Будапешт и Вена, часть 2

Другие отзывы автора
  • Новогодний Банско, или Почему не стоит ехать в Болгарию и чем заняться, если вы там все-таки оказались
  • Зимний заезд: Зёлль, Зальцбург
  • Бодрум и окрестности
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·

5 день.

С утра зарядил холодный дождь. Большая часть группы в тот день ехала в Зальцбург, я решила его провести в Шенрунне – летней резиденции Габсбургов. Жалко было тратить время на дальний переезд до Зальцбурга – они уехали в 8 утра, вернулись в 9 вечера, и в самом Зальцбурге провели всего три часа. Были, правда, еще остановки в горных селениях. За время поездки посмотрели первую серию трилогии про Сисси («Молодые годы императрицы» с Роми Шнайдер).

Я приехала в Шенбрунн к открытию касс в 8-30 (меня наши подвезли на автобусе).

В Шенбрунн существует несколько типов билетов. Самый дешевый – Imperial tour – стоит 9.50 и включает в себя осмотр 22 залов во дворце (ок.35 минут). Grand tour – 40 залов за 12.90 евро (ок. 50 минут). Classic pass – стоит 17.90, помимо дворца можно посетить сад Рудольфа, террасу Глориетт, лабиринт и штрудель-шоу. Я купила Gold pass за 36 евро и обеспечила себе разнообразных развлечений на 6 часов. Помимо вышеперечисленного, он включает посещение зоопарка, павильонов пальм и пустынь и музей карет.

Сначала с аудиогидом прошла по залам дворца. Аудиогид подробный и интересный, рассказывает про каждый портрет в комнате, кто здесь жил, как сложилась его судьба, как проходили трапезы, приемы, балы и прочее. Очень познавательно с точки зрения уклада жизни и быта королевской семьи. Видно было, что Франц-Иосиф – большой трудяга и относился к ведению государственных дел аккуратно и ответственно. Запомнилась одна из комнат с белыми обоями, разрисованными синей тушью. Оказывается, это рисунки детей. Чудесные рисунки.

За дворцом начинался парк, менее эффектный, чем в Версале, но тоже поражающий своими просторами. Прямо от дворца уходит вдаль широкое открытое пространство, упирающееся в холм, вершину которого венчает изящный павильон с колоннами - Глориетт. По обеим сторонам от этой широкой аллеи – регулярный парк. В парке - многочисленные фонтаны, пруды с кувшинками, каналы, павильоны, фигурно выстриженные деревья, скульптуры. По дорожкам бегают черные белки, очень привязчивые. Так, одна белка скакала за мной очень долго (а у меня не было ничего съедобного), пока мы не пересекли очередную аллейку. Тут моя белка отстала, зато из кустов выскочила другая и так же ретиво побежала за мной. Видно, у местной живности все участки поделены.

В зоопарке мне больше всего понравился павильон джунглей. Он расположен на склоне холма, и внутри есть лифт с нижнего уровня на верхний. И можно просто прогуляться снизу вверх по тропинке среди скал, водопадов, буйной тропической растительности, под уханье и резкие крики обитателей джунглей. Есть даже кусочек ночных джунглей, там уже совсем другие звуки, более насыщенные и страстные.

И такое ощущение, что прямо перед лицом проносятся то ли летучие мыши, то ли большие ночные бабочки. Также хорош павильон подводного мира, где за стеклянными стенами среди кораллов и водорослей проплывают рыбки самых разных расцветок. Но там такая запутанная система ходов, как в лабиринте, я уж не чаяла оттуда выбраться. Когда наконец нашла выход, на радостях зашла в кафе и выпила чудного кофе с десертом.

Покинув зоопарк, почти сразу же наткнулась на длинный стеклянный павильон в темно-зеленой металлической окантовке – пальмовую оранжерею. Внутри павильона проложены дорожки, поставлены белые лавочки. Помимо пальм, там встречаются и карликовые сосны, и цветы, и фруктовые деревья, типа мандаринов и лимонов. В соседнем павильоне воссоздан ландшафт пустынь, там всевозможные кактусы среди песка и скал.

На аллеях время от времени встречаются указатели, так что всегда можно сориентироваться и направиться к интересующему объекту. Так дошла я до лабиринтов. С одной стороны там детская площадка с кривыми зеркалами и что-то типа полосы препятствий с навязанными канатами, качающимися досками и т. п. А с другой начинаются лабиринты, сформированные из подстриженных кустов выше человеческого роста. Цель – выйти к смотровой площадке в центре лабиринта, куда можно подняться и посмотреть с высоты, где же ты там плутал.

Когда я поднялась на смотровую площадку, по лабиринтам бегала компания японцев. Хотелось им подсказать, но я не знала, как. Кстати, если в других местах билет сканируют только при входе, то здесь и при выходе надо его опять просканировать. Отслеживают, чтобы количество вошедших в лабиринты равнялась количеству вышедших.

При выходе из парка, в большом просторном помещении устроен музей карет. Каких карет там только нет, от малюсеньких детских кареток до огромных императорских. А в другом крыле дворца, через дворцовую площадь, устраивают штрудель-шоу. Длится штрудель-шоу 15-20 минут, я как раз попадала на сеанс в 14-00. На входе дают образец продукции – кусок яблочного штруделя.

Кульминацией самого шоу был момент, когда девушка, раскатав на вращающейся доске тесто, перекинула его на руку и, вращая локтем и запястьем, подбрасывая и перехватывая, стала растягивать тесто. Оно становилось все тоньше и тоньше. Признаком того, что тесто растянуто до нужной толщины, является то, что через него можно читать мелкий шрифт. Девушка нам продемонстрировала, что газетный текст вполне просматривается через тесто. Объясняла и рассказывала она сначала по-немецки, потом по-английски, народ вокруг смеялся.

И напоследок я еще зашла в сады Рудольфа, представляющий собой вытянутый цветник, по периметру окруженный увитой плющем галереей. Галерея прерывается небольшой смотровой площадкой, с которой можно посмотреть как на цветник, так и на большой комплекс оранжерей, в которых выращивается посадочный материал для парка.

Да, забыла сказать, туалетные кабинки во дворце оформлены в виде подстриженных кустов (типа фотообоев, с четко прорисованным каждым листочком). Полная иллюзия, что присел в кустиках, а над тобой - голубое небо.

На метро я доехала до центра и зашла в собор святого Стефана. Сначала он мне показался мрачноватым и слишком серым, но по мере того, как я с путеводителем переходила от одной интересности к другой и находила их, мне он нравился все больше и больше. Вот восхитительная резная кафедра, из-под которой озорно выглядывает облик мастера, соорудившую ее. Создатель храма тоже не преминул себя запечатлеть и остался на века выглядывающим из-под опоры органа. Неожиданно возле алтаря выстроилась группа людей и запела. Все присутствующие затихли, присели на лавочки и послушали импровизированный концерт.

Катакомбы были закрыты. С левой стороны собора можно было на лифте подняться на колокольню, я же, помнится, читала, что правая башня выше и отправилась туда пешком по крутой лестнице. Вид сверху не впечатлил. К тому же смотровая площадка была застеклена, там было четыре окна, через которые все по очереди разглядывали Вену с высоты.

После собора решила перекусить. Гид нам рекомендовала в числе прочих сеть рыбных ресторанов Nordsee. На Кольмаркте я увидела такой ресторанчик и зашла. Выбрала салат из морепродуктов, там стояла цена 4-50., Видимо, за сто грамм, потому что за тарелку салата и пиво с меня взяли 20 евро. Самое печальное, что салат был безнадежно испорчен уксусом, и все эти мидии и креветки не имели иного вкуса, кроме вкуса уксуса. Пожалела, что не пошла в испытанные «Зибен штерн».

Некоторое время погуляла вокруг Хофбурга, через Швейцарские ворота, мимо Испанской школы верховой езды, зашла в монастырь августинцев. Поднялась к музею Альбертина, с верхней площадки которой хорошо смотрелась Венская опера. Почему-то я думала, что музей работает по четвергам до 21-00. Оказалось, что по пятницам. Обогнула Пальмовый павильон, прошлась по саду Бурггартен. По-прежнему моросил дождик.

Наконец я снова оказалась в Музейной квартале и пошла в Леопольд-музеум, созданный в 2001 году на основании коллекции, собранной гинекологом Рудольфом Леопольдом. Свою коллекцию современного искусства он начал собирать в послевоенное время, некоторые произведения достались ему практически за бесценок. Сейчас коллекция оценивается в полмиллиарда евро и включает в себя творения всех основных представителей австрийского и немецкого экспрессионизма – движения, имеющего в культурной жизни Вены такое же значение, как для парижан – импрессионизм. Возникшее тридцатью годами позже импрессионизма, оно получило название «сецессион».

Во главе движения стоял художник Густав Климт. Подобно тому, как французские импрессионисты организовали свой «Салон отверженных», австрийские художники выстроили свой собственный выставочный зал Сецессион (белое здание с золотым шаром на крыше на площади Карлплац). Вообще имя Густава Климта встречается в Вене почти с такой же частотой, как имя императрицы Сисси.

Репродукции его картин продаются возле дома Хунтервассера, большая часть его работ размещена в Бельведере, его росписями украшен Венский университет, Бургтеатр, Сецессион (знаменитый «Бетховенский фриз»), Художественно-исторический музей. Есть его зал и в музее Леопольда. Сначала мне его картины показались слишком декоративными и плоскими, но через какое-то время я была ими заворожена, а пейзажи были безоговорочно восхитительны.

В Леопольд-музеум открытием для меня был стал скульптор Эрнст Барлах. Какие выразительные лица, позы! Я не удержалась и тишком сфотографировала его Иисуса с Фомой. Фома, удостоверившись в подлинности Христа, приник к Учителю, и в его согбенной фигуре, в его лице, тянущемся к Иисусу, такое раскаяние за собственное неверие, такая боль и преклонение перед муками Христа! А тот, полуобняв своего недоверчивого ученика и безусловно его прощая, стоит, погруженный во что-то далекое. Часть его скульптур - на русскую тему («Русские любовники», «Русская нищая), некоторое время он жил в Россию.

Потом я перешла в зал немецкой художницы Кете Колвиц. Самая пронзительная ее работа – скульптура «Пиета». Во время первой мировой войны она потеряла своего сына, и тема матери, потерявшей ребенка, проступает во многих ее работах. Все мы знаем микеланджелову Пиету, где скорбь молодой матери благородно-возвышена, красива и утонченна. От этой же Пиеты у меня сразу потекли слезы. Грузная женщина в платке склонилась над лежащим между ее ног сыном, и в этой обмякшей позе (словно срубили под корень) – запредельное горе, там нет ни изящества линий, ни благородной посадки, а один сплошной животный крик отчаяния.

После посещения этого музея я поняла, как мало я знаю об искусстве прошлого века, для меня оно ограничивалось в основном русскими художниками: Шагалом, Кандинским, Кончаловским, представителями «Бубного валета», т. е. тем, что я могла видеть в Третьяковке на Крымском валу, а в зарубежном искусстве после импрессионистов зиял глубокий провал. И, наверно, никакой другой город не дал мне это так прочувствовать, как Вена.

6 день.

Утром мы покинули дождливую Австрию, и стоило нам пересечь границу, как тут же засияло солнце. В Будапешт въезжали уже, как в родной и знакомый город. Заселившись в гостиницу, пошли обедать, и во время обеда перерешили все свои планы на этот день. До этого мы собирались сходить в художественный музей и на выставку Альфонса Мухи, потом в купальни и в ресторан «Паприка». А тут вдруг надумали съездить на остров Маргит и потом прогуляться по Буде.

Разложили карту города, чтобы определиться, как нам лучше туда добраться. Поскольку Будапешт перестраивался по образу Вены, там тоже есть внутреннее кольцо типа Ринга, и есть внешнее полукольцо, как в Москве Бульварное и Садовое. Внутреннее кольцо проходит через южную оконечность острова Маргит по мосту Маргит, а внешнее – через северную по мосту Арпад. Наша гостиница как раз находилась рядом с внешним кольцом (Hungraia korut), так что мы сели на трамвай № 1 и доехали до берега. На самом мосту трамвай не останавливается, через остров ходит только 26 автобус, на который нам порекомендовали пересесть. Мы же перешли мост пешком и спустились на остров.

Узкий и длинный остров представляет собой единую парковую зону, вдоль острова проходит одна автомобильная дорога, по которой ездит автобус № 26, а также велосипедисты и лошадиные упряжки. Сначала среди деревьев мы наткнулись на беседку на высоком постаменте, которая оказалась не беседкой, а неработающим музыкальным колодцем. Потом очутились в некоем подобии японского садика, с водопадом, струящимся по замшелой скале, с озерцом в окружении густой зелени, а рядом, через аллею – прямоугольный водоем с кувшинками.

Потом слева показалась высокая водонапорная башня, внутри нее была выставка фотографий. Участки леса чередовались с широкими лужайками, на которых народ занимался спортом: футболом, волейболом, теннисом. На дорожках и тропинках – бегуны и велосипедисты. Потом справа показался большой бассейн – купальни «Палатин», практически безлюдный. Даже было жалко, что все эти многочисленные струи извергаются понапрасну. И всего 2100 форинтов за двухчасовой сеанс (7.5 евро). Мы заколебались было, не искупаться ли, но потом все же решили идти дальше.

За купальнями – навороченные водные горки, бездействующие. Чуть дальше, слева - развалины старинной францисканской церкви из грубого камня. Следом еще два небольших бассейна, в которых проводились соревнования. На самом выходе из парка скопился народ, к чему-то готовились, устанавливались камеры, тянулись шнуры. В фонтане, по колено в воде стояли молодые люди с бутылками пепси. Оказалось, снимали рекламу пепси.

Мы поднялись на мост Маргит, довольно оживленный в этот час пик. Машин было много, тем не менее все ехали. Парламент с моста смотрелся великолепно (как и отовсюду, впрочем).

Мы перешли на сторону Буды и от моста свернули направо, так как хотели найти улицу Гюль-Бабы. Высокие здания, машины, городская суета. И вот трехэтажный светло-коричневый дом с выступающей, как у замка, башней и табличкой «Gul Baba utca». Мы свернули за угол и ахнули. Два шага – и шумный город остался позади, мы вдруг очутились в другом времени, в другой стране, на крутой и узкой, мощеной булыжником улочке, зажатой между низкими домиками с глухими заборами. Вокруг - ни души. Сначала я прикинула крутизну улочки – ну, градусов 45, не меньше. Потом вспомнила, что крутизна эскалаторов в метро – 28, пришлось скорректировать.

Так мы поднимались шаг за шагом по извилистой улочке, пока не оказались высоко над городом, возле темного памятника на белом постаменте: мусульманин одну руку прижал к сердцу, в другой держит свиток. А рядом – белый восьмиугольный мавзолей с полумесяцем - место захоронения святого Гюль Бабы. Это – самая северная мусульманская святыня. Когда турки заняли город, с ними пришел и святой дервиш.

Когда он умер, сам султан нес его гроб. В честь Гюль Бабы – «отца роз» и холм стал называться холмом Роз. Розы высажены вокруг мавзолея. За мавзолеем – смотровая плошадка, еще одни чудесный вид на город. И опять – вознесенные над черепичными крышами белые шпили Парламента. А заодно можно посмотреть, что же там таится за глухими заборами жителей этой удивительной улочки. А там – утопающие в плюще дворики, крытые веранды, все уютно и умиротворяющее, и это в центре города.

С холма Роз мы решили перейти на Будайский холм, и опять мы спускались по узким, крутым улицам, мимо дивных домиков с вкраплениями садов и цветников на маленьких террасах, пока не оказались на оживленной площади Москвы (Moskva ter).

По Будайской крепости гуляли немногочисленные туристы. Мы прошлись вдоль крепостных стен, вышли к Рыбацкому бастиону, посидели в уличном кафе. К сожалению, немного опоздали в подземные лабиринты (вход в лабиринты под крепостью – улица Ури, 9, с 9-30 до 19-30, 1200 м подземных ходов). Почти до темноты бродили по старому городу, обошли Королевский дворец. В некоторых отзывах я читала, что кому-то Будапешт напоминал Прагу, и в первые дни удивлялась, как можно их сравнивать, ничего общего. А в этот вечер я ощутила, что колдовская, мистическая сущность, наполняющая Прагу, разлита и в этих старинных улочках, и именно эта атмосфера зыбкого, таинственного существования их и роднит. Еще в тот вечер я почувствовала, что полюбила город.

7 день.

В этот день мы ездили в Эгер, и, признаться, впоследствии я пожалела, что не провела его в Будапеште. Много времени ушло на дорогу, лучше бы я сходила в лабиринты, на гору Гелерт, в купальни или художественный музей.

Сначала мы приехали в город Геделле (в 30 км от Будапешта), образовавшийся вокруг дворца графа Гришшалковича. Начав строительство роскошного дворца (в 1730-хх годах), граф захотел вокруг него создать образцовый католический город и заселить приглашенными католиками, так что одновременно с возведением дворца строились дома для будущих переселенцев. Вокруг дворца был разбит большой парк. На новое местожительство были выписаны католики, в основном, из Германии.

Внук Грашшалковича не имел детей, и в 1867 году дворец перешел во владение императорской четы Габсбургов: Франца-Иосифа и Елизабет. В этот год Австрия признала право Венгрии на самоопределение, была образована «дуалистическая империя», предполагавшая союз двух равноправных стран, Австрии и Венгрии, австрийский император короновался еще и как король Венгрии, и в качестве подарка от Венгрии получил дворец в Геделле.

Дворец Грашшалковича стал именоваться Королевским дворцом и долгое время, наряду с Шенбрунном, служил летней резиденции Габсбургов, причем императрица Сисси отдавала явное предпочтение венгерскому дворцу, так как здесь она спасалась от присутствия своей ненавистной свекрови.

В прошлом веке дворец находился в запустении, использовался как дом престарелых и склады (обычное применение храмов и дворцов при социализме), дома колонистов были разрушены, и только в середине 90-хх годов началась реставрация. Сейчас восстановлены фасад и задняя часть дворца, обращенная в парк. Обходя же дворец по кругу, можно легко представить, в каком состоянии он находился еще совсем недавно.

Дворец невысокий, в два этажа, бело-розового цвета, выстроен в стиле барокко. Внутри восстановлены интерьеры королевских покоев. Лепнина парадной лестницы окрашена в нежно-розовый цвет. Комнаты просторные и уютные. На столике в комнате Сисси лежит книжка стихов Шандора Петефи. Императрица с большой симпатией относилась к венгерскому народу, его культуре и даже выучила венгерский язык под руководством своего близкого друга Дьюлы Андраши, известного как «повешенный граф».

После венгерского восстания 1848 года австрийцы его приговорили к повешению, но, так как сам приговоренный успел эмигрировать, повесили куклу. Впоследствии он был прощен и даже стал премьер-министром венгерского правительства, пользовался большим доверием Франца-Иосифа и сопровождал его в зарубежных поездках. Его именем назван проспект в Будапеште.

Шандор Петефи был одним из любимых поэтов императрицы. Тем горше, что свою жизнь он окончил, борясь против австрийцев за свободу родины. Когда в 1848 году в Венгрии вспыхнуло восстание, Николай I прислал на помощь австрийцам казаков, и эта помощь явилась решающей для подавления венгров. Долгое время считалось, что великий венгерский поэт погиб во время сражения с русскими казаками, пока в прошлом веке не была обнаружена предположительно его могила в селе Баргузин на берегу Байкала (на нее наткнулся венгерский военнопленный). Так что есть версия, что еще 7 лет Петефи провел в плену в Сибири.

Пока мы гуляли по дворцу, на заднем дворе устанавливали сцену, расставляли стулья, и вскоре там начался концерт. В раскрытые окна доносились звуки народной музыки.

Вскоре мы покинули дворец и отправились на северо-восток. Холмы, поля, виноградники сопровождали нас до самого Эгера.

Эгер – небольшой, тихий и уютный городок, очень зеленый, как и все венгерские города, где мы до этого были. Над городом довлеет древняя крепость с могучими стенами. Перед входом в крепость – небольшая площадь с памятником местному менестрелю с цитрой. Сувенирные лавки, где продается много бижутерии по смешным ценам.

Город начинался с поселения на холме, которое с течением времени было обнесено крепостью. Во время нашествия турок защитники крепости смогли выстоять под натиском турок, при том, что турок было 80 тысяч, а защитников крепости – всего 2 тысячи. Только спустя 44 года туркам все же удалось овладеть городом.

В крепости находится архиепископский дворец с желто-розовой галереей. Стены крепости толстенные, с переходами, лесенками, башнями, какими-то полуразрушенными сооружениями. Кое-где вдоль стен стоят старинные пушки. Еще выше - круглый бастион с венгерским стягом. На самой вершине холма – три креста.

Со стен крепости весь городок виден, как на ладони. Пространство черепичных крыш, разделенное прущей отовсюду зеленью, узкий и высокий минорет, устремленный вверх, как стрела. (На него можно подняться, наверху есть смотровая площадка. Раньше рядом с минаретом стояла мечеть, потом ее разрушили.) Вот прямоугольник центральной площади с памятником посередине и красивой розовой, двухбашенной церковью сбоку. Левее – две желтые башенки синагоги. А вдалеке выпирает основательная, массивная базилика – второй по величине венгерский собор после Эстергома.

Спустившись, мы прошли по центральной площади с памятником героям-защитникам крепости. Памятник очень импульсивный – кто швыряет в турков камни, кто разит мечом, и в центре, в шлеме и латах – предводитель Иштван Добо. Зашли в нарядную и светлую церковь миноритов (или Антония Падуанского). Много там розового мрамора очень красивого оттенка. Им облицованы и основания колонн, и овальные обрамления фресок.

Пройдя по закругленной улице, мы вышли к Лицею – примечательному зданию с куполом обсерватории над центральной башней. От Лицея начинается вытянутая площадь, обсаженная по краям высокими елями, в конце которой возвышается базилика. Когда идешь к храму, он словно надвигается на тебя, величественный и несокрушимый. Внутри пестро и нарядно, много ярких витражей.

Вот, собственно, и все, что мы посмотрели в Эгере. Честно говоря, у меня было чувство, что маловато.

Потом был обед в ресторане. Ресторан очень симпатично оформлен, с чучелами всякой живности: павлинов, распушивших хвост, оленей и косуль, соколов, медведей, с забавными фигурками: рыбаков, замков, петушков, с рогами на стенах. Ну, и венгерская кухня, конечно, выше всяких похвал.

Затем была дегустация вин на краю Эгера в так называемой «долине красавиц». Я считала, что «долина» предполагает по краям наличие гор или холмов, но там все было ровно, а вдоль одной из улиц располагалась нескончаемая череда винных погребков. Эгер славится своими красными винами, в том числе «Бычьей кровью». Но мне больше всего понравился местный мускат, который я и купила (5 евро за два литра, и фляга в придачу). Наш гид и водитель накупили «Бычьей крови». Эрика сказала, что, когда едешь в Эгер, все знакомые в Будапеште заказывают купить местное вино.

Под Эгером, в лесной долине, находится соляной холм, с которого стекает горячая вода. Это термальный источник Эгерсалок. Рядом с соляным склоном построен СПА-комплект с гостиницей и многочисленными бассейнами. Мы заехали туда на два часа и с удовольствием покупались. Этот источник считается жутко полезным, лечит множество заболеваний. Там и арома-бассейны, и контрастные (18 и 45 градусов) и специальные дорожки с галькой с водой разной температуры, и различные бурлящие струи.

На бассейнах указано время – максимум, сколько вы там можете находиться без ущерба для здоровья, так как вода по воздействию очень сильная. Но Сечени мне, честно говоря, больше понравились. Здесь такой пустынный пейзаж, вокруг лесистые склоны, и огромная, стеклянная гостиница выглядит как-то не к месту. На мой взгляд, плохо вписана в пейзаж. Называется Salt Hill.

К вечеру приехали в Будапешт. В этот день в городе проводилась акция выноса из дома всякой рухляди. Оказывается, освободиться от ненужной мебели или холодильника житель Будапешта не может в одночасье, надо ждать специально отведенного времени, когда он может сволочь на улицу ненужный хлам, а с улицы его уже заберут. Судя по древности предметов, разложенных в этот вечер на улицах города, проводится такая акция нечасто.

Напоследок мы решили-таки найти хваленый ресторан Паприка и отведать «хит» венгерской кухни – гусиную печень. Нашли мы его быстро, он находится через улицу от парка Варошлигет, но в этот субботний вечер мест не оказалось. Мы проявили упорство и остались ждать. Сначала освободился столик на веранде, мы сели и сделали заказ. Меню было на русском, персонал тоже разговаривал по-русски. Становилось свежо, и девушка нам вынесла пледы. Вскоре освободился столик внутри, и мы переместились туда.

Через полчаса нам принесли вожделенную печень, и, попробовав, все признали, что ожидания не были обмануты. Нежнейшие сочные кусочки просто таяли во рту. Также отменны были тушеная картошка с венгерским лечо. До этого нас предупреждали, что блюдо надо брать одно на двоих. Но мы не вняли совету, и, когда еду принесли, показалось, что все это нам по силу, за вечер съедим. Но, съев буквально по два-три куска деликатеса, мы поняли, что погорячились. Один из нас еще заказал на десерт «творожные колобки», ему принесли два таких изрядных колобка, сдобренных взбитыми сливками. Несмотря на неимоверную вкусноту десерта, ему пришлось сильно напрячься, чтобы убрать в себя всю эту сказку.

Вместе с чаевыми у нас получилось по 4500 форинтов на брата. «Круто», - подумала я, в Будапеште мы всегда укладывались в пределах 2000. Потом я пересчитала форинты на рубли – 650 рублей. Ха! И где вы в Москве поедите на такую сумму деликатесов!

Определенно, в следующий приезд надо будет селиться поближе к городскому парку, чтобы и Сечени были под боком, и Паприка, и музеи, и проспект Андраши.

А наутро мы улетали.

Эта поездка замышлялась, главным образом, как знакомство с Веной, а Будапешт уж так, заодно. В результате, сравнивая эти две столицы, я все же отдала бы предпочтение Будапешту. Главным образом, из-за выигрышного месторасположения, когда через центр города протекает широкий Дуная, разделяя две такие разные части города и соединяя их цепочками мостов: низкий Пешт и холмистую Буду, обрывающуюся скалистыми берегами к Дунаю. Гористый пейзаж всегда добавляет городам живописности.

Да, он не такой ухоженный и лощеный, там закопченные дома и асфальт в заплатках, но в улочках его разлито очарование, и взгляд все время цепляется за что-то удивительное и непривычное. Вена показалась очень ровной и выдержанной в едином стиле (хотя это, конечно, не так). В Будапеште, на мой взгляд, больше разнообразия и смешения стилей. А еще – великолепная кухня и дивные вина. И, конечно, – источники. Огромное счастье – иметь в центре столицы такие купальни.

Обе столицы устроены для жизни спокойной, несуетной, в обеих просторно и зелено. И много всего интересного. И я сильно надеюсь на более тщательное и подробное знакомство с ними обеими в дальнейшем.

Фотоотчет можно посмотреть на
Опубликовано: 12 Августа 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.