Валдай, Торжок, Завидово. Колокольчики. Золотая вышивка. Рыба. Ч.2

Другие отзывы автора
  • Госпожа Северное Сияние - Финляндия. Хельсинки ч.5
  • Госпожа Северное Сияние - Финляндия. Хельсинки ч.3
  • Госпожа Северное Сияние - Финляндия. Хельсинки ч.4
Все отзывыЯгодный рынок. Пирожки на дороге.

По дороге из Валдая, я приникла к стеклу – высматривала на дороге продавцов черники и морошки. Сейчас конец июня (31е) – это самый ягодный сезон. На дороге от Валдая продавали больше в мелкой таре - пол-литровыми банками и стаканчиками, и это пользовалось большим автомобильным спросом – проезжающие машины постоянно тормозили около ягодных торговых точек. Мы купили в одном месте – ведерко с черникой (~400р.), в другом – трёхлитровую банку с морошкой (~500р.). Морошка была невероятно спелая, поэтому уже дала сок.

Я разволновалась, как такую довезти, и сомневалась насчёт покупки, но лихорадка дефицита и автоконкуренции вынудила это сделать. Оказалось, что мы могли и не торопиться! За деревней Куженкино начинается импровизированный ягодный рынок – целая полоса людей с банками и ведёрками ягод. На любой вкус. И морошка была один к одному. Мы купили и здесь немного, но как потом выяснилось, лучше покупать именно очень спелую, иначе ягода хоть и красивая, но твердоватая.

В деревне Крестцы – пирожковая линия. Это тоже известная нам уже деревня с самоварами и пирожками у каждого дома. Не знаем – не пробовали, но в прошлый раз удивились, а на этот – запомнили название.

Торжок.

По дороге я попросила мужа заехать в Торжок. Мотивация (прикрытие) была уважительной – нам не мешало бы перекусить, а заодно (тайная надежда) и по быстрому что-нибудь увидеть, по крайней мере, составить мини-портрет города.

Заехали. Увидели. Что нарисовано на этом портрете? – Отпечаток подошвы.

Торжок – маленький русский город, городок, трогательность названия, которого подчёркивает окончание –ок.

Торжок – остановивший Батыя и защитивший, заслонивший собой Великий Новгород.

Торжок, куда не раз наведывался Пушкин, чтобы отведать нежнейших пожарских котлет (у хозяйки местной гостиницы Дарьи Пожарской) и заодно и со своим «чудным мгновением» - Анной Керн повстречаться (жила в соседнем имении).

Торжок, где у всех девочек, девушек, женщин здесь – золотые пальчики, потому что они все вышивали и вышивают золотыми нитками (золотной торжокский промысел) от эполет настоящим бравым гусарам того времени и мундира Андрея Болконского в фильме «Война и мир».

Торжок – с уникально красивой гражданской застройкой 18-19 веков.

Торжок – с удивительным каменным горбатым мостиком, на котором снимались сцены битвы Света и Тьмы в «Ночном Дозоре» (деревня Василево, 7км).

Торжок – на гербе, которого вышито шесть белых голубей.

Этот город, сейчас выглядит, как … … … использованная бумажка после туалета.

Извините.

Извините.

Мне стыдно, за то, что мы – русские, хаваем глянцевую бурду, льющуюся с экранов телевизоров, верим, когда нам радостно сообщают, что ВВП на душу населения растёт и что жить становится лучше, жить становится веселее, но в упор не замечаем ни полуразвалившихся старинных городов, ни монастырей и церквей, ни того, что наша история – история наших предков, незаметно исчезает, как будто её стирают, как ненужную чёрточку, ластиком на бумаге. Наверное, в это время мы все очень заняты – ржём над Комеди клаб и прочим клоунами, зырим очередные стрелялки и разбитые фонари, и слушаем красивые новости в исполнении красивых дикторов.

Чтобы приехать в Торжок и начать любоваться местными «достопримечательностями» нужно накатить по полбутылки на эту самую душу населения, чтоб глаза затуманились

Каким-то образом, этот город, маленький русский Торжок, ещё стоит, ещё жив, ещё держится. Скажем так, много времени прошло с момента разорения города Батыем, но мало, что в нём изменилось.

Мы особо не углублялись в город, у нас не было его карты и было трудно ориентироваться. Проехали по центральной улице. Но того, что увидели – мало не показалось.

Новотрожское золотное шитьё.

Я знала, что в Торжке есть золотошвейная фабрика – «Торжокские золотошвеи»,

«Золотная вышивка» - это старинный промысел, но здесь в Торжке он относительно «молодой» - кон.18-нач.19в. – тогда - член Новоторжокской уездной земской управы некий «Д. Романов» собрал всех мастериц в одну мастерскую. Вот выписка из энциклопедии того времени: «В Торжке исстари существуют кустарные производства кружевное и так называемое «новоторжское шитьё» золотом, серебром и шелками по сафьяну и бархату. Этим промыслом занимаются исключительно мещанки (кружевниц до 750, а занимающихся шитьем — до 100).

Интересно, что промысел, считается византийским, дескать, пришёл к нам оттуда. Считается, что только в Византии вышивали золотыми нитями, и шитые золотом византийские ткани - «паволоки» - были известны на Руси и служили примером для подражания. И что на Руси до этого существовала только «простая» народная вышивка. Главное – что между этими понятиями проводится жирная разделительная черта.

Есть, значит, домашняя крестьянская вышивка – одежда, скатерти, простыни с нарядным краем, полотенчики – «убрусы», которые вешали на окна и на божницу и остальное. И вышивка эта русская народная существовала только как украшение ткани и дома.

И есть, золотое шитьё, которое связано исключительно с христианизацией, только с христианством, оно посвящено христианству, оно воспевает христианство и обладает смыслом, в отличие от первого.

Я не соглашусь. Так – и не так. Попытаюсь не согласиться.

Начну с основы. Что такое вообще золотая вышивка, из чего она складывается?

Пяльцы, ткань, золотые нитки и золотые ручки.

На пяльцах закрепляется ткань – основа для вышивки. Раньше – это были сафьян и бархат, потом – шёлк, шерсть, кожа, замша. Но, тем не менее – главный материал – это высококачественный бархат тончайшей выделки.

На него переносится рисунок. Детали – я не совсем точно поняла, потому что мало написано про технологию. Пишут так: «золотное шитьё выполняют по настилу – из картона, бумаги, кожи, других нитей или бересты». Делается это для того, чтобы придать шитью выпуклость, рельефность. Наверное, это такая подкладка, под шов, которая потом выдёргивается или как-то по иному убирается.

Затем подбор нитей. Раньше, вышивали металлической нитью, настоящей, золотой. Потом стали имитировать эффект золота, и поэтому шитьё стало называться не «золотое», а «золотное». Придумали скрученную спиральку из тоненькой позолоченной металлической проволочки – канитель (содержание золота – 1,5-5%, толщина 1-3мк). Это была «волоченная» нить, потом перешли на «пряденую» - металлическую, накрученную на обычную, но шёлковую или льняную.

Интересно, как в шитье происходит гендерное разделение труда. Женщины – только вышивальщицы, а мужчины занимаются прорисью для вышивки – знаменщик (делает фигуры и орнаменты), травщик (делают пейзажи), словописец (пишет все надписи). Но это в сложных лицевых (когда вышиваются лики святых) вышивках, а в орнаментальных - рисунки составляют сами мастерицы.

Орнамент (подробнее о нём чуть ниже) наносится на ткань двумя способами: «на проем» - нужен стол со стеклянной столешницей и лампа, или «в прикреп» - требуется копировальная бумага и маленькое шильце, чтобы прокалывать настил.

Иголкой уже потом прикрепляют кусочки золотых нитей к ткани. Золотная нить – только на лицевой стороне, с изнанки уже обычная. Мало того, что вам надо уметь прикреплять золотную нить на ткань, её надо подобрать по цвету и по оттенкам. Это также очень сложно. Потому что основной эффект золотного шитья как раз и заключается в светотеневой игре металлических нитей. Очень красиво смотрится золото именно на глубоких тонах бархата - синем, тёмно-синем, вишнёвом, фиолетовом, тёмно-зелёном.

Торжокское золотное шитьё это в основном цветочная миниатюра, т. е. растительный узор. Любимый узор – ветка розы с цветами, бутонами и листьями, обязательны завитки, усики, блёстки, бисер и даже жемчуг. Но, понятно, что так вышиваются театральные сумочки, например, а торжокские вышивальщицы могут выполнить любой узор, от портрета Владимира Ильича до офицерских погон.

Раньше в Торжке шили знаки воинского различия для офицеров русской армии, потом расшивали погоны наших офицеров, сейчас – только генеральские. Ведь торжокское шитьё – это ручная, дорогая работа, а на офицерские погоны теперь конвейер нашивает твёрдую латунную ленту.

Раньше, здесь заказывались парадные платья для членов императорского дома, например для Екатерины II и Александра II. Потом торжокским шитьём блистали костюмы высокопоставленных лиц в кино – «Война и мир», «Анна Каренина», «Как царь Петр арапа женил», «Посол Советского Союза». В Русском музее Санкт-Петербурга в зале народных промыслов выставлены коллекции торжокских золотошвейных изделий, настолько они хороши.

В Торжке шьют иконы, церковное облачение и утварь. Все это великолепие мы можем увидеть (или уже видели) в Московском Кремле (Патриарших палатах), Троице-Сергиевой Лавре (ризница), Новодевичьем монастыре (Девичья башня) и в разных монастырских музеях.

А также не забывают всевозможные женские радости жизни – косметички, сумочки, диванные подушки, скатерти, женскую одежду (блузки, жилеты, платья), головные уборы (беретки, платки, шарфы), украшения (брошки, серьги, заколки для волос, кулоны), пояса. Ещё разные сувениры – эмблемы, записные книжки, книжные закладки, шкатулки, бювары (адресные папки) и т. д.

Меня удивило, какая долгая история у золотного шитья. Оно ведь было не только местное Торжокское, а распространено по всей Руси. «Светлицы» (мастерские золотного шитья и вышивания, а также жемчужного низания) имелись почти в каждом княжеских и боярских вотчинах, а особенно в женских монастырях. Даже существовали свои собственные техники и секреты, свои законы, которые не выходили из определённой «своей» мастерской.

Золотным шитьём и жемчужным низанием выполняли в основном, конечно, православную тематику. Яркая сильная Ефросинья Старицкая, сосланная Грозным в Горицкий монастырь (о ней писала в рассказе про Кириллов и Ферапонтово), создала очень мощную и интересную мастерскую у себя в монастыре. Жена Бориса Годунова Ирина, наоборот, имела склонность к помпезным вышивкам, с камнями и обилием золота.

В Кремле все вышивали, а что делать то ещё царицам? Телевизора-то нетути. На самом деле все эти ремёсла – считались праздником, духовным трудом. Вышивая, женщины всегда молились. Когда иголка вводилась в ткань, вышивальщица произносила: «Господи», а когда игла вытягивалась – это «благослови». Сколько раз при золотном или лицевом шитье женщина воткнула иголку и вынула, столько раз она произнесла «Господи, благослови», таким образом, мастерицы как бы просили благословения на каждый стежок вышивки.

Ведущая мастерская по золотному шитью принадлежала известнейшим солепромышленникам Строгановым на Русском Севере, в Сольвычегодске. А поскольку эта фамилия крайне загадочная и интересная (ищите и найдёте), то про неё я просто упомяну и быстро отсюда я перейду к крестьянской вышивке. Конечно, оно понятно, что там, в светлицах боярских одни золотом да жемчугами вышивали, а многие другие крестьянские девочки, девушки, женщины у себя в избах по вечерам либо куделю трепали, либо вышивали простенькими нитками. Но не простые узоры.

И эти «простые» народные орнаменты были гораздо сложнее затейливых золотых завитушек. Слово «украшать» в древности означало «писать», и орнамент (читай: язык народной вышивки) - это своего рода система письма. Культура кристаллизуется ведь не только в вещах, но и в словах. А орнамент это и есть слова. Дошедшие до нас вот таким необычным способом.

Вышивка – это способ передачи информации. Русская народная вышивка всегда имела глубочайшее смысловое и обрядовое значение и орнамента, и цвета. Раньше, крестьянские мастерицы, создавая вышивку, еще помнили значение орнамента. Оно не записывалось в книжки, а передавалось только из рук в руки – устно и на примере, либо в виде тщательно сохраняемых образцов, которые служили копиями последующим поколениям.

Любая старинная русская вышивка – это мини-модель Вселенной.

Хватит уже повторять, что язычество – это «примитивный» комплекс верований в «леших и водяных», и т. д., и что народное искусство – «наивно в своей простоте». То, что называют язычеством – это культура взаимоотношений с природой, единство с ней и сложнейшая система древних знаний и обычаев. А главное – корни нашей русской правосланой веры уходят в веру наших древних пра-прадедов. Одно вытекает из другого.

И влияние этой «простой и наивной крестьянской» культуры до сих пор сильное, жизненное и мудрое. Я не буду сейчас перечислять всеми любимые и до сих пор сохранившиеся народные праздники. Поскольку речь идёт о вышивке, то невозможно, чтобы в мотивах орнаментов, даже самых дорогих и золотых, даже в самых закрытых и высоких царских и боярских «светлицах» не встречались древние обрядовые глубокие осмысленные обережные знаки. Древняя «языческая» славянская символика жила, живёт и будет жить.

Личный знак Ивана Грозного – единорог – был на его печати, вышит на его головных уборах и других предметах. На кремлевских царских женских головных уборах (волосниках) на очелье (надо лбом) вышит повторяющийся рисунок – «мировое древо жизни». Обережные знаки встречается и в церковных, и в бытовых предметах.

Поэтому мы не можем разделять народную «простую» вышивку от золотного «царского» и «византийского» шитья. Одно плавно вытекает из другого.

Другое дело, что с течением времени теряется связь поколений и легче вышить простой цветок, чем древний знак плодородия, к примеру. Но в любом случае – ищущий находит. Либо народный промысел теряет свою глубину и становится просто разновидностью симпатичной «трудовой деятельности».

Рыба в Завидово.

Мы проезжаем Завидово. Красивая местность. Из окна машины видим озёра, лодки, рыбаков. А в самой придорожной деревне Завидово почти рядом с каждым домом висят плакаты: «Рыба» и рыбный перечень. Мы уже проезжали эти самодельные «бигборды» по дороге из Питера и взяли на заметку это рыбное местечко, а в этот раз – соблазнились и остановились у одного дома. Тут же выскочила девушка и провела нас в дощатый домик-палатку. Оказалось, они продают не свежую рыбу, а копчёную.

Ассортимент большой: толстолобики, терпуги, форели, щуки, угри - и очень аппетитный, отсвечивающий копченой шкуркой. На стенах висели связки вяленой рыбы. Цены были вполне приемлемые – одна штука терпуги ~ 200р., большой длинный и жирный угорь стоил – 1,2 т. р., а чуть поменьше – тысячу. Терпугу мы взяли, потому что нам так посоветовали – она более жирная, чем форель. При нас прибежал парень и доложил на опустевший прилавок свежайшего ещё горячего от копчения толстолобика.

PS. Я прошу прощения у жителей Торжка за резкость изложения. Зимой мы посетили этот город во второй раз и поняли, что тогда не попали в центр. А центр Торжка – потрясающий. Здесь можно почитать наш подробный рассказ: «Мы помним чудные мгновенья. Торжок» Но тем не менее, увиденное нами «не в центре» заслуживает самых резких выражений. Это, к огромному сожалению, реальность многих замечательных старинных русских городов.

© - здесь размещены другие наши рассказы и фото.
Опубликовано: 28 Апреля 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.