Египет: Хургада или Шарм-Эль-Шейх? Часть 3. На гору Св. Моисея без Михаила Задорнова

Другие отзывы автора
  • Египет: Хургада или Шарм-Эль-Шейх? Часть 1. Хургада, январь 2007 г
  • Египет: Хургада или Шарм-Эль-Шейх? Часть 2. Шарм-Эль-Шейх, март 2009 г
  • Индия. Случилось страшное
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·

На 8 марта я поздравил свою супругу покупкой экскурсии на гору Св. Моисея и в монастырь Св. Екатерины. Сама идея восхождения во многом навеяна египетскими хохмами Задорнова. Думаю, это самое запомнившееся 8 марта в жизни моей половины.

Я не столь крут, как писатель, и не стал прибегать к услугам индивидуального гида. Поэтому около часа ночи экскурсионный автобус высадил толпу паломников, нас в том числе, у металлоискателя в километре от монастыря. Ночь была теплой и лунной, поэтому все страхи о жутком холоде на горе казались ерундой.

Неизменный металлоискатель, взвизгивающий при прохождении каждого человека и демонстрирующий бдительность египетских секьюрити по профилактике терактов, пропустил нас наверх. После инструктажа, в основном касающегося цен на напитки, одеяла и, главное, на аренду «верблудов», наша толпа, освещая путь фонариками, потянулась наверх.

Цитирую классика. «Дорога, точнее, тропа, осталась нетронутой со времен самого Моисея. Гора высокая и крутая, закрывает собой часть неба, как будто на звездную карту наложили вырезанный из картона силуэт этой горы. До вершины более двух тысяч метров. Но это если на вертолете. А если пешком, петляя, - километров одиннадцать. Где идти, где карабкаться, где почти ползти... Главное - надо успеть к рассвету, иначе можно пропустить заветное слово. Повторять персонально, для опоздавших, Всевышний ничего не будет.

Кто не уверен в своих силах, может нанять верблюда. Правда, верблюд пройдет только первые километров пять, а дальше начнется такое, что не только верблюд, но и сам черт себе ноги переломает. Эту последнюю часть пути сможет пройти только самое выносливое животное в мире - человек.» (М. Задорнов. Египет).

Как и многое другое, дядя Миша сильно преувеличил. Конечно, нагрузка на нетренированный организм экстремальная, и мои фотоснимки дотащившихся до лестницы паломников очень сильно напоминают хронику с пленными немцами Сталинграда – столько же счастья на лицах, только одеты получше. И вместо сгоревших танков – верблуды, верблуды …

У нас с женой время восхождения от Екатерины до последнего приюта – 2 часа 40 минут. Среднее время, по словам арабов, примерно 3-3,5 часа. Время спуска у нас составило 1 час 20 мин, включая фотоостановки и WC. Поэтому об 11 км не может быть и речи. В пределах 5-6 км от паркинга до лестницы в одну сторону.

Темнота, крутые участки и камни – не главные препятствия. Главное – верблуды. Сотни этих фрегатов пустыни, затянутые в горы предприимчивыми арабами, перегораживают тропу. Слова «верблуд хочещь?» слышны чаще, чем собственное сиплое дыхание.

Высота горы – примерно 2 600, каждый гид дает другую цифру. Факт, что на высоте 2 500 и выше при разгерметизации салона авиалайнера на пассажиров падают кислородные маски, иначе потеря сознания. При постепенном подъеме приспосабливаешься, но дыхание все равно затруднено. Понятно, что для альпиниста это не высота, но я о горных чайниках, коих вокруг меня было примерно 100%, не считая арабов и верблудов.

Мало того, что верблуды тупо перегораживают совсем не широкую тропу, и протискиваться между верблудом и обрывом доставляет удовольствие ниже среднего. Самые энергичные арабы постоянно ходят с ними вверх-вниз, разыскивая места наилучшего клева туристов. Справедливости ради отмечу, что ходят они всегда по наружной стороне тропы. Иначе протискиваться между раскачивающимся толстым мохнатым боком и обрывом – это уже ничем не оправданный экстрим.

Еще верблуды, простите мой французский, производят дефекацию. В отличие от Хургады, никаких мешочков под хвостом у них нет. Поэтому а) воняет, б) запросто поскользнуться, катышки в темноте не отличимы от мелких камней. Говорят, что еще более плотно унавожено только пространство у пирамид.

Ехидно подчеркну, что из сотен верблудов были востребованы единицы, и то в основном на обратном пути любителями покататься. Я лично видел полуторацентнеровую тетьку и еще более крупнокалиберного дядьку. Остальные, даже старики - божьи одуванчики, переставляли ноги, хотя старикам приходилось отправляться еще засветло. Смысл подъема – испытание плоти. Поэтому вряд ли Задорнов получил отпущение грехов, поднявшись на гору на горбатом. Скорее всего, Господь отпустил грехи его верблюду. Кстати, применение верблуда не ускоряет восхождение, все равно скотина идет со скоростью араба, тянущего его за веревку.

Второе зло в пути наверх – бесчисленные арабские кафешки. Они стоят так, что мимо пройти никак невозможно. Частота – каждые 600-800 м. И в каждом из них гид останавливается и призывает отдохнуть и потрескать кофе-колу-сникерс, цены на которые с подъемом взлетают быстрее, чем высота над уровнем моря. Только начинает уставшее от жизни тело входить в ритм подъема, как араб командует привал. Короче, после объявления третьего пит-стопа на расстоянии менее 2 км от монастыря мы продолжили подъем вдвоем. Арабы догнали, зашумели, что нельзя отрываться от группы, мы показали им вежливый фак и пошли дальше.

Тропа много раз разветвлялась. И тут помогли верблюжьи шарики. Куда они, туда и мы. Как желтая дорога к дворцу Гудвина.

До лестницы шли медленно, без проблем и без остановок. Рассказывать особенно нечего. Тропа то уже, то шире, все больше камней, постоянный контроль над тем, куда становится нога. Часть камней шатается и даже осыпается. Все больше становилось попутчиков, часть людей отставало от своих групп, другая часть, затраханная остановками в «супермаркетах», уходила вперед.

И вот очередная кафешка, возле нее ряды камней, напоминающие амфитеатр, и громкая ругань пассажира верблюда с арабом, который умолчал, что последний этап для верблуда не проходной. Оттуда начинается лестница. Она представляет собой последовательно уложенные каменные глыбы. Очень неровные, некоторые качаются под ногой. Говорят, что всего 720 ступеней. Если сравнивать со стандартным панельным домом, это пеший подъем на 36й этаж. Но только среднее расстояние между булыжниками побольше, да и предыдущий подъем в гору не прибавил свежести. Настоящее испытание настойчивости и физической формы.

Я с позором провалил экзамен, останавливаясь на минутный отдых 4 или 5 раз. Поразился выносливости своей супруги, которая легко несла свои 53 кг живого веса впереди и неторопливо пританцовывала, мол, чо копаешься.

Дядя Миша может скоко угодно смеяться над арабским навязчивым сервисом, но на лестнице есть услуга, которую трудно переоценить. Ей пользовались пожилые. Араб берет паломника за руку и тащит его наверх, терпеливо ожидая, если пассажир устал. Просят они за это 10 $, и оно того стоит.

В последнюю кафешку я ввалился уже без всякого зазывания и тяжело рухнул на скамью. Моя дражайшая половина (по массе – 60% моей, по силе духа – 200%) была чуть лучше, но тоже вымоталась. Выпив кофейной бурды по цене крутого настоящего кофе, мы сидели около 2 часов и сушили промокшую насквозь одежду. Никаких бусиков, как обещал Задорнов, там не было, только суррогатные напитки и шоколадности.

Наш гид больше часа рассказывал в автобусе о том, что и по какой цене покупать на горе, ни слова не сказал о самой простой вещи: теплую одежду надо брать с собой, но одевать ее только перед вершиной. Забегая вперед, скажу, что я, хоть и не склочный и всегда ищу позитив, накатал жалобу в Тез Тур на этого индивида. Его имя Ясер. Если кто-то попадет на Синай через Тез и встретит там Ясера, большая просьба, подайте еще жалобу. Тогда уже его точно выгонят. Благо что поводов он предоставит в изобилии.

Особые приметы: около 180 см, плотный, круглорожий, слово «уважаемый» употребляет через 2-3 других слова, после чего оно воспринимается как паразит, на каждом шагу вымогает деньги, крайне мало рассказывает о посещаемых местах и демонстративно забивает на нужды туристов. Скажете, таких много? У Тез Тура все остальные гиды были очень достойные.

Злопыхательство – это грех, но мне было хорошо в ожидании, что через 3 часа мне отпустят все грехи. В 5 утра мы одолели последние несколько десятков валунов, отделяющих кафе от вершины. За 20 фунтов (около 4 $) прихватили на прокат, как бы сказать помягче, не очень свежее одеяло.

Мемориальной доски или хотя бы надписи «здесь был Задорнов» я не увидел. Вообще, вершина выглядела совсем иначе, нежели он описал.

Цитирую. «От фонариков, звезд и кое-где светильников над всё теми же арабскими сувенирными лавками с бусами вершина казалась освещенной, правда, скуповато … Жизнь кипела, а значит, арабы торговали. Они даже здесь открыли свои лавки. Не лень им было ради своей копеечной прибыли забраться в такую высь».

Дядь Миша! Арабы услышали вашу критику! И исправились! Вся торговля осталась чуть ниже, и на вершине мерзли одни туристы. Лишь пару раз арабы предлагали термосы и одеяла.

«Однако было очень холодно. Минус три-четыре градуса. Дул ветер. … Несмотря на взятые с собой теплые вещи, я купил у араба два полосатых матрасика размером с прикроватные коврики, чтобы закутать в них и верхнюю и нижнюю половины туловища. После чего стал искать место, как ищут в театре, когда билеты проданы, а места на них не пронумерованы. Дело оказалось непростым. Самые умные забрались сюда уже с вечера. Заняли первые ряды партера, амфитеатра, сидели на выступах и в пещерах, как в правительственных ложах. Мне досталось не самое плохое место в первом ряду галерки. … Галерка была на самой макушке горы, плоской, с темным силуэтом одинокой католической часовенки. Видимо, именно на этом месте Моисей и проходил курсы повышения квалификации». (М. Задорнов. Египет).

За годы с похода сатирика на вершине появилось второе строение и еще что-то непонятное – то ли каменная ограда, то ли недостроенные стены третьего строения. Поэтому вершина напоминает долгострой вперемешку с грудами камней. В результате места еще поубавилось. Но и за час сорок до рассвета мы смогли пристроиться в партере, расстелив одеяло на валуне.

До восхода мы мерзли, фотографировались, болтали с окружающими на всех доступных языках, благо не менее половины были русские, а почти все остальные знали английский. И снова мерзли.

«Солнце выбиралось из-за горизонта легко, по-спортивному. Оно было удивительно огромное. Мне казалось, что я смотрю на него через увеличительное стекло. Совсем рядом, перед глазами, ближе, чем на ладони. При этом на него можно было смотреть, не жмурясь, оно не было агрессивным и не слепило. Всего несколько минут - и гора начала согреваться, как будто сковородку нагревали на электрической плите. Мне было жалко, что солнце так быстро вынырнуло. Я скинул с себя ужасные матрасики. Ветер стих. Представление окончилось.» (М. Задорнов. Египет).

Дядя Миша явно подымался к Моисею не в Женский день, а летом. Нам и после восхода было холодно, а на склонах лежали снег и лед.

Небо было в легких облаках, и солнце выскользнуло из дымки. Говорят, когда оно прыгает из-за гор, еще красивее. В течение нескольких секунд туман, заполняющий пространство от обращенного к востоку обрыва до следующих гор, начал светиться. Просто море света, куда не кинь взгляд.

На обратном пути, обозревая тропу с высоты, ужасались содеянному и гордились собой. Ведь можем.

Уважаемый классик! Тропа изменилась со времен Моисея, и сильно. Библейский пророк ходил вообще не по тропе, а по склонам гор. В одиночку он не перетаскал бы столько булыжников, нужен стройбат.

Говорят, что тропу проложили за много лет монахи монастыря. На свету заметно, есть много других тропинок, по которым можно сократить путь на 10-15%. Но они крутоваты. В нынешнем виде тропа проложена для максимального удобства фрегатов пустыни, а они не такие проходимцы как человек. Поэтому дорога длиннее, зато до самой лестницы можно довести животное и очередной раз спросить: «Верблуд хочещь?»

По мере спуска теплело, пригревало солнце, ветер стих. Очень живописно утром в горах. И даже аромат верблюжьих отходов на утреннем солнце не нарушал благостного настроения.

Около монастыря мы оказались часа за полтора до его открытия. Туристы из других групп уничтожали ссобойки, мы же щелкали зубами. Благодаря заботе гида, наши пайки тихо ждали в недоступной дали отогнанного куда-то автобуса. Жрать сникерс натощак было бы черной неблагодарностью по отношению к своему организму, свозившему меня к Моисею и обратно.

Поход в монастырь напоминал давку в утреннем московском метро, ибо на ограниченную территорию рванули сразу четыре группы. И откуда столько энтузиазма после похода на гору?

Про Екатерину горе-гид почти ничего не рассказал, хотя грустную историю про расчлененную святую мы знали и без него. Поэтому еще раз призовем Задорнова.

«В этом монастыре … тот самый куст неопалимой купины, из которого в огне явился Моисею ангел. Куст, как рассказывают очевидцы, после того как сгорел вечером, наутро ожил и до сих пор цел-целехонек. Но, поскольку все посетители хотят до него дотронуться, приобщиться к чуду, сам куст упрятали в подвал, чтоб он не стерся от взглядов. Только дырку в полу прорезали, под которой куст растет. Под дыркой такая темнота, что ничего не видно. Приходится верить монахам на слово: мол, он еще там до сих пор. Зато народ со всего мира едет на эту святую дырку смотреть и рукой ее ощупывать. Так что теперь дырка намоленная, и уже не имеет значения, есть там куст или нет. Потрогаешь рукой ее края, и так хорошо на душе становится, что веришь во все монашеские рассказы».

Дядь Миша, случилось чудо! Куст пророс наружу! И вот так растет, несгораемый как асбест, с библейских времен!

Дорогой классик! Вы пишете: «После многочисленных поездок по Израилю и путешествия по Египту я при слове "араб" вижу лавочника с бусами посреди пустыни рядом с грустным, недоедающим и облезлым, словно побитым молью, верблюдом, у которого уже не осталось сил даже на то, чтобы прилично кого-то оплевать». Наберусь наглости и позволю себе с Вами не согласиться.

Вы видели современные Шарм-Эль-Шейх или Хургаду? Эти бесконечные километры отелей? Все это построено всего за 15-20 лет, причем большинство из них – по инициативе и на деньги арабов. И арабскими же рабочими руками. Рядовые арабы, у которых нет денег на отель, делают свой очень мелкий бизнес: впендирюнг бусиков/сувениров/масел, и при этом не заливают водкой свои беды, не сидят на социальном пособии. Их энергия направлена именно на заработок, а не на критику Хосни Мубарака, или, скажем, Медведева с Лукашенко. Никакого кризиса в Египте не чувствуется, отели полны в несезон.

Нигде в России, включая предолимпийский Сочи, нет такой инфраструктуры отдыха. Беларусь, имея шикарные Нарочанские, Браславские, Лепельские и Голубые озера, Днепр, Неман, Березину, Беловежскую пущу, может предложить лишь несколько хилых пансионатов да «экотуризм» под самогонку в бане деда Рыгора. Я знаю-знаю, сбился вектор…

Дядь Миша, вам не прощены грехи, вы юзали верблуда. Вообще, для очищения грехов нужно трудное испытание. Мне 48 лет, Вы не намного старше, так что пеший подъем на гору нам не страшен. Давайте еще постареем, чтобы реально напрягло, и вместе повторим подъем? Поговорим с Солнцем и с Богом… Жаль, если Вы примете только первую часть предложения – постареть.
Опубликовано: 20 Марта 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.