Доминиканская Республика – не хотела возвращаться обратно…

Другие отзывы автора
  • В Саламанку за испанским языком
  • Доминиканская Республика - не хотела возвращаться обратно (последняя глава)
Доминиканская Республика – не хотела возвращаться обратно…Ожидание.Подчас время ожидания отпуска не менее приятно, чем сам отпуск и все связанные с ним удовольствия. Планируя, как, где и с кем провести долгожданные денечки, человек уже проживает их в своем воображении и даже дух немного захватывает от возбуждения и в голове вертятся обрывки мыслей: скорее бы уже… две недели еще ждать… ну уж когда дождусь…даа.. И так далее в том же духе.

Как правило, действительность совпадает с фантазиями крайне редко, но если уж превосходит оные, то впечатления, красочные и яркие, остаются на всю жизнь. К сожалению, они отравляют наше дальнейшее повседневное существование, которое кажется более несовершенным и тусклым на фоне вечного праздника какой – нибудь страны диких обезьян или родины слонов.

История моего путешествия под кодовым названием «В рай на десять дней» начиналась также. Смутные идеи появились в голове чуть ли не сразу после предыдущего отпуска и после Нового Года обрели более менее отчетливые очертания – жара, солнце, соленая вода и экзотическая природа.

Изначально выбор пал на Бали. Прельстила популярность данного курорта и хорошие отзывы знакомых, рекомендовавших Бали как очень тусовочное место – много дискотек и других увеселений, скучать не придется. Другая моя знакомая, незадолго до того вернувшаяся с Бали, напротив, привезла с собой лишь бледный загар и такие же тусклые эмоции – «да я там в основном в номере сидела, жарко, экскурсии не интересные».

В случае моей знакомой и смысла не было лететь за тридевять земель и платить деньги за удовольствие посидеть в номере. Но мы с подругой хотя и люди смирные, но на отдыхе любим вкусить всего по максимуму, чтобы потом не кусать локти, горюя об оплаченных, но не использованных возможностях. Поэтому Бали был принят единогласно, как и отпал через 5 минут общения с Интернетом.

Я вообще обожаю Интернет за его способность мгновенно прояснять любую ситуацию и отвечать на любой вопрос. Чего изволите? На Бали в апреле? Упс, не советуют, сезон дождей там в апреле, лучше не надо. Сказочный остров Бали растворился, не успев как следует нарисоваться в воображении.

Разочаровавшись в востоке, мы обратили взор на запад. Куба, моя давняя мечта… Для меня приятная вдвойне, т. к. помимо отдыха будет возможность попрактиковаться в испанском, который я тогда только начала учить. Решение было практически принято, но в процессе дальнейшего общения с добрым другом Интернетом претерпело небольшие изменения и выбор пал на соседнюю с Кубой Доминиканскую Республику, главным образом по причине восторженных отзывов в Интернете от уже побывавших там туристов. В этих отзывах слово «рай» встречалось в каждом втором предложении.Полетели.Подлетаем...Итак, Доминиканская республика. Государство, расположенное на острове Гаити в Карибском бассейне. Занимает большую часть острова, который делит с государством Гаити, примечательным лишь своей нищетой и преступностью. По уровню жизни государство Гаити занимает третье место снизу, после ЮАР и еще какого-то.

Знаю еще, что поголовно все население Гаити мечтает прорваться в соседнюю Доминиканскую республику всеми правдами и неправдами и те, кому это удается, выполняют там всю черную и низкооплачиваемую работу за которую не берутся доминиканцы, за 100 долларов в месяц. Справедливости ради следует заметить, что средняя зарплата для обычного доминиканца – это 200-300 долларов. Доминикана – страна по большому счету бедная, но развивающаяся и, я бы сказала, неунывающая.

Население Доминиканской Республики – 8 миллионов человек. Из них 70 % составляют мулаты (смешение белой и черной расы). Остальные 30% делятся между белыми и африканцами. 95% населения – католики. Государственный язык – испанский, что особенно приятно.

Это было все, что мы знали о Доминикане, собирая чемоданы. Нам предстояло провести в полете 10 часов и мы настраивались морально. Подруга взяла с собой журнал, я - книгу, зачитанную до дыр, но все еще любимую, и на двоих мы купили бутылочку хорошего виски по дороге в аэропорт, чтобы веселее было лететь. Если бы тогда знали, как весел и необычен станет для нас полет по причине этой бутылочки, мы бы разбили ее на месте с проклятиями. Но мы не летали никуда давно, не пили в полете еще дольше и видимо, отстали от жизни. Поэтому мы купили к виски еще пару бутылочек колы, бутылку шампанского и, довольные собой, в 7.30 утра прибыли в аэропорт.

Все шло замечательно. Мы прошли регистрацию, сдали багаж, заботливо переложив виски с колой из чемодана в сумку, прошли паспортный контроль и оказались перед последним препятствием, отделяющим нас от вожделенного DUTY FREE.

Мы поставили сумки на движущуюся ленту, положили туда же ремни, обувь в лотке и прошли через металлодетектор, или как это называется. Сами мы прошли без проблем, а вот сумки наши были задержаны девушкой, сидящей возле ленты и смотрящей в монитор, где отображалось содержимое сумок.

- Вынимайте то, что у вас в сумке, - попросила она меня.

- Что именно? - не поняла я.

-Жидкость, - объяснила девушка. – По правилам аэропорта нельзя проносить жидкость в объеме больше 5 мл. Нужно сдавать в багаж.

Весьма удивленная, т. к. не знала об этом нововведении ничего, я вынула из сумки колу и шампанское, и они тут же были отправлены в мусорное ведро.

Потрясенная, я не спешила доставать дорогущее виски, надеясь, что про него забудут, но девушка смотрела на меня и ждала.

- У вас там была третья бутылка, - поторопил меня молодой человек, работник аэропорта, сидящий рядом с девушкой - вандалкой. Лицо его выражало живейшее внимание, как у зрителя необыкновенно захватывающей пьесы, от которой он дальше ждет еще более ярких впечатлений. Когда я со вздохом достала виски, он пришел в восторг.

-Да-аааа, девчонки! – хохотал он, согнувшись пополам и глядя на нас слезящимися от смеха глазами. – Попили…! Ой, не могу!

Насупившись, мы принялись объяснять, что ничего не знали про запрет проносить жидкости и начали уговаривать девушку, чтобы сделала исключение хотя бы для виски. Но та была неумолима.

- У нас очень строгие правила, - объяснила она, впрочем, глядя на нас с сочувствием. Правда, сочувствие нисколько не помешало ей изъять у подруги вторую колу и большой флакон термальной воды, тоже, между прочим, не дешевый. Эти жидкости постигла та же участь. Виски же продолжало стоять перед нами и мы возобновили переговоры.

- У вас есть вариант выпить прямо здесь, - пришел нам на помощь веселый молодой человек, по – прежнему заливающийся хохотом, но уже с перерывами. Вон там сядьте на лавочке, где переобуваются, и пейте. Потом пройдете.

Делать было нечего. Мы взяли виски и одну колу, оставив на произвол судьбы все остальное и сели в уголок, подальше от переобувающихся людей с лотками. Стаканчики у нас не отняли.

Первый стаканчик прошел в молчании, нарушаемом лишь недоуменным хмыканьем. Мы чувствовали себя неловко, накачиваясь виски в 8 утра, но выбросить его нам казалось и вовсе невозможным. Мы решили выпить сколько сможем, благо бутылочка была небольшая, а остальное, так и быть, выбросить. Все не так обидно.

К третьему стаканчику мы развеселились. Ситуация была невообразимо смешная и мы принялись обсуждать ее на все лады, не забывая торопливо пить виски с колой, т. к. время было очень ограничено. Разговор перетек на другие темы, мы так увлеклись болтовней, что опомнились, лишь услышав краем уха по громкой связи:

- Заканчивается посадка на рейс Москва - Пунта-Кана…

Бросив виски, где оставалось еще полбутылки, мы помчались к движущейся ленте, без проблем миновали ее и галопом помчались в DUTY FREE, решив на ходу, что нам непременно нужна еще одна бутылка виски, чтобы продолжить веселье в самолете.

Пронесшись, как буря, мы зацепили огромную литровую бутыль «Whate Horse», маленькую бутылочку колы, блок «Вога», расплатились и помчались дальше. Нашей следующей целью была курилка, где мы торопливо сделали несколько затяжек под непрекращающийся аккомпанемент громкоговорителя, ежеминутно извещающий, что посадка на рейс Москва - Пунта-Кана заканчивается и призывающий поторопиться. Наконец, запыхавшись, мы самыми последними влетели в самолет. Посадка закончилась.Первое впечатление.Местные жителиПервым впечатлением от Доминиканы была жара. В России только-только сошел снег, а здесь было добрых 35 градусов и это при том, что небо было затянуто облаками и судя по всему, только что прошел дождь. Было тепло, влажно и как-то необычно. Я пыталась осознать, что мы находимся по другую сторону Атлантического океана, в Доминиканской Республике и это было удивительно, т. к. до этого пределом дальности у меня была Испания.

Я жадно оглядывалась по сторонам. Рядом росло какое-то дерево, усеянное крупными красными цветами, недалеко находилось здание аэропорта, крыша которого была сделана из пальмовых листьев, что само по себе меня очень заинтересовало. Но главное, я увидела первых доминиканцев – работников аэропорта. Они шли мимо, оживленно болтая о чем-то – трое мулатов с достаточно светлой кожей.

Я незаметно их сфотографировала на память. Я еще перед отъездом решила для себя, что раз я еду в такую экзотическую страну, то должна фотографировать все, что вижу, чтобы привезти как можно больше воспоминаний и показать эту страну другим. Поэтому я запечатлела также и дерево, и аэропорт и даже кучу мусора по дороге в отель.

Мусор в Доминикане повсюду. Удивительно даже, как люди живут практически на мусорной свалке, не замечая этого и нисколько по этому поводу не расстраиваясь. Урнами в этой стране пользуются, по – моему, только белые, да и то не все. Местное население все, что считает нужным выбросить, выбрасывает прямо там, где эта необходимость застает их. По пути на экскурсию я видела из окна автобуса небольшие поселки с кафешками, расположенными вдоль дороги.

Они представляли собой стоящие под тентами пластмассовые столики и стулья и пространство вокруг них было щедро присыпано разнообразными бумажками, пустыми пластиковыми бутылками и прочим, не поддающимся идентификации хламом. Поначалу нас это шокировало, но неприятное это впечатление было единственным и быстро растворилось на фоне того шквала положительных эмоций, которые нас захватили и которые мы не переставали испытывать до конца нашей поездки.

Все время моего пребывания в Доминикане я испытывала чувство возбуждения и радостного подъема, которые даже трудно передать. Словно… словно как влюбилась, только не в человека, а в целую страну. Может дело в климате- жарком, но не угнетающем, а приятном. Может, в самих доминиканцах. Я никогда не видела таких приветливых, доброжелательных и жизнерадостных людей. Это меня удивило больше всего. Для меня, живущей в городе, где всегда нужно быть настороже и всегда быть готовым к отпору, поражало, как они веселы, довольны и доброжелательны и к туристам (что, конечно, понятно), и друг к другу.

Например, бармен Джонни, целый день подающий напитки в баре возле бассейна на жаре и при этом весь день не теряющий ни улыбки, ни энергии. Он пританцовывал и напевал, он просто ловил глазами взгляды всех подходивших к бару в надежде завязать разговор, знакомился со всеми, кто давал ему хоть малейшую для этого возможность, и нельзя было не улыбаться, глядя на него. Может быть, как раз потому, что все доминиканцы так непосредственны, радостны и энергичны, там создается эта неописуемая атмосфера вечного праздника, вечного счастья. Я начала понимать всех тех, чьи отзывы я читала в Интернете. Рай, где не надо торопиться, беспокоиться и бояться, а нужно лишь жить.

Сами доминиканцы именно наслаждаются жизнью. Как нам рассказала наш гид Елена по дороге в отель, это необыкновенно приятные и необыкновенно ленивые люди. Большинство из них живет бедно только потому, что не хотят работать и напрягаться, предпочитая проводить время в болтовне, музыке и танцах. Они не богаты, но они счастливы и им этого достаточно. Они простодушны и наивны, как дети. В крупных городах, правда, люди тоже уже начали понимать, что надо быть и жестким, и собранным и где-то хитрым, чтобы заработать, но в небольших поселках такого еще нет. Там все с тобой здороваются, спрашивают, как у тебя дела и искренне улыбаются. Именно искренне, я за все 10 дней ни разу не встретила доминиканца без улыбки. Они улыбаются всегда, даже когда им грустно.

После самолета, виски и по причине разницы во времени в 8 часов, в первый день мы даже не пошли на океан. К вечеру нас просто шатало от усталости и, поужинав в ресторане, мы завалились спать, оставив все дела на завтра. Ночью меня кусали комары и под окном кричали павлины, запросто гуляющие по территории отеля. Но мне было все равно.

Утром, выспавшись и придя в себя, мы отправились на завтрак. Ресторан наш представлял собой открытое со всех сторон строение, крыша которого была покрыта пальмовыми листьями. Следует заметить, что пальмовыми листьями в Доминикане накрывают буквально все. Это очень удобно – пальмовые листья не стоят ничего, не пропускают влаги и при нужде их очень легко заменить. После завтрака, оглядевшись, и сначала пойдя, естественно, не в ту сторону, мы отправились к океану.

Слово «океан» для меня всегда было немного магическим. Такое огромное водное пространство, такая сила, стихия, это как что-то божественное, невероятное, настоящее чудо. До этого я никогда не была на океане и ничего удивительного, что я уставилась воду без конца и без края с чувством, похожим на благоговение, хотя по виду он ничем не отличался от моря, на мой взгляд. К тому же с утра было пасмурно, народу почти не было, только пробежал один человек по кромке прибоя, да прохаживался туда-сюда доминиканец, одетый вроде как охранником или кем-то вроде того.

Вопреки бытующему мнению о дружелюбии аборигенов, этот был не очень-то приветлив и смотрел на наши восторги с нескрываемым презрением человека, которого в этой жизни уже ничем не удивишь. Мы попросили его сфотографировать нас на фоне океана, потом по очереди сфотографировались с ним на память, причем он, увидев получившиеся снимки, недовольно покривился и продолжил свое горделивое шествие по пляжу.

Мы же совершили ритуальное омовение в «оушене», как мы окрестили океан. Обычно я не люблю долго барахтаться в воде, но там я зависала в океане часами, как поплавок, лицом к берегу, чтобы видеть белую полоску пляжа, высоченные зеленые пальмы и ярко-синее небо, на котором почти никогда не было ни облачка. В голове вертелась только одна мысль: «Как же классно… как же классно… и еще осталось девять дней…». С течением времени дней становилось все меньше, но я по – прежнему получала такое же огромное удовольствие, как и в первый день.МамахуанаВ течение всего нашего пребывания в Доминикане нам настойчиво предлагали две вещи – мамахуану и марихуану. И если приобрести вторую мы так и не решились, то первую приносили каждый вечер во время ужина. Мамахуана – это ром с вином и медом, настоянный на травах.

Описать этот напиток достаточно просто. Он сладкий и крепкий, ярко-красного цвета, нам его подавали в маленьких рюмочках, похожих на наперстки, вот и все его описание. Но эффект его я испытала на себе и могу засвидетельствовать, что после утомительной экскурсии мне хватило двух таких наперсточков чтобы почувствовать себя бодрой и свежей, как будто только что поднялась с постели, отлично выспавшись. Также молва гласит, что мамахуана стимулирует потенцию у мужчин, но тут виднее мужчинам, конечно.

Гид, сопровождавщий нас в Санто-Доминго на экскурсию, рассказывал о двух незадачливых русских парнях, привыкших пить все, что горит, и уговоривших вечерком перед дискотекой за неимением водки, литровую бутыль мамахуаны на двоих. « Члены колом стояли два дня и по-маленькому не ходили, пока врача не вызвали» - покачивая головой, поведал гид. Правда, нет ли, не знаю.Саона.Доминиканский городокЗа десять дней пребывания в Доминикане мы посетили три экскурсии. Первая была на остров Саона в Карибском море. Началась она с двухчасовой поездки на автобусе в деревушку Altos de Chavon. Это искусственно созданная деревня, копия испанской деревни XV века, построенная около 60 лет назад, с церковью, где по преданию венчался Майкл Джексон, с амфитеатром в греческом стиле, где исполнялись танцы, дорожками, выложенными камнями, яркими цветами и археологическим музеем, где хранится то, что осталось от живших когда – то на острове индейцев таино, полностью уничтоженных за несколько десятков лет после прихода испанцев.

Горшки, глиняные поделки, пирога – и ни одного свидетельства о том, как же выглядели сами таины. Это так и осталось загадкой, потому что конкистадоры, очевидно, занимались совсем другими делами и никому из них не пришло в голову зарисовать или составить словесный портрет аборигенов. К тому же они были стерты с лица земли так быстро, что видимо, ни у кого не хватило времени изучить их внешность и образ жизни.

Из рассказов нашего гида на Саону, кубинца, женатого на русской и по этой причине освоившего русский язык в совершенстве:

- На этом острове нет ни змей, ни хищных зверей, круглый год тепло и светит солнце и жизнь таинов до прихода испанцев была очень легкой и приятной. Они почти не охотились, почти ничего не выращивали, потому что все, что им было нужно, росло само. Женщины ловили рыбу и собирали устриц, мужчины не делали ничего, лежали целый день в тени, занимались любовью со своими женами и наслаждались жизнью. Они были до того ленивы, что когда рядом с деревней заканчивались устрицы, деревня поднималась и переезжала на другое место, где устрицы были рядом и за ними не нужно было далеко идти.

И вот представьте себе, что стало с такими ленивыми, спокойными и добродушными людьми, когда пришли испанцы и обратили их в рабство. Их заставляли тяжело работать, а они не понимали зачем, они же никогда не работали. Многие пытались сопротивляться, что приводило к большим жертвам со стороны, конечно же, таинов. Плюс завезенные европейцами болезни также сделали свое дело. Но самую большую работу по уничтожению таинов сделали сами таины. Они убивали своих детей, чтобы не росли рабами. Убивали жен, чтобы не рожали рабов. Устраивали акты самосожжения по нескольку тысяч человек. Хватило пятидесяти лет, чтобы целый народ полностью исчез и сейчас в мире не осталось ни одного таина.

Такую грустную историю поведал нам наш гид Алекс. После этого дал нам час на прогулку по Altos de Chavon и собрал нас вновь всей толпой у обрыва, где круто вниз вели к реке Чавон триста весьма ненадежных ступенек без всяких перил. По ним нам было предложено спуститься и сесть в катер, призванный доставить нас на Саону.

Поездка на катере понравилась мне чрезвычайно, особенно когда мы выплыли в открытое море и принялись прыгать по волнам с уханьем и визгом. Это было даже немного чересчур, потому что при каждом прыжке у меня зубы клацали о зубы и я на полном серьезе боялась либо их вышибить, либо откусить себе язык. Тут еще я довольно точно потихоньку передразнила сидевшую впереди нас недовольную всем на свете полную даму и нас с подругой разобрал неудержимый, до слез, хохот.

С шутками и прибаутками мы доплыли до первой стоянки, некого мелководья километрах в двух от берега, где мы ловили морских звезд. Потом еще в одном месте, уже глубоком, поплавали с масками, посмотрели на желтых в черную полоску, рыбок (других не было). Некоторые из предусмотрительных туристов взяли с собой хлеб и рядом с ними вода словно кипела, наподобие супа, и мелькали желтые и черные полосы. Наконец, последний рывок и мы на Саоне.

Саона – необыкновенно красивый, как, впрочем и любой другой в Карибском бассейне, остров. Высоченные пальмы, белый песок, голубая, с изумрудными разводами, вода. Саона является природным заповедником, частью Восточного Национального парка. В стародавние времена здесь останавливались пираты перевести дух и поделить награбленное, а теперь вместо романтичных фрегатов с белыми парусами и Веселым Роджером на мачте у причалов притулились несколько катеров, в том числе и наш.

Пребывание на острове представляло собой обед, купание и загорание и длилось два часа. После этого нас опять собрали на катере и повезли обратно, только дорога в этот раз была еще веселее, потому что сопровождающие нас доминиканцы достали ром с колой и принялись потчевать нас от души. При этом катер скакал на волнах по-прежнему, и не знаю как другие, а у меня половина рома попадала куда надо, а вторая половина – на ноги и живот.

Но стало совсем хорошо, мы хором затянули « Катюшу», кое-кто закурил, одной рукой держа стакан с ромом, другой – сигарету, а ногами пытаясь как-то зацепиться за переднее кресло, дабы не вылететь из катера. Сидящий рядом с нами развеселый мужчина, развлекавший нас всю дорогу рассказами о местах, где он побывал в качестве туриста, потерял в море фотоаппарат, после чего расстроился и замолчал.

Так же все время нашего пребывания на Саоне нас развлекали сопровождающие-доминиканцы, с которыми я попрактиковалась в испанском, после чего один из них, похожий на американского актера Уилла Смита, сказал что он меня любит и предложил свидание на дискотеке «Мангу». Доминиканцы мне вообще все понравились, но « Уилл Смит» был слишком уж навязчив и брутален. Я сочла за благо не связываться и отказала кавалеру, что его нисколько не смутило и хорошего расположения духа он не утратил.Санто-Доминго.Солнечные часы в Санто-ДомингоВторая экскурсия у нас была сразу на следующий день, на этот раз в столицу Доминиканы – Санто – Доминго. Не выспавшись как следует, мы были немного не в настроении поутру, но гид, русский по имени Виктор, взялся рассказывать нам о стране Гаити, куда он раньше возил туристов, и сон пропал, я слушала, стараясь ничего не пропустить.

Республика Гаити, до обретения независимости, была колонией Франции, причем богатой. Образовалась она в результате войны между Францией и Испанией, когда испанцы были вынуждены отдать часть завоеванного ими острова. Рабы, завезенные из Африки, выращивали сахарный тростник и приносили огромные доходы метрополии. Условия их жизни были настолько нечеловеческими, что несчастные то и дело поднимали кровопролитные восстания и одно из них, в 1791 году, увенчалось успехом.

Французы были изгнаны и образовалось новое государство Гаити, которое быстро пришло в упадок и от былого процветания не осталось и следа. Бывшие рабы, предоставленные сами себе, не сумели на обломках старой жизни построить ничего путного и до сих пор в Гаити царствуют нищета и беззаконие. Со слов Виктора, страна ничего не производит, туризм –статья, которая могла бы приносить хороший доход, невозможен. Белому человеку соваться на территорию Гаити откровенно опасно, потому что доведенным до отчаяния голодом гаитянам ничего не стоит похитить его с целью выкупа, а то и банально убить на месте, забрав то, что есть при себе.

Тем не менее в свое время находились экстремалы, желающие совершить поездку в эти заброшенные места и Виктор этих экстремалов сопровождал. Поездка занимала двое суток, сначала десятичасовая тряска в автобусе (дорог в Гаити крайне мало, только в столице Порт-о-Пренс), потом собственно цель путешествия – демонстрация обряда вуду, который гаитяне показывали специально для туристов. Будучи выходцами из Африки, гаитяне сохранили свои верования и традиции, в отличие от доминиканцев, перенявших от испанцев католичество.

Обряды религии вуду, рассказывал Виктор, делятся на три вида – белое, красное и черное. При белом вуду в течение обряда приносят в жертву петуха, при красном – козу, причем жрец убивает ее, перегрызая зубами горло, и наконец, при черном вуду, как нетрудно догадаться, приносят в жертву человека, вырезая у него сердце. Но, как поспешил нас успокоить гид, не нужно думать, что гаитяне хватают первого попавшегося туриста и тащат в свое логово для совершения жуткого обряда – для гаитян умереть именно так считается очень почетным, и, захоти того жрец, из желающих выстроится очередь. К счастью, цивилизация делает свое дело даже с Гаити и если обряды черного вуду и совершаются в наше время, то где-нибудь в глухих гаитянских джунглях и с соблюдением строжайшей тайны.

Зато белое вуду для туристов – пожалуйста. Зрелище жуткое – жрец очерчивает вокруг себя круг, на глазах туристов убивает петуха и с помощью заклинаний вводит себя в транс. Петух выступает в виде жертвы некоему богу, который в благодарность делает жреца неуязвимым, что тот и демонстрирует пораженным пришельцам из другого мира. Он втыкает в себя толстые иглы – и из ран не выходит ни капли крови, поджигает себя – и не получает никаких ожогов, хотя вся одежда на нем сгорает.

Что тоже очень странно – петух с отрубленной головой бегает всегда в пределах очерченного жрецом круга, никогда не выходя за него. Все это представляет собой очень тяжелое зрелище и на него не допускаются дети и женщины. Как рассказывал Виктор, по окончании обряда, туристы, сев обратно в автобус, молчат около сорока минут, приходя в себя после увиденного. Сейчас, в связи с ухудшением ситуации в Гаити, все экскурсии туда запрещены.

Мы задали Виктору вопрос - почему все гаитяне, которых мы видели работающими на территории отеля, черные как смоль, чистокровные негры, в то время как доминиканцы – все мулаты – кто темнее, кто светлее, но ни одного такого черного, как гаитяне, мы не видели. Он объяснил нам, что раньше в испанской колонии ребенок, родившийся в результате связи белого человека с чернокожим рабом, автоматически становился свободным человеком со всеми правами, а во французской колонии такой ребенок немедленно уничтожался. В результате таких варварских порядков мулатов в Гаити нет.

За подобными интересными разговорами пять часов до Санто-Доминго пролетели незаметно и вот наконец мы приехали в столицу Доминиканской республики. Я без конца щелкала фотоаппаратом из окна автобуса, стремясь запечатлеть как можно больше, хотя ничего такого потрясающего мы не проезжали. Памятник сбора сахарного тростника – эта очень важная отрасль экономики Доминиканы удостоилась чести быть увековеченной в виде человека, тянущего за собой упряжку нагруженных тростником волов, здание правительства, Центральный банк Доминиканы, Главное полицейское управление, главная пешеходная улица города, вроде нашего Арбата, китайский квартал.

Также я сделала очень много фотографий просто улиц, просто прохожих, просто магазинов. Все это представляло для меня огромный интерес, потому что страна, находящаяся на другом конце земного шара, так непохожа на мою привычную среду обитания, что априори мне нравилась и мне хотелось знать, как здесь устроена жизнь, как здесь живут люди, тоже совершенно другие, нежели россияне.

В Санто-Доминго мы посетили площадь Колумба, Кафедральный собор, первый, построенный в Новом Свете, обязательный магазин сувениров, где я купила картину кисти некоего El Varon. Типичная доминиканская мазня, такие продают там на каждом углу, но прикольная. Также нас отвезли к зданию, где находится прах Колумба – огромное строение в виде лежащего креста 210 метров в длину. Оно называется Маяк Колумба. Говорят, что если в этом строении включить специальные прожекторы – даже с летящего самолета будет виден светящийся крест. Правда, в связи с вечной нехваткой электричества в Доминикане, прожекторы эти зажигают только по большим праздникам.

После Колумба мы побывали в Los tres ojos, (« Три глаза»), три подземных озера с серной, соленой и пресной водой, образовавшихся в результате разлома земной коры тысячелетия назад. Вода в этих озерах считается целебной и некоторые из туристов ополоснули в ней руки. Больше в этих пещерах ничего интересного не было и мы погрузились обратно в автобус.

Обратная дорога мне показалась бесконечной, длилась она более шести часов, под кондиционером я замерзла и желала только одного – быстрее выйти из автобуса. На ужин, впрочем, мы успели и вот тогда-то я убедилась в целительной силе мамахуаны – мы почувствовали такой прилив сил, что сумели осуществить одно давно откладываемое мероприятие – начать пить виски, привезенное нами из Москвы, ту самую страшную литровую бутылку, на которую мы после наших приключений в самолете не могли смотреть без содрогания.

Однако же мы ясно понимали, что обратно не повезем ее ни при каких обстоятельствах и выбросить тоже не поднимется рука. Поэтому вооружившись колой и этим виски, мы после ужина отправились на пляж и уселись так в полном одиночестве в шезлонгах. Выпили мы, конечно, немного, но почин был сделан. Тем вечером мы никуда больше не пошли, просидели все время на пляже, радуясь тому, что следующие два дня нам не нужно ехать ни на какие экскурсии, т. к уже подустали от поездок. Хотелось бездумно поваляться на пляже, поплавать, а вечером посетить дискотеку и театр, где каждый вечер давалось какое-нибудь представление.Два дня на пляжеВ поисках пеликановДва дня пролетели очень быстро, без особых приключений и ознаменовались только одним событием – купаясь в океане, мы увидели пеликана. Он пролетел прямо над нами, очень низко, так что я его хорошо разглядела. Мы чуть не захлебнулись от восторга – удивительная птица и ее наличие в Доминикане явилось для меня полным сюрпризом. Мы рассказали об этом одной нашей знакомой, женщине средних лет, отдыхавшей в одиночестве, и она нам посоветовала пройти по пляжу в сторону двух скошенных пальм и там, якобы, пеликаны водятся стаями.

Мы немедленно отправились в путь и прогулка эта сама по себе доставила нам огромное удовольствие. Уже садилось солнце, но было очень тепло, с океана дул довольно сильный ветер, но и он тоже был прямо-таки ощутимо теплый, что после московской зимы казалось невероятным – ведь ветер для меня всегда ассоциируется с пронизывающим холодом. Теплый прибой то и дело хватал за ноги – я специально старалась идти поближе к воде, чтобы она до меня доставала. Навстречу нам шли люди – американцы, немцы, англичане и испанцы.

Слышалась и русская речь, но редко, это не Турция и не Египет, Доминикана – в основном здравница для американцев, которые имеют возможность летать сюда хоть каждый месяц, им и дешево и сердито, для русских все же далековато. Примечательно, что некоторые (не скажу что многие) доминиканцы считают всех белых людей именно американцами, или, на худой конец, немцами. Когда я говорила, что существует такая страна Россия, на меня смотрели с сомнением, спрашивали, сколько там сейчас градусов тепла и, услышав, что двенадцать, в ужасе качали головами. Россия для них казалась чем –то мифическим, вроде Атлантиды – говорят, что она есть, конечно, но кто ее знает…видеть-то ее никто не видел…

Мы уже дошли до двух скошенных пальм и миновали их, а стаи пеликанов так и не появились. Зато мы увидели несколько искусно вылепленных из песка фигур - творчество туристов и доминиканскую собаку (гладкошерстная и песочного цвета). Уже подумывали повернуть обратно, как вдруг удача нам улыбнулась – вдалеке, над океаном, летал пеликан, то и дело пикируя вниз и подхватывая своим клювом рыбу. Мы его сфотографировали, как смогли, но вышла ерунда, так как пеликан не оказал нам любезности повисеть в воздухе пару минут, чтобы мы сделали четкие снимки. Так что на моем фотоаппарате можно разглядеть неясное черное пятно на фоне неба, впрочем, клюв виден отчетливо. Рассчитывать на большее мы явно не могли, с тем и вернулись обратно.Каталина. Дайвинг.Остров КаталинаНа следующий день нам предстоял дайвинг. Моя подруга уже имела маленький опыт погружения в Египте, для меня же это было впервые и я немного нервничала. Перед тем, как отправляться непосредственно в море, я прошла краткий курс в бассейне под присмотром инструктора по имени Иван. Этот инструктор заслуживает отдельно посвященной ему главы, т. к личность была очень интересная и прямо скажу, симпатичная, мне всегда нравились такие мужчины, но будет лучше, если я буду рассказывать о нем по ходу действия.

Во время инструктажа мне пришлось тяжело. Иван заехал за мной и еще одним парнем из нашего отеля, Костей, в 8 утра и отвез нас в какой-то другой отель, где в маленькой комнатушке у него хранилось все снаряжение для дайвинга. Там к нам присоединился еще один мужчина постарше, по имени Аркадий, так что нас стало уже трое и я немного расслабилась, т. к боялась, что буду одна.

Сначала Иван прочел нам небольшую вводную лекцию об устройстве акваланга, о том, как готовить его к работе и как определить его исправность. Из этой лекции я не запомнила ничего, кроме того, что кислород в баллоне нужно понюхать на предмет наличия посторонних запахов, и если таковые обнаружатся, использовать такой баллон нельзя. Акваланги Иван собрал нам всем сам, после чего мы переоделись в гидрокостюмы, кряхтя, нацепили на плечи акваланги и потащились к бассейну.

Вот тогда я и хлебнула горя – я-то думала, что бассейн где – то рядом, а он оказался так далеко, что, таща на плече тридцатикилограммовый акваланг, а на поясе грузы на тридцатипятиградусной жаре, я на полном серьезе боялась хлопнуться в обморок. Проклятый бассейн оказался на территории совсем другого отеля, нам пришлось сначала долго петлять вслед за Иваном по дорожке, где на нас таращились доминиканцы, потом по другому отелю и когда подошли наконец к бассейну, я мечтала только об одном – скорее бы рухнуть туда, в прохладную воду.

Рухнуть-то я рухнула, но плавание с аквалангом оказалось совсем нелегким делом, меня все время переворачивало на бок, а то и вообще выталкивало на поверхность. К тому же Иван в целях натаскивания то и дело неожиданно подплывал то к одному, то к другому из нас и или сдергивал с лица маску, или выхватывал изо рта загубник. Это должно было научить нас не теряться в форс-мажорных ситуациях, т. к воду, попавшую в маску, нужно было уметь выдувать, да и чтобы быстро поймать под водой шланг с кислородом, тоже нужно было знать одну фишку.

Заключалась она в следующем – оставшись без воздуха, нужно было отвести назад руку, коснувшись ею баллона, а затем сделать ею круговое движение вверх. Тогда шланг обязательно окажется у тебя в руке. Этот совет совсем не так бесполезен, как кажется, потому что могу подтвердить, что не зная, как найти выпавший загубник, человек начинает паниковать и вертеться на месте, а оставшись без кислорода на глубине очень легко потерять самообладание, наглотаться воды и захлебнуться. А поймать в воде шланг очень сложно, так как он вертится вслед за тобой и выскальзывает из рук. Так что пробное погружение было лично для меня совсем не лишним и очень помогло на самом дайвинге.

Выбравшись наконец-то из бассейна и прошествовав тем же строем обратно к первому отелю (правда, на сей раз было легче, после воды было не так жарко), мы переоделись и процессе переодевания я начала расспрашивать Ивана о его доминиканской жизни.

Иван оказался человеком очень общительным и, как показалось, моим расспросам очень обрадовался, потому что сразу же оживился и охотно начал рассказывать о себе. Выяснилось, что в Доминикане он живет уже восемь лет, сам он бывший военный, так сказать, профессиональный аквалангист, так что нашел здесь себе работу по специальности. Жизнью в Доминикане очень доволен, жилье снимает, но в ближайшем будущем планирует построить дом и уже купил участок земли.

К этому времени Аркадий, очевидно живший где-то недалеко, попрощался с нами и ушел, и Иван рассказал и его историю – приехал в прошлом году отдыхать, понравилось, и в этом году перебрался надолго и сейчас строит здесь неподалеку жилой дом. В России у него бизнес, так что живет на две страны – полгода здесь, на полгода улетает обратно.

Я спросила, насколько легко получить ПМЖ, по словам Ивана вышло, что очень легко, никаких проблем, «так что если надумаешь, приезжай!» - заявил он мне. Как я уже говорила, люди его типа мне очень нравятся, и не в последнюю очередь тем, что для них в жизни все очень легко и просто. Общение с ними прямо-таки заражает оптимизмом. Поболтать с ним было так приятно, что я даже не заметила, как мы доехали до моего отеля. Расстались мы очень тепло, положив на днях непременно увидеться на дайвинге.

И вот день дайвинга наступил. Иван приехал за нами на своем фургончике, где, кроме нас с подругой, находился еще один мужчина лет сорока, и на переднем сиденье рядом с Иваном, молодой парень лет двадцати. Первый, как мы выяснили, был турист, как и мы, по имени Валерий, второй же был помощником Ивана. Звали его Коля и он неделю назад прилетел в Доминикану из Находки. Прилетел не просто так, а к старшему брату, который работает в туризме, сопровождает желающих на подводную охоту.

Этот брат, видимо, дружит с Иваном, раз попросил его пристроить младшенького. Коля был парень скромный и всю дорогу молчал, как, впрочем, и мы с подругой, зато Иван с Валерием оживленно болтали. В мужские разговоры мы не лезли, но слушали внимательно, речь шла опять о жизни в Доминикане, Валерий расспрашивал, Иван рассказывал. Также Валерий немного обмолвился о себе и мы узнали, что он бизнесмен, что объездил почти весь свет, что дочь его учится в Канаде, жена в данный момент сидит в номере, а он решил попробовать дайвинг. Под их беседу два часа поездки пролетели быстро.

Пунктом нашего назначения был остров Каталина в Карибском море, где то возле него нам и предстояло нырять, поэтому мы из фургона пересели на маленькую яхту, где, кроме нас, находились еще какие-то туристы – англичане и сопровождающие доминиканцы. Я начинала все больше нервничать, мне все больше казалось, что затея с дайвингом была плохой идеей. Когда дело дошло до того, что я начала молиться, чтобы все побыстрее закончилось, яхта остановилась посреди моря и нам велели переодеваться в гидрокостюмы.

Первое погружение прошло для меня так, как я и полагала – ужасно. Нужно было опуститься на двадцать метров в глубину и уже на пяти метрах у меня сильно заболели уши. Сколько Иван мне ни показывал, как нужно продувать их, зажав нос, я никак не могла этого сделать. Чем глубже я погружалась, тем хуже мне становилось, вдобавок к ушам заболел еще и затылок и я не выдержала. Показав Ивану знаком, что у меня проблемы, я всплыла на поверхность и обнаружила себя метрах в пятидесяти от яхты.

Здесь мне сразу же стало лучше настолько, что я решила повторить попытку, но увы – без Ивана погрузиться обратно я не смогла, и, побарахтавшись немного, поплыла к яхте и там, зацепившись за ступеньки, позвала доминиканцев, чтобы меня вытащили. Они подошли и перед тем, как помогать мне, начали зачем-то показывать мне на лицо, и делать жесты, чтобы я его вытерла.

Сначала я подумала, что это может быть, какая-нибудь грязь, плавающая в море, но расслышав в их речи повторяющееся слово «sangre», поняла, что у меня из носа идет кровь. Я попыталась вытереть ее, но, видимо, только размазала по лицу, так что один из парней, потеряв терпение, плеснул мне в лицо морской водой, и после этого, удовлетворившись, меня втащили на борт.

На яхте я обнаружила сидящего в одиночестве Колю. Я удивилась – он погружался вместе с нами и должен был сопровождать Валерия. Выяснилось, что для него, как и для меня, это было первое погружение и что он также не смог выносить давление воды.

- Я одно ухо смог продуть, а второе – никак, - жаловался он мне.

Я его утешила, сказав, что я, например, не смогла продуть ни одного уха и что лиха беда начало и мы стали ждать остальных ныряльщиков. Они появились только через полчаса, все довольные и под впечатлением. Подруга рассказала мне, что они с Иваном видели ската и рыбу – иглу. Брошенный Колей Валерий плавал в одиночестве и тоже увидел много интересного.

-Хоть и не Красное море, но красиво, - сообщил он.

Иван посочувствовал мне и Коле и заявил, что нам предстоит еще одно погружение, на этот раз на десять метров, в другом месте. Я малодушно попыталась отказаться, но он и слушать не захотел и яхта поплыла дальше. Мы с Колей обреченно помалкивали, остальные делились впечатлениями.

До второго места мы доплыли быстро и попрыгали в воду. Как и в первый раз, Иван потащил меня на дно и я почти сразу почувствовала боль в ушах. Попробовала продуть их – не получалось. Вторая попытка – опять не получается. Я опускалась все ниже, боль стала невыносимой и я уже решила подниматься обратно, как вдруг после третьей попытки уши словно резко отпустило, боль пропала, как и не было и я почувствовала себя отлично. Главное, что я поняла, как это делается и потом, когда в течение всего погружения боль появлялась снова, я справлялась с ней легко. Как хорошо, что я этому научилась, потому что иначе пропустила бы столько всего интересного!

Под водой мы плыли медленно, почти у самого дна. Иван держал меня и подругу за руки и то и дело привлекал наше внимание то к какой –нибудь рыбе, то к причудливому подводному растению. До одного из них, бледно-розового, он дотронулся пальцем и оно сразу же спряталось в камень, на котором росло. Также мы увидели ската, в которого он запустил камнем и тот возмущенно уплыл.

Потом Иван нас отпустил в самостоятельное плавание и мы разделились и расплылись кто куда. Мое внимание больше всего занимал вопрос, как удержать глубину и не всплыть, как поплавок, но то, что я видела вокруг себя, казалось необыкновенным. То песчаное дно, то кораллы, то проплывает мимо какая-то удивительная рыбка, ярко-синяя и при этом прозрачная. Полно было также тех желто-черных рыб, которых мы видели на Саоне. Как, должно быть, счастлив Иван, живя в таком волшебном месте, как Доминикана и занимаясь любимой работой!

Плавали мы полчаса, потом Иван нам подал знак всплывать. Взобравшись с помощью доминиканцев на яхту, я увидела Колю. Он так и не смог справиться со своим вторым ухом и коротал время на палубе. Я взахлеб поведала ему, как там здорово на глубине и как у меня поначалу тоже не получалось продуть уши, а потом наладилось. Счастливая и довольная, я спросила у Ивана, будем ли еще нырять.

- Нет, это был последний раз, - ответил он. – Сейчас на Каталину обедать.

На Каталине нас действительно ждал шведский стол и ром с колой. Мы подняли пластиковые стаканчики за удачное погружение, пообедали и разлеглись в шезлонгах отдыхать. Иван с Валерием лежали отдельно, беседуя, Коля устроился с нами. Правда, долго лежать нам не дали наши доминиканцы, девушка и парень. Подбежав к нам, они начали нас уговаривать идти с ними к причалу брать уроки танцев.

Разленившись на жаре, мы отнекивались, но спорить с ними было невозможно. Беспрестанно улыбаясь и пританцовывая, они взяли- таки с нас обещание, что мы придем через пять минут, и только тогда умчались обратно к причалу ставить музыку.

Как только по всему острову разлилась развеселая доминиканская мелодия, мы встали без понуканий. Под такую музыку усидеть на месте было просто невозможно. Девушка-доминиканка построила нас с подругой и еще с двумя присоединившимися англичанками в ряд и начала ритмично двигаться под музыку. Движения танца были незамысловатыми и состояли в основном из кругообразных движений попой. Мы добросовестно повторяли за девушкой все па, но на жаре быстро выдохлись и тогда парень дал нам команду идти в море. Там, стоя по пояс в воде, мы проделали вслед за ним что-то вроде водной аэробики. В прохладном море дело шло веселее и нам даже стало жаль, когда упражнения закончились.

Поплавав немного, мы вернулись на шезлонги, но полежать нам снова не дали. На этот раз подскочили двое местных владельцев магазинчиков и пригласили нас посетить их заведения.

- Просто посмотреть, просто посмотреть, - повторяли они и мы согласились.

Кстати, не спрашивайте меня, как я понимала тогда доминиканский испанский, я и сама этого не знаю. До этой поездки я изучала испанский всего два месяца и могла объясняться только в настоящем времени. Но главной проблемой для меня было воспринимать речь на слух. Даже то, что говорила моя русская преподавательница, я понимала с большим трудом, а уж как говорят доминиканцы! Мало того, что гораздо невнятнее испанцев, они еще и проглатывают половину окончаний, так что начинающему человеку очень трудно понять, какое слово они имеют в виду.

Но тем не менее я не упускала ни одной возможности поговорить с ними и каким – то невероятным образом понимала почти все, хотя попроси меня кто-нибудь в ту минуту повторить то, что мне только что сказали, я бы не смогла этого сделать. Да и самой мне, прежде чем сказать что-либо, приходилось сначала составлять эту фразу в голове, проверять ее мысленно на наличие ошибок и уж потом только произносить. Но, повторяю, тем не менее…

В магазинчике, куда мы зашли « просто посмотреть», мы обнаружили стандартный набор бижутерии и сувениров, виденный нами уже тысячу раз. Мы сразу сказали, что покупать ничего не будем, но парни нисколько не расстроились и предложили нам мамахуаны, на что мы с энтузиазмом согласились. Выпили по рюмке терпкого и крепкого напитка (в гораздо больших порциях, чем нам подавали в ресторане) и тут за нами пришел Коля со словами, что яхта наша отчаливает и все ждут только нас. Распрощавшись с радушными хозяевами, мы поспешили на берег.

Обратный путь прошел очень весело, сдобренный традиционным ромом с колой, который, как я поняла, является непременным атрибутом каждой экскурсии, так сказать, входит в программу. Мы пили, наши доминиканцы плясали нам на радость. После второго стаканчика я приняла приглашение парня потанцевать и вдвоем мы исполнили некий залихватский номер, что было очень сложно, так как яхта все время раскачивалась и прыгала по волнам.

Тем не менее аплодисменты мы сорвали и я вернулась на место. Потом мы с подругой взобрались на верхнюю палубу для небольшой фотосессии и надо сказать, что фотографии получились очень красивые – яхта, голубая вода, пальмы на далеком берегу и собственно мы. Но находиться на открытой палубе было страшновато, так как яхта продолжала прыгать и раскачиваться во все стороны и мы спустились вниз, а тут показался и наш причал.

Распрощавшись с весельчаками – доминиканцами, мы сели в фургон Ивана. Сам он, отлучившись на минутку, привел и посадил сзади нас в машину какого-то доминиканца, одетого в полицейскую форму.

- Вот, знакомый, попросил подвезти, - объяснил Иван. – Полицейский. Год назад у него случай был – игрался на пляже с пистолетом и прострелил себе ногу. Дебил.

Мы все оглянулись на безмятежно улыбающегося доминиканца, который, естественно, ничего не понимал и посмеялись. После этого Иван завел мотор и мы тронулись в обратный путь.

Дорогой мы с подругой уже не отмалчивались и принимали живейшее участие в беседе. По пути остановились в небольшой деревушке и купили себе пива, в том числе и Иван. В ответ на наше удивление он пояснил, что дорожная полиция, равно как и правила дорожного движения здесь понятие чисто абстрактное и каждый ездит так, как ему вздумается.

- Классная страна! – добавил он.

В общем, доехали мы весело. Валерий, который показался поначалу мне снобом и занудой, оказался простым и приятным собеседником, Иван вообще был своим парнем с самого начала.

Единственное, что с наступлением вечера все больше и больше портило мне настроение – это сознание того, что это был предпоследний день нашего пребывания в Доминикане. Мне так отчаянно не хотелось уезжать, что я старалась совсем не думать об отъезде и утешала себя лишь мыслью о том, что в запасе есть еще один день. " Слава Богу, еще не завтра!"
Опубликовано: 29 Июня 2009

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.