История матрасно-курортного велопохода по Черноморскому побережью

Другие отзывы автора
  • Таманское заседание ГАК (велопоход Новороссийск - Тамань - Анапа)
  • Египет - как мы заправились впечатлениями на долгую зиму
  • Таманский поход: озера, вулканы и песчаные косы
Все отзывыИстория матрасно-курортного велопохода по Черноморскому побережью или Выездное заседание ГАК на Черном море

Поход этот, впрочем, как и любой другой, был уникален. Но самой странной его особенностью была совершенно немыслимая для нашей компании глубина планирования. Именно поэтому моя история не начинается с фразы типа "неумолимо подкатывал отпуск, ах, на что бы его потратить?". Т. е. сама по себе идея возникла ни мало, ни много как прошлым летом, а билеты туда и обратно были взяты аж за 45 дней. Если б я не был лично свидетелем и участником всех описываемых событий, не поверил бы в жизни, что такое возможно.

Вот уж наступил август, а подготовка к походу начала набирать обороты. Причем главным из "оборотов" для меня было получение отпуска на запланированные даты, что, к счастью, удалось без проблем.

И вот остается последняя неделя. Я с упоением качаю с инета карты Черноморского побережья, прикидываю маршрут, достопримечательности, стоянки. Руки уже чешутся поскорее начать собирать велорюкзак.

Любуюсь на полукилометровки доселе неведомых земель, с удовольствием и каким-то замиранием сердца останавливая взгляд на местах ранее посещенных, например, Киселевой скале. И радостно от того, что, если, конечно, все пойдет по плану, я скоро снова там побываю.

Предпоходная эйфория начинает захватывать.

Какая уж тут работа!

Здесь сделаем небольшую паузу для перечисления участников мероприятия и краткой сводки по походу в целом.

1. Я.

2. МарьАндревна (МА).

3. Анастасия Андревна (АА).

4. Егорова Наталия (просто Егорова).

(собирательное название для участников со 2 по 4 - "дефачки", для участников с 1 по 4 - "ГАК")

Это граждане, укомплектованные велосипедами и отправляющиеся из Тамбова. Кроме того, на промежутке с 17 по 22 августа к нам должен был присоединиться пятый персонаж - Кирилл Сергеич (КС), бойфренд МА.

Продолжительность мероприятия - 10 дней.

Начало маршрута - Хоста, конец маршрута - Туапсе (билеты в обоих случаях брались от и до Адлера).

Протяженность, собственно, походной части - около 50 км.

Фактический накат за поездку с учетом радиальных выездов составил у меня - 226 км, у остальных - около 130 км.

Культурно-спортивная программа включала: валяние на пляже, купание в море и снорклинг до одурения, конную прогулку по горам, Адлер, Воронцовскую пещеру и Навалишинское ущелье (только я), гору Ахун, Туапсе, Киселеву скалу и три ночевки на берегу моря. Также Егорова испытала чувство полета, поносившись на параплане за катером, чем исполнила свою давнюю мечту. Путь туда и первый деньДевочки впадают в детствоНеумолимо подкатывало время "Ч". Поезд в полшестого утра, а ночь, конечно же, вся уходит на сборы, какие-то предпоходные мелкие дела, ТО велосипеда и т. п. В очередной раз практика показала, что, сколько бы времени ни было отведено на подготовку, оно будет использовано от и до. Причем, самое смешное, что будь у меня ограничение, например, в 1 час - я совершенно уверен, что собрался бы за час. А так... Ну что ж, пусть будут вялые вдумчивые сборы, все равно в поезде можно как следует отоспаться за бессонную ночь. Кстати, даже наличие такого запаса времени не спасло меня от того, чтобы забыть дома нож.

Светает, я, наконец-то, навьючиваю велорюкзак и выезжаю за ворота.

Загрузились в Тамбове без проблем: времени много, перрон пустой, родители МА помогли закинуть вещи. Взяли багажные квитанции, которые, на этот раз, обошлись нам что-то в районе 140 рублей на человека. Впереди более суток путевого безделья, сдабриваемого стуком колес сна, чтения книжек, бесконечной еды и, конечно же, чая.

В Воронеже дефачки пошли гулять, купили раскраски и карандаши.

- Дайте нам раскраски.

- Вам для мальчика или для девочки?

- Ммм... Для девочки.

- А сколько вашей девочке лет?

- Эээ... 31...

Раскраски заняли нас надолго, но на этом их польза не исчерпалась. Позже они оказались очень полезным подспорьем при разведении костра.

Наступило утро. Виды за окном изменились, появились холмы, вскоре переросшие в горы. Туапсе все ближе, и мы ждем его с нетерпением: ведь именно там железная дорога повернет вдоль побережья, и мы сможем, наконец-то, увидеть море. Какая-то внушительных размеров гора проплывает по левой стороне, наверное, Индюк. "Нет, - думаю я - до Индюка нам в этот раз точно не добраться".

Вот и Туапсе. Я прогуливаюсь по перрону, освежая в памяти устройство вокзала, ведь отсюда предполагается ехать обратно. Еще после Туапсе в поезде закрывают туалеты, так что, кто не успел - тот будет терпеть до Адлера (ну, или до той станции, где предполагает сходить, в нашем случае - до Хосты).

Поезд тронулся, и вскоре мы наконец-то увидели его, море. Любовались мы долго: до самого Адлера железная дорога идет прямо по берегу, ныряя кое-где в тоннели. Красота! Дефачки периодически ходили торчать из открытого окна, что рядом с водогрейным аппаратом. Там они визжали и махали руками купающимся на бесконечных пляжах гражданам. Многие граждане отвечали взаимностью. Стоит ли говорить, что особую радость у всех вызывало прохождение вблизи нуддистских пляжей...

В Хосте вагон оказался за пределами перрона, так что даже проводница не смогла точно сказать, Хоста это или нет. Мы забили на этот маловажный вопрос и выпрыгнули прямо между путей.

Перрон вскоре нашелся. Мы вытащили на него свои пожитки, после чего долго и обстоятельно собирались и навьючивались. Мою крамольную мысль сходить сначала искупаться, а потом уже искать жилье, дефачки с негодованием отвергли. Расслабляться они не хотели, хотели срочно искать жилье.

При выходе с вокзала наткнулись на девочку с экскурсиями, тут же подошел и предлагалец жилья. Однако его цены как-то сильно отличались от 200 рублей за сутки, на которые мы рассчитывали. Пока чувак заливал нам о том, что дешевле не бывает, АА и Егорова походили вокруг вокзала и нашли тетечку, чья цена нас устраивала.

Так мы нашли жилье, по нашим меркам расположенное вполне удачно (не более 15 минут от моря). Не обошлось здесь, правда, без косяков - неизбежных спутников дешевизны. Мы невольно стали свидетелями семейных разборок в хозяйском улье. Хозяйке приходилось нас несколько раз тасовать, так что, например, я успел за время своего там обитания переехать с места на место 3 раза. Впрочем, меня это не сказать, чтоб сильно достало. Так что к теме жилья я возвращаться больше не буду. Скажу только, что да, жилье за 200 рублей в августе найти можно, но только при условии, что ваша планка потребностей не слишком высока.

Развьючили велосипеды, закинули вещички и налегке поехали кататься по Хосте. Доехали мы до мыса Видного, где, наконец-то, искупались. Причем некоторые из нас погрузились в море впервые в жизни.

Здесь, конечно же, случились приключения и экстрим. Мы, как обычно, свернули не туда (иначе какое бы это было заседание ГАК?) и оказались на ЖД насыпи. Пляж находился внизу, под трехметровой стеной, а выхода с насыпи что-то мы не наблюдали. Таки мы нашли место, где высота стены была не 3, а 2 метра, и спустились на пляж вместе с велосипедами. Я спрыгнул вниз, и по очереди поймал 4 велосипеда и трех дефачек. Дефачки боялись, и их пришлось стягивать чуть ли не силой. А всего-то спрыгнуть с 2-метровой стеночки... Забавно было.Хоста, день 2Ураганный снорклингС утра пораньше (часов в 12) выкатили велосипеды и дружненько отправились в Адлер. Трасса великолепна, если не считать слишком сильно заглубленные сливные решетки. Справа везде имеется достаточно широкая полоса, не помеченная явным образом как велосипедная дорожка, но, фактически, ею являющаяся. Так что до Адлера мы долетели моментом.

Там оставили велосипеды у одной знакомой и отправились на море.

О, ГАК был в восторге. Дефачки плескались в волнах просто до одурения (а волнение было заметно сильнее, чем вчера). Потом валялись, потом опять плескались.

Совершили пару прогулок по пляжу в обе стороны.

В одну сторону находится нуддистский пляж и устье реки Мзымта. Здесь текущая мощным быстрым потоком холодная пресная вода сливается с лениво плещущейся и теплой как парное молоко морской. Получается забавный аттракцион: спускаешься в Мзымту и позволяешь ей вынести тебя в море. Незабываемые ощущения.

В другую сторону мы с МА и Егоровой немного прошли и залезли на платформу для прыжков. Платформа была невысокая, метров, может, пять. Но мы успели вытянуть друг у друга всю душу, пока, наконец-то, уговорили себя прыгнуть на счет "три". Прыгнули. Ничего страшного. Но вот решиться...

Кстати, спустя несколько дней, когда дефачки и КС снова были в Адлере, некий гражданин ухитрился прыгнуть с этой платформы и сломать себе шею. Насмерть.

Не смотря на то, что всю самую жаркую часть дня мы провели под солнцем, обгорела только Анастасия Андревна. Она приобрела дивный малиново-креветочный цвет практически во всех частях своего прекрасного тела. Пришлось купить кефира и периодически останавливаться, чтобы помазать болезную.

Ближе к вечеру отправились гулять по набережной, насыщаясь курортным духом.

Велосипеды забирали уже по темноте, а потом мчались по освещенной фонарями трассе.

Что удивило еще когда мы ехали туда - так это обилие милиционеров. Они были буквально на каждом углу, многие в парадной форме. Сначала мы думали, что это Адлер такой город, где очень пекутся о безопасности отдыхающих, однако на обратном пути нашлось более логичное объяснение сему феномену.

Очередной милиционер вдруг нас остановил и попросил подождать вне трассы несколько минут. Мимо нас промчалась колонна машин с мигалками в сопровождении стаи ментов. ДПСник отдавал им честь. Наверное, тов. Медведев или даже сам Путин приехал поплескаться в водах Черного моря.

До Хосты доехали достаточно быстро, несмотря на то, что очередной милиционер заставил нас свернуть в Кудепсту.

Дома мы немного отдохнули, попили чаю, испили вина, после чего АА пошла спать, а я, МА и Егорова отправились на пеший ночной променад с купанием. Проплыли 20 метров, потом долго стояли на волноломе, приплясывая под несшийся с дискотеки музон. Затем прогулялись по причалу и вернулись домой. В полвторого ночи.

В общем, день удался.

Хоста, день 3

Приехал Кирилл Сергеич, и мы отправились на пляж у мыса Видный, где и зависали весь день вплоть, часов до 7. На этот раз я захватил с собой маску и трубку, и был у нас интенсивный снорклинг. Я попытался выковырять из дна арматурный прут, но достать его не удалось, а удалось только выгнуть вверх, после чего он стал представлять опасность для ныряющих. Так что еще много-много заныров я потратил на то, чтобы уменьшить нанесенный мною вред. Прут удалось загнуть почти до исходного состояния, так что будем надеяться, что никто не пострадает.

Пообедали в столовой. Очень так плотненько, надо сказать. С голодухи неправильно сопоставили свои возможности и потребности. Еда была замечательной: недорогой и очень вкусной. Вышло в среднем по 130-150 руб. с носа. Вернулись домой, потом пошли опять гулять. Тут между сестрами возник конфликт, находиться в свидетелях которого было очень неприятно, потому что понятно, что только тебя еще не спросили, но очень хочется сказать свое веское слово...

Прогулявшись и пофоткавши море с огнями, депрессивно вернулись домой ближе к 12.Хоста, день 4Ущелье р. ХостаС утра отправились в тисо-самшитовую рощу. Вход 100 р., но мы не пожалели. Роща представляет собой живописный участок покрытого лесом горного склона. Мы, не спеша, прогулялись по дорожкам, полюбовались видами на ущелье реки Хоста, несшей свои воды где-то далеко внизу. Красивое место, хотя, собственно, сам лес здесь вполне типичный. Позже я наблюдал такой же в других местах, причем совершенно бесплатно. На десерт нам было предложено еще посещение музея, представляющего собой несколько композиций с чучелами местных животных.

Вернувшись и плотно откушав все в той же столовой, мы отправились на конную прогулку (цена 450 р/чел). Микроавтобус забрал нас неподалеку от девушки с экскурсиями, немного провез по трассе в сторону Адлера и свернул к горам.

Здесь нас после краткого инструктажа посадили на лошадей, и мы тронулись куда-то вверх по горной тропе. Лошади были приучены и, видимо, настолько привыкли таскать туристов по одной и той же дороге, что в управлении, как таковом, почти не нуждались. Да и не демонстрировали они особого желания выполнять приказы седока.

Более того, когда я пытался повернуть своего Мартина в нужную сторону, он поворачивал голову туда, куда я его тянул, при этом продолжая идти в прежнем направлении. Потом лошадка вдруг решила порезвиться, и тяпнула меня за ногу. Я после этого стал осторожнее и старался больше животное к своим ногам не допускать. Мартин же это компенсировал тем, что постоянно пытался покусать впереди идущую лошадь.

Отвлекаясь от тщетных попыток принять участие в управлении движущимся на полном автомате зомбоконем, я мог лицезреть дивные виды, ибо поднимались мы все выше и выше в горы.

Где-то уже на приличной высоте мы остановились на площадке со столами, навесами и палаткой с грузином, шашлыком и выпивкой. Мои попутчики буржуйствовать не стали, а я заточил порцию свежего шашлычка со стаканчиком Муската. На базу мы возвращались по быстро густеющим южным сумеркам, созерцая раскинувшиеся внизу огни Хосты и Кудепсты, далекие горы и, конечно же, бесконечное море в розовых отсветах ушедшего солнца.

По приезде в Хосту мы, уж чтоб достойно завершить культурную программу дня, сходили еще на городской пляж для ночного купания.День 5: Навалишинское ущелье и Воронцовская пещераКолдовское озероЗдесь мы с товарищами разделились. С утра они отправились на маршрутке в Адлер, а я сел на велосипед и поехал для начала посмотреть, что это за такой Навалишинский каньон (ущелье). Пройдя по наводке хозяйки через множество лестниц между лепящимися друг к другу домиками и заборами, где сам бы я в жизни не заподозрил наличие сквозного прохода, я оказался на асфальтированной дороге. Ну, вот и они - горные серпантины, по которым я уже начал скучать. Бесконечные спуски и подъемы, ах! Навалишинское ущелье оказалось совсем рядом, так что я даже не успел устать, как увидел красочный указатель и уходящую вниз и в сторону дорогу.

Через ущелье протекает река, расширяющаяся в небольшое озерцо, на берегу которого находится ресторан и баня. К счастью, за проход к воде здесь денег не берут. Вежливый милиционер на входе спросил, куда я еду, и сказал, что я могу оставить велосипед рядом с патрульной машиной. Так я и сделал.

Озерцо симпатичное, дико холодное, с прозрачной зеленоватой водой, из которой поднимаются скальные стены. Выше по течению журчит водопад, а еще выше, там, куда посуху уже не доберешься, речка пенится на порогах. Посмотрев поближе на водопад, я посмеялся: он оказался ненастоящим. Из скалы выходит забетонированная труба. Наверное, где-то выше по течению она забирает воду из речки. Впрочем, это не испортило впечатления. Я настолько расчувствовался по поводу бесплатности прохода, множества зеленых ящериц и причудливости каменных форм, что даже собрал целый пакет мусора вокруг водопада и выкинул его потом в контейнер.

Искупаться я не решался долго, но, в конце концов, поборол себя и соскользнул с нагретых камней. О, ощущения незабываемы. Даже купание в речке Нару-Тамбов как-то меркнет перед ними. Таким образом, я еще несколько раз погружался, плавал до начала окоченения, а затем выпрыгивал обсыхать под палящее солнце.

Вдоволь натешившись, я покинул гостеприимное место и снова выехал на дорогу. Хотелось, конечно, воспользоваться безлимитной баней всего за 200 рублей, но, к сожалению, она на тот момент еще не разогрелась, а терять на это целый день я не мог себе позволить. Да и куда бы я поехал после бани?

Итак, я выбрался на дорогу и обнаружил, что если ехать по ней дальше, то можно доехать до Воронцовки и, соответственно, до давно манящей меня Воронцовской пещеры. Ну что ж, а почему бы и нет? Убьем двух зайцев сразу, в смысле расправимся в один день с двумя достопримечательностями.

Солнце палило, я не спеша заползал на подъемы и бешено слетал со спусков. Решил надеть майку, и обнаружил, что потерял ее. Может, забыл в Навалишинском ущелье, может просто где-то выпала. К великому счастью, с собой у меня имелся санблок, который теперь стал моим спасением. Без него и без майки, проведя целый день под солнцем, я бы вряд ли отделался легким загаром... Пришлось мазаться ЖИРНО и тщательно, периодически повторяя процедуру. Санблок спас - я не обгорел.

Путь к пещере был долог, труден и очень красив.

Вход на территорию национального парка - 50 рублей. Вход в пещеру - 180 рублей. Эти цифры, особенно вторая, меня немного покоробили, но ведь не для того я преодолел столько трудностей, чтобы сейчас взять и развернуться? Я оставил велосипед бабке-торговке у входа в заповедник, и пошел пешком.

Все, конечно, было прибрано и зализано. Возле пещеры все вымощено камешками, журчит фонтанчик "под старину", а вокруг стоят причудливые изваяния (сами по себе, кстати, довольно забавные, но меня к тому моменту уже все начало раздражать, поэтому на все инсталляции, призванные веселить туристов, я смотрел злобно с ехидной улыбочкой на лице).

Из просторного входа в пещеру (грот "Прометей") призывно светили электрические фонарики и виднелись мостки с перильцами. Понимая, что получу больше отрицательных эмоций, чем положительных, я обреченно заплатил 180 рублей и пошел вслед за начавшейся экскурсией. Кстати, отбрасывая мой личный негатив, вызванный раздражением от искусственности и показушности всего происходящего, скажу, что экскурсоводы подготовлены очень хорошо, рассказывают интересно, и не столько рассказывают, сколько развлекают публику. Так что, думаю, обычный турист, приехавший на экскурсионном автобусе или своей машине должен быть вполне доволен.

Я плелся в самом хвосте группы, разглядывая причудливые известковые натеки, сталактиты и сталагмиты, подсвеченные попсовыми цветными лампочками, загадочные провалы, уходящие в темноту, и пытался проникнуться духом пещеры. Нет, бесполезно. Невозможно проникнуться ее духом, стоя среди мостков и фонариков и постоянно слыша доносящиеся из-за угла бормотание и шаги. Тогда я отстал от группы совсем, пропустив ее далеко вперед, и пошел в противоположном направлении. Но и здесь не было мне счастья.

Где-то там, через грот "Прометей" уже шла новая группа, и ее бубнение и шаги далеко разносились под каменными сводами. Шкурник, уводивший в неизвестность манил меня, буквально затягивал. Еще немного и я, наверное, пополз бы по нему в чем был. Но сил отказаться от этой затеи у меня все-таки хватило. До того, чтобы улечься в липкую грязь, будучи одетым в шорты, сандалии и полотенце, я еще не дорос.

Выйдя из пещеры с другого конца через грот "Метро Таганская", я немного побродил вокруг, заглянул в грот "Пантеон" - громадный и необустроенный. Немного полазил по нему, хотя мой костюм и не был для этого приспособлен. Нашел еще один залаз в пещеру. Увы, это была вертикаль, преодолеть которую без снаряжения не представлялось возможным.

Несколько минут я постоял, глядя в неизвестность и, поняв, что ничего хорошего мне сегодня не светит, поднялся по выложенной камнем тропе к месту начала экскурсии и в тоскливом настроении поплелся на выход. Шоу закончилось, завеса тайны не приоткрылась, а пещерный дух так и остался заточенным где-то там, за шкурником, помеченным снаружи красным светильником.

Пройдя метров 100, я вдруг остановился. Нет, что-то у меня где-то свербело, нельзя было просто так вот взять и уйти, несолоно хлебавши. Немного постоял, преодолел еще 20 метров, потом решительно развернулся и пошел обратно, к пещере.

Там одиноко сидел экскурсовод.

Мы немного поговорили, и сошлись на том, что он, в общем-то, может дать мне грязные шмотки и сапоги и пустить в пещеру на мой страх и риск безо всякого сопровождения. Залаз с сопровождением, гордо называемый "Экстремальная экскурсия" стоит 500 рублей в час, так что этот вариант был мною отметен с негодованием. Мы сошлись на стоимости обычной экскурсии, я пообещал, что приеду завтра-послезавтра (подготовившись) и... Мир вокруг расцвел буйными красками, с плеч моих упала гора, и, воодушевленный, я направился обратно. Испил чаю в закрывавшейся палатке и спустился к платному входу, где возле покинутого бабкой лотка сиротливо лежал мой такой беззащитный велосипед, на который, к счастью, никто не позарился.

Обратный путь оказался гораздо легче, т. к. от Воронцовки до Хосты преимущественно спуски. Взбираясь на подъем после деревни, я периодически поворачивался назад, чтобы полюбоваться на феерическое зрелище: вершины гор, укрываемые подсвеченными закатом тучами.

Здесь я встретил мальчика и девочку туристического вида, с которыми вместе прошел пешком пару километров, оживленно беседуя. Распрощавшись, я поехал дальше по вечерним сумеркам.

В Хосту вернулся часам к 10 вечера, но день мой на этом не закончился. Вдохновленный грядущими свершениями, я испил чаю, поел и поехал кататься в сторону Видного, где долго барахтался в волнах в голом виде. Сначала я опасался, что сидящие в 20 метрах от меня мальчик с девочкой пропалят мою наготу, но потом, в свете проходившего поезда увидев, чем они там занимаются, я понял, что голым задом, равно как и другими частями тела, я здесь точно никого смутить не смогу.День 6: ночь в пещереДобро пожаловатьПоказав друзьям фотографии из пещеры и в красках описав виденное, я соблазнил их поехать со мной.

Собирались, ели-пили мы долго, потом, наконец-то, дотащили себя до вокзала, но автобус не пошел. А цифры - вещь упрямая. Ехать следующим автобусом смысла никакого не имело. По крайней мере, для тех граждан, которые бы хотели вернуться к вечеру обратно в Хосту, а не ночевать неизвестно где. Поэтому автобусом в 16:20 поехал я один, а дефачки и КС пошли коротать остаток дня на пляже.

Воронцовка. Путь до нее на автобусе оказался не так страшен, как на велосипеде. Только одно "но". Пеший участок пути от остановки до, собственно, пещеры без велосипеда оказался каким-то бесконечным.

Чтобы не публиковать здесь имена людей без их согласия, в дальнейшем буду называть инструкторов-экскурсоводов обезличенно:)

Иструктор, с которым я говорил вчера, уходил, но перед уходом передал меня другому инструктору-экскурсоводу, чем-то смахивающему на Сильвестра Сталлоне.

Мы немного поговорили про технику безопасности, и неоднократно инструктор подчеркивал, что по основной пещере я могу шариться, а в проход Жилина - "Ни в коем случае!", "НИ-НИ!", "Даже и не думай!". Причем повторил он это энное количество раз и со значением, чем, в общем-то, предопределил мои дальнейшие действия.

Тем временем подвалила очередная группа, видимо, последняя на сегодня. Инструктор пошел радовать туристов, а я получил желанные рабочие штаны, куртку и резиновые сапоги, не спеша облачился в милые сердцу моему грязные спелеошмотки и вошел в грот "Прометей".

Шаги гулко отдавались под сводами пещеры, журчала вода, падали капли. Экскурсия уже прошла, и теперь я находился здесь в одиночестве. Прежде, чем лампочки несколько раз мигнули и плавно погасли (инструктор выключил генератор), я успел сделать еще несколько снимков пещеры в попсовом свете. Здесь, конечно, как ни крути, а фотографии с подсветкой получаются лучше, чем без нее. Хотя, иногда пещера на них делается похожей на новогоднюю елку.

Кстати, удивительное чувство возникает, когда гаснут лампочки. И вроде бы умом понимаешь, что это именно то, чего ты ждешь, что у тебя два фонаря, батарейки и свечки про запас, а все равно: свет мигнул, и какая-то возникла тревога, а потом, когда вдруг все огни одномоментно сходят на нет, и вокруг воцаряется абсолютная тьма, аж мурашки бегут по спине.

Пару минут я постоял без света, потом включил налобник и пошел исследовать закоулки. Совсем по-другому начинает все выглядеть в мертвенном свете светодиодного фонарика. Все становится как бы больше, а некоторые, вроде бы уже знакомые места, таковыми вдруг казаться перестают.

Не спеша я обошел всю туристическую часть системы, заглянул во все уголки. Нет, не то. Не было там ничего интересного, в этих уголках. А вот и проход Жилина, из которого призывно идет поток холодного воздуха, освежающего меня, запарившегося уже в термухе и флиске. Да, иначе чем своеобразным армянским юмором я ничем не мог объяснить такой настоятельный запрет на посещение той части системы, что лежит там. Куда же здесь еще идти?

Я усмехнулся, распластался на полу и втянул свое тело в проход Жилина, который тут же расширился и оказался вовсе не шкурником, а вполне нормальным ходом, позволяющим идти в полный рост.

Немного вперед, здесь на полу вода. "Ах, как хорошо, что на мне не берцы, а резиновые сапоги!" - Думал я, протискиваясь вприсядку по щиколотку в воде через узкий лаз, удерживая рукой сумку с фотоаппаратом и батарейками.

Вот это действительно была пещера. Всего 20 метров я преодолел и начал проникаться. Я во все глаза смотрел по сторонам и видел причудливые нерукотворные стены и вычурную природную лепнину на потолке.

Это не каменоломни, где все плоско, более или менее понятно и подчинено законам человеческой логики. Нет! Здесь почти нет ровных поверхностей, плоских потолков и вертикальных стен. Каждый проход, каждый сталактит, известковый натек здесь уникален.

Ой, что это? Послышался какой-то звук, явно не мною производимый. Сначала даже ёкнуло сердце, и лишь потом я узнал поскрипывание крыльев летучей мыши. А вот и сам зверек выпорхнул откуда-то, облетел меня и снова исчез. Я сел в проходе, выключил свет и долго сидел, слушая, как летучая мышь летает вокруг меня, то исчезая вдали, то возвращаясь.

И еще что не переставало удивлять меня - так это практически полное отсутствие человеческих следов. За время всего моего подземного странствия я не нашел ничего, что напоминало бы о людях (даже мусора). Только в одном месте стояла сложенная пирамидка, показывающая путь на выход, да еще где-то возле стенки светлела кучка карбидной отработки. Здесь не надо было призывать на помощь воображение, чтобы представить, что ты здесь один (подозреваю, что я действительно на тот момент был в системе один) и даже не так сложно было представить себя первооткрывателем. Тем самым неведомым Жилиным. Основной видимый след человека здесь - это отпечатки на глинистых участках, но они не бросаются в глаза, если не приглядываться специально.

Коридор вдруг резко оборвался вниз, а я сел на краю и задумался. Передо мной был небольшой зальчик. Вправо идет ход, влево - шкурник. Под ногами высоко. А глазомер под землей работает плохо - нет рядом привычных вещей для сравнения. Долго я размышлял над тем, стоит мне или не стоит спускаться вниз, но определить отсюда, сверху, смогу ли я потом взобраться обратно или нет, я не мог. К тому же подходил контрольный срок, когда я обещал отзвониться инструктору об успешной выброске, и я не хотел доставлять ему лишнее беспокойство. Поэтому пришлось мне развернуться и пойти обратно.

На улицу я вышел как-то незаметно, ведь там, под сенью деревьев, успела наступить почти пещерная тьма, поэтому я как-то внезапно с удивлением обнаружил, что нахожусь уже не под землей.

Лес жил, отовсюду слышались шорохи, где-то завывал не то волк, не то шакал, покрикивали ночные птицы, пели всякие стрекочущие насекомые. В чернильной мгле периодически вспыхивали яркие оранжевые огоньки светлячков: то просто точечками, то прочерчивая молниеносные зигзаги.

И нигде никого... хотя, постойте. А что это за огни там мерцают возле домиков? Наверное инструктор вернулся. Однако это был не он.

Дима и Ира оказались туристами, которым разрешили здесь переночевать. Мы быстро нашли общий язык (туристы, как я заметил, вообще быстро находят общий язык), испили чаю, поели гречки с тушенкой и исполнились жажды подвигов.

На этот раз, выступая в роли экскурсовода, я повел новых знакомых по туристической тропе. Странная черно-белая собака присоединилась к нашей группе и всю дорогу неотступно шла следом, забираясь вместе с нами в места, из которых она вряд ли выбралась бы сама, так что кое-где мне приходилось взваливать сумасшедшее животное на спину и откуда-нибудь вытаскивать. В местах, где собака до нас добраться не могла, она начинала выть и скулить, призывая нас обратно. В общем, животное сильно всех повеселило.

Втроем мы еще раз облазили туристическую часть пещеры, а потом забрались в грот "Пантеон", где Ира (девочка без тормозов) чуть было не спустилась по той вертикали, что остановила меня в прошлый раз. И ведь спустилась бы! К счастью, здравый смысл восторжествовал, и она оставила сумасшедшую затею. А сумасшедшесть состояла в том, что из-за очередного обмана зрения мы оценили высоту как "не очень высоко". То есть, нам даже казалось, что спусти мы Иру вниз, мы смогли бы вытянуть ее чуть ли не на руках.

Но спуск веревочки показал, что высота там немногим менее 5 метров. Так что если бы девушка оказалась там внизу, съехав по наклонной стене, на ее вытаскивание нам с Димой пришлось бы потратить, пожалуй, весь остаток ночи и бездну изобретательской мысли. Это был второй курьез с пещерным глазомером, в очередной раз убедивший меня, что в пещере глазам верить вообще нельзя.

Третий курьез произошел там же, когда я попытался пролезть в очередное ответвление грота и, неправильно оценив высоту, шлепнулся с высоты в полметра прямо в глубокую лужу, от души зачерпнув сапогом водички.

Да, про первый курьез я начал говорить, когда речь шла о зале с обрывом за проходом Жилина. К этому я сейчас вернусь.

После нашей групповой спелеоэкскурсии мы снова прошли через "Прометей", товарищи проводили меня до входа в Жилина. Ира чуть было не заползла туда в чем была, но искорка здравого смысла в последний момент озарила ее, и она все-таки осталась, помахав мне вслед ручкой.

Так я снова остался в системе один и уже целенаправленно пошел к тому залу, что стал преградой на моем пути в прошлый раз. Ближайшее рассмотрение местности показало, что недалеко от края (который, оказывается, был обозначен на карте как "обрыв 2 метра") есть карстовая червоточина, которая, выводит в тот самый зал возле пола. Так проблема неожиданно решилась, я протиснулся через узкую дырку и оказался внизу. Обрыв, казавшийся сверху совсем невысоким, возвышался надо мной непреодолимой стеной. Да, не будь здесь червоточины, мне бы пришлось стащить камни с половины системы, чтобы выбраться наверх. Так что, граждане, никакого больше глазомера - только мерная веревочка.

Верный своей изначальной идее, - идти по централи, т. е. по самому широкому и заметному ходу, сводя к минимуму возможность заблудиться - я свернул в уходивший вправо коридор. Очередной поворот, и я оказываюсь перед ходом непривычно сходящимся к полу и идущим под заметным углом вниз. Спелеология не перестает радовать меня причудливостью форм. Ход кончается естественным завалом, а вбок идет шкурник, из которого дует сильный поток холодного воздуха, и где-то вдали слышится звук льющейся воды.

Для преодоления шкурника приходится снять сумку и сидушку. За ним оказывается еще один ход, тоже направленный вниз, на этот раз низкий: приходится идти на корточках. Все эти гладкие формы, ребристые желто-коричневые стены, округлые промоины и совсем уж немыслимые потолки создают навязчивое впечатление, что я нахожусь не в пещере, а внутри какого-то гигантского живого организма.

А вот и конец. Ход заканчивается, а вниз в противоположном ему направлении уходит крутой глиняный склон, теряясь в кромешной тьме. Где-то там льется вода. Что там? Ручей? Озеро? Смогу ли я подняться по этому склону обратно? Или сейчас я по нему съеду и окажусь в ледяной воде, и счет моей оставшейся жизни пойдет на часы?

Как я жалел, что нахожусь здесь один! Как бесценен оказался бы сейчас напарник с мотком веревки! Не скалолазной, просто обычного нейлонового фала. Еще немного посидев на краю, я развернулся и пошел обратно. Пещера не захотела подпускать меня к своим тайнам. Позже, описав инструктору ситуацию, я узнал, что спуск там был вполне безопасным и привел бы меня в "Сталагмитный зал" [а еще много позже, два месяца спустя, вновь оказавшись там, я понял, что все-таки этот спуск для меня непреодолим, но это уже совсем другая история. Но скажу одно - в сталагмитный зал я попал. Уже в октябре.]

При обратном пролазе через упомянутый выше шкурник я сглупил, из-за чего мне пришлось проявлять чудеса акробатики. Суть в том, что шкурник начинается где-то на высоте груди, поэтому, чтобы по-человечески выбраться из него, мне бы следовало лезть ногами вперед. Однако понял я это слишком поздно, уже когда торчал наполовину из стены на высоте метра с гаком над уходящим вниз откосом, и ухватиться вокруг было решительно не за что. Ах, если б кто-то мог заснять это на видео, то ролик этот занял бы одно из почетных мест в моей коллекции. В общем, как-то немыслимо извернувшись и оторвав лямки от штанов, я выбрался целым и невредимым.

Миновав зал с обрывом, я решил исследовать еще одну ветку системы, для чего мне пришлось взобраться вверх по глинистому откосу, метров, наверное, пяти. Здесь я вышел к интересному месту, где ход шел в двух уровнях: внизу - шкурник с глиняным полом, а над ним - червоточина в известняке, периодически прерывающаяся колодцами, ведущими в тот же шкурник. Здесь, кстати, был у меня очередной приступ обмана зрения, но будучи уже ученым, я не стал пытаться спуститься в один из этих колодцев, хотя казался он не таким уж и глубоким. Пополз через шкурник. И правильно сделал - снизу колодец оказался метра полтора, а под ним еще наклонный пол, так что удар головой и подвернутая лодыжка были бы вполне вероятным исходом такого спуска.

А вот дальше случилось страшное: я попал в глиняную ловушку. Преодолев очередной склон, я оказался в небольшом гроте, в одном конце которого тек ручеек, исчезающий где-то в камнях, в другом поднималась глинистая стена, по которой я спустился, и еще один похожий, но более пологий уклон отходил в сторону. Время в пещерах летит незаметно, так что контрольный срок 9 часов утра уже был не за горами, поэтому я на этом месте я решил прекратить исследования и вернуться назад. Но не тут-то было!

Склон, по которому я спустился, оказался непреодолим в обратном направлении! По крайней мере, таким был его первый уступ, высотой где-то мне по шею, округлый и липкий, но не настолько липкий, чтобы можно было на него вползти подобно мухе. Глина ползла под руками, и я съезжал и съезжал обратно. И, как назло, никаких камней и уступов, и вообще ничего твердого, там вверху не было. По спине пробежал неприятный холодок. Вылезти по другому склону получилось, но куда вел тот ход, что открывался за ним? Нет, пытаясь выйти другим путем, я рисковал провести в 12-километровом карстовом лабиринте еще много приятных часов, так что я вернулся обратно.

Но мы ж, все-таки, приматы. А чем они известны? Правильно, умом, сообразительностью и умением использовать инструменты и прочие подручные средства. Поэтому я взял у ручейка два больших плоских камня, поставил их ребром друг на друга и под звуки фанфар взобрался на злополучный уступ. Снова разум восторжествовал над суровыми силами природы.

Борьба с глиняной ловушкой вымотала меня окончательно, все-таки я не спал ночь, а в пещере провел уже несколько часов. По лицу стекал грязный пот, очки запотели (в десятый раз я выматерился на свою лень, которая помешала мне потратить 5 минут на надевание контактных линз), так что я направился кратчайшим путем обратно.

Здесь упомяну еще об одном случае тяжелого приступа топографического кретинизма, который на фоне предшествовавших переживаний и запотевших очков чуть не заставил меня поседеть.

Возвращаясь назад по уже знакомой централи я вдруг оказался в тупике! Как? Что, неужели обвал? Да не может этого быть, я бы услышал! При обвале были бы свежие камни и глина, тупик же выглядел вполне старым. Может глюк? Белый спелеолог решил поприкалываться надо мной? Может я как-то ухитрился найти точно такое же место? Бред, не бывает в пещере точно таких же мест!

Я вернулся назад. Нет, сомнений быть не могло: здесь я шел, там поднимался, вот этот камень фотографировал... Где же проход тогда, черт побери? Ларчик открывался просто: всего-то надо было посмотреть чуть вправо и вверх и взобраться на глиняную ступеньку, я же, будучи уставшим и частично лишенным зрения из-за грязно-потных очков, тупо смотрел только вперед.

Вот они, уже хорошо знакомые места. Летучая мышь помахала мне на прощание крылышком и унеслась куда-то в пещерные дали, я преодолел лужи и выполз из Жилина в туристическую часть системы.

На улице во всю разгоралось утро, пели птицы, и голову кружило от запахов. У домиков по-прежнему было пусто, романтическая парочка спала в палатке. Скинул грязные шмотки, немного помыл сапоги, потом расстелил спальник на любезно предоставленной кровати, и провалился в сон часа на три.

Тарахтел генератор, в пещеру шли новые и новые экскурсанты. Мы же с друзьями-туристами выпили чаю, собрались и покинули гостеприимное место. На обратном пути они показали мне секретную горную тропу, по которой мы срезали где-то километр пути, благодаря чему путь обратно до Воронцовки на этот раз уже не показался мне таким бесконечным, как вчера.

Вместе доехали до Хосты, поели в замечательной привокзальной столовой, где пересеклись с дефачками, провожавшими КС в Питер. Здесь мы распрощались с Димой и Ирой, договорившись встретиться на Киселевой скале. Но день еще только начинался, и подвигов нам предстояло совершить еще без счета.День 6: Штурм АхунаЗакат с АхунаГАК собирался, как обычно, долго и обстоятельно, так что выехали мы ближе часам к 6 вечера. Сначала все было хорошо: трасса, потом объезд тоннеля по живописной и мало загруженной старой дороге, поворот на Ахун. Здесь нам встретился очень интересный знак (к сожалению, как-то не удосужился его сфотографировать). А нарисован там был подъем и крутые повороты с очень многообещающей табличкой "11 км". Проезжая этот чудесный знак, мы еще плохо представляли себе, что на самом деле такое "11 километров подъема". Понимание начало приходить через полчаса медленного и нудного всползания на гору со скоростью, в лучшем случае, 10 км/ч, как правило - 5-7.

Нас обгоняли машины и экскурсионные автобусы, солнце постепенно опускалось, а мы все тащились и тащились вверх.

АА проколола переднюю камеру. Заклеили, потеряв полчаса.

Автобусы проехали мимо нас в обратном направлении, стемнело, мы включили фонарики и мигалки, а дорога все также бесконечно поднималась. Причем, самое обидное, что склоны Ахуна покрыты густым лесом, поэтому подъемы на новые высоты не радовали нас дивными видами, как обычно бывает, да и вообще, не создавалось ощущения, что мы поднимаемся все выше и выше.

Штурм Ахуна закончился часам к 9 вечера, мы выехали на автостоянку, миновали множество уже закрывающихся сувенирно-едовых палаток и остановились у подножья башни. Мы сделали это.

Как вкусен был чай, который мы успели купить у мужика за несколько минут до того, как он убрал все с прилавка! Как изумительна была чурчхела! К счастью, уходя, мужик оставил горячий самовар с кипятком, к которому изголодавшийся ГАК еще не раз подходил за добавкой.

Заплатив 50 рублей за вход, мы полезли на башню. Похолодало, и надетые на нас теплые вещи не спасали от пронизывающего ветра, рвавшегося в окна. Лично я, каюсь, сглупил: по какой-то иррациональной причине из теплого у меня была с собой только термуха. Что помешало мне взять с собой шерстяные наколенники и флиску? Непонятно... Дефачки, наверное, тоже могли бы получше подготовиться.

Таким образом, терзаемые холодом, мы взобрались на вершину башни и обозрели теряющиеся во мраке окрестности, бескрайнее темное море и россыпи огоньков Сочи. Еще немного побродив по лестницам и площадкам и пофотографировавшись, мы поняли, что скоро ГАК замерзнет окончательно, и спустились вниз. Здесь у ГАКа начался фотогон. Мы стали яростно фотографироваться во всех позах и с самыми дурацкими выражениями лиц на фоне любых мало-мальски интересных объектов на площадке перед башней.

Обратный путь пугал. Судя по тому, как холодно было наверху, 11 километров спуска должны были стать испытанием. В связи с этим ГАК извлек помимо теплых вещей всё укрывательное, что у него имелось в запасе, включая перчатки, полотенца и дождевики, и завернулся во все это, приобретя вид весьма странный.

Далее последовал чудовищный 11-километровый даунхилл. Надетые шмотки помогли, мы все-таки замерзли не совсем. Потом пошла трасса, и, вновь столкнувшись с необходимостью крутить педали, мы вскоре согрелись и разоблачились до своего нормального вида.

В Хосту, как и следовало ожидать, мы приехали никакие. А следующий день обещал быть интересным - наше оседлое проживание заканчивалось, и впереди туманно маячил велопоход.Аше, день 7Выходим под дождьИтак, как раз по случаю нашего выезда зарядил дождь. Причем был он сначала просто дождь, а потом начался ацкий ливень. Мы некоторое время размышляли о бренности бытия, но делать было нечего - комнату надо было освобождать. Таким образом, под дождем мы выехали на вокзал. Настроение, конечно же, было на нуле, ГАК страдал, и иногда начинал ныть на тему, как бы он хотел оказаться дома.

Пока ждали поезда, успели по очереди поесть последний раз в нашей любимой столовой. Электричка, кстати, была смешная. Вроде, обычный пригородный поезд, но вот билеты продают в конкретный вагон на стандартных билетных бланках. Вагоны новые, с огромными тамбурами, что оказалось нам очень на руку.

Пока ехали до Лазаревского, развеялось, появилось солнце, и настроение, соответственно, пошло вверх.

В Лазаревском мы ничего интересного не нашли, а расспрос местных дал информацию о том, что лагерем можно встать в Аше.

Некоторое количество подъемов и спусков по горным дорогам, мы въезжаем в Аше, находим долину речки и становимся лагерем прямо на берегу моря. За это с нас берут мзду в размере 180 рублей (40 руб. с человека плюс 20 руб. с палатки), но оно того стоит. Что такое 180 рублей на четверых за чистый пляж и возможность неограниченно набирать пресную воду?

ГАК развел костер и устроил ночное купание в огромных волнах. Греться у огня после этого было просто дивно. Немного вина и кисель пошли великолепно. Показатель довольности ГАКа достиг практически максимума.

А вот при отходе ко сну вдруг оказалось, что не все члены ГАК позаботились о должном утеплении на ночь. В результате три дефачки долго возились, пытаясь спастись от холода и запаковаться в имевшиеся у них тряпки и покрывала, и напоминало это чем-то игру в тетрис. Сердце мое дрогнуло, ибо жалостлив я, и отдал я им председательский спальник. Однако спальник помог несчастным, но не совсем.

К тому же я, почему-то, тоже хотел заполучить немного тепла, в результате чего пространство под одеялом оказалось в большом дефиците, и холодный ветерок легко получал доступ к телу МА, лежавшей с противоположного от меня края. Проблему удалось частично решить путем обкладывания МА горячими камнями из погасшего к тому времени костра. А с утра неблагодарные дефачки еще и ругались, что я "залез к ним под спальник и всю ночь тянул его на себя", на что я философски заметил, что кто из нас к кому залез - надо еще разобраться.Туапсе, Киселева скала, день 8МногообещающеЛениво проснулись, поели, долго купались. Наступил тот период, когда никуда не хочется ехать, а хочется только остаться на этом же месте, вдоволь накупаться, наесться, напиться и снова заснуть под шум прибоя. Отрава матрасничества начала распространяться по нашим организмам.

Часам к 2 дня собрались и выехали на трассу. Цель - Туапсе, Киселева скала. Дорога далась тяжело, на половине подъемов ГАК спешивался. Значок "Уклон" с табличкой "Начало перевала" вообще ввел дефачек в ступор на некоторое время. Короче, до Туапсе мы доехали уже вечером, пока зашли на вокзал, пока поели, были уже густые сумерки. Затарились едой в Магните и выехали на скалу уже в полной темноте.

Немного потупив, добрались до места. За два года кое-что изменилось, причем не в лучшую сторону. Мздоимцев там больше нет. Обратная сторона медали - срач. Срач. И еще раз срач. Количество мусора какое-то феноменальное. К тому же, во время нашего заезда общее впечатление еще усугублялось запахом мусорки (ветер дул со стороны свалки). Но делать нечего.

Оставив Егорову и АА наверху с вещами, мы с МА отправились на разведку. Сначала нас занесло на тропинку с правой стороны скалы, которая оказалась трудно преодолимой даже налегке, а о том, чтобы спуститься здесь всем нашим табором, не могло быть и речи.

Пройдя немного вперед, мы нашли тропинку по левой стороне, ту самую, по которой когда-то шли мы с ДенисАнатоличем. Здесь мы спустились на пляж и встали в глубокой задумчивости. Понятно, что место здесь для стоянки самое, что ни на есть, подходящее: мусоркой не пахнет, пляж почти пустой, плещется море... Но путь сюда! Как преодолеть эту тропу и, особенно, ее заключительную часть с пятиметровым почти вертикальным спуском по каменным уступам, имея при себе 4 велосипеда и целую кучу добра?

Как мы спускались с грузом по тропе, где и пешеходу пройти нелегко - история отдельная и прекрасная, и не хватит у меня изобразительных приемов, чтобы описать этот процесс. Хотя, на самом деле, глаза боятся а руки делают. Не так тяжело оказалось идти с развьюченным велосипедом при условии, что он подвешен на плечо с помощью широкой стропы. Должен отметить, что, не смотря на усталость и начавшиеся брожения в массах, ГАК действовал на спуске вполне эффективно, и часам к 12 ночи мы уже стояли над грудой байков и рюкзаков на пляже по левой стороне скалы.

Пляж был почти пуст, только недалеко от нас была разбита маленькая зеленая палаточка, а где-то вдалеке - еще несколько.

Разложились, попили чаю. Волнения в ГАКе продолжались. Анастасия Андревна бухтела.

После чая АА пошла спать, а у остального ГАКа открылось второе дыхание, и мы с Егоровой и МА пошли по берегу в сторону Туапсе, разглядывая в бинокль по-южному яркие и объемные звезды в поисках созвездия КириллСергеича и изучая прибрежную живность - крабов, креветок, рыбок. А ведь когда ехали от Туапсе, никто бы и не подумал, что после разбивки лагеря будет годен еще хоть на что-то, кроме как завалиться спать! Так что, воистину неисчерпаемы резервы организма, надо только их мобилизовать.

Короче, спать легли ближе к 3. А я еще пошел купаться. Вода на фоне холодного ночного воздуха была температуры самой, что ни на есть, приятной, и, самое главное, ОНА СВЕТИЛАСЬ! Не сплошным голубым сиянием, как было под Одессой, но вспыхивала вокруг меня огромным множеством блесток, тем более ярких, чем интенсивнее я ее баламутил.

На утро нас разбудили разборки чаек, сопровождавшиеся каким-то невообразимым гвалтом, который плавно перетек в шум, производимый первыми купающимися гражданами.

Вперед всех пробудилась неутомимая МА и поскакала исследовать местность, я провалялся, наверное, до 11 или 12, когда на палатку попали солнечные лучи, и начала образовываться жара и духота.

Далее был прекрасный день, полный купания, снорклинга и долгих прогулок по окрестностям. Виды с вершины Киселевой скалы прекрасны, и я не переставал удивляться, сколько же всего не посмотрели мы с ДенисАнатоличем, когда были здесь.

А в зеленой палаточке оказались мои пещерные друзья, которые ночью спали крепко, и не проснулись от шума, который производил ГАК, разбивающий лагерь.

К вечеру у ГАКа выявилась одна проблема - нехватка воды. Все, что было привезено с собой, включая пятилитровую бутыль, мы выпили в форме чая или использовали на приготовление пищи. Надо было что-то делать. Первая и, казалось бы, наиболее логичная мысль - набрать воды из источника, текущего из скальной стены и исчезающего в пляжной гальке. Так мы и сделали, но результат нас совершенно не порадовал: в бутылке плескалась омерзительно мутная жидкость, не вызывающая ни малейшего желания не то что употреблять ее в пищу, но даже использовать для хозяйственных нужд. Исследование местности показало, что вода в трубу попадает не из-под земли, а из медленного и очень грязного ручья, приходящего откуда-то сверху.

Немного подумав и придя к выводу, что помимо пополнения запасов воды нам бы еще не помешало закупиться чем-нибудь к чаю, а заодно разведать, нет ли с пляжа у Киселевой скалы какой-нибудь другой тропинки, мы решили послать гонцов, в роли которых, конечно же, оказались я и МА.

С велосипедами мы пошли вдоль ручья, где миновали несколько особо загаженных мест (включая стихийные общественные туалеты, находящиеся от воды в непосредственной близости), окончательно убедившись в том, что рассматривать этот водоем как источник воды не стоит вообще. Выше по течению имелась еще пара туристических стоянок. Далее начался подъем, который стоил нам огромных усилий, так что вопрос о покидании пляжа этим путем снялся автоматически.

Путь до Туапсе мы преодолели на скорости 40 и выше, пополнили в Магните запасы жидкости двумя 5-литровыми бутылями, легко улегшимися ко мне на багажник, пепси-колой, лимонадом (другими словами - гоп-пойлом), накупили всяческих вкусняшек и вернулись обратно тем же путем, которым заезжали на скалу ночью. Снова спуск с велосипедами по скалам - и мы в лагере. Запасы питья и продовольствия были пополнены, а уж было начавший бунтовать ГАК, успокоился.

С наступлением темноты МА и АА отправились спать, что-то их сморило, а я пошел тусоваться с Димой и Ирой у костра. Позже к нам присоединилась и Егорова. Мы сначала долго сидели, потом пошли купаться.

Это забавно, купаться ночью под Туапсе в компании почти незнакомых людей... (да, для клубнички добавлю, что в голом виде).

Вода светилась дивно, мы плавали все такие, окруженные блестками.

Потом отогревались у костра. Спать пошли где-то в час.Море, день 9, возвращениеПодъем на скалыРано утром опять орали чайки, но МА тоже проснулась, вышла и всех их распугала. Потом полчаса дергала меня, пришлось встать. Попили чаю, полюбовались видами и еще пустым пляжем, затем я опять завалился спать чем и занимался (глядя сны, кстати) вплоть до того момента, когда на палатку начало светить солнце.

Потом был еще один дивный пляжный день. Немного поднялось волнение и перед Киселевой скалой снова, как и в 2007 году ходило ходуном аквамариновое море, разбиваясь о каменную стену. Я подолгу болтался с маской возле рифов, наблюдая из-под воды за образованием волн. Захватывающее зрелище!

Дима и Ира накормили меня арбузом, что тоже было прекрасно.

Часам к 4 мы приступили к сборам. Какой-то гражданин из Липецка долго расспрашивал нас о велопоходах, тоже турист.

На шоу "Поднятие по вертикальной стене с велосипедом за спиной" народ смотрел, разинув рты и наведя фотоаппараты.

Новые знакомые душевно нас проводили. Подъем занял, пожалуй, не больше часа. Точное время, установленное по фоткам - 29 минут, так что мы молодцы. За слаженность действий при подъеме ГАК достоин почетной грамоты.

Здесь лирическое отступление про гламурную парочку. ГАК в поте лица своего таскал вверх по тропе велосипеды, рюкзаки и прочие предметы груза, когда в поле нашего зрения вдруг появились мальчег и дефачка. Она была вся такая как куколка, одетая в тон, в миниюбочке, с таким стройными от ушей ножками и соответствующими этому всему манерами, а он тоже ей под стать - в светлой рубашечке, брючках и ботиночках, бритый стриженный и причесанный (предупредительный и галантный). И вот они, наверное, полчаса спускались по этой тропе.

Дефачка картинно охала, останавливаясь на каждом уступчике, превышающем высотой 20 сантиметров, и мальчег трогательно подавал ей ручку и помогал спуститься. Пока они преодолевали тропу, я успел протащить мимо них, либо, 3 велосипеда. Как они спускались (и спускались ли) на, собственно, пляж, я, к сожалению не видел. Но главное не в этом. Когда все наши вещи уже лежали на площадке, и мы начинали навьючивать велосипеды, гламурная парочка вновь появилась в поле зрения.

Они, все такие уставшие от непосильных нагрузок, встали возле деревца (это они, правда, не знали, что в нем гнездо шершней, ну да ладно) закурили и до моего слуха донеслись слова дефачки примерно такого содержания: "Ой, какой ужас, какой экстрим! Просто кошмар какой-то! Но я горда собой, я сделала это!" Ай, маладец, девачка! Спустилась по ступенечкам и поднялась обратно!

Дорога в Туапсе проста, ибо идет сплошь под гору, так что к 7 вечера мы уже расположились за столиками облюбованной нами по пути туда кафешки и вожделенно ожидали изысканных яств. За едой последовала неспешная прогулка по коротенькой Туапсинской набережной, закупка в Магните товарами в дорогу и путь на вокзал.

Здесь мы взяли багажные квитанции, разобрали-упаковали велосипеды и без приключений погрузились в поезд. Наш 17-й вагон очень удачно остановился как по линейке как раз напротив того места, где мы ожидали посадки со всем нашим скарбом. Не случись столь приятного совпадения, не исключаю, что нам пришлось бы прибегать к помощи третьих лиц, или же садиться не в свой вагон, а потом перебазироваться уже во время движения. Вызваны эти опасения были тем, что дефачки, видимо, накопили усталости, и как-то очень сильно сдали под конец пути. Особенно это касалось МА, являвшейся обычно моей надеждой и опорой во всех трудных походных ситуациях, ее так просто развезло.

Так закончился наш матрасно-курортный велопоход. Снова сонные сутки в поезде, и мы возвращаемся в Тамбов, а я в тот же день с обеда выхожу на работу, с головой погружаясь в ненавистную рутину.ВыводыДелайте выводы, друзья!1. Теплые вещи надо брать с собой всегда. Случиться может всякое (это я про Ахун). Будь у меня хотя бы флиска, я бы уже чувствовал себя гораздо комфортнее. С толку нас, конечно, сбил тот факт, что выезжали мы еще ранним вечером, и ничто не предвещало затяжной поездки.

2. Ноутбук (в моем случае Асус еееРС) с GSM-модемом сильно разнообразит курортную жизнь.

3. Наличие большого количества строп, резинок и веревок чрезвычайно полезно. Например, с помощью стропы можно вполне сносно закрепить велорюкзак для переноски на спине, а велосипед - для заброски на плечо. Кроме того, даже когда места в вещах, вроде бы, уже совсем нет, можно под рулем закрепить еще целую 5-литровую бутылку воды без какого-либо ущерба ходовым качествам велосипеда.

4. В пещерах нельзя полагаться на глазомер. Все сомнительные расстояния, особенно это касается высот, надо измерять каким-либо точным прибором, например веревочкой.

5. Жилье в Хосте за 200 рублей в сутки найти можно даже в сезон, но надо искать.

6. И снова я об этом говорю: нельзя полагаться на благоразумие попутчиков, нельзя! Ну, кто мог подумать, что некоторые граждане, не позаботятся о том, чем накрываться ночью?

7. В палатку можно натащить горячих камней из костра (при необходимости завернув их во что-нибудь) и греться. Тепло они держат долго и заметно повышают комфорт. Видеосюжеты Раскрасочки раскрашиваем... А что еще большим дефачкам делать в поезде?
Опубликовано: 7 Декабря 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.