Папуа 2009

Что такое Папуа и где это находится?

Папуа – это западная часть острова Новая Гвинея – одного из самых крупных по площади островов в мире. Если посмотреть на политическую карту мира, можно заметить, что остров этот поделен ровно пополам почти по прямой линии. Одна его часть – это Папуа –Новая Гвинея, государство, долгое время находившееся под контролем Австралии, вторая часть – непосредственно Папуа, административно относящаяся к Индонезии.

На самом деле остров Новая Гвинея уникален своими жителями – там живут самые настоящие папуасы – те самые люди-дикари, на лицо ужасные и добрые внутри. Сейчас, правда, они уже сильно перемешаны с другими народностями из соседних стран, но остались еще районы в Папуа, сильно изолированные и труднодоступные, где папуасская культура существует до сих пор практически в неизменном виде.

В этом рассказе речь пойдет именно о Западном Папуа – индонезийской части острова.

Если не вдаваться в детали и описать историю Папуа в двух словах, то получится картина завоевания отсталого и неразвитого народа своими более продвинутыми соседями – индонезийцами. Несколько десятков лет назад Индонезия насильно подчинила себе часть острова с целью завладеть природными ресурсами, а так же переселить в этот нетронутый и малонаселенный оазис своих жителей с переполненной Явы.

Папуасы, разумеется, с этим не согласны, и говорят, что далеко в горах даже до сих пор идет партизанская борьба – местные периодически захватывают в заложники индонезийцев. Именно поэтому (а может, просто чтобы собрать дань с туристов) правительство искусственно контролирует перемещения иностранцев внутри некоторых населенных пунктов Папуа и вынуждает всех прибывающих на ее земли оформлять некий пермит (разрешение, сурат джалан на индонезийском) – за деньги, естественно.

Отношениями между коренными жителями Папуа и индонезийцами и вправду натянутые. Папуасы у них вроде таджиков для москвичей – работают только на самых грязных и малооплачиваемых работах, места с преобладанием папуасского населения считаются особо опасными и неблагополучными, и индонезийцы всегда особенно подчеркивают, что папуасы безумны и непредсказуемы. У нас же эмоции от общения и с теми, и другими получились несколько другими, но об этом ниже.

Как мы туда попали?

Дело было в сентябре, мы искали варианты на новогодние каникулы, а делать это за 3 месяца уже довольно поздно – как правило, билеты на новогодние даты стоят уже заоблачных денег. Набирали все подряд пункты назначения на сайте Катарских авиалиний, пока система не выдала подозрительно низкую стоимость на маршрут Москва-Джакарта. Где находится Джакарта мы тогда не знали.

Первым открытием для нас стали размеры страны. Около 17 000 островов, население одного острова Ява больше чем все население России, в стане проживает более 400 народностей. Чтобы добраться с одного конца страны на другой нужно лететь 8 часов. В стране более 650 аэропортов и самолет – это основной, а иногда и единственный способ передвижения по стране.

Купили путеводитель LP (Lonely Planet) и долго мучились с вопросом – куда именно поехать? Путеводитель по Индонезии – это здоровенный талмуд, и чем больше мы его читали, тем хуже представляли себе наш маршрут – настолько много всего интересного было в Индонезии.

Это Ява с ее известнейшими вулканами, джунгли Калимантана, остров Суматра, заповедник Комодо со знаменитыми комодскими варанами, всякие райские тропические острова, которым вообще не было числа, и т. д. Чтобы не распылятся, мы буквально в последний момент решили выбрать для посещения один единственный остров – Папуа, и все 16 имеющихся у нас дней посвятить только ему.

Столицей региона считается город Джаяпура (Jayapura) – это крупный транспортный узел, откуда можно улететь в разные другие части острова Папуа и регионы Индонезии. Нашей же основной целью был населенный пункт Вамена (Vamena) – негласная столица почти нетронутых, чисто папуасских земель. Вамена находится в долине реки Балием (Baliem Valley), расположена внутри горного массива.

Дорог к Вамене нет, и единственный способ попасть туда – самолет. Местность там гористая и труднопроходимая, и именно поэтому в долине реки Балием сохранились папуасские племена в первозданном виде, какими они был много лет назад, до прихода в Папуа миссионеров. Таких племен осталось мало, добраться до них можно только долгими днями тяжкого пути, но мы так далеко решили не забираться. Мы изначально рассматривали вариант light – прогуляться по самой Вамене и окрестностям, посмотреть быт папуасов, снять красочное национальное шоу.

Приятным сюрпризом стали Катарские авиалинии – это пока лучшая авиакомпания, которой приходилось летать. Очень удобные самолеты, прекрасная еда и даже предоставление гостиницы в Дохе на время 8 часовой стыковки. Благодаря Катарским авиалиниям самый длинный 22-х часовой перелет прошел довольно легко.

Прилетев в Джакарту, мы сразу пошли покупать билеты в Джаяпуру, чтобы оттуда улететь в Вамену. Когда мы выяснили, что самолет летит до Джаяпуры с тремя посадками около 8 часов, решили, что восемь часов плюс к нашим двадцати двум – это уже слишком, и решили для начала осесть на острове Биак на несколько дней.

Здесь много фотографий

Биак

Биак (Biak) – остров в Тихом океане. На Биаке есть только один город – Кота Биак, и много мелких деревень. Вокруг острова огромное множество мелких необитаемых и чуть более крупных обитаемых островов.

Вылетели из Москвы мы 31 декабря днем, а в аэропорту Биака приземлились 2 января в половине шестого утра. Слегка обалдевшие от перелетов, выходим в липкую ночь – влажность почти 100%. Выбрали таксиста с непротивным лицом, гостиницу выудили из LP – Intsia Hotel, судя по карте, она стояла на берегу океана, и через 5 минут были уже на месте. Водитель Самуэль знал три слова по-английски и все время улыбался. На всякий случай мы взяли у него телефон.

Гостиница оказалась недешевой, стандартные номера были уж очень убоги за свои деньги, поэтому мы решили взять бунгало – обшарпанный домик на берегу, зато с огромной ванной, хорошей сантехникой и кондеями в каждой комнате. За все это богатство сначала просили 500 000 рупий (50 долларов в сутки – здесь и далее будем все цены округлять до долларов путем отсекания четырех нолей, получается приблизительно, зато воспринимать легче). После долгого торга они согласились на 40 долларов. Эта цена включала трехразовое питание.

Все небольшие города третьего мира выглядят примерно одинаково. Биак не исключение – очень грязно, в мусорных кучах свиньи роются, воняет.

Мы много читали про туземцев, жующих пинан – орех, обладающий легкими наркотическими свойствами. В Папуа действует запрет на спиртное, поскольку у папуасов, как и у некоторых народов севера, нет генетической устойчивости к алкоголю. Поэтому местные жители используют пинан как замену спиртному. Пинан жуют повсеместно. Сам орех зеленый, но при жевании от химической реакции месиво во рту становится красным.

Так и ходят они с красными ртами, как будто съели только что кого-то живого. Все бы ничего, но при жевании начинается обильное слюноотделение, и поэтому все окрестности заплеваны красным. В средней Азии есть аналог пинанга – насвай, только он зеленый, и все плюются зелеными слюнями. И в том, и другом случае зрелище неаппетитное, но красные рты выглядят более устрашающе. Представьте, к вам подходит такой симпатичный малый и скалится своим красным ртом. Не удивительно, что их до сих пор считают людоедами))

В общественных местах висят очень выразительные объявления о запрете пинана.

После осмотра города мы попросили в отеле организовать нам гида, и через полчаса пришел какой-то редкостный зануда, который в ответ на любой вопрос долго разглагольствовал, но все сводилось к тому, что мы должны немедленно идти в полицию и оформить сурат джалан (или пермит – разрешение на пребывание). Судя по тому, что было написано в путеводителе и отзывам путешественников, никакого разрешения для пребывания на Биаке не нужно. После этого мы решили больше не мучатся с поисками нового гида и найти некого Френки, который уже оказывал услуги многим нашим соотечественникам, бывавших в этих краях.

Мы пригласили Френки к нам в номер для обсуждения подробностей трипа, и для особой ясности между нами записывали все наши договоренности (по совету других путешественников, и как же нам впоследствии пригодилась эти советы). Положительный образ гида, нарисованный другими путешественниками, несколько не совпадал с реальностью. Перед нами предстал мрачный детина, вечно сморкающийся и харкающий. Но выбора особенно не было, поэтому договорились обо всем с ним.

На самом Биаке не так много достопримечательностей – два водопада, монумент павшим воинам, и еще что-то по мелочи. За поездку на водопад на реке Вардо (Wardoo) Френки попросил какие-то неадекватные, по нашему мнению, деньги. Мы решили, что лучше возьмем просто водителя и поедем с помощью карты из LP. Зато за поездку на необитаемый остров Рурбас (Roorbas) на 2 дня (с одной ночевкой) Френки назвал цену в 1 000 000 рупий (100 долларов).

В эти деньги входил бензин, лодка, его услуги - все, кроме еды, которую мы должны были купить сами по своему усмотрению. Френки также сказал, что это очень хорошая цена, потому что у него есть его собственная лодка, и он ни у кого не берет ее в аренду. Еще он обещал дать нам палатку и спальники. На все эти условия мы согласились и договорились встретиться следующим вечером для подготовки к поездке и покупки продуктов.

Вторую половину дня отсыпались после перелета. А вечером наметили план на следующие дни. Вызвонили таксиста Самуэля, который привез нас из аэропорта, и договорились об аренде машины на следующий день. Самуэль приехал на переговоры с дочкой – красавицей Мити, которой отводилась роль переводчика и гида. Мы договорились, что завтра с утра отправляемся на водопад Вардо, потом на второй водопад Варса, на красивый залив Корем и далее, как пойдет. За машину и бензин просили 50 долларов. Мы согласились.

Вечер на Биаке.

Утро началось с сюрприза. В оговоренное время на ресепшн мы встретили бледных от волнения Самуэля и Мити. Они сбивчиво объяснили, что сегодня свадьба одной из дочерей водителя, о которой они совсем забыли, и поэтому они не могут с нами поехать. Они так искренне извинялись и выглядели столь несчастными, что злится, и тем более ругаться не было никакого желания. Мити сказала, что будет несказанно рада видеть нас в 16.00 в их доме на свадьбе, и это будет свадьба по папуасским обычаям, потому что жених – папуас из Тимики (этот город - тоже оплот папуасской культуры). Такого мы никак не могли пропустить и пообещали прийти.

Самуэль позвонил другому водителю, который приехал через 15 минут. Наш новый водитель оказался малоприятного вида парнем, который не понимал ни одного английского слова. Мы выучили слова «стоп» и «поехали» на индонезийском, и наша поездка началась. Примерно через час мы приехали в то место, от которого начиналась, а точнее заканчивалась река Вардо – тут она впадала в океан. Чтоб показать водопад, туристов обычно сажают в каное и везут к ее устью – там горная речка падает с камней, образуя широкий красивый водопад.

Водитель показал на залив и уселся обедать с чувством выполненного долга. Всеми имеющимися у нас в разговорнике нужными словами мы пытались объяснить ему, что нам нужен водопад, но попытки ни к чему не привели. Вокруг бродили местные, и мы пытались объяснить то же самое – в лицах и жестах: вот река, вот каное, вот мы на нем плывем, вот водопад и так далее. Полчаса мы бились над этим вопросом, но безуспешно.

Что было удивительно для нас – поездка на водопад Вардо это самый популярный туристический аттракцион на Биаке, и как можно не соотнести вместе два факта – приезд на реку туристов и их желание посетить водопад – осталось полной загадкой. Потом водитель долго беседовал с местными. Из разговора становится понятно, что есть некая вторая дорога, по которой можно доехать до водопада. Садимся в машину и куда-то едем. Ехали минут 20, дорога становилась все уже и уже, пока над головой не сомкнулись джунгли.

Заехали в тупик, от которого началась тропа, по которой мы и пошли. Впереди мы слышали шум воды и наконец вышли к…верхней точке водопада, тому месту, откуда вода падала вниз! Было и грустно, и смешно. Мы не могли ни увидеть водопад, ни тем более его сфотографировать – мы могли только слышать шум воды. Вид у водилы был невероятно довольный – еще бы, белые туристы хотели водопад, и они его получили.

Минут 5 мы поскакали по камням, думали найти спуск – бесполезно. В этот момент начался сильный тропический ливень, и мы пошли назад к машине. Дождь был очень теплый, и сильно не напрягал, но, хорошо, что в этот момент мы были не в лодке! Ладно, не получилось с этим водопадом, попытаем счастья с другим. Ткнули пальцем в нужное место на карте, удостоверились, что водитель понял, и поехали.

Стоило выехать из той части острова, где были джунгли, как выглянуло солнце – на побережье дождя не было совсем. Дорога вдоль берега нам безумно понравилась – наверное, это самое красивое, что мы видели на Биаке – километры белых, абсолютно пустых пляжей, синий океан и пальмы.

Останавливались несколько раз по дороге, чтобы сфотографировать красоты и папуасских детишек, плещущихся в тихих заводях. Тут мы первый раз пожалели, что не взяли из Москвы палатку – как хотелось остаться и пожить здесь, на пустых пляжах, среди невероятно дружелюбных людей.

Второй водопад в деревне Варса (Warsa) искать не пришлось – он был в ста метрах от дороги. Водопад оказался красивым, хотя и не таким большим, как мы ожидали. Народу там довольно много – молодежь залезает прямо по водопаду наверх и прыгает вниз. Для нас устраили групповое показательное выступление.

В этот день у нас была стандартная программа – посмотреть город и окрестности, съездить на городской пляж. Пляж не понравился – было довольно грязно, но окунуться в теплую, как парное молоко, воду Тихого океана было очень приятно.

Но люди…. Люди острова Биак были прекрасны. На его улицах мы получили столько внимания, сколько не получает английская королева, выходя в народ. Нам махали, нам улыбались, нам жали руки, нас снимали на мобильные телефоны и никто не просил денег за фотографии! Перед поездкой мы читали, что за фотографирование с туристов все требуют денег. Наоборот – все просто жаждали быть сфотографированными, и особенно всем хотелось сфотографироваться вместе с нами.

После чего пара взрослых папуасов, которые активно создавали видимость деятельности, ведут нас в какую-то хибару у дороги и просят оставить запись в книге для почетных гостей: имя, откуда прибыли, комментарии. Мужики, вероятно, рассчитывали на мзду, но мы оставляем в книге запись, одариваем детей конфетами, садимся в машину и уезжаем.

Вообще хотелось бы отметить не избалованность и ненавязчивость местных жителей. Они с радостью принимают любые поощрения, но никогда не требуют денег просто так, как например, масаи или арабы.

А потом мы, кусая локти от досады, что не можем остаться в этих прекрасных местах пожить, мчались обратно в город, потому что опаздывали на свадьбу. Конечно, у нас были опасения, что свадьба на деле окажется какой-нибудь лажей, и мы зря торопимся, но в итоге это мероприятие оказалось гораздо интереснее раскрашенных и разодетых в перья ваменских папуасов.

Папуасская свадьба

В гостиницу за нами, как за почетными гостями, приехал водитель и отвез в дом Мити.

Свадьба происходит во дворе дома Самуэля – отца Мити, ее шестерых сестер и одного брата. Самуэль – индонезиец, а его жена – папуаска, и дети от смешанного брака получились красивые. Семья достаточно зажиточная – большой дом, машина, несколько дочерей удачно вышли замуж, две прилично говорят по-английски. Сама Мити живет в Макассаре – большом городе, и работает PR-менеджером. На Биак приехала на Рождество и нежданную свадьбу сестры.

Народу собралось человек 200. Большая часть сидит на улице, в доме только особо важные персоны. Наше появление произвело настоящий фурор. Нас провели в дом, со всеми познакомили и вкратце рассказали историю рода. Весь дом был завален подаренными тарелками – это папуасская традиция. Количество тарелок превышало все мыслимые пределы. Возможно, такой запас рассчитан на эмоциональные семейные разборки, а может папуасы придумали какой-то новый способ использования этих традиционных предметов.

По традиции, на церемонии дарения подарков должны присутствовать самые старые из живущих родственников. Ради этого на свадьбу притащили совсем древних бабушку и дедушку. Они сами почти не ходили, вид у них был безумный, и кажется, они вообще плохо понимали, что происходит, но вокруг них был выстроен какой то ритуал, им читали какие-то речи, с ними фотографировались.

После официальной части и произнесения всяких торжественных слова начался фуршет. Еда эта была очень вкусной, домашней, больше нигде в Папуа мы так вкусно не ели. С особым удовольствием все поглощали какую-то серую странную массу, которая по виду больше всего напоминала густой обойный клей.

Особого описания заслуживает развлекательная программа. Группа молодых папуасов с гитарами, собравшись в кучку, начали исполнять веселую однообразную песню. Вокруг них начали наматывать круги танцующие люди, среди которых были распорядители бала, задающие характер движений и скорость исполнения.

По мере жевания пинана количество участников все увеличивалось, телодвижения становились все более изощренными. Постепенно танцы переросли во всеобщую дискотеку и вакханалию. Сначала плясали под местную попсу, потом в ход пошли Элвис Пресли и Криденс. Народ вовсю жевал пинан, и к концу вечера вся трава вокруг покрылась кроваво-красными пятнами. Выглядело это все как место группового убийства.

Гости порядком окосели, потому что кроме пинана еще активно пили какую-то розовую алкогольную жидкость. Через пару часов плясок гости впали в состояние нирваны, но ровно в 19.00 все как по команде разошлись по домам. Только на прощание долго лобзали друг друга в окровавленные пинаном уста. Драки не было))

Вечером нас доставили обратно в гостиницу. Мити и ее сестра провожали нас вместе с отцом. Мы обменялись контактами, и девушки до сих пор пишут нам дружественные смс.

А в гостинице нас уже ждал Френки для совместного похода в супермаркет. Пока мы шли от гостиницы, задавали ему всякие вопросы про него и его работу. Френки сообщил, что у него очень много туристов из России, Белоруссии и Украины (первый и единственный раз мы в Папуа встретили человека, который различал эти страны, или вообще знал такие). Что он одинок, семьи и детей у него нет, и вообще детей он не любит, а любит женщин, особенно чернокожих, и потому работает барменом в заведении, где тусуются местные проститутки.

Ничто так не укрепляет дружбу между народами, как предоплата – после получения денег Френки как-то подобрел. Занесли все продукты к нему домой, где имели продолжительную беседу с его братом. Мы смотрели на брата и было такое ощущение, что мы его где-то уже видели… А потом вспомнили. В детстве у каждого из нас была книжка про доктора Айболита и все мы хорошо представляем, как выглядит Бармалей, так вот – брат Френки походил на него как две капли воды – с огромной головой, курчавой бородой, беззубым ртом и длинными желтыми ногтями.

Брат сказал, что очень рад очередным людям из России, и что в Санкт-Петербург у него есть невеста по имени Люся, которая регулярно пишет ему смс и обещает приехать к нему весной, что Зенит – чемпион, и российский футбол – это хорошо. Здесь все смотрели четвертьфинал Россия -Голландия, и наша победа произвела на них сильное впечатление. Вообще, за время поездки местные жители не раз, услышав, что мы из России, поднимали большой палец вверх и говорили: Россия футбол гуд!

Остров Рурбас

Утром мы погрузили наши вещи в лодку и двинулись в сторону острова Малый Рурбас, куда и возят всех туристов, жаждущих дикости. Остров небольшой, но с длинным пляжем. Напротив него находится Большой Рурбас. Доплыли за два часа с небольшой остановкой на снорклинг.

С нами в лодке, кроме Френгки, был еще лодочник и два его сына – приятные и очень фотогеничные люди. В их лице мы заполучили отличных моделей.

На фоне нашего гида они были просто образцом человечности, порядочности, благородства и трудолюбия. Всю работу полностью выполняли они, а Френки, лениво харкая, ходил по пляжу в поисках съестного и подъедал все, что плохо лежало. Кстати, он был фактически единственным толстым папуасом, которого мы встретили за всю поездку. Как правило, все папуасы-мужчины, особенно рыбаки, отличаются просто эталонными фигурами, благодаря физическим нагрузкам, хорошей экологии и диетическому питанию (рис, лапша, рыба).

Но Френки, как пылесос, жрал все. Когда при закупке продуктов мы взяли немного картошки, чтобы запечь ее в углях, он брезгливо поморщился, сказав, что терпеть ее не может. На острове он смолотил добрую половину всей приготовленной картошки. Чтобы окончательно завершить образ нашего гида скажем, что у него на ногах были ногти длинной сантиметра по три… Хороший человек.

Кроме того, Френки периодически предпринимал ленивые попытки развода. Еще когда мы плыли на остров, он сделал удивленные глаза, услышав про возвращение на следующее утро – как, разве вы не сегодня вечером хотите вернуться?!... Мы показали ему бумагу с расписанным маршрутом. Он сразу согласился, но сказал, что думал, что мы на один день, поэтому не взял тент и спальники, придется ночевать на песке и надеяться, что погода будет хорошая.

Вторая попытка развода была уже на острове, когда он заявил, что стоимость поездки, которую мы ним оговорили, включает только аренду лодки и топливо, а за его услуги нужно еще доплатить. Снова ему была показана бумага, где стояла сумма и подпись, что все включено. Вздохнув, наш толстый гид отошел в сторонку и успокоился.

Весь день на острове мы плавали и занимались снорклингом, правда, риф там был совсем бедный, разве что морских звезд много. В огромных количествах поглощали кокосы, которые срывали с пальм наши спутники.

Здесь много фотографий

Ближе к закату наш ботмен увидел в океане какое-то шевеление – поверхность воды как-будто бурлила. Огромная стая тунца на охоте загоняла мальков. Лодочник и дети в момент прыгнули в лодку, мы поплыли вместе с ними. Через 10 минут у нас было три здоровых рыбы.

А ночью лежали на пляже под шум океана. И только мелкие крабы и ящерицы не давали спать.

Надо сказать, на необитаемом острове было много следов обитания человека: полиэтиленовые пакеты, бутылки, остатки рыбацких снастей, рваные сланцы в огромном количестве и т. п. Находиться среди этого мусора было неприятно, поэтому мы начали уборку, пытаясь привлечь к этому папуасских товарищей. Френки и рыбак проигнорировали наши потуги, помогали только дети, не совсем понимая, зачем это делается.

У папуасов потребительское отношение к природе. Весь мусор выбрасывается прямо на землю или в океан, и для них это абсолютно нормально. После нашей совместной уборки дети тут же выбросили на песок обертки от конфет, которыми мы их угостили.

Проведя на Рурбасе хороший день, наутро мы отправились назад в Биак. В тот момент мы не знали, что необитаемых островов в нашей поездке будет много, поэтому счастливые от своего робинзонства вернулись в цивилизацию. Мы с сожалением расстались с нашим лодочником и его детьми, но с радостью с нашим гидом. Он еще долго ходил за нами, в надежде с нас еще что-нибудь поиметь, но, в итоге, отстал. Мы вздохнули с облегчением.

Через час в нашу дверь постучались – это снова был Френки. Он пригашал нас на очередную папуасскую свадьбу)) Отказались, под предлогом усталости.

В этот день мы планировали купить билеты на утренний самолет в Джаяпуру и провести остаток дня на пляже с черепахами, который упоминался в LP. Но столкнулись с неожиданной проблемой – все билеты были проданы. Биак – довольно крупный пересадочный узел, и рейсов через него летает много, но билетов не было ни у одной авиакомпании на несколько дней вперед. Мы попали в период, когда все возвращались из рождественских отпусков. Что делать? Оставаться дольше на Биаке мы не планировали.

Это было первое столкновение с индонезийским транспортным бардаком и в тот момент проблема нам казалось очень серьезной. В офисе крупнейшей индонезийской авиакомпании Гаруда пообещали попробовать посадить нас на завтрашний рейс, если останутся свободные места, но, как запасной вариант, посоветовали узнать насчет парома, который на следующий день уходил в Джаяпуру. Разузнав насчет парома, мы поняли, что потеряем почти двое суток и решили попробовать улететь утром.

Джонни

Пока мы блуждали по городу в поисках офиса парома, к нам подъехал на скутере молодой индонезиец с надписью «Ангел 7» на майке и спросил: не офис ли парома мы ищем?...

- Его. А откуда вы знаете?

- Мне позвонили из офиса Гаруды и сказали, что вам надо помочь. Меня зовут Джонни.

Так состоялось знакомство с одним из самых удивительных людей нашего путешествия. Он помог нам найти офис и перевел все наши хотелки. Из разговора с Джонни мы выяснили, что он – миссионер, поет в церкви, а в свободное от миссионерства время занимается небольшим бизнесом по производству печенья. Мы заинтересовались его церковным пением, поскольку неравнодушны к госпел.

Джонни пришел в неописуемый восторг от этого и пригласил нас в церковь и к себе домой. Сев на мопеды, мы поехали в гости к Джонни. После папуасской свадьбы мы уже были готовы к фантастическому биакскому гостеприимству, и с легким сердцем летели по вечерним улицам навстречу новым знакомствам.

Джонни жил в пригороде и всю дорогу нас сопровождали одобрительные комментарии прохожих.

Поглядеть на больших белых людей собралось пол поселка. Все по очереди заглядывали в окна и толпились перед дверью. Джонни представил нам семью своей сестры, ближайших соседей и рассказал о себе. Родом он с Бали, где у его семьи огромный дом, куда он нас пригласил пожить в следующий наш визит в Индонезию. На Биаке он довольно популярная личность, организует свадьбы и поет в самой известной церкви в этих местах.

Весь дом был заставлен корзинами, полными сладостей и искусственных цветов – это подарки от поклонников, как объясни Джонни. Все стены были завешаны его гламурными фотографиями в стиле индийских киноактеров))) Еще у Джонни необычайно заразительный смех. Когда он заливался после наших попыток произнести что-нибудь по-индонезийски, все вокруг хохотали, как в цирке – непонятно, над нами или над ним.

А потом Джонни повез нас в свою церковь. Больше нигде в Папуа мы не видели такого великолепия. Это было шикарное по индонезийским меркам строение с евроремонтом, мощными кондиционерами, хорошей мебелью и аппаратурой. Жаль, службы в этот момент не было, мы посмотрели здание, похвалили его много раз не из вежливости, а потому что действительно были очень удивлены, и Джонни доставил нас обратно в гостиницу. Он сказал, что если мы не улетим, он поедет с нами в офис паромной компании и посадит нас на корабль. От такой доброты нам аж плакать хотелось.

В половине пятого утра мы были уже в аэропорту с вещами. Ждали конца регистрации на рейс Гаруды и маячили перед носом у сотрудника, который накануне обещал нам помощь. Наконец регистрация закончилась – не явились два пассажира бизнес-класса, билеты по 160 долларов каждый. Дорого, но мы готовы лететь. Когда мы уже были почти готовы отдать деньги, владельцы билетов все-таки являются на рейс, и сотрудник Гаруды разводит руками – он уже ничем не может помочь. Аэропорт пустеет, и мы наудачу решаем сходить к стойке Мерпати (тоже крупный индонезийский авиаперевозчик), спросить про билеты у них.

- Два билета до Джаяпуры? Пожалуйста, вылет через час, цена 80 долларов с человека.

Мы счастливы и немного в шоке – почему вчера билетов не было на ближайшие три дня, а сегодня мы их свободно покупаем перед вылетом? Самолет опоздал часа на два и был наполовину пуст. Где все те многочисленные люди, жаждущие улететь, и ожидающие билетов? Фокусы с транспортной системой Индонезии только начались.

Джонни, кстати, провожать не приехал. Точнее приехал, но с опозданием, когда мы уже были в зале ожидания. Он очень сокрушался по этому поводу и с тех пор звонил нам каждый день, чтобы спросить как наши дела, узнать бережем ли мы себя и сообщить, что помнит о нас каждую минуту, каждый час, каждый день и каждый год! Звонки продолжаются и по сей день))

Джаяпура

Омерзительный город, в котором пришлось заночевать, ожидая рейса. Поскольку самолет с Биака улетел с опозданием, мы не успели на утренние рейсы до Вамены. Судя по информации из LP и Интернета, из Джаяпуры в Вамену летают две авиакомпании – Тригана и Экспресс Эйр, у каждой по четыре рейса в день. Но в действительности все оказалось совсем не так. У Триганы рейсов на ближайшие три дня не было вообще! Около стойки Авиаэкспресса стояла огромная толпа папуасов, желающих улететь.

Поговорили с барышнями из Экспресс Эйр, которые не могли ничего ответить о рейсах и наличии билетов и посоветовали поехать в офис. Пока слонялись по аэропорту, за нами увязался папуас со скрипкой в авоське, который признал в нас русских и начал активно помогать. Поехали в офис Экспресс Эйр. В офисе, который находился в каком-то сарае, на нас сделали круглые глаза и сказали, что ничего не знают про расписание полетов и билеты, а занимаются только оформлением документов.

Возвращаемся назад в аэропорт на стойку Экспресс Эйр к тем же барышням. Они делают круглые глаза от того, что в офисе ничего не знают и советуют подойти к 15.00, возможно нам удастся купить билеты на завтрашние дневные рейсы, на утренние все давно продано и еще не факт, что купим на дневные, поскольку толпа страждущих папуасов осаждает кассу.

К тому моменту становится понятна полная бесполезность папуаса со скрипкой, который только вносит путаницу, приходится с ним попрощаться – скрипач не нужен. Еще нам нужно сделать здесь сурат джалан, он же пермит – разрешение на пребывание в Балием Валей. По рассказам других путешественником и информации путеводителя, это можно сделать в полицейском участке рядом с аэропортом, но и здесь информация ошибочна. Нас отправляют в центральный полицейский участок, который находится в получасе езды от аэропорта. С трудом находим его и оформляем пермит.

В полиции знакомимся с парой из Испании – Раулем и Нурией. С этого момента наши пути будут постоянно пересекаться. Новая встреча ждет в аэропорте, куда мы приезжаем за билетами. На той же стойке Экспресс Эйр у тех же барышень, которые ничего не знали три часа назад, мы спокойно покупаем билеты на первый утренний рейс до Вамены, причем огромная толпа желающих улететь, уже улетела.

Утром первыми являемся в аэропорт и с испанцами ждем полчаса перед закрытыми дверями.

Регистрация начинается с опозданием на час, самолет улетает с опозданием часа на два с половиной.

Вамена

Только когда мы вышли из аэрпорта Вамены, стало понятно что все, кого мы считали папуасами, папуасами не были. Трудно поверить, что бывают такие РОЖИ!!! Причем фраза на лицо ужасные, добрые внутри к ним не применима. Большинство папуасов в Вамене очень угрюмые, не идут на контакт и агрессивно реагируют на попытки их фотографировать – начинают требовать денег, особенно свирепствуют старики и женщины. Так что ужасные они не только на лицо. И это особенно чувствуется на контрасте с гипер-доброжелательными жителями Биака.

Попробовали найти отель, но свободные номера были только в третьем по счету. И это в несезон! После заселения в отель пошли в полицию отметить пермит. Полицейские, на удивление, оказались самыми приветливыми людьми в Вамене – на нас реагировали очень бурно. Завершив все формальности, арендовали такси, чтобы доехать до деревни Ивика, про которую прочитали в путеводителе, проехать по окрестностям и вообще осмотреться.

Договорились с таксистом (индонезиец Элис) на 450 000 (45$) за весь день, включая бензин. Надо сказать, что в Вамену все привозится самолетами, поэтому цены очень высокие, например литр бензина стоит около 4-х Евро! Так что цену в 45$ мы сочли разумной.

Стоило немного отъехать от Вамены, как начали попадаться люди в котеках. Для тех, кто не знает, котека – это такой напиперник, который папуасы надевают на причинное место и привязывают его веревочкой к поясу. У разных племен котеки разные: у одних длинные, у других короче, у третьих изогнутые, а четвертые и вовсе свое хозяйство в листик заворачивают. Кроме котеки, другой одежды на них нет.

Мы долго рассуждали на тему – что заставляет людей ехать сюда, на край света, отдавать большие деньги и терпеть всевозможные неудобства?... И решили, что все едут посмотреть на мужиков в котеках. Есть в этом что-то табуированное и манящее. Все едут, чтобы увидеть то, что запрещено современными нормами морали и почувствовать себя цивилизованным человеком, глядя на это дикарство.

Вскоре мы доехали до указателя Мумия. Мумия существует в каждой уважающей себя папуасской деревне – это закопченное тело давным-давно умершего родственника. Из показа мумии туристам папуасы делают неплохой бизнес. Мумия, пиг-фестиваль (см. дальше) и сбор денег за фотографирования самих себя составляет большую и иногда единственную статью доходов папуасов, живущих в окрестностях Вамены.

Въехали в небольшую деревню с асфальтированным паркингом и толпой голых папуасов в праздничном оперении, которые окружили нашу машину. Сразу стало понятно, что это туристический атракцион типа масайских деревень в Кении и Танзании. В самой деревне встретили двух англичанок, которые приехали сюда на пиг-фестиваль. Пиг-фестиваль – шоу для туристов, во время которого папуасы наряжаются в традиционные одежды, устраивают танцы, изображают сцены охоты и сражения, добывают огонь, в финале закалывают свинью, которую готовят, и съедают всем племенем.

Мы попробовали присоседиться к англичанкам, чтобы посмотреть шоу с ними, они не возражали. Возражал их гид-папуас, который требовал 3 000 000 рупий за возможность нашего участия. По рассказам соотечественников мы знали, что пиг фестиваль стоит максимум 1 500 000 рупий и начали торговаться. Торговались долго и безрезультатно. Плюнув на все ушли, тем более что фестиваль был халтурный – свинья уже заколотая лежала посреди деревни и вся церемония для англичанок заняла минут 20-30.

Сели в машину, чтобы поехать дальше, но водитель нам неожиданно заявил, что дальше не поедет, поскольку мы уже почти приехали в Ивику, а договор был только до деревни и обратно. Платить за час аренды машины 450 000 рупий мы не согласились, настаивая на том, что машина арендована до вечера. Состоялось долгое и эмоциональное объяснение, и этот момент на стоянку въехал микроавтобус с нашими знакомыми испанцами. Мы послали нашего водителя подальше и заплатили ему половину оговоренной суммы, что считаем более чем достойной платой. Он еще долго ходил за нами и канючил, и только поняв, что ему ничего не светит, уехал.

С испанцами мы вернулись в деревню посмотреть мумию. Папуасы к этому моменту уже начали сильно раздражать. Стоят вокруг маленькие уродцы, лыбятся беззубыми ртами, но стоит поднять камеру, как они кидаются на вас с матюками и яростно трут у вас перед носом пальцами, давая понять, что за фото нужно платить деньги. Рауль через гида попытался выяснить, почему он должен платить? Когда его фотографируют, он же не берет за это деньги. Вручил камеру одному из дедков, и попросил сфотографировать его с Нурией, после чего начал требовать с деда денег.

Тот смущенно хихикая, бегал от Рауля по всей деревне. Папуасы, наверняка, впервые столкнулись с ситуацией, когда денег требовали у них, а не наоборот. Тут мы с испанцами разыграли небольшое представление для местных – фотографируя друг друга и платя за это деньги. В итоге, мы отдали-таки гиду 100 000 за возможность фотографировать в деревне. Нам торжественно вынесли мумию, мы выбрали самых колоритных типажей и пофотографировали их.

Один из пожилых папуасов в котеке, с часами и сумкой на плече подошел к нам и на английском радостно спросил: вы из России?! Я люблю Россию, у меня там есть друзья. Приглядевшись, мы поняли, читали про него и видели фотографию в рассказах на awd.ru. Дед полез обниматься, как будто мы старые знакомые. Причем мы узнали не только его, но и большинство из жителей деревни – мы видели их в нескольких рассказах о поездке в Папуа.

В этот момент все наши мечты увидеть диких папуасов рассыпались в прах. Мы предполагали, что в окрестностях Вамены есть множество деревень, в которых можно посмотреть традиционные папуасские ритуалы, но все, что мы видели в рассказах других путешественников, снималось в основном в этой деревне. Все меньше жителей долины ходит в национальной одежде, и большинство туристов просто едут в эту деревню и, заплатив один раз, фотографируют в свое удовольствие.

Другие, правда, уходят в многодневные треки, чтобы увидеть папуасов в естественной среде обитания, но 99% папуасов уже полностью осовременены и выряженных так, как в туристической деревне, не найти.

Закончив фотографировать, поехали на местный рынок. Испанцы с гидом уехали готовиться к треку, а мы около часа гуляли по рынку, фотографируя аборигенов. Здесь было гораздо интереснее, чем в театральной деревне.

На обратном пути взяли велорикшу, но мы оказались непосильной ношей для доходяжного папуаса. На спусках или ровной дороге, он еще кое-как крутил педали, но на подъеме он кряхтел так, что вскоре пришлось поменяться с ним местам – папуас ехал спереди и хрюкал от счастья))

Вечером, зашли поужинать в первый попавшийся ресторан и опять столкнулись с нашими испанскими знакомыми. Это было судьба. Мы просидели за разговорами часа три. Выяснили, что занимаемся одним и тем же делом – организацией мероприятий, и долго обсуждали специфику деятельности в Испании и России. Как выяснилось, все очень похоже))

Пока мы сидели в ресторане, за окном не переставая шел дождь и стало заметно холоднее. Испанцев это сильно огорчило, поскольку они заказали пятидневный трекинг, и теперь сомневались, что по такой погоде прогулка будет приятной. Они показали нам расписанный на бумаге маршрут – он был стандартным, ровно таким, которым водят всех туристов, что окончательно утвердило нас в мысли, что мы абсолютно правильно отказались от идеи трека.

Испанцы даже хотели наутро поговорить с гидом и сократить трек, однако они уже отдали предоплату и купили продукты, что делало вопрос сокращения сроков несколько сложнее. А мы рассмотрели карту, и решили исследовать часть долины безо всяких гидов и водителей.

После ресторана зашли в интернет-кафе и встретили там потрясающего типа. Мы долго гадали, что же он там смотрел?... Сошлись на котировках акций фондового рынка)))

В Манду!

Рано утром мы снова отправились к рынку, от которого отходят маршрутки в разные части долины. Мы выбрали себе в качестве цели деревню с замечательным названием Манда. В путеводителе было сказано, что это хорошее направление для однодневного трека. Еще бы направление на Манду было плохим))

Минут сорок у нас ушло на объяснение с водителями. Точнее не с водителями, а с кондукторами. В Папуа есть четкое разделение – всю мелкую и неквалифицированную работу выполняют папуасы, а все более-менее престижное достается индонезийцам. Так и в общественном такси – зазывать народ, собирать деньги, грузить вещи на крышу маршрутки – это обязанность папуасов, а индонезийцы крутят баранку, брезгливо поглядывая на пассажиров.

Билет в маршрутку стоит около доллара. Мы довольно быстро нашли нужную, сели и стали ждать. Но маршрутки отправляются только по мере заполнения, а она и не думала наполняться – вместо пассажиров нас окружила толпа любопытных – в основном это были подростки. Публика вокруг напоминала колонию для несовершеннолетних преступников.

Аборигены быстро поняли, куда нам надо, но мы не смогли объяснить им, что хотим отправиться скорее, не дожидаясь, когда маршрутка набьется битком. Кстати в машину, рассчитанную на 8 человек, включая водителя, они умудряются набить 18 пассажиров и, как минимум один всегда сидит на крыше. Нам удалось собрать народ из нескольких маршруток в одну, и с нас потребовали оплатить дополнительно два свободных места, поскольку у нас слишком длинные ноги, и мы занимаем места четырех папуасов.

Потом состоялся продолжительный торг, в котором участвовала добрая половина рынка. Были исписаны десятки ладоней с вариантами цены. Мы несколько раз демонстративно уходили, устав от непонятливости собеседников, нас возвращали. В конце концов, мы пришли к соглашению и отправились в вожделенную Манду. После прибытия на место, с нас, ради приличия, попытались содрать дополнительных денег. Мы просто не обратили на это внимания.

От асфальтовой дороги в сторону уходила грунтовая, по которой мы и пошли. Через пару километров нам попалась первая папуасская деревня. К нашему удивлению, деревня была идеально чистая и ухоженная. Аккуратные домики, и что самое главное – доброжелательные жители! Нас провели по деревне, пригласили в дом и угостили бататом, который оказался на вкус приторно-сладкой картошкой. Фотографировались все совершенно безвозмездно, с нескрываемым удовольствием.

После первой деревни за нами увязалось несколько мальчишек, к которым по ходу присоединялись все новые и, километров через пять, за нами шла приличная толпа. В какой-то момент все сопровождающие резко отстали. Мы ушли вперед, а они долго смотрели нам вослед, пока не скрылись из вида. Мы долго шли одни, наслаждаясь окружающей красотой.

Подробной карты у нас не было, поэтому шли наугад – куда-нибудь да придем. Через какое-то время нас подобрала маршрутка. Она остановилась безо всяких просьб, нам уступили лучшие места – рядом с водителем, и в конце пути с нас не взяли денег. Дружелюбие местного населения росло пропорционально удаленности от Вамены.

Вскоре мы набрели на какую-то идиллическую деревню. Как она называется, нам не известно, но миссионеры потрудились тут на славу. Деревня расположена в красивом ущелье на нескольких холмах, вся территория разбита на кварталы, дома очень добротные, есть электричество и даже качели.

Народу в деревне было не много, видимо все были в поле или на рынке. Удалось пообщаться только с местной молодежью. Жутко смешная девица в джинсовом костюме и с шампунем в кармане, подпрыгивая и повизгивая от удовольствия, вертелась вокруг Ани. Один из деревенских парней устроил экскурсию по деревне, объясняя на своем языке, что где расположено - как ни странно, но все было понятно:

- Вот это у нас сельсовет, за ним церковь.

- А за этими горами красивые виды, обрыв.

- Это отель.

- Дядя Коля, уже нажрался с утра.

- А это его жена, тетя Маша, батат готовит, можете зайти посмотреть.

- О! Пацаны на рыбалку пошли, хотите с ними?

Кстати, ни разу не видели здесь, людей жующих пинанг, хотя в городе это делают все поголовно.

Мы часа два бродили по окрестностям и получали от этого несказанное удовольствие. Нам не нужны были злые старики в котеках и алчные титястые старухи. Нам было хорошо от улыбок симпатичных местных жителей, окружающей красоты и спокойствия. Но, пора было возвращаться. Пройдя в обратном направлении 2-3 километра, мы наткнулись на маршрутку и через полтора часа были в Вамене.

Снова Джаяпура

На следующее утро наудачу поехали в аэропорт, надеясь улететь в Джаяпуру, а потом в Соронг.

В 6.00 должна была начаться регистрация на утренний рейс, но, разумеется, аэропорт открылся только в 6.30. Пока ждали у дверей, купили билет)) Подошел индонезиец в форме Триганы, наколкой на руке в виде логотипа компании и выписал нам билеты на ступеньках аэропорта. Что интересно, обратные билеты из Вамены в Джаяпуру стояли почти в два раза дешевле, чем из Джаяпуры в Вамену. Улетели только в 8.30.

По прилету в ставший уже таким знакомым ввиду проведенного там времени аэропорт Джаяпуры мы стали выяснять, куда отсюда можно улететь. По иронии судьбы, на табло аэропорта значилось аж 6 рейсов в Вамену, в которую нам теперь уже совершенно было не нужно.

Еще в Москве мы мечтали попасть в морской заповедник Raja Ampat - система больших и малых коралловых островов в Тихом океане на самом западе Папуа. Доплыть до них можно только из города Соронг. Попытка покупки билетов в Соронг в аэропорту была абсурдней, чем все пьесы Ижена Ионеску вместе взятые.

Из Джаяпуры в Соронг можно попасть сейчас только одной авиакомпанией – опять же Экспресс эйром. Когда мы несколько дней назад улетали в Вамену, справлялись в офисе Экспресс эйр насчет времени вылета в Соронг, нам сказали, что рейсы бывают ежедневно в 8 вечера. Заходим снова к ним в офис. В тесной комнате четыре человека – один лежит на сдвинутых стульях и болтает по телефону, второй играет в компьютерную игрушку, две девушки терпятся между собой.

- Здравствуйте, мы хотим узнать насчет рейса в Соронг.

- Рейс летает ежедневно, в 7 утра.

- Но пару дней назад вы сказали, что рейс летает ежедневно в 8 вечера?

На лицах недоумения. Звонят куда-то. Переспрашивают друг у друга. Еще раз звонят.

- Извините, мы перепутали, рейс летает в 8 утра.

- Сколько стоит билет?

На лицах недоумения. Звонят куда-то. Переспрашивают друг у друга. Еще раз звонят.

- Один миллион восемьсот рупий.

Тут мы видим у них на стене бумажку с тарифами в Соронг – цена начинается от 800 000 рупий, и заканчивается 1 800 000. Они просто назвали сразу самый высокий тариф.

- Почему мы должны покупать билет за миллион восемьсот, когда можно купить и за 800 000?

На лицах недоумения. Звонят куда-то. Переспрашивают друг у друга. Еще раз звонят.

- Извините, но мы не знаем, почему вы должны платить миллион восемьсот, но вы должны заплатить миллион восемьсот.

Далее следует десятиминутная дискуссия о том, что мы хотим купить билет не по самому высокому тарифу, а хотя бы по среднему, если дешевых уже нет. Работники авиакомпании уверяют, что людей на рейсе очень мало, билетов полно, но почему они не могут продать билет по другому тарифу, объяснить не могут. Потихоньку выходим из себя. Спрашиваем, где находится их центральный офис? Отвечают – да, офис есть, но где он находится - никто не знает.

Спрашиваем, могут ли они туда просто позвонить и узнать их адрес. Они дружно радуются, что выход из ситуации найден и таким образом они наконец-то от нас смогут избавиться. Но вот беда – сотрудники авиакомпании не знают телефона офиса авиакомпании! Куда они звонили до сих пор – загадка. Долгие поиски по столам, по компьютерам и записным книжкам – ничего не дают. Мы случайно замечаем на столе фирменный конверт Экспресс эйра, в котором они выдают пассажирам выписанные билеты. На нем перечислены все адреса и телефоны всех офисов.

Все это время куча таких конвертов валялась у них по столам. Мы начали сомневаться в умственных способностях индонезийцев, а особенно тех, кто работает в авиакомпаниях или вообще как-то связан с транспортом. Позвонили в офис, где нам подтвердили, что билеты стоят 1 800 000 рупий. Это слишком дорого, тем более улететь можно только завтра.

Решаем попробовать улететь куда-нибудь еще. Стали заходить во все подряд офисы авиакомпаний, представленных в зале регистрации. Диалог везде был примерно одинаков:

- Здравствуйте, мы хотим узнать, куда у вас на сегодня есть рейсы?

- А куда вам надо?

- Скажите куда можно сегодня улететь, и мы решим, куда нам надо.

На этой фразе у народа обычно наступал ступор, и они начинали переспрашивать что-то друг у друга и лезли в компьютеры. На третьем примерно офисе мы поняли, что сотрудники авиакомпаний плохо представляют, куда у них есть рейсы. Тогда мы переформулировала вопрос и стали спрашивать, есть ли у них расписание.

Расписание оказалось вещью невиданной, никто, кроме Гаруды, расписанием не обладали. Помучавшись еще минут 40, мы выяснили, что рейсы есть либо в Джакарту, либо в Макассар, либо на Бали – ни в одно из этих мест не хотелось, и вообще были планы остаться в пределах Папуа. Последним оказался офис Batavia air.

- Здравствуйте, куда у вас есть рейсы на сегодня?

- У нас есть рейс в Маноквари, в 8 утра.

- Отлично! Стоп, а сколько сейчас времени?

- Половина десятого! (очень радостно)

- Так значит, рейса уже нет?

- Значит уже нет (улыбается).

Мы никуда не успеваем, все места, куда бы мы хотели попасть – это уже только на следующий день, а ночевать в Джаяпуре еще раз ужас как не хотелось. Немного подумав, решили обойти все кассы снова, зная, что индонезийцы не всегда выдают достоверную информацию с первого раза. И произошло чудо!

В авиакомпании Батавиа, после допроса с пристрастием, выяснили, что по расписанию рейс в Маноквари должен был улететь в 8.00, но он не улетел, и мы можем на него купить билеты. На вопрос, почему нам сразу не сказали, что рейс еще не улетел, все сотрудники Батавиа ответили идиотски счастливой улыбкой. Нам выписывают билеты. На них значится время вылета – 8.00. Самолет поднялся в воздух в половине двенадцатого.

Маноквари (Manokwari)

Вот так, почти случайно мы оказались в Маноквари, который изначально в наши планы не входил, но мы нисколько не пожалели о таком повороте событий.

Из Маноквари можно попасть в национальный парк Сендеравасих (Cenderavasih) – это группа больших и малых островов, большая часть из которых необитаема, а на обитаемых есть только крохотные рыбацкие деревни. В путеводителе вопрос попадания в парк описан весьма туманно, якобы есть два пути: пойти в офис нацпарка, расположенного в Маноквари и договориться обо всем там, либо доехать до ближайшей к островам деревне Ransiki, договориться с местными и с их помощью передвигаться между островами самостоятельно.

Только при этом надо было иметь свои маски-трубки-ласты, еду, палатки, посуду и т. д. В нашей памяти была еще жива ситуация с попаданием с помощью местных на водопад на Биаке, поэтому от второго варианта мы сразу отказались.

После прилета собрались ехать в гостиницу, рекомендованную путеводителем, но в аэропорту увидели рекламу отеля Мансиам бич и поехали туда. Город оставил приятное впечатление – чисто, люди доброжелательные, европейцев нет вообще. Отель оказался далеко от центра, но был абсолютно новый, европейского уровня и за разумные деньги. Заселились и подошли на ресепшн, выяснить, как найти офис национального парка Сендеравасих. И тут нам явился ангел в образе индонезийца Вильяма!

Он приехал в отель по своим делам и уже собирался уходить. Услышав, куда нам надо, сказал, что ему по пути и может нас подвезти. Английский он знал вполне прилично. По дороге выяснилось, что ему нужно в аэропорт встречать жену, а офис Сендеравасиха находится где-то рядом, судя по адресу. С трудом нашли офис, который располагался на красивом холме в стороне от дороги.

В офисе нацпарка никто вообще не говорил по-английски. Какое счастье, что с нами был Вильям! Благодаря ему мы очень быстро обо всем договорились и наметили такой маршрут:

10.01 Старт из Маноквари в в поселок Рансики, где находится локальный офис нац. парка. Ехать около 100 км., как нам сказали, дорога займет около 2-х часов. Из Рансики на лодке добираемся до острова Румберпон, там ночуем в рыбацкой деревне.

11.01 Остров Вайрунди, на котором можно увидеть морских черепах, кокосовых крабов и поснорклить. Ночь на острове.

12.01 Остров Русвар. Здесь есть горячие источники и водопад. Буклет нац. парка говорил о том, что это один из самых красивых островов в этом регионе. Ночь в деревне.

13.01 Остров Пурупи, на котором, якобы, прекрасный снорклинг. Ночь на острове.

14.01 Еще какой-то остров со снорклингом. Ночь на острове.

15.01 Возвращение в Рансики и оттуда в Маноквари.

После офиса нацпарка Вильям отвез нас в супермаркет, чтобы мы могли закупить еду, а сам поехал встречать жену, сказав, что через час вернется, чтобы отвезти нас в отель. Мы не верили своей удаче! Без Вильяма мы бы потратили гораздо больше времени, а так все было решено в течении двух часов. Купили Вильяму в благодарность подарочную коробку сладостей, но он долго упирался, не желая брать ее. Мы пригласили его с женой в ресторан после нашего возвращения в Маноквари.

На следующий день в 8 утра за нами должен был приехать сотрудник нацпарка и отвезти обратно к ним в офис – там у нас должна быть встреча с их биг боссом, гидом и ботменом. Мы оставили ненужные вещи на хранение в гостинице, пообещав вернуться через 5 дней, сказали спасибо хозяину за отличный сервис и отправились практически в неизвестность.

Утром следующего дня в назначенное время за нами приехала машина и отвезла в офис, где мы должны были подождать биг босса, которых нас отвезет в Рански. Ждать, сказали, минут 10, которые превратились в 2,5 часа. Пока ждали, сидя на крылечке и вслушиваясь в звук приближающихся машин, неожиданно увидели идущего по дороге молодого папуаса в котеке. Не может быть! Откуда он здесь в Манокувари?! Это галлюцинация?!

Подошел ближе, действительно – папуас в котеке. Поздоровался, по-английски сказал, что он родом из Вамены. Мы решили, что это очередной цирковой папуас, но он оказался настоящим. Жил по соседству в домике, заполненном музыкальными инструментами. На вопрос, чем он занимается, ответил – я фермер.

Дорога до Рансиков была ужасная – хорошие участки периодически сменялись полным бездорожьем, дважды форсировали бурные реки. 100 км мы преодолели за 4,5 часа, а не за два, как нам было обещано. Позже мы поняли, что здесь все расстояния измеряются двумя часами, хотя это может быть и четыре часа и двадцать минут. По дороге остановились поесть в местной забегаловке. Кормили вкусно. Мы решили заплатить за всех попутчиков. Обед на шестерых обошелся в 120 000 рупий - 12 долларов на шестерых! Так дешево мы не ели еще никогда.

После прибытия в Рансики нас привезли к какой-то халупе и сказали: здесь и заночуете. Пардон! У нас был договор, что ночуем на острове Румберпон. В ответ нам сказали, что плохая погода, сильный ветер и плыть опасно. Мы посмотрели на океан, и решили, что опасность сильно преувеличена. Настояли на немедленном отправлении. Немедленное отправление произошло через полтора часа неторопливых сборов работников нацпарка.

Когда все наконец было готово и нас посадили таки в лодку, стал понятен состав участников – на нас двоих приходилось 3 человека: ботмен Месаг, гид Муль, и молодой парень – Франдо. По-английски говорил только Муль.

- Сколько плыть до острова?

- Два часа!

Плыли три с половиной. Стало прохладно. Когда лодка уткнулась носом в песок, и мы спрыгнули прямо в воду, она показалась горячей.

Деревня оказалась небольшая и неприятная. Удивила реакция местных жителей. Если на Биаке все нас встречали восторженно, в Маноквари доброжелательно, в Вамене спокойно, то здесь не реагировали вообще никак. Интерес у них был – за нами пристально наблюдали, но эмоций ноль. Не отвечали на приветствия, улыбки и любые попытки общения.

Переночевали в «офисе» нацпарка – небольшом фанерном домике из нескольких комнат. Там было страшное на вид манди (ванно-туалет) и не менее страшная кухня – из всей посуды была почему-то только мясорубка. Домик выглядел малообитаемым – в нацпарке бывает в среднем 100 туристов в год. В комнате, которую нам отвели под спальню, все углы были затянуты паутиной – на одной сидел здоровенный паук.

Утром к нам присоединился еще один член команды – Гератус, он сел на мотор, заменив на этом посту Месага – больше Месаг за всю поездку этой функции не выполнял.

- Сколько плыть до острова Вайрунди?

- Два часа!

Плыли полтора.

Вайрунди

Вайрунди – маленький остров, со всех сторон окруженный широким белоснежным пляжем. На вопрос, сколько здесь бывает туристов, Муль ответил, что в прошлом году было трое японцев, а вообще за последние четыре года был десяток туристов из Германии, Польши, Голландии, русских не было никогда.

Вайрунди знаменит своей свой живностью. На этот остров приплывают гигантские морские черепахи, чтобы отложить яйца – прибрежные кусты были усыпаны их скорлупой. Застать этот момент можно только в полнолуние. Кроме черепах, на острове в верхушках деревьев жила большая стая летучих лисиц. Муль сказал, что в 6 вечера вся стая полетит на большую землю кушать фрукты. По летучим лисицам можно было сверять часы – ровно в 18.00 с дикими криками и писками вся стая улетела в сторону материка.

Еще на острове живут кокосовые крабы, которые активны только ночью – они выползают на пляж и едят кокосы, потому и называются кокосовыми. Взрослые особи достигают в весе двух килограммов, и обладают столь большими и сильными клешнями, что легко раскалывают ими орех. Гиды посовещались и сказали, что раз мы, такие дикие люди, никогда в жизни не видели кокосового краба, они нам его поймают.

Кстати, на Вайрунди не растут кокосы, но их выносит волной из океана. Проводники собрали по пляжу кокосы, раскололи их, сделали ловушки и отнесли в лес, к крабовым норам. Один кокос был уже проросшим, и Месаг пересадил его в землю – из него здесь вырастет пальма.

Днем Месаг и Гератус ушли на рыбалку и через пару часов вернулись с полным мешком рыбы. Это был фантастический улов, учитывая их снасти - простые, ржавые крючки, с привязанными к ним бечевками, имитирующей наживку. Неоднократно на родине приходилось наблюдать горе-рыбаков, вооруженных сложнейшим и дорогостоящим рыболовным снаряжением, возвращающихся с пустыми руками (да мы и сами такие), а тут практически на голый крючок поймали килограмм 15!

С наступлением темноты вокруг лагеря началось какое-то движение. Шаг в траву – и от ног разбегались какие-то животные. Луч фонаря выхватывал сразу несколько коричнево-серых зверьков – крысы! Много крыс! Они нас буквально окружили, видимо, их привлек запах еды. Сначала они пугались резких движений, а потом совершенно обнаглели и перестали убегать совсем. Стало ясно, что в лагере спать нельзя, мы взяли одеяла и ушли на пляж караулить черепах.

Тут проводники с победным криком вынесли нам из леса свою добычу – попался кокосовый краб, правда, экземпляр был не крупный, килограмма полтора. Это оказалось довольно устрашающее на вид создание – пожалуй, такими клешнями и правда можно расколоть кокос.

Мы полночи ждали черепах на пляже и уснули тут же, на песке. Нас обещали разбудить, если вдруг приплывут черепахи. Но черепахи так и не приплыли. Еще бы! У нас горело 2 костра, и кто-то все время ходил с фонарем, и вообще гиды наши не спали всю ночь и вели себя довольно шумно. Наверное, черепахи приплыли, посмотрели на все это безобразие и уплыли обратно.

А утром мы по традиции стали собирать мусор. Муль сказал, что это мусор не от туристов, просто мимо острова проходит течение, которое выносит мусор из океана – выброшенный из кораблей и с других, обитаемых островов.

После уничтожения отходов мы отчалили на другой остров – Rooswaar (на некоторых картах он называется Mioswaar) – там была маленькая деревня, водопад и горячие источники.

Русвар (Rooswaar)

По пути нам сказали, что нужно завернуть в деревню на этом острове и сделать пермит у местной администрации. Надо, так надо. Заехали. И были встречены еще более настороженно, чем в первой деревне. Нам никто не улыбался, некоторые дети спрятались по домам.

Начали выяснять у гида, почему народ такой недоброжелательный?

- Они доброжелательные, просто они не знают, как себя вести, очень смущаются. Вы первые белые люди в этой деревне, – сказал он нам в ответ.

Идем по деревне и вдруг видим папашу с двух-трех летним сыном, и оба курят. Может, это ошибка?... Ребенок просто так держит сигарету?... Но после того как бесштанный курильщик пару раз умело затянулся, все сомнения отпали.

- Его родители научили, – сказал нам Муль.

Пришли в дом местного старосты. Сели. Сидим молча минут 10...

- Что дальше-то?

- Все нормально, можно ехать.

- А пермит?

- С нами поедет местный лидер, ему потом нужно будет дать немного денег – это и есть пермит.

Местный лидер был в розовых штанах! Три раза ку)))

Источники били в месте впадения реки в океан. Пляж там был из песка красного-коричневого цвета. Вода, действительно очень горячая, в некоторых местах у дна просто кипяток. Приятно было после нескольких дней отсутствия цивилизации принять горячую ванну. После завершения водных процедур нам предложили дойти до истока реки, примерно в трех километрах. Прошли 100 метров и решили вернуться, т. к. приходилось прорубаться сквозь непроходимые джунгли.

После доплыли до небольшого водопада. Все, включая деревенского лидера, побежали купаться. Когда лидер снял штаны, то свой начальственный вид потерял и стал напоминать уменьшенную во много раз копию Кинг Конга.

Изначально мы планировали заночевать в деревне на Русваре, но почувствовали себя там неуютно, поэтому решили зарядить все фотокамеры, перекусить и поплыть на следующий остров. Ради нас включили генератор – днем он обычно не работает. Пока заряжались и ели, за нами наблюдало полдеревни.

ольше делать на этом острове было нечего, мы немного поснимали деревню и поплыли на другой остров – Purupi.

- Сколько плыть до острова?

- Два часа!

Плыли 40 минут.

Пурупи (Purupi)

Остров Пурупи (или Пуруп) оказался самым интересным местом нашего путешествия. Мы влюбились в него с первого взгляда, и вместо запланированной одной ночи, провели тут три. Пляж там небольшой, но очень уютный и чистый.

На берегу стоит хижина на сваях - ночью во время прилива весь пляж полностью уходит под воду. В один из вечеров, когда мы припозднились с ужином, пришлось даже возводить дамбу, чтобы уберечь костер от воды. По ночам над нашей избушкой летали сотни светлячков на фоне огромных звезд и перевернутой луны – зрелище завораживающее.

Пурупи довольно часто посещается туристами, сюда все едут для дайвинга и снорклинга. Снорклингу мы и посвящали все свободное время. Во время отлива до кораллов можно рукой достать. Много красивых рыб, но все крупные сразу уплывали при нашем приближении. Тут мы видели рифовую акулу и черепаху.

Попытались забраться на скалу, чтобы сверху сфотографировать окружающие острова, но, как и в первой попытке, пройти через джунгли оказалось сложно. Больше часа лезли наверх, а добравшись, поняли, что фотографии не получатся – настолько плотный лес, что найти точку съемки невозможно. Вернулись ни с чем.

На третью ночь на острове поднялся ураганный ветер. Нашу хижину трепало из стороны в сторону и в какой-то момент стало казаться, что ее сейчас унесет вместе с нами.

Утром пошел ливень. Море штормило. Это был наш последний день и мы, не завтракая, свернули лагерь. Под ливнем мы доплыли сначала до Румберпона – нашей отправной точки. Там мы пережидали дождь и сушили абсолютно мокрую одежду. В океане погода меняется часто, и через два часа от бури не осталось никаких следов, кроме сильных высоких волн. Наконец, мы вышли в сторону материка.

К нам в лодку подсели еще люди из деревни, она стала тяжелой и скорость была очень мала. Всю дорогу нас заливала волна. Приходилось плыть строго вдоль берегов, и один раз мы даже сели на мель. Шли часов пять по большой волне и сильном встречном ветре – удовольствие ниже среднего.

После возвращения в Рансики возникла ожидаемая финансовая проблема – изначально заявленные цены и финальные отличались на 1 500 000 рупий. Мы извлекли бумагу с ценами, которые нам написали в офисе, и все вопросы тут же были сняты. Гиды помогли нам найти машину, и после 4-х часовой тряски по бездорожью мы приехали обратно в Маноквари.

Вечером к нам заехал Вильям с женой и мы вместе провели хороший вечер в ресторане отеля.

На этом содержательная часть нашего путешествия закончилась. Дальше предстояла почти трехдневная дорога с ночевкой в Джакарте, которая нам совершенно не понравилась – грязный, загазованный, суетный город.

Несколько слов о наших проводниках.

Гид Муль – молодой индонезиец, ведущий себя подчеркнуто отстраненно. Он руководил всем процессом и был для нас связующим звеном с местным населением и остальными участниками, потому что никто больше не говорил по-английски. С ним особого контакта не получилось. Он беспрекословно выполнял все наши просьбы, но делал это как одолжение, показывая всем видом, кто в доме хозяин, и что ублажает нас только по долгу службы.

На любую просьбу, даже самую невинную, он отвечал удивленно поднятыми бровями, и каждый раз переспрашивал, правильно ли он нас понял, с таким видом, как будто мы просили достать с неба звезду.

Лодочник Месаг – 38-летний папуас. Самый приятный из наших попутчиков. Опытный, работящий, наиболее полезный член нашей команды.

Был еще один лодочник - Гератус, про него можно сказать примерно тоже, что и про Месага.

Юнга Франдо - красноволосый юноша, очень веселый и старательный. Выполнял все мелкую работу. В течение всего путешествия пел одну и ту же песню, которая и у нас надолго засела в голове.

Интересно, что по ночам наши гиды почти не спали. Они сидели у костра, весело беседуя о своих папуасских делах. Ночью спал только Муль. А чернокожие товарищи спали в основном днем.

Мы пытались общаться с нашими англо-не-говорящими попутчиками, но поскольку индонезийский словарь мы оставили в Маноквари, то в основном общались на уровне жестов и междометий. Обсуждение международных отношений не пошло дальше: Россия Украина газ, Россия Грузия пых-пых))

Несколько слов о бытовой жизни на островах

Спальников у нас не было. Попросили гидов взять на острова одеяла, которые нашли в офисе – на них мы и спали. Накрывались ветровками. Ночи были очень теплыми, мы никогда не мерзли.

На островах была куча насекомых – каждый вид выползал в определенное время дня, и покусаны мы были изрядно. Укусы жутко чесались, но странно – мы ни разу не видели, чтобы наши проводники отмахивались от мух или комаров, или расчесывали укусы – видимо, у них их просто не было.

Перед поездкой мы купили в супермаркете растворимую лапшу, много хлеба (в Индонезии он отвратный – сладкий, мягкий и почему-то совершенно не черствел на открытом воздухе), три кило картошки (нашли с большим трудом и по цене в 2 раза выше, чем в Москве), рыбные консервы, печенье, чай, сахар, питьевую воду, джем и консервированные фрукты. Готовили мы для себя сами, только в основном наша готовка заключалась в том, что мы заливали кипятком растворимую лапшу или варили картошку. Сбор дров, разведение костра, кипячение воды – это делали проводники.

Наши гиды ели всегда одно и то же - растворимую лапшу или рис, все это заедали стручками перца-чили, как дети из племени огнеедов из книжки про Карлсона. Однажды в порыве благотворительности мы отдали гидам свою картошку – но есть они ее почти не стали – взяли несколько картофелин и смешали с рисом и лапшой. Все это у них называлось микс. Этот микс они делали со всем – с вареным осьминогом, с консервами, с копченой рыбой или просто с перцем-чили. Рис всегда был сухой и несоленый.

Рядом с нашими проводниками мы чувствовали себя белыми неуклюжими корягами. Они без труда ныряли на много метров, отцепляя крючки от кораллов, ловили рыбу почти руками, охотились на осьминога и всегда ходили босиком. Они были очень близки к природе, и, бродя по джунглям, замечали и давали увидеть нам массу интересных вещей – вот на дереве варан, а здесь крабовые норы, а это растение лучше не трогать. Единственны минус – их было все-таки слишком много для нас двоих.

Итоги

Нельзя назвать наше путешествие легким, скорее даже наоборот. Индонезия – очень сложная для путешествий страна, поскольку в транспортной системе царит полный хаос. Ни один наш самолет не вылетел вовремя – задержки составили от 40 минут до трех с половиной часов. Расписание полетов полностью отсутствует. В любой момент рейсы отменяются и переносятся безо всяких причин.

Вообще, потребность постоянно куда-то лететь нас сильно утомила. Огромное количество времени мы провели в аэропортах, ожидая стыковок, опаздывающего самолета или билетов.

В итоге, такой сложной логистики у нас не было ни в одном путешествии:

Москва – Доха – Сингапур – Джакарта

Джакарта – Макассар – Манадо – Биак

Биак – Джаяпура

Джаяпура – Вамена

Вамена – Джаяпура – Маноквари

Маноквари – Макассар – Джакарта

Джакарта – Сингапур – Доха – Москва

В полете мы провели около 60 часов. А если посчитать время стыковок и ожидания рейсов, то получится, что почти треть нашего путешествия мы потратили на дорогу.

Учитывая количество перелетов, бюджет получился немаленький, хотя стоимость внутренних перелетов в Индонезии значительно ниже, чем в России. В остальном страна недорогая, если путешествовать на общественном транспорте и питаться там же, где местные. Все, что делается для туристов, стоит значительно дороже.

Главное впечатление от поездки – ЛЮДИ! Люди там чудесные! Ни в одной стране мы не получали столько внимания. Ни в одном нашем путешествии мы не общались так много с местными жителями. Никогда мы не привозили столько телефонов и адресов новых знакомых.

Были, конечно, моменты, которые нас удивляли. Например, неспособность индонезийцев делать что-либо в одиночку. Чтобы решить самый малозначительный вопрос, нужно как минимум два-три человека, но количество участников никак не влияет на скорость принятия решений. Просим разобраться с неработающим кондиционером в гостинице – приходят два человека. Оплачиваем аэропортовый сбор – два человека: один принимает деньги, второй складывает их в стопку. Маршрутка – два человека: водитель плюс кондуктор. На стойке регистрации в аэропорту – человек 10, но очередь почти не двигается. И так далее до бесконечности.

Иногда выводила из себя полная неспособность людей понять, чего ты от них хочешь. И еще - наверное, это особенность азиатского менталитета – они постоянно с тобой соглашаются. Соглашаются всегда, даже если совсем не согласны, или вообще не поняли, чего ты от них хочешь.

Уезжая в Индонезию, мы долго изучали вопрос предохранения от малярии. Этой болезни все очень боятся. Принимают лекарства, начиная за неделю до поездки и заканчивая неделей после возвращения. Мы достаточно много причитали о малярии еще перед путешествием в Африку, и для себя решили, что лекарства – палка о двух концах – может помогут, а может и навредят. Последствия от приема лекарств могут быть хуже, чем сама болезнь, поэтому решили ничего не пить. Малярия, как известно, переносится комарами.

У нас был запас репеллентов, который мы периодически использовали. Не смотря на это комары нас пожрали основательно. На островах Сендервасиха нас сильно покусали какие-то незаметные жучки, по словам нашего гида - безвредные, но волдыри от них оставались огромные и долго незаживающие. Еще Аню сильно ужалила медуза на Рурбасе, ожоги проходили недели две.

С малярией вроде обошлось… Но, через 10 дней после приезда из Папуа у Ани обнаружили вирус. Неделя лихорадки с температурой под 40, две недели в больнице. Когда изложили врачу-инфекционисту подробности нашей поездки, он сказал, что теоретически мы могли нахватать болезней на целый учебник тропической медицины. Диагноз поставили только в день выписки из больницы – пятнистая лихорадка скалистых гор – очень редкое заболевание.

После такого невеселого финала задали себе вопрос: может, теперь поедем в какую-нибудь цивилизованную страну? И ответили: в цивилизованные страны поедем на пенсии. А пока будем ездить по жопам мира.

Здесь много фотографий
Опубликовано: 20 Мая 2010





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.