Девушки с веслом, или Первый в жизни турпоход

Другие отзывы автора
  • Мальтийский синдром
  • Тверская земля под снегом
  • Лыжи в чулане стоят… Домбай летом
Все отзывыНедавно меня угораздило выиграть трехместную палатку, и, хотя я как-то не собиралась использовать ее по назначению, все-таки это событие заставило задуматься. Сама судьба намекала, что пора решаться на турпоход. Тем более, я уже который год всем рассказывала, как мне нравится махать веслом, и облизывалась на сплав по какой-нибудь простенькой карельской речке. И вот, наконец, свершилось…

Когда ищешь компанию в экскурсионный тур и долго всех уговариваешь, кончается это чаще всего ничем. А вот в поход сразу захотела идти моя коллега Машка, хотя я не то что не уговаривала ее, а наоборот, уверяла, что поход – это, наверное, очень страшно, холодно и грязно, и нам, разумеется, не понравится. Особенно если дождь пойдет. Машка соглашалась, но все-таки не теряла решимости попробовать поспать в палатке. Так мы и не дали друг другу шанса вовремя передумать.

Остальные коллеги наблюдали за нашими приготовлениями к трехдневному сплаву с ехидством. Светка, все детство таскавшаяся с предками и байдарками по разным водным широтам, хмыкнула, что ей теперь этого счастья даром не надо, но потом прислушивалась к нашим дилетантским рассуждениям («А как ты думаешь, Маша, может там быть в лесу биотуалет?» – «Не знаю, но хорошо бы…») и хихикала: «Ну вы, девочки, совсем… Это у вас поход или что?!».

Ненаглядный начальник, недавно возвратившийся из Америки, задал только два вопроса: «А спать вы где будете – прямо в лесу?!» и «Это, значит, вы за свои деньги...?!». Не понять им, живущим в квартирах… В общем, нас проводили пожеланием не свернуть шею на порогах, и мы отбыли. Поезд Москва – Мурманск уходил в девять вечера.День первый. Пьяное плаванье.Для меня экстрим начинался уже в поезде – до этого я никогда не ездила в плацкарте, только в купе. И плацкартный вагон представлялся мне клоакой из анекдотов: «У вас есть билет на крайнюю боковую полку около туалета? А вот передо мной цыгане билеты брали – можно с ними в один вагон? Ах, там еще и дембеля едут? Отлично!! Дорогая, я купил твоей маме билет домой – не поверишь, последний взял!!!». Однако ни цыган, ни дембелей не было, и даже пьющих мужчин в грязных носках и визжащих детей в нашем вагоне не попалось – чудеса.

Соседи вообще меня умилили тем, что предложили, если мы заскучаем, поразгадывать их кроссворды. Единственным развлечением вечера, не считая распития с Машкой пива, была борьба с окном, не желавшим закрываться. Когда мы с соседями поняли, что сифонит не на шутку, мы испробовали все способы поднятия стекла, но тщетно – казалось, скорее окно удастся выбить, чем закрыть. Мы плюнули на него, опустили шторку, попытались заткнуть щель теплыми одеялами и переложили подушки к проходу – и вот тут вагон резко качнулся, и окно закрылось само. Правда, после каждого нового подскока вагона я подозревала, что окно снова самовольно откроется, поэтому спала очень чутко, вслушиваясь в разнообразный храп с соседних полок.

Утро началось с попыток купить на станции Свирь пирожков с ягодами. Не повезло – впаривали только пиво и соленые орешки, видно, пирожки еще не испеклись. Но особо тосковать было некогда – уже приближался вокзал Петрозаводска, и с ним – все обещанные нам приключения. Группа уже сидела в автобусе – мы с нашего последнего вагона прибрели в него тоже последними. Вид у людей был какой-то уж слишком серьезный – рюкзачины цвета хаки, коврики, спальники… Углядев на одном сиденье девушку с несерьезной спортивной сумочкой, я перестала комплексовать из-за своего рюкзачка – не мы одни такие. «Ну все, вас сейчас на турбазу и на речку!» - бодро сказала менеджер турфирмы и помахала нам вслед.

Автобус покатился по разбитым местным дорогам на турбазу «Алёкко», где его утяжелили походным снаряжением и двумя инструкторами – Колей и Машей (чтобы отличать ее от Машки, буду звать ее покороче). Далее по маршруту был магазинчик, который нам представили, как «последний шанс купить еды» – маркетинговый ход Коли подействовал на группу потрясающе, и в магазинчик рванули практически все. Видимо, у всех в воображении нарисовались картины голодной жизни в диком лесу.

И вот, наконец, речка Шуя. Неподалеку от деревни Хаутоваара выгружаемся, пытаемся запомнить собратьев по несчастью по именам, надуть рафты и пообедать макаронами с тушенкой ("Ань, это что - макароны прямо в речной воде варят?!" - "Да, Маш, и чай тоже из нее..."). Группа подобралась забавная – лично мне это сочетание напомнило что-то из советских фильмов 60-х годов: программисты, ученые-физики, журналисты, стюардесса…

Пока что всем было слегка не по себе, но все пытались сохранять бодрый вид. Кроме одного товарища, который уже в автобусе перебрал пива, а потом добавил чего-то из фляги и теперь испытывал острое отвращение к макаронам с тушенкой. Сперва он тихо бухтел, потом ушел гулять по кустам и в результате сверзился в рафт и как-то даже успел отвязаться. Инструктора все-таки догнали его и поймали, но все сразу оживились.

- Машка, нам главное – не попасть в один рафт с этим дядей! – прошипела я. Но, поскольку остальные поставили перед собой ту же цель, на нашу долю как раз Александр с женой и достался. Еще достались мальчик Рома с немецкой подружкой Сусанной, только начавшей постигать азы русского языка, и инструктор Коля. С этой убойной командой мы и отчалили.

Нам предстояло жалкие 12 километров пути и два порога второй категории сложности. Все начиналось очень мило – светило приятное солнце, из-за чего народ разделся чуть ли не до купальников. Правда, наш загребающий Александр был твердо убежден, что все, кроме него, не умеют грести, поэтому, если он гребанет, мы сразу повернем куда не надо. Так что веслом он работал очень редко, и не по команде Коли, а по своему желанию, а в оставшееся время объяснял остальным, какие они (то есть мы) хлипкие туристы. Дядиной жене при этом можно было ставить памятник – он терпеливо пыталась угомонить его и поддержать с нами светскую беседу на любую тему, лишь бы отвлечь нас от мужниных выкрутасов.

Тут как раз начал моросить дождичек сквозь солнце. Мы наивно умилились: тепло и дождик! Грибной, наверное… Ага, грибной. Небо мгновенно заволокло тучами, и дождь ливанул так, что вымокли все без всяких порогов. Плащи-то у нас были в рюкзаках, а рюкзаки завязаны в герметичные мешки и спрятаны под брезент... Александр сориентировался, выволок из-под брезента бутылку настойки на клюкве и начал греться, пытаясь при этом согреть и остальных (отметим щедрость среди его положительных качеств!). Особенно смешно выглядело его общение с Сусанной.

Он: Ну, пей, давай!!! Заболеешь, б…

Она (дабы не раздражать страшных русских аборигенов, ненатурально притворяется, что пьет с закрытым ртом): Спасибо, вкусно!

Поскольку пили мы мало, дядя допил всю бутылку сам и стал совсем страшен. Его инструктаж все чаще сводился к угрозе вмазать веслом по спине тому, кто плохо гребет, при этом сам он греблю давно уже забросил… Мы затосковали – в голове крутилась мысль, что вот так теперь будет три дня: дождь, холод, пьяные вопли соседа по рафту… Но дальше – хуже. Дождь через часик с чем-то закончился, однако мы этого даже не заметили, пытаясь угомонить нашего Александра.

Рома попросил тормознуть у берега и свалил в кусты, и тут дяде тоже чего-то приспичило. Куда он хотел, мы так и не поняли, но он выбрался из рафта и стал карабкаться по скользкому берегу, периодически сваливаясь и совершая такие немыслимые кульбиты, какие в трезвом виде не повторил бы и нарочно. Коля сорвал голос, умоляя товарища надеть жилет и вернуться в лодку. Тут из леса появился радостный Рома – он нарвал в лесу сыроежек и подобно любому горожанину очень гордился своей добычей.

- Рома, - закричал Коля отчаянно. – Помоги ему, что ли, на берег вылезти!!!

Через минуту сыроежки валялись на земле и были в прах растоптаны грузным Александром, которого хлипкий Рома пытался выволочь на бережок. Наконец Александр попал на твердую почву – но долго не мог решить, в каком направлении теперь двигаться, и в итоге подошел к склону и опять с него чебурахнулся. Коля просто завыл. Из леса снова появился Рома, нарвавший еще сыроежек (он не терял надежду на грибной супчик).

- Рома, да брось ты сыроежки!!! – завопил Коля. – Мы вообще их за грибы не считаем, их никто в суп даже не кладет!!! Помоги Александра в лодку загнать!!!

Кое-как дядю водворили на место, и мы поплыли дальше. Машка, пытаясь намекнуть инструктору, что одного туриста неплохо бы списать на берег, начала задавать коварные вопросы:

- А что будет, если с человеком в походе случится приступ панкреатита?

- А что это? – спросил Коля.

- Это такая болезнь поджелудочной железы… Вот если человек много выпьет, у него вдруг резко может начаться панкреатит…

- А как это определить?

- Ну, начинается все с бреда…

Продолжить увлекательную беседу не удалось, потому что Александр вывалился из лодки. Его долго вытягивали – сперва за спасжилет, а когда он вывернулся из спасжилета, за разные части тела. Вытянули – он немного покатался по лодке, потоптав наши кепочки и рюкзаки, после чего радостно выпал с другой стороны. Тут мы впервые услышали, как Коля матерится.

Под эти веселые приключения мы незаметно догребли до Сизовского порога, за которым был другой – с умилительным названием Собачий. К счастью, Александр утомился буянить и уже не падал с лодки и только изредка пытался погрести, поэтому по порогам мы прошли без эксцессов. Разве что под конец он так разогнался, что продолжал грести, даже когда рафт пристал к берегу – и лишь Колин крик на все озеро «Александр, положите, пожалуйста, весло!!!» на него подействовал.

На стоянке новички робко вглядывались друг другу в глаза, пытаясь определить: все очень плохо или еще терпимо? Мы с Машкой совершили тактический просчет, проболтавшись Коле, что у нас с собой есть фляжки с ромом и коньяком. Фляжки были дамские, маленькие, но в Колином воображении они трансформировались в большие походные фляги и наполнились почему-то водкой. С этой минуты он очень нас полюбил и стал лично учить ставить палатку (свою, правда), приговаривая, какие же мы молодцы, что начали именно с Шуи, и теперь нам непременно надо на Охту. В тот момент я еще не была уверена, что махну еще хоть раз на какую-нибудь реку, но Колю разочаровывать не стала…

Нашу палатку, которую нам предстояло делить с девушкой Диной, мы поставили на самом берегу, с видом на порог. В палатке неожиданно нашлись забытые кем-то карты, и мы гордо продемонстрировали их остальным под ворчание инструкторши-Маши: «Коля, блин… «Я все палатки проверил, я все палатки проверил…». Эти карты сплотили коллектив (за исключением крепко спящего Александра), потому что их нужно было просушить на костре, а мы долго не могли придумать, как это сделать поудобнее и поскорее.

Осенило вдруг Алексея – он взял маленькие грабли и разложил карты на них как на гриле. Удобный способ сушки все оценили – после карт на граблях побывали носки и кроссовки тех бедолаг, которые не додумались грести в шлепанцах. Вообще жизнь постепенно налаживалась: мы согрелись у костра, нарезали салата и сварили под Машиным руководством рассольник, запили все это какао со сгущенкой и до темноты резались в «дурака» с Диной, инструкторами, а также Сашей (не путать с Александром!) и Андреем, которые из Дзержинска.

Оставалось решить еще один загадочный вопрос: как спать в спальных мешках? Мы с девочками путем эксперимента все-таки с этим разобрались. Мальчикам оно далось труднее: Саша утром жаловался, что не догадавшись о наличии сбоку молнии, залезал прямо в застегнутый мешок. И только когда с трудом залез, вредный Андрей, наблюдавший за этим процессом, спросил, чего было бы молнию не расстегнуть… Да, оторвались мы от природы…День второй. Убойный порог и картошка в жестянкеОказалось, в палатке тоже можно жить. И даже спать. Порог всю ночь убаюкивающее шумел, но из-за его шума нам периодически сквозь сон казалось, что начался дождь. Однако утро было вдохновляюще-ясным. Я окончательно проснулась от громыхания кастрюли и поварешки где-то около палатки, вообразила, что таким способом Маша и Коля будят туристов, и выползла из своего логова.

Оказалось, они никого не пытались пока разбудить, а просто ковырялись с завтраком и вяло переругивались – почти по-семейному. Мне мигом нашли занятие – резать сыр и колбасу. На звон посуды постепенно подтянулись и остальные, даже похмельный Александр – он с утра вел себя прилично, однако по старой памяти все от него шарахались.

Завтрак умилил разнообразием напитков – от чая до какао со сгущенкой. Напоследок инструктора нагрузили нас запасом шоколадок, которые мы распихали по карманам спасжилетов. И, свернув лагерь, двинулись навстречу новым приключениям.

Солнце сияло, периодически народ прямо с рафтов плюхался купаться, жизнь начинала казаться вполне сносной. Только порогов все не было и не было на горизонте. Несколько часов с коротким перекусом на бережке – и мы добрались до ГЭС, где предполагался обнос. Вернее, сперва нам повстречался раздолбанный мост, на стропилах которого виднелась корявая рекламная табличка, обещающая продукты всего в 200 метрах от плотины. Когда мы причалили, Коля напрасно уговаривал нас сперва перетащить вещи – магазин победил, и все недружной вереницей потянулись в указанную на рекламной табличке сторону.

Магазином продуктов именовался небольшой гараж с очаровательной деревянной скульптурой медведя перед входом. В этой «автолавке» предприимчивый дядя торговал предметами первой необходимости для зажравшихся городских туристов – пивом, чипсами, орешками, шоколадками и минералкой – и, судя по всему, не бедствовал. Саша, Андрей и Дина попрепирались из-за запланированного на вечер алкоголя, так и не пришли к согласию и остановились на пиве. Потом в палатку ворвался Александр, пообещавший жене «Если я уж начал пить, я же не остановлюсь!», и все мы быстро удрали, дабы не путаться у него под ногами.

После шопинга нас ждал обнос и неприятный сюрприз – оказалось, что уровень воды после плотины очень низкий, такого на Шуе отродясь не было, и тащить рафты нам придется гораздо дальше, чем планировалось. А на реке уже маячили другие рафты и байдарки – если они нас обгонят, объяснил Коля, они займут все лучшие стоянки, так что надо поспешить.

Долгое перетаскивание шмоток и лодок – и наконец-то снова все тронулись. Пока мы радовались, инструктора совещались – впереди был порог Кенякоски III степени сложности. Ранее предполагалось, что мы его проходить не будем, а снова перетащим рафт по суше, но из-за порядочно удлинившегося первого обноса все выдохлись. К тому же второй раз тащить рюкзаки и рафты предстояло по узкой тропинке через заросли крапивы и кусты – по сравнению с этим геморроем порог казался пустяком.

Однако при подходе к страшному Кенякоски мы все-таки тормознули, и Коля с Машей и ребятами отправились смотреть на препятствие, скрывающееся за поворотом. Мы остались любоваться окрестностями. Причалили мы аккурат под милой табличкой, информирующей, что в 1989 году на Кенякоски погиб студент МАИ, а вообще успели сломать шеи 24 человека. «Подумай, - гласила финальная строка, - все ли ты сделал, чтобы не увеличить этот страшный счет?».

Мы стали думать – и обнаружили, что у нас нет такой уверенности. К тому же на другом берегу маячила чья-то надгробная плита. В общем, хорошее было место. Правда, нигде не было написано, как несчастный студент сплавлялся через порог – может, вообще вплавь? С другой стороны, кто их знает, возможно, табличку с 89 года еще не успели обновить и сведения на ней неполные.

Чтобы подбодрить нас, Александр предположил, что большинство жертв Кенякоски напились и спьяну утонули. В принципе, для подобных рассуждений у него имелись некоторые основания – хотя бы личный опыт. Однако все равно возникло смутное желание позвонить родителям и порадовать их: «Мама, привет! У меня все хорошо! Нет, ноги не промочила… Тут порог, на нем уже 24 человека разбились… Ну все, уже наша очередь, пока!». Хорошо, в лесу не было связи!

Вернулись Коля и мальчишки. Порог решено было проходить по-очереди, а нашу лодку усилили Андреем и Сашей, чтобы придать ей мощности.

- Как порог? – спросила я Андрея.

- Ох и страшный!!! – радостно сообщил он. – Жуть! Вам повезло, что вы его заранее не видели!!!

Вообще самым страшным на Кенякоски был Коля. Не то он очень боялся, что мы сверзимся в воду и пополним страшный список, не то у него вообще была особая методика работы с туристами, но едва течение усилилось, он начал командовать таким жутким голосом, что даже оптимисты засомневались, увидят ли они когда-нибудь еще родных и близких. Лично я готова была грести руками и не разгибаясь, лишь бы не слышать Колиного истошного «Правый борт – та-ба-а-ань!!!! Левый борт – сильнее-е-ей!!!».

Но самым сильным инструментом его вербального арсенала был жуткий и отчаянный вопль «Гребем сильнее – на камень идее-ё-ё-ём!!!!!». После этой реплики казалось очевидным, что камень размажет наш рафт в лепешку. В результате всех криков мы очень удачно сели на камень перед самым порогом. До этого я на мель не садилась и теперь, по Колиному скорбному лицу, предположила, что с камня нас снимут только спасатели.

Остальные тоже приуныли, начали спорить, под кем камень – и выходило, что он повсюду. Вокруг громыхала вода, было жутковато, а наши спутники, наблюдавшие за сплавом с берега, еще и фотографировали, негодяи этакие. Нашли тоже шоу. Оказалось – если попрыгать немного в рафте, с камня можно и сползли, правда, в порог из-за этого мы вошли боком, и нас прилично промочило.

Наконец Колины акустические эффекты кончились, и выяснилось, что порог мы прошли. Хмурая Маша, с берега сигналившая о коварных камнях, заявила, что сама это дурное место проходить не будет, и на втором рафте снова пошел Коля. А мы остались кайфовать, наблюдая веселое зрелище. Оказалось, это очень приятно – сидеть на берегу и наблюдать, как из-за поворота реки выползает рафт с твоими друзьями, чтобы скользнуть с порога и застрять на камне прямо на спуске. Пока ребята прыгали, вдохновляемые страшными Колиными воплями, пришла наша очередь их фотографировать.

После такого экстрима оставшиеся три порога оказались просто пустяками, не стоящими внимания, хотя на последнем мы снова застряли и довольно долго слезали. На стоянку выбрались, покачиваясь от обилия впечатлений. Пока Маша варила кашу с тушенкой, а остальные всей толпой кромсали салат, Коля побродил вокруг нас и снова завел шарманку на тему, что хорошо бы отметить последний совместный вечер и опустошить фляжки.

Мы намекнули, что фляжек очень мало и на всех не хватит – Коля приуныл ни на шутку. И, хотя мы честно притащили к костру фляжки и предложили народу продегустировать ром и коньяк (по паре глоткой на брата), наш инструктор был так печален, что на подачки не купился, отказался играть в карты и убрел спать в свою палатку, пригрозив напоследок разбудить всех в 7 утра.

Самых стойких из группы это не напугало. Сперва мы сидели у костра, распивая пиво и микроскопические дозы крепкого алкоголя и поминутно жалея, что не разжились хоть самым поганым вином и специями для глинтвейна. Потом стемнело, и выпивка кончилась, так что для поддержания беседы пришлось кипятить чай и заваривать какао. Поскольку искать какао и сахар приходилось уже в темноте, нам было даровано несколько веселых минут, когда Алексей щедро сыпанул в свою чашку вместо сахара соли.

Ближе к полуночи зрелая часть группы уползла спать, предварительно оставив на столе под тентом свою вымытую посуду. А мы еще долго развлекались, вспоминая жуткие истории и иногда отправляясь с самым хилым фонариком в темный лес, чтобы поиграть в «Ведьму из Блэр». Постепенно потребовались новые развлечения, и мы вспомнили о картошке. Еще в лодке Коля рассказывал, что можно выкопать яму, положить туда картофель, замазать сверху глиной и развести костер – так картошка печется быстрее и лучше, чем в углях. И он даже пообещал, что на стоянке мы так и сделаем, но на стоянке, осознав, как его надули с водкой, он уже не помнил своих обещаний.

Зато у нас была бурная фантазия – опытным путем мы додумались запихнуть картофелины в прокалившиеся в костре консервные банки из-под паштета и засунуть в костер. Результат потряс – картофель запекался в банках быстрее и лучше, чем в золе. Мы страшно гордились собой – еще бы, изобрести новый способ запекания картошки! Заодно Маша возжелала пожарить помидоры-гриль и мы с ней поволоклись к темной реке мыть помидорины.

Потом мы долго их пекли на прутиках, роняли на землю и резали в чьих-то вымытых тарелках… Если раскиданную повсюду картофельную кожуру можно было как-то с утра списать на здешних огромных муравьев, то тарелки с остатками помидоров на них никак свалить не удалось бы – пришлось еще и мыть посуду во мраке. Наконец Андрея сморил сон, и он убрел, забыв у костра свои сушащиеся кроссовки.

- Смотрите-ка, - флегматично заметил через какое-то время Саша, помешивая угли, - Андреевы кроссовки почти в самом костре валяются… Ну я их вынимать, пожалуй, не буду. Положусь на судьбу…

Вспомнив сюжеты еще пары ужастиков, перемыв кости собратьям по походу и напрочь перемазавшись золой, отправились спать и мы.День третий. Не утешайте меня, мне слова не нужны…Ночью действительно прошел дождь – утро было сырым и неуютным, а народ – хмурым. Особенно Рома, который вчера запасся бутылкой алкоголя (в отличие от нас, лопухов) и тихо распивал ее в палатке с Сусанной. Индивидуалист. Видимо, немецкая барышня пила мало, и большая часть досталась именно ему – утром он вылез из палатки похмельный и злой. Делиться надо...

Дина поведала нам, что наши ночные разговоры у костра было очень хорошо слышно, и всякий раз, когда мы принимались поминать Александра с его пьяными эскападами, из его палатки доносилось тихое, но знакомое покашливание. Понадеялись, что это был всего лишь храп…

Саша у костра ругался на Андрея:

- Ты вчера мне шишек в спальный мешок положил! Я три штуки нащупал…

- Расслабься, Саша – хихикал Андрей. – Открою тебе тайну: тебя вообще не было в палатке. Ты прямо в лесу спал!

И вот мы вновь в рафтах. Открытие дня номер один: руки почему-то стали очень плохо сгибаться. Открытие номер два – надувные борта рафта вовсе не такие мягкие, как казалось пару дней назад, и сидеть на них – совсем уже не в кайф. Открытие номер три: несмотря на плохую погоду и прочие мелкие неприятности нам почему-то совсем не хочется возвращаться к цивилизации…

Погода, впрочем, менялась непредсказуемо: снова пролился дождь, потом снова жарило солнце. Прошли последний на этом сплаве порог – Кумио. Не так страшно, как вчера, но Машин рафт застрял на камне, на котором всегда застревали Машины рафты. Маша ругалась на свой нелюбимый камень, мы ждали товарищей… А потом остался только долгий плёс, на котором мы развлекали себя байками, анекдотами и сбереженными шоколадками.

Берег – вытаскивание вещей, быстрое купание на скользких камнях, очередной перекус – и мы сдули рафты. Увы. Вот оно все и закончилось! Напоследок пришлось поискать Рому и Сусанну, которые умотали в кусты, побросав вещи, и больше признаков жизни не подавали. Хваленая немецкая пунктуальность оказалась побеждена русским разгильдяйством. Коля все-таки углядел парочку где-то в чаще и проорал, что автобус за нами уже подъезжает.

- И что Ромка свою немку к костру не приводит… - удивлялся Андрей. – Ей же надо русский учить? Вот мы бы и научили…

- Он сам научит! – фыркнули мы. – А то найдутся тут всякие непрошеные учителя, выучат, чему не надо…

Снова знакомый магазинчик, где мы разжились коньяком, тряска по пути на турбазу, прощание с инструкторами, фото на память и совместное отмечание завершения путешествия по пути в Петрозаводск. Пока мы пили коньяк без закуски (наша редакционная закалка до глубины души потрясла предпочитающих пиво мальчиков из Дзержинска), за окнами начался жуткий ливень, и очень приятно было думать, как плохо сейчас в лесу.

Однако эта мысль не помешала нам обменяться контактами и храбро запланировать на следующий год аж недельный сплав по Охте все в том же составе. Причем у вокзала народ клялся в вечной дружбе и определялся со сроками нового отпуска. Боюсь предположить, многие ли из нас останутся верны данному слову и доберутся через год до Беломорска, откуда должен стартовать тур. Но хочется верить, что хоть кто-то соберется!

Лично мне назад в палатки захотелось уже в понедельник вечером, когда я в час пик толкалась в московском метро. Берега Шуи оттуда, из душного вагона, казались землей обетованной, шум порогов – сладкой музыкой на фоне рева поездов, рюкзак – лучшей альтернативой дамской сумке, а любимое весло – куда более приятной ношей, чем портфель с бумагами. В общем, я, кажется, втянулась в это дело…

P.S. Наверняка любой опытный турист будет смеяться над нашими хилыми приключениями, зато те, кто никогда в жизни в походе не был, может, поверят, что активный отдых – это совсем не страшно
Опубликовано: 6 Августа 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.