За три моря

Другие отзывы автора
  • Сухум - Адлер. Записки оптимистки.
  • Турция, конец сезона
  • Хороша страна Италия
Все отзывы«А там на четверть бывший наш народ» (Владимир Высоцкий)

Безопасность - дело серьезное, особенно на израильских рейсах. В Домодедове нет привычного «хвоста» к стойкам регистрации, пассажиров пропускают по одному (или семью) в огороженную зону. При этом нам задают несколько «каверзных» вопросов - как добирались из Нижнего Новгорода, где провели ночь, кто паковал вещи, не брали ли от кого-нибудь подарки-сувениры для передачи знакомым и пр.

Честно глядя в глаза, мы ответили, что цель поездки - искупаться в Мертвом море, и что всю ночь сидели перед отделением милиции аэропорта, не сводя глаз с чемодана. А также - что не имеем родственников в Израиле, не состоим в еврейских религиозных организациях. Поэтому на билеты (особого образца!) получили желтые наклейки, указывающие на безопасность в нашем лице для страны в целом и для самолета в частности.

Те, кто вызвал подозрение, получили красные наклейки, и вынуждены были распаковывать чемоданы, раскрывая каждый маленький пакетик под бдительным оком таможни. Более того, невзирая на то, что все были просвечены в непривычном положении (ноги в стороны, руки вверх), перед посадкой потенциальных террористов снова осматривали с ног до головы и специальной трубкой проверяли обувь и все покупки, сделанные в свободной зоне. Обычно на посадке предъявляют только посадочные талоны, здесь же красавец Костя смотрел и паспорта, дублируя уже пройденный фейс-контроль.

В самолете, несмотря на то, что лететь всего 4 часа - подушки (этого мы не видели ни разу) и пледы. Завтрак не похож на стандартное самолетное питание - баночка очень вкусного творога, сырный крем-соус, малюсенькие крендельки. Несколько раз разносили горячие питы в корзинках - без ограничения.ЭйлатНа границе с ЕгиптомМы приземлились на военный аэропорт Увда (60 км от Эйлата), из пассажирских он принимает только чартерные рейсы. Дорога в город - вдоль границы с Египтом, время от времени на вышках видны египетские пограничники. Горы - желтые, серые, красные, пески, колючая проволока - глазу зацепиться не за что, зелень лишь в районе аэропорта, да на выезде - плоские картонные верблюды. И за эту землю ведутся многовековые войны?

Израильский КПП - бойница, обложенная мешками с песком, каски и 3 девушки в полном боевом снаряжении. Одна из них, с видом бывалого солдата, заходит в наш автобус и бегло осматривает вновь прибывших на предмет лиц арабской национальности - к счастью, у нас все выглядели абсолютно надежно.

Володя отметил тяжелый мужской шаг юной леди, но удивляться нечему - в жару на ней тяжелые ботинки, а автомат из-за невысокого роста болтается почти на уровне коленей. Но служба в армии здесь - дело чести, более того, молодежь рвется в самые опасные места. Правда, девушек, как будущих матерей, берегут и в «горячие точки» не посылают. Сейчас на юге спокойно, любой желающий может съездить в Египет на 24 часа без визы - посетить казино, поэтому и пост здесь - женский.

Со времен Высоцкого «нашего народа» в Израиле значительно прибавилось, поэтому мы ехали в полнейшей уверенности, что никаких трудностей в общении испытывать не будем. Однако в Эйлате русскоговорящие если и есть, то удачно растворились, и говорят в отелях, магазинах и пр. в основном по-английски или на иврите. Поэтому мы обходились универсальным «Шолом», которое дословно переводится как «Мир вам», но вполне заменяет и «Здравствуйте», и «До свиданья», еще выучили «Тода раба» - большое спасибо, и этого вполне хватило.

Номер в отеле ждали больше 3 часов. Администратор сказала - не готово, будет через 3 чего-то, думали - минуты, оказалось - часа. Точно так же ждали и все вновь прибывшие. Такое с нами впервые. (Но зато унитаз был «продезинфицирован специально для нас» - так было написано на бумажной ленте, которой была заклеена крышка, а за неудобство нам подарили конфетки «Рафаэлло»). Так же впервые на постелях - пододеяльники, обычно 2 простыни. Воду здесь экономят, на многих унитазах 2 клавиши - большая и малая. Но зато нет пробок в раковинах, как в прочих жарких странах.

В ожидании номера бросили вещи в служебной комнате и отправились к морю. Городской пляж - узкая полоса гальки, около отелей - пошире. Кабинок для переодевания на израильских пляжах не видели ни разу - как, впрочем, и в других странах. Похоже, это чисто российское изобретение. Народу довольно много, но купаются единицы. Хотя температура и воды, и воздуха около 22 градусов (днем), но сильный ветер, поэтому кажется, что значительно холоднее.

Под пальмами на лежаке явный бомж - у него ватный матрас, много разного тряпья, да и сам одет соответственно, и, как все бездомные, не по сезону тепло. Вечером он спокойно лег спать, никто его не тревожил. Правда, ранним утром его обычно не было, появлялся он позже, значит, все-таки, какое-то пристанище имеется.

По набережной бродит Дед Мороз - какая-то рекламная акция, со всеми желающими бесплатно фотографируется.

На набережной под пальмами продают зимние сапоги, более того, некоторые девушки в них обуты, хотя сейчас, в самое холодное время, в босоножках я ничуть не мерзла. Вечерами, правда, довольно прохладно - из-за ветра.

1 доллар =3,7 шекеля, т. е. шекель - примерно 7 руб. Бензин 31 декабря стоил 6,25 шекелей.

Вода 1,5 л - 4 шекеля. Без воды в Израиле буквально - ни туды, ни сюды. Гиды обязательно предупреждают, чтобы не забыли воду - сильный сухой ветер нейтрализует жару, и, говорят, можно не почувствовать обезвоживания. Поэтому все и везде ходят с бутылками воды.

Очень много точек, где за 12-15 шекелей отжимают сок из любых фруктов - апельсины, яблоки, киви, клубника - чего только нет. Могут сделать и коктейль. Большой стакан (грамм 350) закрывают выпуклой крышкой, с ним удобно бродить и потягивать через соломинку.

А больше из еды мы ничего не покупали, кошерное питание нас вполне устраивало. Одно из правил кашрута - не употреблять одновременно мясные и молочные продукты. Те, кто особо ревностно соблюдает кошерность, даже в холодильнике имеют 2 герметичные камеры - для мясного и молочного, то же самое в духовках, а уж 2 разных ножа - для масла и колбасы - это само собой. Остальные правила - не есть определенные виды животных или рыб - тоже нас не напрягали.

На завтрак выкладывали по 4 сорта творога - кроме привычного, еще подсоленный, зернистый, с чесноком и зеленью. Несколько сортов сыра, салаты, омлет, яичница, яйца вкрутую, соленая рыба, различные йогурты, блинчики и пр. - все, кроме мясного. На ужин - наоборот, без молочного, но зато мяса всякого полно, а также рыба, овощи-фрукты, и гарниры любые. Прелесть еврейского шведского стола - то, что никаких объявлений с запретом выноса продуктов нет, и народ этим беззастенчиво пользуется. Коробочки с йогуртами, булочки и пр. перекочевывают в сумки и пакеты, а после ужина все уходят с большими яблоками или апельсинами в руках совершенно открыто. Поэтому с обедом проблем не было.

Мы приехали в пятницу - с вечера начинают праздновать шабат, т. к. новый день начинается не утром, а после заката. Многие магазины закрываются часов с 16 пятницы до обеда субботы, движение на улицах не такое оживленное, и даже кинотеатр открывается только на вечерний сеанс в субботу. Кинотеатр построен в виде пирамиды, он трехмерный, но на русском ничего не было, да и дороговато, билет стоит около 500 руб, поэтому туда мы не зашли.

В центре города - аэропорт, местные линии. Жители недовольны шумом, особенно когда выпускают шасси. Мы видели с пирса, как самолет заходит на посадку на фоне города (домов на горах) - такое впечатление, что врезается в высотный отель. Но в шабат рейсов нет, все спят спокойно.

Многие в пятницу вечером выезжают на берег с палатками, семьями. Располагается этот «табор» там, где заканчивается линия шикарных отелей, и кажется, что до Иордании рукой подать. Время от времени подъезжает полиция и проверяет документы, но, судя по тому, что народ остается на своих местах - все в порядке.

Рыбаки со спиннингами ловят какую-то мелочь и рано утром, и поздно вечером, в темноте. Вот здесь - исключительно русская речь! Мужики откуда-то с Днепра, услышав, что мы из Нижнего Новгорода, закричали: «А, Борис Немцов!», поэтому сразу стало понятно, с какого года они в Израиле. За процессом ловли рыбы наблюдают множество кошек. В основном они поджарые, откормленных нет, но что попало не едят, а только свежевыловленную рыбу.

Вечером видели, как ловят кальмаров на спиннинг с фонариками. Наживка - креветки или мелкая рыба. Вытащенный кальмар пищит и посвистывает довольно громко, звук ни на что не похожий.

На набережной - аттракцион «Камикадзе». На высоченных столбах на тросах закреплена круглая кабинка на 2 человек. Она резко взлетает метров на 30 и опускается, причем в полете переворачивается. А внизу на потеху толпе установлены 4 экрана, на которых крупным планом показывают лица этих камикадзе. Причем на аттракцион - очередь…

На следующий день была очень короткая обзорная экскурсия по Эйлату, входящая в стоимость путевки.

Когда-то Бен Гурион предлагал компенсацию за переезд в Эйлат, чтобы отстраивать город, но желающих было мало. Сейчас с этим все нормально.

Население Эйлата около 50 тыс, но это примерно, потому что в Эйлате много мигрантов из северных районов. Здесь, как в любом курортном городе, всегда есть работа - строительство (сейчас строятся более 80 отелей), обслуживание. Кроме того, здесь пока мир, что тоже немаловажно. Последнее время сюда переезжают многие французы, строят виллы. По словам нашего гида Оксаны, в Эйлате, по сравнению с европейскими ценами, для них дешево, 1 кв. м. - от 1 до 6 тыс долларов.

Немногие страны могут похвастать, что из одной точки видно 4 государства. Эйлат - именно такое место. Если стоять лицом к морю, то слева - горы Иордании, впереди справа - Египет, а прямо по курсу - Саудовская Аравия.

Дождей здесь практически нет, поэтому море очень прозрачное. Залив честно делят с Иорданией. По побережью Эйлатского залива 18 км - Израиль, 32 км - Иордания.

На побережье - отели, жилые кварталы выше. По дороге заезжаем к дому Оксаны. Причина уважительная - она сделала себе бутерброд, но забыла захватить, поэтому мы делаем небольшой крюк, и муж сбрасывает ей сверток с балкона. А вообще в жилые кварталы, которые находятся на горах, мы так и не попали. Проезжая из аэропорта, видели во дворе площадку - как детскую, но с вполне взрослыми тренажерами, ярко раскрашенными - велотренажеры, беговая дорожка и пр. На них занимались дамы, т. е. у дома - бесплатный тренажерный зал на свежем воздухе.

Цветов везде много, а т. к. почвы нормальной практически нет, то их сажают в самых неожиданных местах. К стволам пальм привязаны проволочные корзинки (как в наших магазинах самообслуживания), там земля, и растут цветы. Кое-где в качестве цветочных вазонов используют старые ванны. Мне понравились клумбы, устроенные в старых поваленных стволах - еврейская икебана. А еще в Израиле работает завод по производству земли. Песок и глину обогащают кислородом, добавляют компост и пр. Землю берегут, в юбилейные годы дают отдохнуть «под паром».

Сразу за городом - порт. Напротив порта большая стоянка автомобилей - Япония, Корея, их переправляют через Израиль. И гиды, и таксисты в этом месте обязательно называют их точное количество («этим пароходом привезли еще 5 тысяч») и подчеркивают, что автомобили новые. Правда, они такими не выглядят под толстым слоем израильской пыли…

Море - слева, вдоль берега длинный пляж с коралловыми рифами, а справа, очень близко к дороге - горы. Горы светло-коричневые, и никакой растительности на них нет. Но, тем не менее, видели в нескольких местах палатки - воду, конечно, приносят с собой, купаются в море, а питаются или всухомятку, или в кафе.

В горах здесь добывают эйлатский камень, в состав которого входит малахит, бирюза и лазурит. Он сине-зеленый, но добыча его не очень рентабельна, потому что пока камень не разрезали, непонятно, что из него выйдет. Бывает, что из большого камня взять можно совсем чуть-чуть. Поэтому это производство продали Мексике.

Посещение ювелирной фабрики - обязательно для всех приезжих. Сначала нам показывают фильм о том, какой был молодец царь Соломон. О его мудрости, в частности, говорит то, что он любил бриллианты, и дарил их каждой жене. А грустная история Ромео и Джульетты могла бы закончиться по-другому, если бы Ромео догадался подарить возлюбленной бриллианты - тогда клан Капулетти наверняка проявил бы к нему благосклонность. В конце фильма несколько раз вкрадчивым гипнотизирующим голосом повторяют - перед отъездом в Россию не забудьте купить бриллианты. Но на нас агитация не подействовала, и сразу по окончании экскурсии мы сбежали на пляж, тем более, что ласты-маску предусмотрительно захватили с собой.

Пляж очень длинный, тянется вдоль коралловых рифов. Праздно лежащих и загорающих очень мало, в основном народ активно отдыхает. Над морем скользят «парашютисты» - поймав ветер, они подлетают на досках на приличную высоту, много любителей виндсерфинга. Но больше всего аквалангистов, потому что главное зрелище - под водой. На берегу несколько точек, где все снаряжение можно взять напрокат, поэтому в море все время входят-выходят фигуры в черных гидрокостюмах. Иногда заходят группы с инструктором, тогда это выглядит как «все равны как на подбор, с ними дядька Черномор». Но можно и поплавать без акваланга - в гидрашке, говорят, теплее. Правда, мы не попробовали из-за соображений гигиены.

Лежак - 15 шекелей (часов до 18). Может, летом купаются и позднее, но зимними вечерами пляжи пустеют рано.

Через дорогу ковбойский городок - декорации, построенные якобы для съемок фильма «Золото Маккены». Якобы - потому что мы смотрели его 30 лет назад, новых фильмов тогда СССР не закупал, значит, с момента съемок прошло еще больше времени, и все бы, конечно, давно разрушилось. Тем не менее, очень похоже. Внутрь сейчас не пускают, но в щель забора видна улица - в точности как в фильмах про ковбоев. А снаружи, над воротами - сторожевая башня.

Самая высокая гора Израиля - 2300 м, там лыжный курорт. А в окрестностях Эйлата горы - мягкий светлый камень.

Здесь недалеко есть верблюжья ферма, все желающие могут прокатиться. Но мы с проторенной дороги свернули и побродили по «диким» местам. Хоть и невысоко, но с верхней точки вид очень красивый, тем более, что дело было перед закатом. Море сверкает, горы без края… Полюбоваться пару часов, и встать под душ, вдохнуть прохлады в номере с кондиционером. Но воевать в этих горах, где негде укрыться от палящего солнца, нечем дышать от пыли, где нет ни еды, ни воды - ни травинки… Война ужасна везде, но все-таки участь тех же абхазских джигитов, для которых в родных горах - и стол, и дом, несравнима с долей израильских солдат. А бои здесь велись нешуточные, мы видели окопанные точки, где явно залегали стрелки.

Внизу, у подножия гор, кострище и несколько ватных матрасов - то ли остатки базы, то ли хозяйство бедуинов. Но и те, и другие за своим добром вроде бы следят, поэтому чей это ночлег - не поняли.

А немного поодаль - одинокий дом, там явно живет скульптор (возможно, любитель). Перед домом и по обе стороны дорожки, ведущей к входу, длинная череда работ, в том числе и неоконченных.В жарких странах жарко не всегдаВ Израиле все есть, и верблюды тоже30 декабря выдалось не самым теплым. Утром, выйдя прогуляться до завтрака, заметили в море три брошенных поплавка, зацепившихся крючком за подводные камни. Какой рыбак упустит случай рассмотреть чужое снаряжение? Народу не было, и Володя сплавал за ними в неглиже, но полотенца у нас не было, поэтому он дрожал всю дорогу до отеля.

После завтрака отправились в подводную обсерваторию - на такси минут 30. Володя, уверенный, что все расположено в помещении, поехал налегке - в шортах и летней рубашке. При входе охранник сказал - на Вас холодно смотреть, это же дословно повторила русская продавщица в магазине сувениров, правда, по-английски. Действительно, день был ветреный, да и градусов меньше обычного, поэтому с экипировкой муж явно промахнулся.

Обсерватория - большие круглые залы со стеклянными стенами на глубине около 6 метров. Построена среди коралловых рифов, поэтому снаружи - подводный мир во всей красе. Кораллы разноцветные, форма и размеры тоже разные, но человек, наверное, все же приложил руки, потому что композиции удивительные. Рыбок - каких только нет, от тонюсеньких «карандашиков», до огромных и толстых рыбин, не помещающихся в кадр. Говорят, что специально их не подкармливают, но что-то не верится - очень уж их много. Стекла время от времени протирают аквалангисты со стороны моря, поэтому кино-фото получается замечательно.

Есть там и аквариумы. В одном зале полная темнота, вход закрывает плотный тяжелый занавес - там обитают светящиеся рыбки. В остальных залах подсветка - там, как на сцене, среди коралловых «декораций» плавают самые красивые (они же - самые ядовитые!) рыбки, и прочая экзотика. Видели даже морских коньков.

На улице тоже несколько аквариумов - яркие и праздничные, а также небольшие бассейны с большими черепахами. В крытом павильоне живут акулы, в 12 часов их кормят, поэтому все стараются приехать именно к этому времени. Но, честно говоря, те, кто не успел - немного потеряли. В воду спускается аквалангист в полном снаряжении, и из ведра кидает хищницам мелкую рыбу. Народу набивается много, прожекторы слепят, поэтому видно плохо.

Но в целом впечатления самые лучшие - очень милый уголок. Для детей здесь раздолье - несколько площадок с горками-качелями и пр. Есть большие муляжи акул - можно потрогать зубы, какие-то яйца, в которые залезает малышня, и даже урны здесь - в виде акульей пасти.

Потом отправились пешком на рифы, по дороге Володя залез на пальму и нарвал фиников - очень крупные, сухие и сладкие. На рифах он плавал полтора часа, в воде видел много всякой живности, в том числе 2-х крупных осьминогов.

Дальше пишет сам ныряльщик: «Осьминоги медленно передвигались по дну, цепляясь за камни своими щупальцами и подтягиваясь вперед. Их окраска при этом быстро менялась - от серо-стальной до коричневой. Желая погладить осьминога, я нырнул за одним из них, но когда достиг дна, обнаружил, что «головоногий» исчез. Вот только что сидел на этом большом камне - и исчез. И тут я обнаружил на камне глаз. Оказывается, осьминог вжался во впадину на камне, и принял расцветку камня. Приятно было погладить мускулистое тело подводного обитателя, намертво присосавшегося всеми своими щупальцами к каменной тверди».

Оторваться от зрелища было трудно, поэтому промерз Володя основательно (в очередной раз за этот день). Хотя вода была теплая - 22 градуса, но плыл-то он по поверхности моря, и сильный ветер с волнами охлаждал спину. После такого полуторачасового заплыва согреться не помогла даже двойная доза виски, озноб не прошел и к вечеру. Поэтому во время вечерней прогулки по набережной вдоль торговых рядов нас интересовали не сувениры, а исключительно теплые вещи. Володя примерил замечательную камуфляжную куртку из двойного флиса, и снимать ее уже не захотел.

Вечерами мы иногда смотрели новости на русском по каналу «Израиль плюс». В конце года страна подводила итоги. За 2007 г в Эйлате была всего одна жертва теракта, это очень хорошо, потому что в 2005-06 погибли 5-6 человек. В конфликтах с Палестиной за 2007 г погибло 13 чел, а палестинцев - 315. В день нашего приезда на севере убили двух солдат во время мирной прогулки. О них скорбела вся страна. Правительство раскололось - мы видели бурные дебаты: стоит ли вести дальнейшие переговоры с Палестиной.

Израиль радуется, что народу в стране все больше - передавали цифры, сколько за год прибавилось репатриантов. Пособие (не самое маленькое!) приезжим собираются увеличить. И вообще полное впечатление, что в Израиле правительство - для народа, а не наоборот.

Еще по ТВ видели, как в Ираке относятся к Саддаму - как к национальному герою. Дети читают посвященные ему стихи, поют песни и пр.Копи царя СоломонаПамятник чернильному флагуВ окрестностях Эйлата - парк Тимна, это исторический заповедник.

По дороге видели производство соли - огромные белые холмы. Это здесь дешево - соль бесплатная, солнце тоже.

На иврите Красное море называется Камышовым. Когда водоросли зацветают - море становится красным. Были здесь и заросли камыша. Через Эйлат пролетает 1/3 всех европейских птиц - в мире 27 таких «горячих точек». Камыши были местом отдыха птиц, их вырубили из-за производства соли, но вовремя опомнились, и сейчас восстанавливают.

Эйлат - город старый, город молодой… Примерно за 3300 лет до н. э. в этом месте здесь проходил Моисей по дороге из Египта. Царь Соломон за 950 лет до н. э. строил в Эйлате (Елафе) флот. Потом было много перипетий, менялись цари - бывал здесь и Александр Македонский, и Рим, и Византия. Через Эйлат проходили паломники в Мекку, крестоносцы, мамелюки, бывал здесь и Наполеон. А Израиль завоевал эту территорию только в 1948 г.

Наш гид Веня весело рассказывает про захват Эйлата - прилетели в Овду, пересели на джипы, проехали по территории Египта, с которым тогда был мир, до моря. Бедуины, завидев такие дела, перебрались в Иорданию - границ для них не существует. А евреи установили флаг, изготовленный из подручных средств - простыни и чернил. Теперь на берегу стоит скульптурная группа, изображающая момент поднятия самодельного флага, а называется композиция - памятник чернильному флагу. Но захватить мало - надо удержать. Израильтянам это удалось, сейчас Эйлат - благоустроенный курорт, и порт функционирует.

А сразу за городом - пустыня. Вообще-то это зона саванн, здесь растут зонтичные акации, но немного. Осадки крайне редки, в год выпадает около 50 мм (а в Африке - больше 300!). Единственный источник воды - селевые потоки, причем очень сильные - может смыть трактор с дороги или принести мины с Иорданской территории. Из-за движения тектонических плит здесь регулярно бывают землетрясения.

Поворот на запад, вглубь Синайских гор - долина Тимны.

Добычу меди здесь вели с 1959 г, с глубины 460 м - сульфаты и сульфиты. В позапрошлом году шахты расконсервировали - они были законсервированы в 1976 г, когда в Южной Америке нашли дешевую медь. В незапамятные времена на копях работали египтяне. А первым открыл медные копи, разумеется, царь Соломон - обо всем этом нам показали короткий фильм. Площадка со зрительным залом вращается, а на стенах - панорамные картины далекого прошлого.

Сами копи тоже посмотрели - глубокие отверстия разного диаметра, около одного - древнее приспособление, напоминающее деревянные козлы. А под землей - длинные ходы. Веня сказал, что сын его любит здесь лазить - причем заранее неизвестно, где «вынырнет». Работа, конечно, здесь была не сахар - палящее солнце, пыль, укрыться негде. Лишь в одном месте, на дне глубокого оврага, растет небольшой кустик каперсов. У него голубоватые листья - считается, что они усиливают потенцию, по крайней мере, бедуины их жуют. Веня поясняет, что это - самый фотографируемый куст, однако листья, по его словам, не произвели на него никакого впечатления.

Здесь снимали фильм «Рэмбо». Друг Вени был телохранителем у Сталлоне и рассказывал, что тот очень любил спорить - кто лучше стреляет, кто дальше бросит нож и пр. А т. к. подготовка у телохранителя была на уровне, то в результате его дочь получила медицинское образование на деньги Сильвестра Сталлоне.

Горы вокруг разных оттенков - бежевые, красноватые, коричневые, причем местами четкие разноцветные полосы. Красиво, и, конечно, забраться бы туда неплохо, но в нашей группе 40 человек, и мы наглядно демонстрируем известный принцип «больше группа - меньше скорость».

Из мягкого известняка вода и ветер выпиливают разные причудливые фигуры. Например - в форме большого гриба. Володе все вокруг напоминало его любимый фильм «Золото Маккены», в том числе и этот гриб. Туда ведут все более-менее мобильные группы, но мы передвигаемся очень медленно, подолгу везде застревая, поэтому смотрим на него издали. Но все предусмотрено, и чтобы никто не чувствовал себя обделенным, специально сделали малый гриб практически на дороге - копию большого, можно на него облокотиться. А озеро, куда ныряет обнаженная индианка, чтобы поцеловать Маккену, находится в 200 км отсюда. Веня - наше поколение, фильм прекрасно помнит и сам был в местах съемок.

Много частных гидов предлагают индивидуальные экскурсии, это дешевле, и, возможно, интересней. Мы познакомились в отеле с Олегом из Харькова - он служил пограничником, как сам говорит - «отстоял на границе 8 лет», теперь возит туристов на джипе. Более того, деньги он берет только после экскурсии, говорит - если не понравится, то не заплатите. Предложение, конечно, заманчивое - можно добраться в дальние уголки, куда большой автобус никогда не заедет, но у нас уже за все было уплачено.

Соломоновы столбы - как высоченные колонны, среди гор, а вершины - то в форме башен, то острый угол, как нос корабля. Если смотреть снизу - местами похоже на дырочки в сыре, а местами - на кружева, потому что выступы изъедены временем. Все это красно-коричневого цвета, и выглядит очень эффектно.

У Соломоновых столбов раньше стояла римская администрация. Теперь там проводятся концерты, свадьбы и пр. Веня говорит, что нам повезло - сегодня здесь никто не поет и не пляшет, а также нет торговых точек, которые быстро разворачиваются в подобных случаях. Поэтому желающие поднялись примерно до середины, и спустились с другой стороны. На одной из площадок установлена подзорная труба, направленная на скалу, где какое-то изображение - говорят, древнеегипетское. Но труба не увеличивает, а только указывает направление, при увеличении на фотике тоже как-то не отчетливо. Что-то есть, но что именно - не поняла. Володю с утра знобило, поднялась температура после вчерашнего купания, поэтому он бродил внизу в новой теплой куртке, к красотам равнодушный.

У подножия столбов - древний храм египетской богини Хатхор, оставшийся с того времени, когда египтяне вкалывали на медных копях. Сейчас это ровная площадка (огороженная), а на ней - из каменных «кирпичей» выложен прямоугольник, видимо, для жертвоприношений, в скале - полукруглая ниша, и вокруг какие-то обломки. Раньше это тоже был храм под открытым небом. Подробности прослушала, потому что сотворенное руками человека все-таки не идет ни в какое сравнение с окружающим великолепием, и я старалась больше снимать, забираясь, куда только можно.

Напоследок подъехали к озеру Тимна - оно небольшое и, честно говоря, особенной красоты там нет. Но сам факт наличия пресной воды приводит в восторг любого, прошагавшего по окрестностям даже небольшое расстояние. Вокруг - несколько больших деревьев, под ними - скамейки для отдыха. В симпатичном павильончике на берегу угощают чаем-кофе. Можно попробовать бедуинские варианты, но есть и привычные - большой титан с кипятком и пакетики. Все напитки бесплатно, это входит в стоимость экскурсии, а различные местные сладости и сувениры - по желанию. Внутреннее убранство стилизовано под шатер, но, к счастью, удобства вполне современные. А снаружи - бесплатная развлекуха. Всем выдают по маленькой бутылочке, которую можно наполнить разноцветным песком пустыни - в четырех отсеках насыпан красный, желтый, коричневый и черный. Простор для творчества! Мы видели в Египте, как это проделывают мастера - на глазах изумленной публики в бутылочках на фоне желтого песка появляются красное солнце, черные верблюды и пр. Нам, конечно, до подобных высот далеко, но, тем не менее - в бутылочках, залепленных здесь же предлагаемой глиной, песок не перемешался, так и остался слоями.

На обратном пути Веня рассказывает про кибуцы, которых в Израиле довольно много, причем разных идейных направлений. Вдоль дороги - пальмовые плантации и много небольших зеленых полей.

Мы проезжаем мимо кибуца в пустыне - он небольшой, на 25 семей, и, по словам Вени, «без завихрений». Есть кибуцы, где консервативный иудаизм, в некоторых помешаны на равноправии мужчин и женщин - даже заключают однополые браки, в одном даже главный раввин - женщина. Есть кибуц, где живут бывшие хиппи - им сейчас лет по 70. Они свободно курят марихуану и практикуют нудизм. Есть секта трансцендентной медитации, считающая, что если 30 тыс. человек одновременно вступят в высшую фазу - левитацию - и поднимутся в воздух, то на земле наступит мир. Поэтому они в основном работают над собой. Есть кибуцы, где, как в России начала 20 века - речевки, революционные упражнения, портреты Сталина. Где-то наоборот - практикуются групповые браки по книге Коллонтай. Детей воспитывают в Доме малютки в духе коллективизма. Так воспитывались дети до 1960 г. рождения, они виделись с родителями примерно по 2 часа в день. Потом произошел раскол - некоторые стали воспитывать детей дома.

Существует свиной кибуц - единственный. Раньше свиней кормили апельсинами, и мясо было невкусным, с приходом русских и украинцев дело пошло на лад. Говорят, что у них очень вкусная колбаса, хотя и дорогая - для тех, кто не соблюдает кошерность.

Пионер электрификации Израиля - Петр Ротенберг, левый эсер, который казнил Азефа. Он построил здесь первую электростанцию.

К своим обязанностям члены кибуца относятся добросовестно. Был здесь генерал - начальник военной разведки, впоследствии министр. Оставаясь членом кибуца, он 1 раз в месяц продолжал дежурить по кухне, и 1 раз - по коровнику. Это влетало государству в копеечку - транспорт, охрана и пр. Но так делают многие, прилетают даже из других стран.

2 тысячи лет евреи землю не обрабатывали, потому что не владели ей. Разумеется, не было ни опыта, ни результатов. Ротшильд в свое время покупал земли у турок и англичан, чтобы передать ее евреям. Зато теперь почти по всей стране - зеленые квадратики полей и садов, пальмовых плантаций и пр. А то, что Израиль при наличии абсолютно бесплодной земли не только обеспечивает себя, а еще кое-что экспортирует - просто восхищает.

Финики здесь - элитные сорта из всех стран. А самый лучший сорт называется «Пальцы Мохаммеда». На 60 пальм-«девочек» высаживается 1 «мальчик», тогда будет хороший урожай. Сок финика - как мед, его продают, а также из фиников делают халву.

Везде компьютеры: еда, вода для коров - все рассчитывается научно. Контролируется удой, жирность. Стандартная корова дает 11 тыс. литров молока в год. Если меньше - на мясо, больше - ее оставляют для селекции. Причем у коровы извлекают ее собственный эмбрион и вводят элитный, замороженный.

Веня говорит, что настоящее чудо - то, что вся страна говорит на иврите. Иисус Христос говорил по-арамейски, в то время на иврите только молились - как церковнославянский язык. А теперь, через 2 тыс. лет - это государственный язык, на нем учатся, поют, ругаются и пр. Хотя многие до сих пор считают, что это ересь, и на иврите только молятся.

Все это было 31 декабря, и к вечеру Володе стала совсем плохо. На ужин было много вкусного, но есть он ничего не мог, только яблоки. Поэтому парочку он одолел за столом, а еще штук 10 прихватил «на потом» в карманах и предусмотрительно захваченном чехле от кинокамеры. Излишне говорить, что в руках мы тоже, как и все, несли по большому яблоку. Но зато мы не взяли розу, которую дарили каждой женщине.

На праздник съехалось много народа, на 2-3 дня прилетели «евреи разных национальностей». В холле за столиками днем сидели дамы и господа пенсионного возраста, общались и играли в карты. К вечеру поставили много стульев рядами, а перед небольшой сценой оставили малюсенький «пятачок» для танцев, на котором отплясывали бодрые пенсионерки, но не очень много в силу возраста, в основном наблюдали. Я немного потанцевала с ними, но одной как-то не очень весело, тем более, что шуток со сцены не понимала. Те, кто помоложе, и русские разбрелись по ресторанам и «зажигали» на улице и набережной.

Володя от высокой температуры «отключился», поэтому пришлось, как и в прошлом году в Таиланде, довольствоваться компанией телевизора. Принимались 2 русских канала, но по обоим всю новогоднюю ночь был сплошной Галкин, и только по смене костюма и прически можно было догадаться, что это другая передача.

Слышала сильный салют, наверное, фейерверк над морем - это красиво…Мертвое мореВ Мертвом море не читает газету только самый ленивыйС утра 1 января Володе полегчало, мы немного побродили по набережной. Что интересно - никаких следов праздника ни на улице, ни в отеле уже не было, даже украшения и воздушные шарики уже сняли.

Часов в 11 выехали в Нетанию, а по дороге нам была обещана остановка с купанием на Мертвом море. Купальник-плавки мы надели заранее, а также подготовили газету, чтобы почитать ее, лежа в воде.

Гид - Сергей, моложавый мачо в кожаном сомбреро. Шофер - Иоси, прилагающий большие усилия, чтобы не заснуть. Он подпевает громкой музыке, отбивает ритм, и выглядит очень колоритно. Иоси - коренной израильтянин, возраст примерно пенсионный, но он (по словам Сергея - единственный из всех водителей) старательно учит русский. На Мертвое море частники обязательно берут сопровождающего с оружием, но мы двигались без охраны - Сергей объяснил, что особого смысла в этом нет.

Дороги в Израиле все под номерами, самая длинная - это «наша», шоссе № 90.

Заехали в молочный кибуц - все очень вкусно. Сергей показал их фирменный знак - пальма, и заверил, что с этим знаком продукция всегда хороша, можно смело покупать. И действительно, из йогуртов, которые предлагались на завтрак, мы стали выбирать себе на обед «с пальмой», и не прогадали, на вкус они не химические, а как натуральная простокваша.

На подъезде к Мертвому морю какие-то производства - соль, бром. Но главное, конечно, лечебные свойства этой воды. В отелях на берегу предлагаются все виды оздоровительных процедур, и очень многие приезжают сюда регулярно, чтобы на какое-то время приглушить свои болезни. Леонид, отвозивший нас в аэропорт в конце путешествия, рассказал, что каждый год привозит сюда семью из России. Молодой парень страдает псориазом, и месяца, проведенного на Мертвом море, хватает, чтобы болезнь затихла.

Как он сказал: «Не вылечить, а залечить». Парень, по его словам, приезжает почти как кусок мяса, а уезжает с практически белой кожей. Расположено Мертвое море в 400 м ниже уровня океана, как в чаше, поэтому здесь прохладней, и даже летом, говорят, жить можно. А в целом природные условия попутчица, живущая в Израиле около 15 лет, охарактеризовала так: «В этом климате у нас год за три идет!»

Добрались до моря часам к 16. Время поджимало, поэтому Сергей еще в автобусе объявил, что купание отменяется, а будет 30-минутная остановка - поесть, в туалет, сувениры. Хорошо, что мы были полностью готовы - этого времени вполне хватило, чтобы добежать до воды, по очереди искупаться и сфотографировать друг друга. Переодеваться в сухое, правда, пришлось на виду у всех, потому что кабинок здесь тоже нет.

Было холодновато, да и в норматив надо было уложиться, поэтому, если честно, я не очень поняла, что к чему. Вода вроде держит - но я и нигде не тону, говорят, что на животе нельзя лежать, переворачивает - но нас не перевернуло, лежали на животе, как на диване. Вкус, конечно, очень горький - без всяких анализов ясно, что процент соли высокий. На берегу везде души, дернешь за веревочку - вытекает порция воды. Но мы споласкиваться не стали принципиально, и правильно сделали. Кожа после купания стала гладкая и шелковистая, после других морей ничего подобного не было.

В магазинчиках на берегу моря продают косметику и просто соль Мертвого моря в пачках по 7 долларов за 0,5 кг. Хотя ее легко можно набрать самому - там, где вода по пояс, ее полно на дне - выпадает в осадок. Это, пожалуй, даже не вода, а крепчайший раствор соли.

В автобусе с нами ехали не только туристы, но и местные жители, возвращающиеся домой после новогодних праздников.

Рядом - токарь из Казахстана с женой предпенсионного возраста. От него мы услышали замечательную формулировку: «Иерусалим молится, Тель-Авив гуляет, Хайфа - работает».

Супруги живут в Хайфе уже 10 лет. На предприятии - 12-часовой рабочий день, правда, наш новый знакомый работает по 9 часов (по специальности), как специалист экстра-класса. Зарплата - 10 тыс. долларов, на руки за вычетом всех страховок получает 8 тыс. Говорит, что евреи - самые ярые националисты. Вроде все вокруг евреи, но еврей, приехавший из России, так и будет считаться русским, соответственно - французский еврей - французом и пр.

К русским, как он считает, относятся плохо. Правда, за это время иврит он так и не освоил - начальник говорит по-русски, коллеги тоже - вроде и без надобности. Насчет климата он сказал - утром машина мокрая от конденсата, как будто вылили 2 ведра воды. Теоретически не оставляет мысли вернуться, но практически понимает, что в таком возрасте ехать в Россию - безумие. Пенсионерам лучше жить за границей, все равно, за какой…

В Иерусалиме Сергей вышел, оставив «за старшего» Иоси, который был очень этому рад. В Тель-Авиве была остановка и пересадка на другие автобусы, в зависимости от дальнейшего маршрута. Иоси старательно читал по-русски, кому куда отправляться, и, хотя были желающие ему помочь, никому список не доверил, предпочитая повторить несколько раз для непонятливых. Он называл и отели, и улицы - я ясно слышала «Фанни Каплан», но что связано с ее именем, выяснить не удалось. Еще из «наших» видели ул. Жаботинского в Иерусалиме, но как оказалось, названа улица не в честь штангиста, а в честь того, кто возродил иврит.НетанияВ Нетании провели 3 ночи и 2 дня - это были экскурсии в Галилею и Иерусалим, на третье утро - отъезд.

Отели стоят на высоком обрывистом берегу. А внизу, насколько хватает взгляда, тянется шикарный песчаный пляж. Администратор отеля - молодая женщина, которая в свое время окончила иняз в нашем городе, и жила неподалеку, практически соседи. Жизнью в Нетании довольна, и ностальгии не испытывает.

Средиземное море было видно и слышно из окна номера. До завтрака и экскурсий успевали погулять по берегу, проспать такую возможность было бы очень глупо, рассвет над морем - это сказочно красиво. Правда, искупаться в трех морях, как планировали, не удалось - вода в Средиземном довольно холодная, да и воздух по утрам тоже. Как и в других странах, на берегу открыто лежат рыбацкие сети - Володя в очередной раз с горечью убедился, что браконьерством этот вид ловли считается только в России.

Около некоторых отелей прямо на берегу площадки с тренажерами - все в отличном состоянии. Никто их не охраняет, все бесплатно, но что порадовало - нет ни дурацких надписей, ни прочего свинства. Может, правда, своевременно закрашивают и прибирают, во всяком случае, смотрятся такие мини-спортплощадки очень празднично и привлекательно.

Вечерами приезжали довольно поздно, немного побродили по городу - Володя купил трикотажную шапку с надписью «Израильская армия». Теперь жалеет, что не взял две - оказалась очень теплая и удобная. В городе много недорогих кафешек, полюбившийся нам свежевыжатый сок гораздо дешевле, чем в Эйлате. Еще бродили ночью по песчаному пляжу, рассматривая выброшенных штормом на песок медуз. Медузы были просто огромные - с пластиковое ведерко литра на 3-4. Возвращаясь ночью с пляжа, у лестницы видели закрытую дискотеку с гремящей музыкой, и толпа смеющихся девчонок пыталась прорваться туда, охрана их нехотя пропускала.

А наверху за нами увязался худой рыжий кот. Володя брал с собой копченую колбасу, но с такой кормежкой она осталась почти невостребованной. В связи с переездами по жаре, мы стали сомневаться в качестве продукта и решили скормить колбасу этому коту, о чем ему сообщили. Он моментально все понял и топал за нами до отеля. Володя пошел за колбасой, а кот сидел у моих ног рядом со скамейкой. Когда приближались гуляющие, он прятался в куст, а услышав Володины шаги, тут же выскочил навстречу.

Кошки, конечно, приспособленные животные, но как он понял, что надо идти и ждать? Не иначе, умственные способности, свойственные жителям Израиля, распространяются не только на людей. А когда Володя вынес батон слегка побелевшей Московской копченой, оказалось, что кошек в декоративном кустарнике полно, колбасы не хватило на всех…ГалилеяДорога в НазаретСегодня гид - Вениамин. Он доктор исторических наук (впрочем, здесь почти все гиды - «доценты с кандидатами»), и сразу предупредил, что когда сокращают его имя, он сатанеет. Друзья зовут его Бени - это он еще терпит, но если Беня, тем более Веня - это конец.

Вениамин обрушивает на нас поток интереснейшей информации, при этом говорит очень быстро, поэтому все ни записать, ни тем более запомнить невозможно.

В Израиле 200 тыс. человек занято в сельском хозяйстве - они в состоянии прокормить 50 млн. человек. При этом экспортируют фрукты, овощи, молочную продукцию - в основном в США, вино - везде, мясо - в кошерные магазины США. Да еще всякие затеи - выращивают цветной хлопок (из-за экономии воды на окраску), квадратные помидоры, арбузы без косточек. Самые дорогие помидоры в мире - «Золотое солнце», стоят 20 евро за кг.

Вдоль дороги - плантации апельсинов, помела, манго. Есть и перелески, почти как у нас, в них даже водятся кабаны. Они обожают авокадо, и регулярно совершают потравы. Здесь растут грибы, их собирают точно так же, как в России. Белые грибы в дубовом лесу - вроде ничего особенного, но надо учесть, что все леса в Израиле - рукотворные. Вырастить дерево здесь далеко не просто, поэтому те, кто хочет это сделать, обращаются в специальную службу, вносят деньги и получают письменное благодарность за посаженное дерево.

В 1994 г Вениамин был в Питере с какой-то миссией от МИД Израиля. Гостей возили по экскурсиям. Вениамин, живший в прошлой жизни в Ленинграде, и способный провести любую экскурсию по любому музею, от коллектива не отрывался. Когда израильские министры увидели сосновые леса под Питером, они сказали - какие же трудолюбивые эти русские, и как же им не везет, в полнейшей уверенности, что наши огромные леса - тоже высаженные. А если народ смог вырастить такие леса, то, конечно, в том, что страна пока не процветает, виновато только отсутствие везения…

Еврейскую душу может иметь любой человек. А чтобы стать евреем, надо изучить святое писание, мужчинам сделать обрезание, а женщинам - принять крещение в реке Иордан.

Новый год евреи отмечают по собственному календарю, наш праздник им не совсем понятен. Многие считают, что русские отмечают день святого Сильвестра, который приходится как раз на 1 января.

Вениамин, как и все, служил здесь в армии, около полугода. Армейское начальство тоже плохо представляло, что к чему, но точно знало, что в этот день, 31 декабря, все русские напиваются. Поэтому накануне устроили большой шмон, но это ничего не изменило, потому что русские поднялись в 12 ночи, и праздник состоялся.

С кормежкой в армии отлично, самообслуживание - каждый берет, сколько надо. Мясо, правда, раскладывает повар. Но если кто-то не наелся - проблем с получением добавки нет, Принцип «не кормишь свою армию - будешь кормить чужую», соблюдается четко.

Те, кто принимал участие в боевых действиях, получает право носить яркие красно-коричневые ботинки - как знак отличия. Это почетно, все хотят служить в опасных местах. После службы в армии у солдат отпуск, им оплачивают какие-то поездки. Но едут они в основном в страны, где есть возможность получить адреналин - в джунгли Индии и пр.

Ежегодно проводится марафон Голани - бойцы бегут 47 км в полной выкладке, с носилками. Время от времени командир дает команду - «Давид, ты ранен». Давид ложится на носилки, его несут, пока командир не даст команду ложиться следующему. Так все по очереди немного отдыхают. После марафона участники получают красный берет. (Не путать с красным платком на шее - это принадлежность к экстремистским организациям!).

Был случай, когда вместо погибшего сына, не успевшего получить свой берет, марафон бежал отец. Долго добивался разрешения у врачей, и пробежал-таки, а вся страна следила за ним и выражала восхищение на финише.

В израильской армии служат и христиане - добровольно. Мусульмане это дело игнорируют, и вообще, говорят, им живется неплохо. В целом у мусульман более низкий уровень образования и пр. Им предоставляются все условия - «левая чума», как называют правительственные идеи о равенстве, вышла боком.

С деревьями у мусульман отношения сложные - как и вода, они символ райской жизни. Рай - это деревья и много воды, а в обычной жизни быть их не должно (чтобы жизнь раем не казалась), поэтому они их вырубают и выжигают.

Староста деревни в переводе - «мухтар», и Вениамин говорит, что они не одобрили бы нашего фильма про собаку с таким именем.

Недалеко от Назарета - Мегидо. Рядом с холмом - большое поле, где было много сражений, кто только не воевал на нем - Македонский, персы, римляне, Наполеон. Территория нынешнего Израиля всегда была, как граница.

На этом поле были разбиты турецкие войска, и больше не надо было платить мусульманам за посещение Гроба Господня. Вроде поле как поле, но Вениамин торжественно объявляет, что это Армагеддон - то самое место, где будет последняя битва на Земле между силами добра и зла. Он громко говорит: «Проснитесь, посмотрите - мы все здесь будем!» Какое там - спать… Он цитирует описание этой страшной картины - как разверзнется Земля и кровь потечет потоком - таким голосом, что просто мороз по коже. Проезжаем мимо без остановки, поэтому толком не рассмотрели. Но надеюсь, что рассмотреть подробно придется не скоро…

А чуть позже видели гору Преображения - ту самую, где Иисус предстал перед учениками в преображенном виде. Проскакиваем тоже быстро, и я просто разрывалась - хочется и смотреть, и фотографировать, и записывать, чтобы хоть как-то удержать в памяти увиденное и услышанное.НазаретВ Назарете официально 65 тыс. жителей, 20 тыс. христиан. Долгое время жилье в Назарете было дешевое, т. к. здесь не было работы. Многие переселенцы на это клевали, не разобравшись, в чем дело. Но сейчас все нормально, безработицы в стране практически больше нет - за 4-6 месяцев все находят работу.

Оставляем автобус на стоянке «хорошего человека», стоянку «плохого» - проезжаем, хоть она и ближе. Идем к Храму Благовещения - как всегда, очень медленно. Но на наше предложение идти нормальным темпом, не поощряя отстающих, Вениамин отвечает, что человеку, вынужденному догонять группу, обычно кажется, что никто его не любит, и дети бросили, и пр. Поэтому лучше все-таки в депрессию никого не вгонять, а терпеливо поджидать. Наверное, он прав, но очень хочется увидеть как можно больше.

В Храме Благовещения 2 колонны, большая символизирует архангела Гавриила, который заслонил путь деве Марии и принес Благую Весть, малая колонна - на месте, где стояла дева Мария. Здесь же миква - место, где Мария совершала омовения, такое круглое каменное углубление ниже уровня пола, как чаша. Внизу можно увидеть пещеру, бывшую горницу девы Марии - место, где слово стало делом. А потом здесь воспитывался Иисус Христос в послушании к родителям…

Именно эта церковь была построена в 1969 г. по заказу папы Римского, но на этом месте ранее неоднократно возводились и разрушались базилики и соборы.

Во дворе францисканские монахи ведут раскопки древних построек Назарета. А сразу при выходе начинается арабский Назарет - яркие лавочки, практически примыкающие к церковному двору.

Теоретически каждый еврей должен исполнять заповедь и жить на Святой земле, поэтому иудей, переехавший в Израиль, считается «поднявшимся». Если еврей живет в другой стране - в принципе, ничего страшного нет - мало ли какие причины удерживают его от переезда. Однако если еврей приехал и жил какое-то время в Израиле, а потом решил уехать - это гораздо хуже, чем если бы не приезжал совсем, и он считается «опустившимся».

Иудей не может жить в долине, дома строятся ближе к небу, «на холмах моих». Долины распахивают. Арабы - наоборот, селятся в долинах.

У арабов-мусульман строения хаотичные, без улиц, как будто рассыпали кубики. Планировать города они никогда не умели, и приглашали византийских архитекторов. Поэтому у арабов-христиан - улицы, ориентированные на церковь.

Недалеко Канна Галилейская - место, где была свадьба, на которую Иисус зашел со своими учениками и по просьбе матери превратил воду в кувшинах в вино. Все пили вино и говорили, что хозяин не соблюдает обычаи - самое лучшее вино принято было подавать в начале. Значит, вино было хорошим…

Здесь же и поле, на котором ученики ели колосья, а Иисус ответил фарисеям, что «суббота для человека, а не человек для субботы».

Проезжали границу уровня моря - географический ноль. Озеро Киннерат - Христово, или Галилейское море - ниже уровня на 227 м. Израиль следит за уровнем воды в озере, т. к. это самый большой источник пресной воды, постоянно делаются замеры. Есть выражение: «Ты стал израильтянином, если следишь за уровнем воды в Киннерате». Вениамина это стало волновать лет через 6 после переезда.

В Израиле есть все. Например, лыжный курорт на самой высокой горе (2300 м). А в Тиберии - источники с температурой 46 градусов. Открыл их царь Соломон. Говорят, что искупавшись в источнике, после долгого перехода, мудрый царь сразу понял, что это может быть использовано для лечения. Однако запах серы указывал на то, что температура источников зависит от чертей. Поэтому Соломон вызвал (!) чертей и заключил с ними договор, что они будут «топить», пока он жив. Однако Соломон давно умер, а источники по-прежнему горячие. Объяснение простое - мудрый царь выбрал глухих чертей, которые не слышали о его смерти. Строения в Тиберии - в основном из базальта, как в Иерусалиме - из известняка.ИорданИорданИордан втекает в озеро Киннерат и вытекает - при этом состав воды почти не меняется. Пробы показали, что воды Иордана с озерной почти не смешиваются. На Иордане - обрядовые купальни. Для купания в магазинах продаются специальные белые просторные рубахи, одинаковые для обоих полов. По правилам, надо окунуться с головой трижды, рубаху потом отжать, просушить утюгом и больше не стирать. Можно надевать ее в моменты болезни, или беречь, чтобы использовать в качестве савана.

Православный священник на наших глазах крестил группу паломников из Владимира. Из нашей группы рискнул к ним присоединиться только Петр из Новосибирска, который твердо решил это сделать еще дома. Температура воды была 13 градусов, воздуха - лишь немного больше, поэтому остальные действовали по сокращенной программе. Вениамин сказал, что теоретически достаточно зайти в Иордан хотя бы по щиколотку, умыться и трижды перекреститься с поклоном - после этого можно просить об отпущении грехов. Мы так и сделали, но, наверное, совершили ошибку, убоявшись трудностей - ведь Крещение Господне было 7 января, т. е. практически в такую же погоду…

Рядом всплывают непуганые иорданские сомы, килограмм на 5, рыбалка здесь запрещена. Место красивое, над водой низко ветви деревьев, много чаек. Вода серо-зеленая, а чуть в стороне - яркая желтая лодка, привязанная к пальме. Там, где купальни - течение слабое. А вообще река местами довольно бурная, по ней сплавляются туристы.

После обряда заходим в обязательный магазинчик - по совету Вениамина Вова покупает настоящий израильский портвейн, чтобы распить его с друзьями у костра. Надо сказать, что вино в Израиле недорогое.

Обедали мы в кафе на озере. Над выбором блюд здесь никто не задумывается, потому что только здесь ловится рыба святого Петра, это особый вид, и в других местах такой рыбы нет. Именно здесь Иисус ходил по воде, и ел такую точно рыбу…

Была дымка, поэтому вид, по словам Вениамина, был не так хорош, как бывает. Но зато, пока обедали, прошел короткий дождь, а затем над озером развернулась радуга, и те, кто не засиделся за столом, были вознаграждены чудесным зрелищем.

После обеда побывали в Церкви Умножения хлебов и рыб. Церковь небольшая, во дворе бассейны с разноцветными рыбками.

Внутри стол, на котором произошло чудо - конечно, он другой, потому что Храм перестраивался, но место, на котором были накормлены 5 тысяч человек - то самое. А на полу - древняя мозаика, изображающая корзину с пятью хлебами и двух рыб. Это те самые рыбы св. Петра, ихтиологи сравнивали скелет, поэтому сомнений ни у кого нет.

Напоследок заезжаем в Капернаум - бывшую рыбацкую деревушку, там находится греко-православная церковь, и никакого жилья поблизости. Живет и служит там отец Иренарх, монах. Греки не любят русских православных, но он говорит - «Все мы дети Ноя», и ко всем относится одинаково доброжелательно, хорошо говорит по-русски. Живет отец Иренарх совсем один, даже урожай в саду убрать не успевает, о причинах своего уединения не распространяется. Он недорого продает крестики и пр., а свечи можно брать бесплатно, или заплатить, кто сколько сочтет нужным. Помолиться о здравии он тоже соглашается бесплатно. Место удивительно благодатное, и уходим все с большой неохотой.

А через дорогу напротив - гора, где была Нагорная проповедь - «Место широкое и ровное». Вениамин с коллегами проверяли - один залезал на гору, остальные были на склоне и внизу. Оказалось, что там прекрасная акустика, хорошо слышно каждое слово - эффект амфитеатра.

На обратном пути проезжаем большую тюрьму для нелегальных тружеников, и Вениамин читает краткую лекцию о блатном языке. Говорит, что «вся «феня» происходит от иврита». Шмонэ - 8 (часов). Халява - молоко (раздавали бесплатное для кормящих). Малина на иврите означает укрытие. Параша - всадник. Примеров было больше, но записать не успела. В тюрьме, разумеется, мусульмане сидят отдельно от иудеев. Все заключенные работают, и частенько их выпускают горазда раньше срока, потому что конечная цель - все-таки перевоспитание и возвращение к обычной жизни.

Вениамин очень прохладно относится к мусульманам, которые «захотели положить руку на всю землю», «живут оружием». Это отчасти связано с особенностями веры - исламского «барана» не переубедить, в отличие от «баранов» христианских и иудейских. Вениамин говорит, что однажды его втянули в дискуссию, в которой упертый мусульманин доказывал, что у Стены Плача Мохаммед привязывал свою лошадь, этим она и знаменита. А то, что Стена упоминается за 1000 лет до рождения Мохаммеда - не в счет, потому что это придумали враги. После нескольких таких случаев в споры с мусульманами он не вступает, поняв полную бесполезность этого.

«Вы можете меня упрекнуть в том, что я не люблю мусульман, но я их действительно не люблю».ИерусалимЭлвис- На каком языке говорят в Израиле?
- И на иврите тоже…

(историк и экскурсовод Сергей Шагал)

Израиль - это земной шар в миниатюре. 12 географических зон - от утопающей в воде Верхней Галилеи, где выпадает 800 мм осадков в год, до Эйлата, где всего 10 мм осадков. Название страны (Эзраэль) переводится соответственно: Эзра - помощь, эль - Бога.

«Не потому Святая Земля, что здесь родился Иисус Христос, а он здесь родился, потому что Земля - Святая». В речи экскурсоводов постоянно звучат слова «именно здесь» и «на этом самом месте» - и то, что мы здесь, от обилия информации воспринимается немного отстраненно, до меня только дома дошло, что мы действительно побывали в тех самых местах.

Расстояние от Тель-Авива до Иерусалима - 60 км. Между ними некоторое соперничество. Тель-Авив говорит: «Иерусалим - замечательный город, но люди в нем так себе». А Иерусалим парирует: «В Тель-Авиве замечательные люди, но вот город оставляет желать лучшего».

Раньше здесь расстояние между городами измеряли не в километрах, а в часах пути. От Яффы до Иерусалима - 16-17 часов пешком, на верблюде - 11-12 часов. В 80-х появился общественный транспорт, дилижанс. В 90-х - железная дорога.

Остановка по дороге - в кафе Элвис. Хозяин - фанат Элвиса Пресли, поэтому все стены кафе обклеены фотографиями кумира, так плотно, как будто обои. На улице - три больших памятника, внутри кафе - 3 фигуры поменьше. У камина с живым огнем тоже фигура Элвиса с гитарой, он же сидит за столом, и любой может присесть рядом. Кофе подают в кружках с фото Элвиса, кружку можно забрать на память. Стоит это 15 шекелей.

Любители кофе говорят - я плачу за кофе, получаю бесплатную кружку. А фанаты говорят - я покупаю кружку, а в нагрузку дают кофе. Кроме того, изображение певца размножено на майках, тарелках, бутылках - все можно купить. Музыка, разумеется, звучит постоянно. Над стойкой - меню на иврите, русском и английском, с примечанием: «Элвис любил кушать гамбургер со свежим горячим чипсом, который в корзинке».

Рядом с шоссе селение Абу-Гош (первые поселенцы появились здесь в 1516 г - некоторые жители считают, что их предки были адыгейцами). Занимались они сбором податей с паломников, проходивших мимо деревни в Иерусалим. В дневниках путешественников часто встречается упоминание об этих поборах, не всегда проходивших мирно. В деревне живут арабы-мусульмане и арабы-христиане. После 1948 г, когда арабы не признали Израиль и началась война, Абу-гошцы отвели своих детей в соседний кибуц, создав живой щит и защитив своих израильских соседей - зная, что в кибуце арабские дети, арабские отряды его не тронули. Сами жители Абу-Гош признали Израиль с первых дней, и сейчас многие абу-гошцы несут службу в Армии Обороны Израиля.

Иерусалим впечатляет всех без исключения, кого-то больше, кого-то меньше, но рассказать об этом трудно, поэтому обращаюсь за помощью к тем, кто уже сделал это. В 1911 г Израиль посетил Самуил Маршак с группой еврейской молодежи, в этой поездке он познакомился с будущей женой. Есть и стихи об этом, но они у нас не печатались. Одно из них посвящено Иерусалиму:

По горной царственной дороге
Вхожу в родной Иерусалим
И на святом его пороге
Стою, смущен и недвижим.
Меня встречает гул знакомый:
На площадях обычный торг
Ведет толпа. Она здесь дома,
И чужд ей путника восторг.
Шумят открытые харчевни,
Звучат напевы дальних стран,
Идет, качаясь, в город древний
За караваном караван.
Но пусть виденья жизни бренной
Закрыли прошлое, как дым,
Тысячелетья неизменны
Твои холмы, Иерусалим!
И будут склоны и долины
Хранить здесь память старины,
Когда последние руины
Падут, веками сметены.
Во все века, в любой одежде,
Родной, святой Иерусалим
Пребудет тот же, что и прежде, -
Как твердь небесная над ним.

У Иерусалима есть небесный двойник. О нем и говорится в стихотворении «Над небом голубым есть город золотой». Если так, то все встает на свои места. Прозрачные ворота - это Золотые ворота, через которые вошел Иисус, сад - Гефсиманский, звезда - тоже понятно, какая. Сергей сказал: «А о чем поет Гребенщиков - я не знаю». А я, честно говоря, тоже никогда не понимала, что к чему в этой песне.

Автора нашла через Интернет - это Анри Гиршевич Волохонский, из СССР уехал в 70-е, сейчас живет в Германии. Песня была написана в 1972 г. Есть сборник его стихов, в котором приводится этот текст.

Первая наша остановка - у Масличной горы - здесь царь Давид оплакивал гибель мятежного сына, который хотел сгубить отца.

На горе среди зелени - русская православная церковь Св. Марии Магдалины - ее построили Александр III и его братья в честь матери. Белая церковь с семью золотыми куполами, очень красивая.

А напротив Масличной горы - Золотые ворота в восточной стене старого города. Когда-то бездетный мужчина был изгнан из храма, т. к. не выполнял заповедь - плодитесь и размножайтесь. Если нет детей - это наказание за грехи. Поэтому он молился в пустыне, пока ангел не явился к нему и сказал, что грехи прощены. Тогда Иоаким вернулся в город, а у Золотых ворот его встретила супруга, Анна, и через положенное время у них родилась девочка Мария. А еще через некоторое время сын Марии, Иисус, вошел в Иерусалим через эти же ворота…

Сейчас они заложены камнем - об этом позаботились в свое время турки, во избежание прихода Мессии, который, по еврейскому преданию, именно через них должен войти в город

У подножия Масличной горы - Церковь Страстей Христовых. Борьба человеческого начала и Сына Божия - как всякому человеку, Иисусу умирать не хотелось. Моление о чаше (Да минет меня чаша сия) было произнесено именно здесь. Над алтарем - мозаика. По центру - Моление о чаше, справа - Вход в грот, слева - Поцелуй Иуды. Построена церковь в 20-х годах, после 1 мировой войны, строили ее 12 стран, поэтому она называется и церковью Всех Наций.

Рядом - Гефсиманский сад со старыми оливами, они очень мощные, не столько высокие, столько толстые. Ботаники говорят, что оливы живут не более 800 лет, но, тем не менее, эти деревья, которые видели Иисуса Христа, живы, и плодоносят каждый год. Выглядят они очень внушительно, и мало кто сомневается, что деревья - те самые, у нас, во всяком случае, никаких сомнений нет.

Рядом с садом - греческая церковь, где похоронена Богородица. Здесь же - икона Иерусалимской Богоматери. В нише справа от входа похоронены родители Богородицы, т. е. это практически семейная усыпальница.

Правда, есть и другая версия. Будучи на кресте, Иисус поручил мать Иоанну («Вот возлюбленный сын твой, вот мать твоя»). После этого Иоанн и Дева Мария идут в Малую Азию, где Богородица и умирает. Но более традиционна та, что именно здесь она умерла, а сын забрал ее к себе на 3-й день. А когда Фома, как всегда, не поверил. Богородица сбросила ему сверху плащ…

Здесь же внизу - Грот, место ночлега Иисуса. Вход туда загорожен решеткой, и священнослужитель почему-то не хотел никого пускать. Я все-таки «просочилась» - настоящая пещера, довольно просторная, низкие свода, толстые колонны. Там молилась группа паломников из Италии. Но когда я вошла, был, по-видимому, самый ответственный момент, потому что дверь заперли на замок и «привратник» куда-то пропал, скорее всего, присоединился к молящимся. Я бы тоже присоединилась, и с радостью побыла там подольше, но посещение этого места не было предусмотрено нашей программой, группа вся была снаружи и собиралась уходить. Поэтому я заметалась внутри, нарушая, возможно, общий настрой, а снаружи через решетку мне давали сочувственные советы на разных языках те, кто проникнуть туда не сумел. У туриста две радости - войти, куда не пускают, и выбраться, откуда не выпускают…

В старом городе - одна из самых высоких плотностей населения в мире. Там 4 квартала: мусульманский, христианский, армянский и самый малочисленный - еврейский.

Городские стены - 16 век. В 1538 году султан Османской империи Сулейман Великолепный получил во сне приказ от аллаха восстановить стены и закрепил право за евреями молиться у Стены Плача, Ворота, через которые мы входим в Старый город, называются Мусорные, или даже Навозные. Такое название связано с тем, что через них выливали мусор из города после жертвоприношений.

Место у Стены Плача - как большой двор, в центре - государственный флаг. Море народа, потому что сегодня - праздник для 13-летних мальчиков, которые с этого дня получают возможность самостоятельно читать Тору в храме (бывает по понедельникам и четвергам). Само действие - на площадке, огороженной невысокой стеной, в чем заключается обряд - не видела. Эта площадка разделяет женскую и мужскую половины - женщины подходят к Стене с правой стороны, мужчины - с левой.

Евреи не называют свою святыню «Стеной Плача», говорят просто «Стена». В связи с этим рассказывают байку о том, как некий европеец попросил отвезти его к «месту, где евреи плачут», а таксист привез его в налоговую инспекцию…

Стена - сухая кладка без раствора, вниз уходит на 15-20 м. Камни старинной кладки не маленькие - до 12 м, и весом до 700 т. Каменоломня была выше, их спускали вниз. Более поздняя надстройка - из камней поменьше, причем для большей устойчивости ряды уходят внутрь «лесенкой» - примерно на 1 см. Сейчас, говорят, Стена нуждается в ремонте и реставрации, но пока не ясно, кто этим будет заниматься, потому что мусульмане считают Стену частью примыкающей к ней с другой стороны мечети и против проведения работ евреями. Что поделать, в городе трех религий все переплелось очень тесно, и трения, конечно, бывают - как на коммунальной кухне… Иногда приходится идти на ухищрения. Например, турецкие законы запрещали возведение православных церквей, поэтому греки оформили строительство подворья для размещения паломников. А когда до мусульман дошло, что получилась церковь, было уже поздно.

Напротив Стены - стройка, тут же чем-то торгуют. Сергей замечательно сформулировал: «Для живущих здесь святыня - это рабочее место, она их кормит». Кстати, пояснил он и насчет изгнания торговцев. Во времена Иисуса в храм входил только первосвященник, остальные молились снаружи. Торговцы сидели на лестнице, ведущей к храму, но для Иисуса эта лестница была частью храма, «дом отца моего», поэтому он и поступил так резко.

В память о разрушении древнего Храма евреи иногда оставляют в домах 2-3 неоштукатуренных камня. А на свадьбах священник подает жениху стакан, который тот должен раздавить - тоже в память о грустном событии двухтысячной давности и с надеждой на лучшее.

Сергей объяснил нам правила поведения: в Стену можно вложить маленькую записку, но писать надо кратко, только суть просьбы, потому что свободного места мало. Записки «о здравии», «за упокой» здесь писать не принято, надо что-то глобальное. Время от времени записки собирают и то ли сжигают, то ли хоронят. Вложив записку и помолившись, надо сделать несколько шагов спиной вперед, сразу «тылом» к святыне не поворачиваться. Мужчины могут дополнительно зайти в синагогу и увидеть через стекло, вставленное вместо кусочка пола, уходящую вниз стену - остатки древнего Храма. Услышав такое дело, я обернулась, чтобы проверить - слышал ли Володя такую ценную информацию, и обнаружила, что в группе его нет, а также не видно и вокруг. Нам Сергей дал 20 минут, объяснив, где встречаемся. Я быстро-быстро сбегала к Стене, а все оставшееся время прочесывала площадь, но увы - Володи нигде не было. Сообщила о пропаже Сергею, он пожал плечами - не может же вся группа тормозить из-за одного. Телефон свой он дал еще в автобусе, а т. к. у Володи уже был опыт отставания от своих в Ватикане, я особенно не волновалась, в полной уверенности, что он не пропадет. Так и вышло, а об ощущениях туриста, оказавшегося в чужом городе без карты и языка, лучше расскажет он сам:

«Потеряться в древнем городе легко. На площади перед Стеной Плача много народу - не меньше тысячи человек, и не только туристы, но и те, кто жаждет на них заработать. Все громко говорят, играет религиозная музыка, экскурсоводы что- то кричат в мегафоны. Ортодоксы в кипах и с пейсами проводят у самой стены какие-то обряды. Пока я снимал на видеокамеру всю картину, пока нашел в стене укромное место для записки с пожеланиями, оказалось, что наша группа куда-то испарилась, а тут еще какой-то молодой ортодокс пытается со мной заговорить на разных языках.

Потом мне объяснили - один из наших туристов согласно промолчал, и, быстро накинув ему на голову какую-то ткань, и прошептав слова молитвы, человек в кипе начал требовать с туриста деньги за проведение обряда. Отказавшись от обряда и побегав минут пять между сотнями туристов на площади, я заглянул в угловой проход. Там оказалась синагога, и два ортодокса протащили навстречу мне какой-то странный сосуд, похожий на закрытую чашу с двумя ручками. Наших там тоже не оказалось. Я вспомнил, что экскурсовод продиктовал на всякий случай номер своего мобильника. Попытался набрать номер в роуминге, но оказалось, что «номер набран неправильно».

С Ирой тоже не связаться - она просто не взяла свой мобильник в поездку, рассудив, что одного телефона нам вполне достаточно. Вот ситуация!... Покрывшись испариной и лихорадочно вспоминая, что экскурсовод обещал сначала пройти мусульманским кварталом, потом посетить святые места Иерусалима, и в конце концов покинуть город (а выходов из города много) через Яффские ворота, где нас будет ждать автобус, я рванул через древний город. Узкие улочки, многочисленные арабские лавочки - да, это определенно мусульманский квартал.

Типичный восточный базар, точно такие мы видели в Египте и Марокко. Лавки с яркими платьями и платками, посудой, кальянами, бижутерией, пряностями, тамтамами, коврами… Пробежав около километра в одном направлении, я понял, что наша группа пошла по другим улочкам. Вернулся обратно и увидел на стене таксофон. Надо попробовать позвонить экскурсоводу по таксофону, может быть, это мой роуминг не соединяет с израильским номером?

Благодушный торговец-араб объяснил, как пользоваться таксофоном - просто кидаешь «уан шекель» и набираешь любой номер. Но таксофон также ответил, что неправильно набран номер. Что же делать? Можно, конечно, добраться любым транспортом до нашего отеля в Нетании, и там ждать Ирину. Но ведь она, конечно, все время будет беспокоиться, да и экскурсовод тоже вроде как за меня в ответе…

Я решил разыскать Яффские ворота, и поискать там наш автобус. Бегая по мусульманскому кварталу и спрашивая население, где найти вышеупомянутые ворота, я вспомнил похожую ситуацию из фильма «Бриллиантовая рука» - когда герой Андрея Миронова бегал по турецкому городу в поисках аптеки. Только здесь народу больше. Кто торгует, кто куда-то устремляется, туристы (японцы, англичане, поляки) толпами продираются между лавочками за своими экскурсоводами. Услышав русскую речь, я подошел к одной экскурсоводше, и попросил указать направление к Яффским воротам, объяснив, что я отстал от своей группы.

Женщина с украинским акцентом сказала, что надо идти сначала налево, потом направо, потом опять налево-направо, и главное-все время вверх… Я направился быстрой походкой налево, но слышал, как она объясняет туристам: «Вот видите, отстал от группы, подвел экскурсовода! Не надо отставать!». Это как в анекдоте, женщина говорит мужчине: «Раздевайтесь, я сейчас», а сама приводит своих детишек, и говорит: «Вот, дети, если будете плохо кушать, будете такими же худыми, как этот дядя!».

Топая в течение получаса налево-направо, и все время стараясь подниматься вверх по ступенчатым переходам, я уперся в полицейский участок. Вот здесь-то мне точно покажут, как выбраться из древнего города! Нажав на кнопку видеофона, и проскользнув в открывшуюся дверь, я очутился среди блюстителей порядка. Узнав, что я «руссо туристо», могучий еврей зычно крикнул: «Света!». Маленькая блондинка меня успокоила: «Не волнуйтесь, без Вас не уедут. Яффские ворота - это недалеко, в 20-ти минутах ходьбы. Сами доберетесь?»

Она объяснила мне, как пройти, и я покинул участок окрыленный и уравновешенный. Однако, ориентироваться в старом городе очень тяжело, и через полчаса я снова начал спрашивать всех подряд, и мусульман, и англичан, и евреев с длинными пейсами - где же этот «Яфф аут»??? Надо сказать, в отличие от жителей нашей российской столицы, все иерусалимцы входили в мое положение, и, поняв меня, искренне пытались помочь. Язык, как говорят, до Киева доведет, и спустя какое-то время я был у больших Яффских ворот.

Автобусов за воротами было много, но нашего я не нашел. Зато перед воротами обнаружил «Туристик центр». Ага, вперед! В этом турбюро, едва я заговорил по-русски, сразу услышал: «Лена!». Похоже, в Израиле в любом заведении найдутся русскоговорящие! Подробно расспросив меня, Лена посмотрела на записанный номер моего экскурсовода - «Ну да, здесь же не хватает одной цифры! Сейчас попробуем узнать номер Сергея через вашего туроператора». Дозвонившись, наконец, до моего экскурсовода, она сообщила: «Сергей! У меня здесь ваш турист!» Он отвечает: «Мы сейчас направляемся на Виктор-базар, объясните ему, как туда пройти…»

Лена подарила мне карту паломника, отметив на ней красным маркером, как добраться до Виктор-базара, и отказалась от денег. Радостно шагая по улочкам, сверяясь с картой, я через полчаса уперся в стену… Рядом находилась церковь, и батюшка как раз вышел подышать. Я с ним заговорил про Виктор-базар, но он меня не понял.

Зато я понял, что это - Армянская церковь! Да и батюшка-то армянин, вот куда меня занесло, на другой конец карты! А вроде шел по «красному маркеру». Но на карте улочки прямые, а в действительности - какие-то сплошные переходы, повороты, да и улицами это можно назвать с большой натяжкой - древние строения соединяются арками… Вернувшись к Яффским воротам, я двинулся снова, держа карту перед собой… И, бродя уже в заданном районе, всех встречных спрашивал про Виктор-базар.

Наконец-то я увидел надпись по-русски - «Виктор-базар». Это как в Хургаде надпись на лавочке - «Москва-базар». Но увы, наших там не было, и набирая номер экскурсовода с добавленной цифрой я опять услышал, что номер набран неправильно. Вылив в пересохшее от многочасового бегания горло бутылочку купленной минералки, я решил, что моя группа уже покинула Виктор-базар, и хотел опять двигаться в экскурсионное бюро к доброй Лене, но это время Сергей, подошедший сзади, крепко ухватил меня за рукав: «Ага, вот и наша пропажа!» Я с радостью стал извиняться, уверяя, что больше от группы - ни на шаг!»

Пока Володя занимался спортивным ориентированием и общался с иерусалимцами, наша группа, ставшая внезапно очень дисциплинированной и мобильной, быстро прошла мусульманский квартал, не задерживаясь у лавочек, и вышла к развевающемуся флагу с мальтийским крестом. Он установлен за решеткой, рядом красивые кипарисы и мемориальная плита. На этом месте находился госпиталь св. Иоанна Милостивого, созданный религиозно-благотворительным братством для врачебной помощи паломникам, в том числе рыцарям-крестоносцам.

Из этого братства и вырос Мальтийский Орден («орден госпитальеров»). А восьмиконечный крест потому, что Орден основали 8 стран - Англия, Франция, Португалия, Германия, Испания, Италия, Прованс, Лотарингия. Кстати, в начале XII в. госпиталь мог принять до 2000 больных и даже имел специальное отделение для лечения глазных болезней. (Иоанн Иерусалимский - не Иоанн Креститель, это разные люди!) Когда мальтийцы, изгнанные Наполеоном, перебрались в Россию, магистром Ордена стал и Павел I, но только юридически, все-таки он был православным монархом.

Примерно на этом месте Сергею позвонили из туристического центра, уточнили, как фамилия потерявшегося туриста, и мы двинулись дальше.

В 1859 г Россия купила участок земли около Гроба Господня, чтобы построить здание русского консульства, но при строительстве обнаружились остатки арки и крепостных стен. После проведения раскопок нашли остатки городских ворот - тех самых Судные врат, через которые вводили Иисуса на Голгофу. На этом месте был построен храм Александра Невского, примыкающий к Храму Гроба Господня. Над входом флаг Императорского Православного Палестинского Общества с девизом (словами пророка Исайи): «Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь». Это «сергиевский» флаг, который поднимали в праздники над главным зданием Общества - Сергиевским подворьем, а здесь находится рабочие комнаты правления со старинной мебелью и парадными портретами великих князей.

При входе в храм Александра Невского раздают платочки и завязывающиеся юбки - как во всех православных храмах, в остальных местах женщины с непокрытыми головами.

Судные врата восстановлены, от входа идет лестница немного вниз, и все под ними проходят. Порог Cудных врат - каменная плита под стеклом за за семьдесят шагов до Голгофы. Считается, что переступив через него, Иисус пошел на верную гибель. На этом месте, на выходе из города, осужденному на казнь в последний раз оглашали приговор, который с этого момента уже не мог быть обжалован. На этом месте могли и отменить смертный приговор, но Спаситель не получил земного спасения…

Был восстановлен и фрагмент с узким проходом в стене - тем самым «игольным ушком», а также основание башни и часть городской стены времен Ирода.

Внутри копия лестницы, по которой поднимался Иисус, говорят, что верхняя ступень - та самая…

В храме иконы великомучениц св. Елисаветы Федоровны и Варвары - женщин с трагической судьбой. Елизавета Федоровна, как супруга (точнее, уже вдова) Великого князя Сергея Александровича в 1918 году была убита большевиками на Урале в числе других членов царской семьи, келейница Варвара добровольно разделила ее судьбу. Отступающая белая армия чудом смогла вывезти их останки и переправить в Иерусалим, их мощи захоронены в церкви Марии Магдалины на Масличной горе - как и мечтала Елизавета Федоровна, много лет руководившая Императорским Палестинским Обществом.

А когда вышли на улицу, то на углу увидели взмыленного Володю, который не сразу нас узнал. Все-таки интуиция его не подвела, и он вышел в нужное время в нужное место, чуть позже - и не увидел бы самого-самого, ради чего едут в Иерусалим со всего света.

Храм Гроба Господня несколько раз был разрушен, восстановлен, страдал от пожаров, перестраивался и расширялся. Сегодняшний Храм - это вариант 1810 г. Владеют им 6 конфессий: греко-православная, католическая, армянская, коптская, сирийская и эфиопская. Работы по восстановлению и ремонту продолжаются постоянно.

На колонне слева от входа - вертикальная трещина, сюда сошел Благодатный огонь, когда представителей греческой церкви не допустили служить на Пасху в часовне внутри Храма, и они вынуждены были молиться снаружи.

При входе Сергей поставил нас перед сложным выбором. Можно было встать в очередь к Гробу Господню - но она довольно длинная, и больше ничего в Храме можно не успеть посмотреть. Либо отправиться вместе с гидом, пройти по всему Храму, но тогда не попасть к Гробу Господню. От неожиданности мы сначала остолбенели, а потом дружно застонали, закричали - каждый в силу своего темперамента. Но у нас была экскурсия по Иерусалиму, как всегда, надо было уложиться в определенное время, и выбор сделать все же пришлось.

Я не колеблясь отправилась с Сергеем, потому что Храм - это большой комплекс, чтобы посмотреть здесь все как следует, вряд хватит даже целого дня, и самостоятельно разобраться, что к чему, нереально, во всяком случае, для меня. А если честно, то и с кандидатом наук далеко не все ясно, а задать вопрос практически нет возможности - идет поток информации.

Например, Голгофу я представляла если не горой, то холмом. А в храме при входе направо - невысокая лестница, на второй этаж, над ней надпись - Голгофа. (Впрочем, город с тех пор изменился, раньше это место было за городской чертой). Там удивительное изображение Богоматери, скорбящей о сыне, взгляд ее потрясает. Здесь же Распятие - кстати, Сергей пояснил разницу между изображениями. У католиков в месте пригвождения ног Спасителя - один гвоздь, а у православных - 2 гвоздя.

Место, где стоял крест, на котором распяли Христа, в Храме отмечено серебряным диском с отверстием в середине.

При входе камень Миропомазания - насчет него споров нет, тот самый…

О захоронении в пещере. По словам Сергея, в Израиле никогда не хоронили в земле, за неимением таковой. Всех хоронили в пещерах, причем вход заваливали не только от зверей. В пещерах свой микроклимат, влажность, поэтому процесс разложения заканчивался через несколько месяцев. Потом кости мыли и складывали в саркофаг по размеру самой большой кости - берцовой.

Центром мира считается Иерусалим, центром Иерусалима - Храм Гроба Господня, а центр Храма отмечен невысокой тумбой, напоминающий раскрывшийся цветок (светло-коричневый) с лепестками по кругу, а серединка разделена на 4 части - центр «центра».

Народу полно, туристы, паломники, монахи - но Храм настолько велик, что все как-то помещаются. Сейчас это можно видеть во время трансляции схождения Благодатного огня.

Мы должны были еще посетить Сионскую гору и увидеть горницу, где была Тайная Вечеря, но въезд туда под вечер перекрыла полиция по неизвестной причине.

Сергей предложил заехать на Сергиевское подворье, названное в честь основателя - великого князя Сергея Александровича. Там находится Свято-Троицкий собор и 2-х этажное здание русской духовной миссии, здания бывших гостиниц для паломников, а также больница. К сожалению, выйти нам не удалось - сложности с парковкой, да и народ уморился, и не настаивал. А жаль, Сергей читает лекции на семинарах как раз на эту тему.

Сергиевское подворье - в центре Иерусалима, основано в конце ХIХ века Императорским православным палестинским обществом, которое возглавлял Великий князь Сергей Александрович (дядя Николая Второго).

В 1948 г., когда возникло государство Израиль, российская недвижимость была возвращена СССР, признавшему его одним из первых. Но Хрущев успел распорядиться не только Крымом. В 1964 г, за неделю до отстранения, он продал большую часть русской земли Израилю за символическую сумму в 4,5 миллиона долларов. Называется все это «апельсиновой сделкой», но сейчас говорят, что апельсины не при чем, а эти деньги были перечислены нашему Внешторгбанку на закупку трикотажа в Израиле по мировым ценам. Но все сходятся на том, что эта «выгодная» сделка сопоставима только с продажей Аляски.

Что интересно - до сих пор эта сделка не имеет юридической силы, потому что фактическими владельцами этой недвижимости значатся частные лица, общественные и церковные организации, а также Русс





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.