Еще раз о Ближнем Востоке

Другие отзывы автора
  • Еще раз о Ближнем Востоке. Часть 2
  • Еще раз о Ближнем Востоке. Часть 3

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·

ЕЩЕ РАЗ О БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ.

Часть 1. Иордания – ближневосточная сказка.

24 октября 2008 года, прибыв в аэропорт города Аммана, совершенно никакая от толчеи в московском метро, от душного накопителя в Домодедово, под завязку набитого иностранцами, и, наконец, от почти пятичасового перелета (а перед вылетом в Амман я летела с Камчатки девять часов до Москвы) я, наконец, ступила на благословенную землю, упоминавшуюся в Ветхом и Новом Заветах, землю, где зарождались и приходили в упадок целые цивилизации, родину великих пророков и ислама.

Пройдя необходимые формальности, связанные с получением визы, багажа и т. п., мы были препровождены к нашему автобусу, где нас встретил гид. Потом он куда-то отлучился, а какие-то местные молодые люди тут же схватили наши чемоданы и стали грузить в багажное отделение автобуса, и мы, думая, что так и положено, начали рассаживаться по местам. И вот тут-то начались «вариации на тему». Когда мы уже расселись, один из этих молодых людей вошел в автобус и, подходя к каждому пассажиру, произносил какую-то фразу на «арабском английском», в которой повторялось слово «tips»[1]. Стало быть, речь идет о чаевых.

Так, собирая «дань», молодой человек, наконец, подошел к дальним пассажирским креслам автобуса, где находилась и я. Те, кто сидел рядом, с беспокойством поинтересовались, о чем он говорит. «Наверно, денег человек просит», - догадался один из наших туристов и раскрыл свой бумажник. Все, кроме меня, последовали его примеру. Поблагодарив, парень вышел из автобуса. А я, ну не то, чтобы сгорая от стыда, но явно чувствуя себя не в свой тарелке, поняла, что с наличными-то я прокололась.

Ведь все, казалось бы, предусмотрела, а долларами не запаслась. Все деньги на банковской карте. Но это моя первая «заграница», и я, на каждом шагу видевшая банкоматы в России, самонадеянно полагала, что и здесь, в Иордании, они везде. Ан нет! И ведь еще спросила в турагенстве, потребуются ли мне наличные в аэропорту. Меня справедливо заверили, что нет. А тут такое дело! Неудобно получилось.

Вскоре появился наш гид Мажд, как он представился. Он тут же извинился за поведение этих людей. «Это египтяне, чтоб вы знали, – поспешил заверить он. – Иорданцы так себя не ведут. Чаевые, конечно, у нас предусмотрены, но чтобы так откровенно их требовать, тем более за навязанную услугу … Если бы это были иорданцы, я бы просто очень сильно извинялся».

Ну что ж, учтем на будущее.

И мы поехали в гостиницу.

Возвращаясь немного назад, сделаю маленькое отступление о том, что, для кого как, а для меня Иордания началась со слова «шутка». Нет, правда, едва мы оказались в иорданском аэропорту, я это слово услышала из уст женщины-диспетчера, объявлявшей по микрофону информацию для улетающих и прилетевших пассажиров. Звучала фраза примерно так: «Дамы и господа, начинается посадка на самолет рейс такой-то, направляющийся туда-то и так далее, и тому подобное». А в конце фразы прямо-таки с интонацией Никулина-Балбеса из «Кавказской пленницы»: «Шутка!» Через некоторое время опять: «Уважаемые пассажиры, просьба пройти на посадку, тра-ля-ля, три рубля! Шутка!»

Это потом уже я узнала, что на самом деле она произносила в конце «шукран», что означает по-арабски «спасибо» или в данном случае «благодарю за внимание». Вот так, с «шутки», и началось мое путешествие по Ближнему Востоку.

Наша группа численностью около сорока человек размещалась сразу в нескольких гостиницах, а самая многочисленная часть, включая меня, в отеле Амман Вест.

«AMMAN WEST», 4*. Расположен в центре города Амман, в 25 минутах езды от

аэропорта. Представляет собой пятиэтажное здание, состоит из 51 номера, открыт в

1999 году. В номере расположены: душ/ванна, кондиционер, отопление, мини-бар, спутниковое ТВ, телевизор, телефон, туалет, сейф. Услуги в отеле: автостоянка, аренда автомобилей, банкетный зал, открытый бассейн, конференц-зал на 100 мест, продажа сувениров, фитнесс-центр, 2 бара, 2 ресторана.

К сожалению, полностью насладиться комфортом в этой гостинице мы не успели, так как наше пребывание в Амман Весте включало две ночевки, приходящиеся на первый и второй день нашего жития в столице Иордании и еще одну ночевку на седьмой день тура.

По дороге к нашему месту ночлега Мажд вкратце рассказал, как будет проходить наш тур и во сколько он за нами завтра заедет. Немного рассказал и о достопримечательностях Аммана, которые мы имели возможность увидеть из окна автобуса. Впрочем, многого-то мы не увидели, так как было уже темно (в Иордании темнеет рано). Поведал и о себе: он учился восемь лет в Москве, в университете имени Патриса Лумумбы («Слышали про такой?»), отсюда прекрасное знание русского языка.

Мне, еще пока не избалованной «заграницами», мой одноместный номер показался очень симпатичным, пусть я там и не нашла ни сейфа, ни мини-бара. Ну и ладно, сейф мне все равно не нужен. Вот только очень хотелось пить, и здесь бы мини-бар не помешал. А спуститься вниз, в ресторан, и выпить там чашку чая или еще чего мне помешало отсутствие наличных. (Хотя ужин, как и завтрак в отеле включены в стоимость путевки, воду и прочие напитки по вечерам в отелях Иордании (во всяком случае, в четырехзвездочных, про пятизвездочные не скажу) можно приобрести только за дополнительную плату).

Живя на отшибе, а потому абсолютно далекая от «цивилизации» и темная в «банковско-карточных» вопросах, тогда я еще не догадывалась, что снять деньги с кредитной карты, кроме банкомата, можно еще и другим способом. Нет, теоретически я, конечно, об этом знала: в книгах читала и в кино видела, как продавец снимает деньги с кредитки, но у самой практики в этом не было, поэтому сразу об этом как-то и не подумала. И потому, мучась от жажды, сделала два глотка воды из-под крана, хотя нас предупреждали, да я и сама знала, что эта вода для питья не предназначена. Н-да, невкусно … А чего я ожидала?

На следующее утро, после завтрака, в 08.15 за нами приехал Мажд, и мы поехали на экскурсию.

Наша первая остановка – Ум Каис. После того, как мы вышли из автобуса, я заметила лотки со всякой всячиной, в том числе и бутылками минеральной воды. Подойдя к продавцу, я вытащила бумажку достоинством в десять динаров (к тому времени проблема с наличными была уже решена), указав на одну бутылку минералки. Бутылка стоила один динар, а у продавца не было мелочи. Тогда я подождала, когда кто-нибудь из туристов расплатится, чтобы дать возможность продавцу получить необходимую мелочь.

Наконец, получив бутылку и сдачу, я побежала догонять нашу группу. Это уже потом я обнаружила, что вместо девяти динаров парень сунул мне четыре, беззастенчиво присвоив себе пятерку. А я из-за спешки, связанной с провинциальной боязнью «потеряться» в незнакомой стране, даже не посмотрела, сколько денег мне отдал торговец. Кстати, как потом выяснилось, я была не единственная, кто на этом попался. Так что, дорогие сограждане, будьте внимательны, лучше лишний раз пересчитать сдачу.

Ну а теперь о более приятных вещах. Начали мы с Ум Каиса, хотя первый по плану стоял у нас Джераш. Собственно, наш гид поначалу предложил свой план: посетить только Джераш, без Ум Каиса, так как и там, и здесь, мы имели возможность посмотреть на древнеримские города, но в Джераше, по сравнению с Ум Каисом, впечатлений больше. Ну и зачем смотреть два раза на одно и то же, рассуждал он. А взамен Ум Каиса Мажд предложил съездить на выставку машин короля, которая в нашем туристическом плане не упоминалась.

Но кое-кто из нашей группы, настроенный весьма решительно, настоял на том, чтобы экскурсия проходила именно так, как написано в плане. (Что касается меня, я была в принципе согласна и на вариант, предложенный гидом). После некоторого препирательства решили проголосовать и большинством голосов постановили: посетить оба города. Забегая вперед, скажу, что мы не только побывали и в Джераше, и в Ум Каисе, но и выставку посетили. Но об этом позже.

Итак, Ум Каис, «место, где жили и творили знаменитые поэты и философы», как написано в путеводителе. Расположенный на холме, с вершины которого открывается прекрасный вид на Иорданскую долину, Галилейское море, Голанские высоты; некогда место отдыха и лечения древнеримской элиты, а также культурный центр, Гадара (таково прежнее название Ум Каиса), имеет все основания гордиться своими достопримечательностями. Здесь мы имели возможность полюбоваться на античную архитектуру: колоннады, театры, террасы, термы, причем все это до сих пор в отличном состоянии.

Замечу, что для меня, жителя Камчатки, ощущение не просто необычное, а прямо-таки дух захватывает от нахождения в таком месте: идти по мостовой, по которой когда-то ездили колесницы, сидеть на каменных ступенях амфитеатра, как когда-то в древности до меня сидели … Естественно, такого «прикосновения к вечности» не почувствуешь в Петропавловске, где самое «древнее» здание датируется 1910 годом.

Заходили мы и в «жилое помещение» - древнеримский дворик, откуда можно попасть через мощную мраморную дверь толщиной около сорока сантиметров в жилой дом, а уж в доме – все так, будто еще вчера там жили люди: мраморные статуи, каменный саркофаг, пол, выложенный плитами – все прекрасно сохранившееся, вот только сама стена дома, несмотря на имеющиеся дверь и дверной проем, отсутствует.

После прогулки по древней Гадаре желающие могут перекусить в ресторане под римскими колоннами, а заодно и полюбоваться сверху на лежащие внизу земли трех государств: собственно Иордании, Израиля и Сирии. Мы, правда, такого желания не изъявили, а поспешили в Аджлун.

Аджлун – это средневековый замок, бывший некогда резиденцией Салах-эддина, грозы крестоносцев, возведенный в XII веке во время национально-освободительного движения. И выглядит он так, как и положено выглядеть средневековым замкам: навесные мосты, своды, мрачные переходы, крутые лестницы, сторожевые башни, грозная стража у ворот. Да-да, стража по-прежнему охраняет вход в замок – это переодетые в средневековые доспехи и вооруженные копьями и щитами мужчины выглядят, наверно, так же, как и их предшественники девять столетий назад. Рядом со стражниками стоят девчонки, тоже одетые по-средневековому: короткие туники, платки. Завидев нас, они, смеясь, что-то выкрикивают в наш адрес по-арабски. Что именно, остается только догадываться.

В одном из помещений замка Мажд решил нас проверить то ли на сообразительность, то ли на позитивность. На полу этого помещения мы увидели какой-то зарешеченный прямоугольник размером с решетку для отряхивания обуви возле подъездов. Встав на него, Мажд предложил угадать, что это. Мы все смотрели ему под ноги, но в голову ничего ни приходило. «Ну подумайте!» - настаивал он.

Но наши мозги, похоже, расслабленные отпуском, думать не хотели. Так никому в голову и не пришло, что под полом этого помещения было ни что иное, как темница, то есть тюрьма (какой же средневековый замок без тюрьмы), а то, на чем стоял Мажд, было зарешеченное окошко в темнице. «Все-таки вы народ, настроенный позитивно», - сделал вывод наш гид. Наверно, так оно и есть, если про тюрьму никто и не догадался.

Следующая остановка – Джераш (древнеримское название Гераса) – один из наиболее сохранившихся римских городов в мире, находится в 45 км к северу от Аммана. Представляет собой множество улиц с колоннадами, храмами, театрами, площадями, фонтанами и все, разумеется, тоже в отличном состоянии. И, как я уже упомянула, город сам больше, а потому и впечатлений больше.

Здесь мы погуляли по древней площади Агоре, окруженной колоннами, а колонны, как и каменные плиты под ногами, выглядят так, словно еще вчера здесь бродили граждане древней Герасы; прошлись под аркой, через которую когда-то проезжали полководцы-триумфаторы; полюбовались на древнеримский канализационный люк (вот она, цивилизация!), походили по сцене древнего театра, то есть по орхестре, так раньше называлась площадка, где выступали актеры.

А если встать в самую середину орхестры и сказать какую-либо фразу, такое ощущение, будто говоришь в микрофон. Вот такая там акустика, благодаря которой здесь же мы имели удовольствие послушать и оркестр иорданских волынщиков. Волынщики эти – отставные офицеры иорданской королевской армии и часто проводят свои репетиции в древнем театре. Но это я потом уже вычитала в Интернете, а в тот день просто с удовольствием их послушала, полюбовалась на их живописный вид, а потом вместе с ними сфотографировалась. Исполняют они, в основном, народную музыку, но в тот день мы услышали в их исполнении и пьесу Бетховена, вызвавшую особенно восторженные аплодисменты у туристов.

Не обошли вниманием мы и колонны в храме Артемиды. Впрочем, это единственное, что сохранилось в этом храме после землетрясения, которое полностью разрушило храм, и только колонны чудом удержались. Да нет, не чудом! Удержались, благодаря «последнему слову техники». Если просунуть в щель между самой колонной и основанием какой-либо плоский металлический предмет, например брелок от ключа, а потом хорошенько толкнуть колонну, то она начнет раскачиваться. Это и позволяет ей оставаться нерушимой, какое бы землетрясение на нее не обрушилось. Именно такой эксперимент и продемонстрировал нам Мажд. И вот этот опыт древних римлян и используют в настоящее время при строительстве «качающихся» небоскребов.

Здесь же, поблизости, продаются древнеримские монеты. Стоимость их сейчас не скажу, помню, что недорого.

«Друзья, вы больше не ставьте меня в такое неудобное положение! – а это Мажд уже отвечает на вопрос кого-то из группы, настоящие ли монеты. – Неужели я буду сейчас, при продавце, говорить, что это подделка? Да и разве будут стоить так дешево настоящие древнеримские монеты?» – И громко по-английски произнес: «Это настоящие монеты времен Римской Империи, найденные на территории Джераша, сделанные из золота и инкрустированные драгоценными камнями!» Услышав эту тираду, продавец ухмыльнулся.

После посещения Джераша у нас еще оставалось достаточно времени, чтобы посмотреть на выставку машин короля, ибо, как сказал наш гид, «мы, иорданцы, любим показать себя», а, кроме того, сама выставка представляет для нас, туристов, познавательный интерес, а потому ее стоит посетить. Выставка, а точнее музей автомобилей бывшего короля Иордании Хусейна, отца ныне здравствующего короля Абдаллы II, расположена в парке на окраине Аммана и представляет собой целый автопарк, около 60 машин, а может и больше, включая мотоциклы, начиная с диковинного старинного автомобиля образца тысяча восемьсот восемьдесят какого-то года выпуска и кончая «Феррари» 1994 года, хотя, может быть, там есть автомобили и более поздних годов выпуска.

Не берусь утверждать с уверенностью. Кроме автомобилей в музее предоставлены фотографии короля, характеризующие различные периоды его жизни. Что еще могу добавить? Преобладающая часть экспонатов – это ретро-автомобили, вот и все, что могу сказать об автомобильных вкусах короля Хусейна. Не слишком разбираясь в марках автомобилей, но восхищенная их красотой и элегантностью, я нащелкала кучу, в общем-то, бесполезных для меня фотоснимков.

Возвращались в Амман Вест затемно, где нас ждал ужин. Да, кстати о еде! Не могу не упомянуть об иорданской кухне. Перед посещением Джераша Мадж завозил нас пообедать в один симпатичный ресторанчик. Как сказал наш гид, он сам там нередко обедает и вообще стоит посещать те места общественного питания, куда предпочитает ходить он. То есть, его гастрономическим вкусам можно доверять.

Ну не знаю, как остальные члены нашей группы, а я, будучи любительницей острой пищи, а, кроме того, изрядно проголодавшись, пришла в восторг и от диковинных салатов, и от удивительно вкусной баранины (кстати, нигде до этого я еще не пробовала так вкусно приготовленного мяса), и от выпеченных лепешек, использующихся здесь вместо хлеба. Разумеется, шведский стол, который нас ждал вечером в отеле в качестве ужина, хоть и сам по себе неплохой, но рассчитанный на среднеевропейского туриста, на мой взгляд, заметно проигрывал по вкусовым качествам тем блюдам, которые мы отведали в иорданском ресторане.

Поначалу, когда зашли мы в этот ресторан, было очень шумно, так как в зале громко переговаривалась большая группа туристов. Они буквально перекрывали все звуки. Кто такие? Оказалось, немцы. Вот уж не думала, что они такие горластые. Едва они ушли, сразу стало заметно тише. М. Задорнов в свое время тоже отметил: немец после пары кружек пива заглушит и итальянца.

На следующий день мы совершали экскурсию по «Белому городу» Амману. Белым городом Амман называют потому, что все дома в нем выстроены из белого камня. Основанный несколько тысячелетий тому назад, он неоднократно завоевывался, разрушался, перестраивался, и это, как и положено, отразилось на его архитектуре. За один день, гуляя по Амману, можно попасть из античных времен в средневековье, из средневековья в современность, а из нашего времени опять в древность и так далее. Сам город по-своему красив, хотя здесь не найдешь ни зеленых парков, ни небоскребов.

В старой части города здания в основном одно-двухэтажные, расположены скученно, причем так, что из окна одного дома можно при желании увидеть, что происходит в соседнем доме. И это понятно, ведь люди в любой части света издревле жили общиной, всегда вместе, а, перебираясь в город и строя здесь жилища, естественно, старались и здесь не изменять своим привычкам. В более современной части Аммана картина несколько другая: здесь можно увидеть многоэтажные здания правительственных учреждений, банков, кинотеатров, торговых центров. Одним словом, развитый промышленный и культурный центр.

Но у нас в этот день была цель посмотреть именно на старый Амман и его археологические достопримечательности. Мы поднялись на Хашимитский холм, расположенный в центральной части города, нагулялись вдоволь, а заодно и посмотрели на постройки, относящиеся как к греко-римскому периоду, так и к раннему средневековью. Тут уж не буду углубляться в описания, лучше посмотреть фотографии. Впечатлили развалины храма Геркулеса, возведенного во II веке при императоре Марке Аврелии. Колонны его, надо полагать, олицетворяют «хозяина храма» - такие же мощные и необъятные.

Посетили мы и Иорданский археологический музей, в котором собраны экспонаты, отнесенные ко времени первых поселений на месте Аммана. Перед входом в музей нас предупредили, что громко разговаривать в нем не положено. Заходим, в полной тишине осматриваем достопримечательности, кто фотографирует, кто снимает на видео. Что здесь можно увидеть? Посуда, черепки, керамика, оружие, кольчуги, женские украшения, относящиеся к доантичному периоду. Стоящие саркофаги. Скульптуры периода греко-римского владычества и скульптуры совсем другого типа: странные «двухголовые монстры», как их здесь называют, но пока объяснить их происхождение не могут. Экспонаты постоянно пополняются, благодаря ведущимся среди древних руин раскопкам.

После обзорной экскурсии по Амману Мажд предложил заехать в кафе, расположенное в старом городе. В кафе этом, как объяснил он, можно выпить очень вкусные чай и кофе, а посещают его, в основном, мужчины пожилого возраста, сам брат короля Хусейна удостаивает это кафе своим визитом. Женщины же сюда не ходят. Зайдя в кафе, мы действительно не обнаружили там ни одной женщины, равно как и пожилых мужчин.

В основном за столиками сидели молодежные компании. И только спустя некоторое время в кафе зашел один пожилой дяденька, одетый по-европейски, но в арабском платке со шнуром, охватывающем голову наподобие обруча. Он заказал себе кофе, раскрыл принесенную с собой газету и погрузился в чтение. Что касается кофе и чая, мы не нашли ничего в них особенного. Зато поняли, зачем Мажд нас сюда привел: чтобы самому покурить кальян.

Ну а следующая по плану у нас – река Иордан. Пока ехали к месту крещения, кто-то из группы задал гиду один жизненно-важный вопрос. И получил ответ: «Да вы что, друзья! Какие туалеты на месте крещения? Если кому надо, сейчас заедем по пути в одно место. А там не вздумайте! Вы так всю мировую историю перечеркнете!»

По дороге к Иордану Мажд предложил желающим совершить омовение приобрести специальные рубашки. Поэтому и сделали остановку, где несколько наших женщин купили красивые белые полотняные сорочки с изображением Христа. Для мужчин никакой специальной одежды не предназначалось – как было обговорено за день до этого, достаточно взять запасные майки и штаны, чтобы было потом во что переодеться. Естественно, никаких плавок и купальников – предупредил наш гид. Я не стала покупать рубашку, потому что не собиралась окунаться, о чем впоследствии пожалела …

У нас была еще одна остановка – мы выходили из автобуса, чтобы посмотреть на нулевую отметку – небольшую стелу, установленную на уровне моря. Сам Амман расположен на высоте 1200 метров над уровнем моря, а, направляясь к Иордану, мы спускались все ниже и ниже, к самой низкой точке на земле. А если учесть, что побережье Мертвого моря, которое и является самым низким участком суши на Земле, находится на отметке минус 420 метров, то долина реки Иордан, впадающей в Мертвое море, расположена не намного метров выше.

Миновав пустынную равнину, мы выходим из автобуса и по узким дорожкам, окруженным густо растущими деревьями, направляемся к реке. Еще не дойдя до места крещения, уже чувствуешь какую-то необыкновенную атмосферу, сопричастность к тем событиям, которые некогда имели здесь место. (Ну не могу удержаться от банальных слов, уже не раз говоренных побывавшими здесь ранее туристами и паломниками, но все же их повторяю).

Почва здесь выжженная, местами потрескавшаяся, растущие деревья и кустарники перемешаны с высохшими, и в целом местность кажется здесь не слишком цветущей и зеленой, но это только на первый взгляд. На самом деле долина реки Иордан – одна из самых плодородных на Ближнем Востоке, просто пейзаж имеет свои особенности, соответствующие местному климату. Вдали виден золотой купол православного храма, сегодня нам еще предстоит в него войти.

И тишина …

Подходя к реке, наш гид обращает наше внимание на остатки строения, которое, по предположению ученых, считается первым христианским храмом. Рядом с ним лестница, ведущая к реке. То есть раньше вела, с тех пор река не раз меняла русло и изрядно обмелела, и вода сейчас находится несколько дальше. А неподалеку – мозаичное изображение, показывающее, как выглядел этот храм в те далекие времена. Другая мозаика чуть поодаль изображает саму сцену крещения Иисуса Христа.

Вот, наконец, и сама река Иордан, узенькая, обмелевшая, с зеленоватой водой и берегами, поросшими тростником и ивовым кустарником. На берегу, под навесом – купель в виде каменной чаши с освященной иорданской водой. Для желающих пройти обряд крещения или просто совершить омовение – выстроены деревянные мостки со ступеньками. А на противоположном берегу речушки – Израиль, даже не верится! Несколько человек из нашей группы переодеваются в кабинке, занавешенной циновками, и под щелканье фотокамер находящихся здесь же американских туристов, окунаются в реке.

Вот тут-то я и пожалела, что не купила рубашку, правда не столько из религиозных, сколько из практических соображений: солнце стало изрядно припекать, а здесь и без того жарковато – климат-то средиземноморский! Пришлось довольствоваться омовением лица, рук и ног. Те, кто омылся полностью, делятся впечатлениями – ощущение небывалое! Мне остается только завидовать. Кстати, хоть река и кажется на первый взгляд мутной, на самом деле это не так – вода чистейшая, так как рубашки, в которых было совершено омовение, как были белоснежными, так такими и остались, никаких следов грязи, песка, ила.

Затем мы последовали к православному храму во имя Св. Иоанна Крестителя, уже виденному нами издалека. Храм этот совсем новый, работы по его постройке окончательно были завершены в 2005 году, когда, благодаря содействию российского посольства, профинансировавшему это мероприятие, был водружен золотой купол. Мы походили по храму, посмотрели, пофотографировали (хотя такое занятие в православных, да и не только в православных храмах, не приветствуется).

А потом мы поехали к Горе Небо. Прошу не путать с русским словом «небо» - слово это арабское и означает «пророк». Гора Небо или Нево (в разных источниках написано по-разному, поэтому в ходу двоякое написание) находится на высоте 817 метров над уровнем моря и является самой высокой точкой района. Место это – одно из самых почитаемых и посещаемых паломниками и туристами и освящено главами многих религиозных конфессий. И неспроста, ведь сам пророк Моисей некогда стоял здесь, на вершине горы, и видел отсюда Землю Обетованную, хоть и не суждено ему было на нее ступить. Здесь Моисей умер, здесь, по преданию, и похоронен.

Поднимались мы на гору пешком, по аккуратным дорожкам, выложенным камнем, а, поднявшись, получили возможность, как и Моисей в свое время, обозреть сверху и долину реки Иордан, и Мертвое море, и Иудейские горы …

На вершине горы – храм, посвященный пророку, не слишком приметный внешне, но внутри него стены и пол выложены прекрасной мозаикой. Перед храмом воздвигнут так называемый Змеиный крест, выполненный из витых обрезков стали, символизирующий одновременно и посох Моисея, обвитый змеей, и крест, на котором был распят Иисус. Еще одна достопримечательность этого места – руины византийского монастыря, а под навесом можно увидеть остатки мозаичного панно с изображением людей и животных.

Пока мы стояли и озирали окрестности, Мажд заметил какую-то женщину из другой туристической группы, проходившую мимо, и воскликнул: «Ну, русского человека сразу видать, я поначалу даже решил, что вы из нашей группы!». Но дама возразила: «Я не русская». – А откуда вы? - поинтересовался наш гид. «Я с Украины» - последовал ответ. – Так и мы здесь все с Украины! – заверил Мажд. – А русских мы не любим! Как по-украински «пойдем»? – обратился он к нам. – «Пийдемо» - ответил кто-то из нашей группы. – Пийдемо! – скомандовал наш гид, и пошли мы, новоиспеченные украинцы, дальше, ведь впереди у нас было еще посещение Мадабы.

Мы еще не раз, с легкой руки Мажда, меняли свою национальность. Так, повстречав как-то туриста из Грузии, Мажд представил ему нас как «группу туристов из Армении и Азербайджана». Мы понимающе заулыбались: недавно имел место некий вооруженный конфликт, именуемый западной прессой как российско-грузинский, так зачем лишний раз вольно или невольно о нем напоминать?

Итак, Мадаба, город, знаменитый своими церквями и мозаиками.

Для справки. Находится примерно в километрах тридцати от Аммана, а от горы Небо в десяти минутах езды. Земля эта существует уже 3 500 лет, неоднократно упоминается в Библии в связи с исходом еврейского народа из Египта, смертью Моисея и другими событиями. Под властью моавитян (Мадаба в Ветхом завете называется «земли Моава») находилась до прихода римлян, а с 63 года до н. э. включена в провинцию Сирия. В византийский период, с четвертого по седьмой века город слыл настоящим духовным центром для многих христиан, а, благодаря этой эпохе, прославившей город, Мадаба имеет на сегодняшний день свои главные достопримеча-тельности.

Вначале мы посетили мозаичную фабрику, единственную на Ближнем Востоке школу мозаичного искусства, и там посмотрели, как вручную выкладываются из цветных кусочков стекла панно и расписываются вазы. Красота! Здесь же, в магазине, все это можно купить. Вообще, в этой лавке, от вида изделий ручной работы просто глаза разбегаются: здесь тебе и вазы, и прекрасные мозаичные картины, и плетеные коврики, и украшения, и много еще чего, всего не упомянуть; и такое все красивое, что в итоге я растратилась на шестьсот динаров, то есть на восемнадцать тысяч рублей, и это во второй день моего пребывания в Иордании! Однако впредь надо быть поэкономнее!

Надо сказать, продавцы в магазине, да и не только в этом магазине, вообще в любом месте Иордании, хорошие физиономисты (да и только ли продавцы?). Стоит только подойти к прилавку, не успев еще и слова сказать, продавец сразу спрашивает: «Руска?», мгновенно угадав мое «place of residence»[2]. Это какой-нибудь европейский турист может ошибиться, а иорданец, даже ребенок, мгновенно тебя распознает.

Забегая вперед, расскажу, что был у меня случай, когда, прогуливаясь по Петре, я услышала, как сзади меня окликают по-русски: «Девушка, девушка!». Обернувшись, увидела двоих молодых иорданцев. Ребята оказались приятелями и коллегами нашего Мажда, то есть тоже гиды. Оба получили образование в России, но, в отличие от «москвича» Мажда, учились в Санкт-Петербурге. Вот только как они определили мою национальность со спины, до сих пор для меня загадка.

А пока вернемся опять в Мадабу. В общем, пошла я прочь от прилавка, думая о том, что если бы мы задержались здесь еще немного, я бы точно растранжирила всю свою кредитку.

Потом мы направились в церковь Святого Георгия, куда шли быстро, почти бегом,

потому что время у нас уже поджимало (церковь вскоре должна была закрыться на ночь) вдоль по узкой улице, по узкому же тротуару, мимо многочисленных лавочек. Наверно, выглядели мы довольно необычно (представьте – бежит этакая длинная вереница лиц не местного производства, а во главе этой цепочки – гид из своих, иорданцев), потому что местные жители с любопытством на нас поглядывали, но не с чрезмерным – там и без нас туристов хватает. Так вот, в этой церкви находится самая древняя мозаичная карта Святой Земли, созданная еще во времена императора Юстиниана, то есть около полутора тысяч лет назад.

Карта эта является основной достопримечательностью города, первоначально имела размер 25 × 5 метров, то есть по всей площади церкви, состоит из почти двух с половиной миллионов кусочков цветного камня, а до нашего времени дошла не в полном объеме. Но и в нынешнем ее виде можно много чего увидеть на этой карте, служащей в свое время путеводителем по Святой Земле, а именно: территорию Иерусалима, но не современного, а его старой части, то есть в тех его границах, когда создавалась карта, а также окрестностей Иерусалима, других городов, деревень, словом, расположение земель вплоть до дельты Нила.

Отмечено на карте и место крещения на реке Иордан, и пещера Лота, а всего зафиксировано 157 объектов, и чего только среди них ни увидишь: и дома, и речные паромы, и деревья, и животных, и рыб! Даже крокодилы имеются! Здесь же, в церкви, находится расшитая золотом плащаница с изображением сюжета снятия со креста, возраст ее более 300 лет. Это дар России этой церкви.

Замечу, что православные церкви здесь, что церковь Св. Георгия, что храм на реке Иордан, по внешнему облику совсем не похожи на российские православные храмы с их росписью и украшениями. Здесь церкви имеют вид строгий, прямо-таки почти протестантский, никаких архитектурных излишеств, а по цвету сливаются с окружающим ландшафтом.

И уже более спокойным шагом пошли мы обратно к нашему автобусу. Больше в этот день у нас никаких посещений не значилось, и мы поехали к Мертвому морю.

Отель «Dead Sea Spa». Здесь предстояло разместиться мне и большей части нашей группы. Прибыли в гостиницу уже затемно. Устав за день от посещений многочисленных мест, я дотащилась до своего номера (а комната ничего, вход со стороны улицы, что мне особенно понравилось), попила в ресторане чаю, упала на кровать и мгновенно «отрубилась». А вот несколько человек из нашей группы прогулялись, на ночь глядя, по берегу Мертвого моря, которого в темноте я и не увидела, хотя, если идти в мой номер из ресторана, как раз мимо моря и проходишь.

«DEАD SEA SPA», 4*. Расположен в 70 км от аэропорта г. Амман, на берегу Мертвого моря. Построен трех-, двух- и одноэтажными корпусами в окружении кустарников и пальм. На территории отеля размещены бары, закусочные, 5 бассейнов (в том числе и с подогревом), детская площадка для детей, водные горки для детей и взрослых.

В отеле 100 номеров, спутниковое телевидение, мини-бар, кондиционер, ванна/душ, фен, терраса/балкон. Питание – шведский стол. Услуги – 2 ресторана, 3 бара, конференц-зал, библиотека, магазины, обмен валюты, сейф на Reception, салон красоты, прачечная, услуги доктора, собственный пляж. Работает SPA-центр: крытый бассейн с водой Мертвого моря, массаж, гидромассаж, лечение грязями. Тренажерный зал, теннисный корт, аэробика, прокат велосипедов.

«С утречка на свежую голову» и впечатления лучше. Позавтракав, я с несколькими нашими женщинами пошла на пляж. Подошли к тому месту, где выдаются пляжные полотенца, но, оказалось, что мы пришли слишком рано, в восемь утра, а полотенца выдаются с девяти. Ну и ладно, обойдемся. А место вокруг очень даже ничего, пусть у нас и не пятизвездочный отель. Вон аккуратная дорожка к морю ведет, вокруг террасы, бассейны голубые, рядом с бассейнами вряд стоят лежаки. И ни души! Это мы, еще не привыкшие к местному времени, рано вскочили, а остальные туристы еще спят. Подходя к пляжу, увидели опять-таки наших девушек (мы, оказывается на этом пляже не первые) – они уже успели наплаваться в море, а сейчас споласкивались под пляжным душем.

Осторожно захожу в воду. Вода густая, маслянистая, по физическим свойствам напоминает глицерин, и теплая – успела уже прогреться, несмотря на то, что солнце еще пока скрыто за тучами. Утонуть в ней невозможно – тебе сразу выбросит, как поплавок, на поверхность. Так что любителям поплавать на глубине здесь делать нечего, зато полежать, покачаться на волнах – просто кайф! Блаженство! Ну как еще назвать? А-БАЛ-ДЕТЬ!

Глаза, конечно, надо поберечь от брызг. Для этого лучше надеть очки для бассейна, а если таковых нет, то можно обойтись и солнцезащитными. Позже нам рассказали об одном случае, произошедшем здесь незадолго до нашего приезда. Один японец, видимо состоятельный, прилетал сюда на вертолете, и, похоже, не предупрежденный о свойствах здешней морской воды, с ходу нырнул, да видно не просто нырнул, а еще и глаза в воде открыл… Увезли незадачливого «экстремала» на скорой.

Для справки. Мертвое море, а точнее, соленое озеро между Иорданией и Израилем, о целебных свойствах которого известно на протяжении веков, является вторым по солености озером в мире после озера Ассале. Когда-то на этом месте находились несколько городов, в том числе, известные по Библии Содом и Гоморра, уничтоженные около 2000 года до н. э. серным дождем. Побережье водоема находится, как уже упоминалось выше, на отметке 420 метров ниже уровня моря. А называется море Мёртвым, потому что из-за высокого содержания соли ни рыба, ни другие организмы, в нем жить не могут. Кстати, наглядно это и подтвердилось: уже где-то ближе к полудню мы увидели выброшенную на берег рыбу – заплыла, похоже, случайно и погибла в этой воде.

На берегу стоят ведра с лечебной черной грязью, которой можно намазаться (причем в одном ведре грязь свежая, утренняя, а в другом – «вчерашняя», как нам объяснили). Не откладывая дело в долгий ящик, все сразу вымазались в «грязюке» и тут же приобрели негроидный вид.

На курорте Мертвого моря, кроме лечебных свойств воды и грязи – к нашим услугам и «особый спектр ультрафиолетовых лучей». То есть, проще говоря, здесь обгореть на солнце невозможно, можно лежать на пляже хоть целый день, разве что легким загаром покроешься. Ну конечно, не надо забывать и о лечебных свойствах ультрафиолета.

Накупавшись за день по очереди и в море, и в бассейне, прокатившись, вернее, медленно съехав по водной горке (которая меня не впечатлила – в аквапарках куда как круче), повалявшись на лежаке, вечером я еще раз пошла на пляж. На этот раз картина несколько другая. Много народу – одни иностранцы, русских не видать. Вечером, в отличие от утра, значительно жарче – солнышко из-за туч вышло. А вода уже не та. Нет, свойства ее остались прежние (куда им деваться?).

Но если утром вода была прозрачная, чистейшая, то сейчас приливом принесло ил, водоросли, и дна уже не видно. У берега, на мелководье, где воды по колено, плескалась пара, мужчина и женщина, судя по их репликам, немцы. На обоих почему-то были надувные круги. И на следующий день я видела их в кругах, похоже парочка так и не осмелилась испытать на себе свойства чудодейственной воды, позволяющей держаться на воде даже тем, кто не умеет плавать.

Несколько человек из нашей группы собрались на следующий день поехать на термальные источники в Маин. Я поначалу отказалась, думая, что уж я-то, житель Камчатки, знаю о них не понаслышке, да и сколько раз купалась в них, не перечесть! И решила, что уж чем-чем, а горячими ключами меня не удивишь. Но на другой день на море было попрохладнее – ночью, похоже шел дождь, за день солнце так и не вышло, да и днем временами накрапывал дождик, и вода не прогрелась. И я в последний момент, спонтанно приняв решение, прибежала на «reception», где был назначен сбор, спросила, есть ли свободное место. Место, слава Богу, нашлось.

И мы поехали. Сначала по прямому шоссе, вдоль берега моря, потом поднимались в гору по «серпантину», затем спускались осторожно и так медленно, что меня даже слегка замутило и уши заложило. В горах делали остановку, чтобы сверху посмотреть на открывающийся вид каньона и Мертвого моря вдали. Вид, конечно, завораживающий, что там говорить!

Приехали к горячим источникам.

Для справки. Вещества, содержащиеся в горячих источниках, являются составляющими всех минералов, питающих Мертвое море, отличаясь высокой концентрацией солей и гидрогенных сульфидов. Благодаря им, Мертвое море насыщено высоким содержанием солей и минералов и создает у человека, погружающегося в него ощущение невесомости. Польза горячих ключей была уже оценена в древности, еще сам царь Иудейский Ирод испытал на себе их благотворное действие.

Нет, вот где настоящий кайф! Представьте – рокочущий водопад, падающий с отвесных скал в ступенчатый бассейн, специально оборудованный лестницами и периллами. Уже от самого вида такой красоты захватило дух. Разумеется, ничего подобного на Камчатке я не видела. А уж когда залезла в бассейн, тут уж у меня просто слов нет…

Особенное удовольствие испытываешь, когда стоишь под струями падающей воды – это как горячий душ, только в сто раз лучше. Отличный массаж, кстати, получаешь при этом. Верные себе японцы, встав в шеренгу под горячими струями, зачем-то надев кепки, а на некоторых были и майки, чуть ли не по секундомеру засекали время пребывания под таким «массажером». Ну и ладно, каждый отрывается, как хочет. А после купания чувствуешь себя как заново родившимся. Нет, как хорошо, что я сюда поехала!

Накупавшись вдоволь и переодевшись, заметили, что уже начало темнеть. Пошли в магазин, находящийся здесь же, рядом, так как в стоимость билета входила и «закуска»: бутылка кока-колы и бутерброд, которые и можно было получить в этом магазинчике, предъявив свой билет на горячие источники. Подходя к магазину, вдруг услышали пение муэдзина, сзывающего на вечерний намаз. Сначала не поняли, откуда раздается звук, но, пройдя несколько шагов дальше, увидели высоко возвышающуюся из тумана мечеть. Зрелище сюрреалистическое.

Вместо кока-колы я попросила бутылку минералки (они стоили одинаково), а бутерброды с колбасой оказались такими «непрезентабельными» на вкус, что мы скормили их местным котам, бродившим рядом. Котов бродячих в Иордании полно, они гуляют стайками по садовым дорожкам в двориках гостиниц, вертятся под ногами в кафе и ресторанах – знают, у кого и где можно выпросить еду! Животное это здесь почитается, наверно, такой обычай позаимствован у соседей – древнего Египта с его культом кошачьих.

А вот собак я здесь встречала крайне редко: собака у мусульман считается животным нечистым. Бродячих собак здесь не увидишь, а если кто-либо, вопреки всем восточным традициям, держит собаку дома, то ему приходится проводить регулярный ритуал очищения. Так что человека с собакой на поводке, «даму с собачкой» я впервые увидела уже в Хайфе, в Израиле (и думаю, наверняка та девушка была бывшей россиянкой, ведь в Хайфе русских полно). А те немногочисленные четвероногие ушастые и хвостатые друзья человека, которых все же довелось увидеть в Иордании, пристроены к делу: несут службу на контрольно-пропускных пунктах.

Довольные выше крыши, возвратились в Dead Sea Spa, а на следующее утро нам предстоял переход границы: следующее по плану у нас – экскурсия к древним святыням Израиля.

[1] Tips (англ.) – чаевые.

[2] Place of residence (англ.) – место проживания.
Опубликовано: 17 Августа 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.