Новый год в Ницце и попутные интересности. Часть 1

Другие отзывы автора
  • Новогодний Банско, или Почему не стоит ехать в Болгарию и чем заняться, если вы там все-таки оказались
  • Зимний заезд: Зёлль, Зальцбург
  • Бодрум и окрестности
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·

Раздумывая, куда бы отправиться на долгие новогодние каникулы, наткнулась я на тур «Новый год в Ницце». Подборка городов в туре была интересная, но раскиданы были все эти заявленные города на изрядном расстоянии друг от друга, предстояло пересечь всю Европу до Атлантики. Как бывалый автобусный турист, я понимала, что переезды предстоят утомительные, тем не менее решила в итоге остановиться на этом варианте.

Ехала я в тур без особых ожиданий, прекрасно представляя неудобства и тягость долгой зимней дороги. И все это было: и усталость к концу дня от долгого сидения в замкнутом пространстве автобуса, и ранние подъемы, неустроенность кочевой жизни, но все то, что мы за время поездки увидели, безусловно, стоило всех этих неудобств.

Хотя, признаюсь, почти в каждом моем автобусном туре случался момент, когда я давала очередной зарок следующий отпуск провести более спокойно и расслабленно, но проходило время, и жажда увидеть новые красоты или опять побывать в полюбившихся местах снова толкала в путь, заставляя выбрать самые насыщенные и увлекательные маршруты.

Итак, поехали!

Польша в этот раз тянулась долго, как никогда. Под вечер пересекли границу с Чехией. В кромешной тьме, наконец, мы приехали на ночлег. Наш отель расположился на окраине Брно, в буковом лесу на вершине холма. Утро выдалось солнечным и свежим, подмерзшие листья хрустели под ногами, и с холма открывался чудесный вид на старинный город. Жалко, что не было сил и здоровья встать с утра пораньше, чтобы погулять в этом чудесном лесу до завтрака (накануне поездки я простудилась, так что первые дни путешествия были омрачены болезнью).

Потянулась Моравия – ровные, засаженные озимыми поля с холмами на горизонте, озера. Промелькнул город Микулов с мощным замком-крепостью на горе. Пейзаж «южнел» на глазах. Словно, оставив за спиной зиму, мы вкатились в апрель, и весна шла нам навстречу.

А за окнами уже сельская Австрия – уютная, с аккуратными беленькими домиками. Ярко-зеленые поля чередуются с черной пашней. Виноградники, поля, ветряки, уходящие за горизонт просторы. И вот совершенно голубой Дунай и лесистые холмы – знаменитый Венский лес. Мы пересекаем реку и канал и въезжаем в Вену.

По украшенной огромными красными шарами улице доходим до собора святого Штефана. Над улицей Грабен на тонких нитях повисли серебристые люстры. Представляю, как здесь волшебно вечером. Неторопливо фланирует праздный люд. Если можно города сравнить с винами, Вену я бы уподобила шампанскому: легкая, праздничная, искрящаяся, воздушная. Город-праздник.

На улице Кольмаркт зашли в знаменитую кофейню Демель. На первом этаже на витрине были разложены образцы десертов. Мы выбрали по пирожному, девушка записала их названия, и мы поднялись на второй этаж. С лестницы через стекло был виден кондитерский цех, в котором кипела работа по изготовлению вкусностей. За столиками кафе – кто читал газеты, потягивая кофе из маленькой чашки, кто общался с друзьями. Принесли наш заказ – пирожные просто таяли во рту, и кофе был дивный.

Ввиду болезни я решила провести время в закрытых помещениях, а именно в Хофбурге. На майских праздниках я была в летней резиденции Габсбургов – Шенбрунне, теперь представилась возможность посетить зимнюю. Но сначала решила немного пройтись. Миновав внутренний двор Хофбурга – Ин-дер-Бург - я оказалась на просторной Гельденплац, с зелеными газонами и аллеей аккуратно подстриженных деревьев, уводящей вглубь Народного сада. Среди прогуливающейся публики время от времени проезжали конные экипажи. Вдалеке над садом возвышался ажурный шпиль ратуши.

Выйдя на Йозефплац, я зашла в Музей липиццанеров посмотреть утреннюю выездку Испанской школы верховой езды. Поскольку выездка через полчаса, в полдень, заканчивалась, мне дали билет за полцены (3 евро вместо 6). В манеже под музыку Штрауса гарцевали всадники на лошадях липиццанской породы -нарядной серой масти (по серому фону - белые прожилки), с белыми гривами и хвостами.

Потом, пройдя в Швейцарский дворик, я заглянула в Бургкапеллу. Капелла небольшая, строгая, почти безлюдная в тот час. Немногочисленные посетители, присев на лавочки, слушали невесть откуда доносившееся пение.

Зато толпился народ в кассы дворца Хофбург. На входе выдавали наушники с аудиогидом. Сначала - выставка многочисленных сервизов и столового серебра императорского дома. Длинные столы, уставленные роскошной посудой, и просто сервизы за стеклом. Потом - подробная экскурсия с аудиогидом по императорским покоям. Больше всего запомнились гимнастические кольца и шведская стенка в покоях императрицы Сисси, непривычные для дворца предметы.

Покинув покои, я оказалась на задворках дворца Амалиенбург. Немного прошла по узкому переулку и неожиданно очутилась на площади перед внушительной, с высокой башней, церковью из желтого известняка. «Церковь ордена миноритов» - прочитала я в путеводителе. А сама площадь называлась Миноритенплац. За церковью – крошечный скверик с лавочкой. В церкви – мозаичная копия леонардовой Тайной вечери. Витражи. Сложная многофигурная композиция на тему рождества в духе Питера Брейгеля: множество персонажей, занятых своими будничными делами, и где-то сбоку, у входа в пещеру – коленопреклоненные волхвы.

На улицах мало-помалу стали зажигать огни. Загорелись гирлянды, шары, дождики, звездочки. Миновав пешеходный центр, я вышла на набережную, где стоял наш автобус. И вот уже мы покидаем Вену.

Ужинали в кафе Розенберг - это распространенная в Австрии сеть ресторанов самообслуживания. Если в таком кафе берешь кайзер-кофе, то на кассе дарят кружку. В кайзер-кофе добавляют коньяк и растертый с сахаром желток, сверху – взбитые сливки.

Ночевали мы уже в Италии, в Удине. И следующим пунктом нашей экскурсионной программы был городок Виченца.

Признаюсь, до поездки я только мельком прочитала об этом городе. Известен он прежде всего тем, что некогда (в середине 16 века) щедро предоставил свои улицы и площади для творческих экспериментов архитектора Андреа Палладио, уроженца здешних мест. Достаточного пространства город выделить не мог, однако местные граждане с охотой делали заказы модному архитектору, так что Палладио было на чем оттачивать свой стиль, впоследствии с триумфом утвердившийся в самых отдаленных от Виченцы уголках планеты.

Пришлось мастеру втискивать свои амбициозные проекты в предоставленное ему тесное пространство средневекового города, в его узкие улочки. Одно плохо – рассмотреть все это великолепие во всей его красоте не представляется возможным. «Дворцы в переулке» - озаглавил Петр Вайль свою статью о Виченце и Андреа Палладио, а сам город назвал «заповедником палладианства». По его же утверждению, самый «палладианский» город на планете – это Вашингтон

Высадились мы на площади Маттеотти, центр которой по-хозяйски занял могучий раскидистый ливанский кедр. Прямо перед ним находится палаццо Кьерикати, один из образцов творчества Палладио и один из немногих, которому посчастливилось (благодаря расположению на площади) открываться взорам прохожих во всей своей красе. Белое помпезное здание с многочисленными колоннами и статуями по краю крыши (палладианскому стилю присуща помпезность и торжественность) сейчас вмещает местную картинную галерею.

Наискосок от палаццо Кьерикати в каменной стене – могучие ворота, пройдя сквозь которые мы очутились в прелестном сквере с множеством статуй и среди стен, заросших плющом, с глубокой открытой лоджией в глубине двора.

И далее, словно подхваченные волной, все более пленяясь и очаровываясь, мы неудержимо влеклись через город. Разбегались по переулкам, возвращались на главную улицу, снова прельщались и заманивались в соседние улочки сверкнувшим вдруг кусочком красоты: выглянувшим дворцом, открывшимся храмом, затейливым оконцем, балконом, решеткой.

И вот – площадь Синьории с огромной, обнесенной двухъярусной колоннадой Базиликой, шедевром Палладио. И двойник венецианской колокольни – высоченная башня Торре ди Пьяцца, вросшая в Базилику. И две колонны: с крылатым львом и святым Марком. Чувствуется, чувствуется подпор Венеции: в этих колоннах, в узких арочных окошках, ажурных решетках, в веренице разноцветных фасадов.

Грандиозная Базилика, башня, колонны так захватывают внимание, что уже только дома, на фотографиях отмечаешь, как красивы другие здания по периметру площади: и могучая Капитанская лоджия (ее массивные красные колонны словно увиты нежнейшим кружевом барельефов), и воздушное, устремленное ввысь Палаццо Монте ди Пьета, и церковь со статуями. И сам архитектор тут же - застыл в мраморе под сенью своего детища, взирает с пьедестала на нескончаемые волны туристов, выходящих на площадь и застывающих в восхищении перед его творением.

Чуть отойдя от площади, по узкому переулку выходим на горбатый мостик над речкой Ретроне. Тишина и заброшенность, узкие зеленые края берегов и торцы домов. Совсем рядом, через несколько домов – арка другого моста. Этакие задворки города, но как все поэтично и задушевно!

Через квартал от Базилики – еще одна громадина: Дуомо - высокий зеленый купол, ржаво-кирпичные стены, а фасад будто и не его – нежно-розовый, цвета венецианского Дворца Дожей.

А вот уже и массивные крепостные ворота. Чуть поколебавшись – а вдруг все самое интересное останется за спиной? – все же проходим через ворота и вскоре попадаем в парк. Каменные стены заросли плющом, по парку, огороженный деревянными перилами, течет узкий канал с нереально сине-зеленой водой, упирается в маленький палаццо с колоннами и открытой галереей, разворачивается под прямым углом и через весь парк уходит к другому палаццо. Возле мостика – утки. На зеленой лужайке – фонтан: лошади в центре, по бордюрам лягушки, и все фонтанируют навстречу друг другу.

А мы опять возвращаемся в Старый город, проходим мимо массивной церкви Сан Лоренцо, возвращаемся на главную улицу – Корсо Андреа Палладио, которая, как позвоночник, держит весь город. И опять вокруг величественные палладианские дворцы, рассмотреть которые можно только фрагментарно и запечатлеть кусочками: на одном снимке – кусок колонны, на другом – узор решетки или статуя в нише.

Всю жизнь Андреа Палладио мечтал вырваться на широкий простор, выйти за рамки родного города и строить свои дворцы в Венеции, но всякий раз получал отказы (в Венеции он построил только два храма, заказанные ему церковью, Реденторе и Сан Джорджо Маджоре). Так и оставшись при жизни скорей архитектором местного значения (похоронен он тоже в Виченце, в церкви Санта Корона), вряд ли он мог предположить, сколь широко распространится его учение и сколько зданий по всему миру будет построено на фундаменте его принципов архитектуры, найденных и отработанных им на этом полигоне - маленьком южном городке Виченца, живом (точнее, застывшем в камне) учебнике палладианства.

После Виченцы наш автобус устремился на юго-запад. Начались горы. Очень быстро стемнело, и за окном были едва различимы белые склоны, уходящие вверх. А потом вдруг, после очередного перевала мы увидели залитый многочисленными огоньками Лазурный берег и черное пространство моря. Промелькнула граница Италии и Франции, и море за окном тут же из Тирренского превратилось в Средиземное.

И вот мы уже по серпантину спускаемся вниз, въезжаем в Ниццу. Бесчисленные отели и пальмы. Юг, море. На улице + 12. Бросаем вещи в отеле и бежим к морю. Ловим рукой проворные, юркие волны у ног. Вода кажется совсем теплой. А потом гуляем по Английской набережной. Кактусы, агавы, пальмы. Среди тропического буйства вдруг замечаю табличку: «Здесь находилась вилла, в которой Мария Башкирцева начала вести свой дневник». Так, с первых же шагов натыкаемся на русский след. Но - поздно, пора домой. Завтра – 31 декабря, предстоит насыщенный день (и ночь, кстати, тоже). И мы спешим в гостиницу.

Кстати, гостиница в Ницце была хороша тем, что в номере находился кухонный уголок со всевозможной посудой, что оказалось очень кстати для празднования Нового года.

На следующее утро часть группы поехала на экскурсию по Ницце и Монако, с заездом по пути в местечко Эз на фабрику духов Фрагонар. Фрагонарские духи у меня оставались еще с прошлой поездки в Париж, поэтому мы решили отказаться от экскурсии и поехать в Монако самостоятельно.

С утра солнце светило так ярко, что мы чуть было не купились и не оставили теплые куртки дома – на юг же приехали. Но в последний момент все же одели свои пуховики и отправились на вокзал.

Итак, светило солнце, мы шли по безлюдным утренним улицам, отмечая про себя то красивую виллу, то интересный памятник, то огромную, выше домов, араукарию, то аллею платанов. Время от времени мы задавали встречным вопрос: «Ou est la gare?», и те кивали нам в сторону вокзала. Ницца, конечно, не потрясает с первых шагов, как предыдущая Виченца. Курортный южный город, без неожиданностей, широкие улицы, светлые фасады многочисленных отелей, тропическая растительность.

На вокзале в придачу к билетам (билет до Монако стоил 3.30 евро) нам дали буклет с расписанием электричек и схемой Лазурного берега. Поезд выезжает из Ниццы, ныряет в туннель, а выныривает уже возле чудесной бухты среди гор. А вот и живописное местечко Эз - маленькие домики примостились на крутом склоне, лезут и лезут ввысь. 18 лет прожил среди этой красоты философ Ницше, прогуливался по здешним склонам и сочинял книгу про сверхчеловека. Когда-нибудь надо будет непременно здесь погулять (не из-за Ницше, из-за красоты). А, может, и вправду потянет написать что-нибудь величественное и возвышенное.

Поезд влетел в очередной туннель и остановился внутри скалы. Монако. Пол-электрички вышло. Некоторое время мы шли какими-то переходами, поднимались на лифте, в конце концов эскалатор вынес нас на земную поверхность, и мы очутились среди высоких отелей и пальм. Внизу почти правильным квадратом лежала бухта с многочисленными яхтами вдоль берега, направо поднималась гора с расположившимся наверху Монако-Вилль, слева – тесно застроенная отелями гора Монте-Карло. Просто поразительно, как на таких крутых склонах можно было построить столько домов.

Мы спустились к набережной и направились к правой горе. Некоторое время поднимались по пологой дорожке вдоль заросших склонов, любуясь открывающимися видами города. Основной цвет Монако – бежевый. Сумятица, теснота и разнобой отелей, словно лезущих наперед друг друга, с высотой сходят на нет, начинаются низкие уютные виллы, спрятавшиеся среди деревьев, а еще выше протянулся скалистый гребень.

Так вышли мы к музею океанографии, который очень эффектно стоит на краю скалы - высокое здание в стиле барокко. Билет в музей и аквариум стоил 12 евро. Аквариум восхитительный! Каких только чудес там не насмотрелись! В дырявых кувшинах – скопления мурен, выскальзывающих из них, как змеи, огромные осьминоги с пупырчатыми щупальцами, хамелеоны-камбалы пестро-желтого, под песок, цвета, разноцветные рыбы-червячки, вертикально вылезающие из песка.

Рыбы самых немыслимых расцветок и узоров. Потом прошлись по музею: огромные засушенные осьминоги, скелеты акул, старинные водолазные костюмы. Можно подняться на лифте на крышу здания, оттуда видно все государство Монако.

Сразу за музеем начинаются сады святого Мартина: разнообразные кактусы, раскидистые пинии, клумбы, олеандры, скульптуры, извилистые дорожки вдоль склона, по которым мы незаметно дошли до белокаменного, очень нарядного Кафедрального собора, а потом уже по узкой улочке вышли на Дворцовую площадь. На площади – невысокий, нежно-кремового цвета Княжеский Дворец на фоне горы. Сбоку – вкрапления могучей крепости с башнями. Памятник Франческо Гримальди, родоначальнику династии, которая правит княжеством Монако вот уже восьмой век.

Меж тем зарядил нешуточный дождь. Какое-то время мы посидели в пиццерии, потом отправились дальше. Вдоль крепостных стен спустились с горы. Многие улицы города выложены красной широкой плиткой, украшены висячими кашпо с цветами. Повсюду вдоль домов - апельсиновые деревья с оранжевыми плодами. На худой конец – пальмы. Ближе к казино – становится оживленней и суетней, больше машин. Выходим к помпезному шикарному зданию Опера Гарнье, с одной стороны – оперы, с другой – казино. Перед оперой – просторный сквер, обрывающийся к морю. Редкие прохожие прогуливаются между деревьев. Там, действительно, очень красиво!

С другой стороны – вереница машин, швейцары в ливреях. Вход в казино украшен наряженными елками и свисающими гирляндами серебристых шаров. На лужайке перед входом – тоже елки и фонтан в виде шара. Чтобы пройти в казино, надо заплатить 10 евро. При покупке билета нужно предъявлять паспорт: играть можно, если вам уже есть 21 год, и при этом вы не являетесь подданным княжества Монако.

Потом мы еще некоторое время гуляли по городу, спускались по длинным нескончаемым лестницам, любовались меняющимися видами. Некоторое время искали вход в вокзал. Он оказался за маленькой церковью, задвинутой в глубину распадка между двух отвесных скал. Я еще тогда удивилась, откуда это из-за церкви, можно сказать, из горы, вдруг появилась толпа народа.

И вот мы едем обратно в Ниццу. Дождь почти кончился. На улицах зажглись фонари, осветились витрины.

От вокзала по широкому проспекту Жана Медсана доходим до центральной площади Массены. Площадь очерчена красными трехэтажными домами. Вдоль трамвайных путей – высокие шесты со скульптурами сидящих на коленях мужчин. Вокруг - изящные металлические конструкции с подсвеченными серебристыми шарами. Подсветка отражается в мокром асфальте. Скользят длинные трамваи.

Чуть в стороне, ближе к колесу обозрения – «русская рождественская деревня»: елки, припорошенные снегом, матрешки, макет православного храма, избы. По лабиринтам среди елочек прогуливаются прохожие.

Дойдя до цветочного рынка, который в это время, уже при свете фонарей, только еще сворачивался, мы зашли в рыбный ресторан, совершенно пустой в этот час. Заказали мидий и рыбный суп. Года два назад в городе Брюсселе испытала я гастрономический экстаз, отведав местных мидий, и с тех пор в приморских городах неизменно заказываю мидий в надежде испытать нечто подобное. Но – пока безуспешно. Местные мидий не впечатлили, да и порции были вполовину от бельгийских.

После ужина дошли до холма Шато, за которым неожиданно обнаружился огромный раскрашенный лайнер в маленькой прямоугольной бухте, вдающейся глубоко в сушу. А потом по Английской набережной отправились в обратную сторону, к нашему отелю. И там успели только-только немного передохнуть, переодеться, что-то на быструю руку приготовить, как пришла пора открывать шампанское и встречать Новый год по московскому времени.

Местный Новый год пошли встречать на площадь Массены. Там было довольно оживленно, собралось много народа, но ничего интересного не происходило. По-прежнему через площадь, посреди шумной толпы, катились трамваи. В полночь все многочисленные группки людей откупорили шампанское, был самопальный фейерверк. А уже через полчаса площадь стала пустеть.

Наутро две девушки из нашей группы сказали, что гуляли по набережной до 4-х ночи, и было очень весело. «Кто же там веселился?» - удивились мы. – «Ну, негры, арабы», - ответили они.

А утро опять выдалось чудесным, и после завтрака мы поспешили к морю. Никогда не видела такой цвет у моря – матово-голубой. По набережной бегали трусцой отдыхающие в футболках, время от времени их обгоняли роллеры и велосипедисты, светило солнце, голубые волны набегали на гальку, оставляя на ней кружевные разводы, и о Новом годе напоминала только наряженная елка с шарами, припорошенная искуственным снегом.

Вскоре мы покинули Ниццу и совсем на немного заехали в Канны. В программе у нас Канн не было, но по нашей просьбе Света нас туда завезла. Высадились мы около дворца кинофестивалей – уродливой громоздкой коробки с кучей углов. Площадь перед дворцом – совсем небольшая, по краю – «Аллея звезд»: плитки с отпечатками ладоней кинознаменитостей.

На набережной Круазетт, среди пальм и пиний, - детские качели, большая карусель, неработающие фонтаны, пустые лавочки. Пляж в Каннах песчаный, но песок – привозной. Море слегка штормило, и вода, в отличие от небесно-голубой в Ницце, была здесь взбаламученной и грязной. Вдоль набережной непрерывной чередой выстроились фасады дорогих отелей.

И вот наш автобус мчится дальше на запад, мимо красных холмов Прованса, потом по Каталонии: сначала французской, потом испанской. Вечером мы высаживаемся в испанском курортном городке Ллорет де Мар.

Наш отель «Дон Хуан», большой и очень шумный, был в эти дни забит под завязку. Какие-то спортсмены в клубной форме, детские сообщества, многочисленные отдыхающие так и сновали туда-сюда. В ресторане стоял многоязычный гам, все столики были заняты. Среди табачного дыма танцевали пары. А в номере было отлично слышны все соседские разговоры. «Это что, - успокоила нас гид, - вот летом здесь вообще заснуть невозможно».

Этот день закончился так же, как и начался, - прогулкой к морю, только берег уже был не французский, а испанский. Море было всё то же, Средиземное, но как изменился антураж, стоило только переехать из одной страны в другую! Расслабленная, чуть томная и утонченная Ницца – и безудержно-кипучее пред-Барселонье. И назавтра мы ощутили эту разницу в полной мере.

Фотографии можно посмотреть на

Окончание следует
Опубликовано: 20 Апреля 2010





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.