Свободного времени, однако, было очень мало. Изучив на досуге карту и путеводитель Новгорода, я с сожалением поняла, что города, по сути, не видела.

Программу третьего дня составляли посещение Юрьева монастыря и Витославлиц. Я сначала ехать не хотела – и то и другое было подробно осмотрено мной в прошлые поездки, - но, сверившись с путеводителем, поняла, что в среду почти у всех новгородских музеев выходной, а просто полдня шататься по улицам – летом бы с удовольствием, а сейчас замерзнуть можно. Так что поехала со всеми и не пожалела.

В Витославлицах, после того как мы осмотрели центральную усадьбу, зашли в одну из изб и прослушали мини-концерт колокольных звонов, нам дали час свободного времени. Я подумала: что там делать, к тому же можно и замерзнуть. Вход в избы открыт, но они не топятся, а выставочные залы в усадьбе Орловой-Чесменской сегодня выходные. Оказалось, по прошлым приездам мне была знакома только центральная часть, а там еще множество всяких построек на довольно большой территории.

И я с удовольствием походила вокруг, осмотрев деревянные церкви, преимущественно посвященные Николаю Чудотворцу, и другие сооружения. Народу – никого, все кучкуются на центральной усадьбе, но дорожки расчищены и вполне проходимы. Через озеро открывается красивый вид на Юрьев монастырь.

Последним пунктом программы был обед в русском стиле здесь же в Витославлицах, в ресторане «Юрьевское подворье». Честно признаюсь: люблю поесть, и по мне это видно. Однако в путешествиях все, что связано с едой, почему-то не запоминается, если это не было что-то из ряда вон. Вот и здесь я плохо помню, в чем заключался национальный колорит обеда. Кажется, солянка была. Кажется, мясо в горшочках. Еще медовуха, но все уверяли меня, что это квас. Потом принесли вазочки с джемом и повидлом. Большинство туристов смекнуло, что это дополнение к блинам, которые должны вынести следующим номером; но за соседним столом ребенок решил, что это и есть десерт, и очень быстро и ловко умял все содержимое вазочки, поставленной на всех.

В прошлый раз мы ездили в Новгород в конце октября. Стояла весьма теплая для этого времени погода, вдруг в последний день сильно похолодало, налетела черная туча и повалил снег. Помню, на заключительной экскурсии, тоже, кажется, в Витославлицах, я мялась посреди свежих сугробов в летнем плаще и туфлях. Особенно интересны были санитарные остановки на обратном пути, которые в ту эпоху по традиции устраивались в лесу, когда нам приходилось в совершенно не приспособленной для этого экипировке нырять в снег по колено.

Сейчас с этим было не скажу хорошо – по-другому. Морозы стояли нормальные рождественские, а санитарные остановки нынче разрешены только в специально оборудованных местах. Первый раз остановились по нужде аж в районе Волочка. Долго пытались выведать у туалетной работницы, где таки мы находимся: трасса старается обходить крупные населенные пункты, а названия встречающихся вдоль нее деревенек большинству из нас ничего не говорили.

… С Аллой после того, первого путешествия в Новгород наши пути надолго разошлись. Мы нашли друг друга лет через десяток. Но это уже другая история, описанная в рассказе о моем путешествии в Южу.

…А дорога домой очень долгая. Водитель с помощью отвертки и кувалды наладил все-таки кино и поставил какой-то сериал. Несмотря на незатейливый сюжет, серии на шестой я абсолютно утратила способность воспринимать происходящее, а больше заняться было нечем. Обычно я беру с собой в автобус какое-нибудь рукоделие, но в зимних поездках, значительная часть которых проходит в полной темноте, заниматься этим не особо удобно. Вдобавок место у меня было в первом ряду за экскурсоводом, чему я сначала обрадовалась, а потом оказалось, что расстояние от нашего ряда до переднего сиденья чуть не вдвое меньше, чем между остальными рядами.

А соседом моим оказался высокий и массивный дядечка (это я ему ни в коем случае не в укор, тем более что я сама не дюймовочка), чьи ноги никак в этом крошечном пространстве не умещались, и ему ничего не оставалось, кроме как сесть боком, тем самым крепко впечатав меня в окно той значимой частью своего организма, из которой, собственно, ноги растут. Поскольку дорога занимала в среднем по восемь часов в день, я с нежностью вспоминала сопровождавшую меня в прошлом путешествии субтильную подругу. Но Новгород стоит таких мучений!

И вот наконец за окном замелькали знакомые мне названия ближних населенных пунктов. Впереди были огни Москвы и еще почти неделя каникул.
Опубликовано: 18 Января 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.