Перу. Заметки утомленного пасахероса (ч.2)

Другие отзывы автора
  • Случайно в Японии встретить гейшу (ч.2)
  • Случайно в Японии встретить гейшу (ч.1)
  • Гоа и Дели - две грани экзотики
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·

МАЧУ-ПИКЧУ Под утро, о счастье! я, наконец, акклиматизировался, причем весьма вовремя, ведь надо ехать в легендарный затерянный город инков - Мачу-Пикчу. Автобус вновь рвется в небо, для того, чтобы, перебравшись через перевал с великолепными видами на "снежники", по головокружительным спускам перенести туристов в долину священной реки Урубамба, которую индейцы до сих пор считают осью земли и воплощением Млечного пути.

По пути спросили у гида - "А снег то здесь бывает?" "Не-ет, разве только зимой - в июне-июле, да и то редко", После такого однозначного ответа серо-белый ковер на зеленой траве выглядел весьма странно, и даже загадочно, «а это что?» - допытывались любопытные туристы. "Так это вовсе не снег", ответил гид, "это ж - град, он здесь часто бывает в этих местах". Града нам еще только не хватало.

Спустившись в долину мы вновь оказались в тепле и продолжили свое путешествие по ж/д от ст. Ольянтайтамбо. Состав постоянно извивается вдоль переменчивого русла реки Урубамбы. За окном проносятся речные перекаты, засыпанные крупной галькой, террасы на противоположном берегу реки, цветущие кактусы - точные копии знаменитого канделябра, часто поезд ныряет в тоннели, а чтобы пассажиры не расслаблялись, машинист постоянно гудит, то ли предупреждая встречные составы, что единственная колея занята, то ли просто для собственного удовольствия.

Через полтора часа поезд прибывает в г. Агуас Кальентес и остается только пересесть на автобус, чтобы, наконец, подняться по крутому серпантину наверх, ко входу в Мачу-Пикчу. Стоимость поездки на автобусе туда-обратно 14 баксов, желающие могут сэкономить и подняться пешком, однако такой экстрим на любителя, ведь от верхней остановки придется еще карабкаться по крутым тропам вверх, что совсем непросто, особенно тучным людям, с них сходит семь потов, а лицо приобретает цвет переспелого помидора.

Герои, которым все-таки посчастливится забраться в Мачу-Пикчу, будут вознаграждены за все потраченные усилия. Главное при этом не забыть намазаться кремом от солнца, оно здесь – на высоте, просто термоядерное.

Надо запомнить еще одну вещь, чтобы не было потом мучительно больно: на горе обитают очень странные мошки, их не видно и не слышно, но, несмотря на это, они вгрызаются в любую оголенную плоть, а жертва даже не подозревает о нападении, до поры, до времени, конечно. Зато потом, на следующий день, у всех женщин, которые имели неосторожность прогуляться босоногими и не побрызгаться репеллентом, ноги покрылись болезненными язвами, и стали бешено чесаться - удовольствие ниже среднего.

Нам очень повезло, и погода была великолепной, что бывает нечасто в этом месте, хотя над ближайшими вершинами и клубились густые облака. Что сказать о самом городе? - это просто чудо древнего зодчества, причем отлично сохранившееся. Если голова не кружиться от высоты, можно заглянуть вниз - в сотнях метрах под ногами виднеется тонкая ниточка реки и крошечные вагоны поезда, на котором мы недавно приехали.

Городские постройки отлично сохранились, достаточно поставить деревянные перекрытия между этажами и постелить солому на крышу - дом опять как новенький - живи, сколько угодно, и это несмотря на то, что домикам уже о-го-го сколько веков и даже тысячелетий.

Поражает не только удивительная сохранность построек, но и великолепная планировка всего города, органично вписанного в узкую седловину между горами и ограниченного глубокими пропастями с боков. Живописные террасы огромными ступенями сбегают с вершин и обрываются в почти километровую пропасть, высокие горы и глубокие ущелья со всех сторон окружают уникальное и таинственное творение рук человеческих. Как и многое в Перу, загадка этого города так и не разгадана до конца: почему город практически внезапно, но очень организованно, был покинут его обитателями, с тем, чтобы никогда больше сюда не возвращаться.

Ходить по городу (не поднимается рука назвать их развалинами) можно очень долго, тем более, что наш прекрасный гид Нина настолько интересно повествовала о том, как загадочный город нашел неутомимый исследователь и авантюрист Бингем, что мы, как завороженные, ходили за ней по узким и опасным горным тропинкам, совершенно не замечая тех пропастей, в которые легко можно свалится при любом неосторожном движении. По поводу постройки города тоже не все гладко: есть мнение, что его возвели вовсе не инки, а их предтечи, а инки просто нашли его, а затем приспособили для своих нужд. Правда это, или нет, неизвестно, но от таких рассказов таинственность места только усиливается.

Ввиду того, что принимающая сторона обманула нас с расселением в долине, кроме горной болезни, у нас произошла еще одна накладка: в Мачу-Пикчу приехали достаточно поздно и не смогли попасть на пик Уайна-Пикчу - высокую гору, возвышающуюся над городом. Я с завистью смотрел на крошечных человечков, которые карабкались по горным склонам, стремясь к вершине, но мою зависть разделяли не все. Некоторые попутчики, тяжело отдуваясь, и утирая со лба непрошенные капли пота, заявили единодушно и однозначно: "На фиг нам такие приключения". Ну, как говорится, это дело вкуса.

ПИСАК-ОЛЬЯНТАЙТАМБО Третий день в Куско был посвящен поездке в священную долину инков Вальде Соградо с посещением местечка Писак. Казалось бы, ну что еще интересного можно увидеть после Мачу-Пикчу? однако экскурсия неожиданно оказалась очень познавательной и увлекательной. К огромным террасам, вырубленным на склонах гор, мы уже привыкли, они встречаются повсеместно, но здесь "лестница" оказалась самой огромной, из всех, ранее посещенных, она буквально затмила своей безупречной геометрией все виденное ранее.

В последние годы государство запретило использовать эти террасы по назначению - для выращивания картофеля, артишоков и разных зеленюшек, т. к. посчитало, что крестьяне разрушают древние постройки, поэтому сегодня террасы поросли травкой. Мы думали, что самые опасные и крутые тропинки мы уже прошагали в Мачу-Пикчу, однако ошиблись, здесь все оказалось настолько круче и тяжелее, что жену пришлось водить за ручку.

Цветущие кактусы самых разных видов - от гигантских цереусов до маленьких ребуций, крошечные шарики которых, спрятавшиеся между стеблями травы, и не разглядишь, поражали своими необыкновенными цветами и разнообразием. А кроме этого, с нами шел настоящий шаман, который совершил языческий ритуал поклонения горным духам на трех листиках коки. Индейский кудесник попросил, чтобы не было дождей, сезон которых уже начинался, верить в заклинания, или нет, дело личное, но похоже, обряд помог, и за все оставшееся время ни капли дождя не пролилось на наши отчаянные головы.

После бодрящего пробега по горным тропам до храмов Солнца и Луны и обратно, внизу нас ожидало великолепное угощение – свежевыжатый апельсиновый сок, по смешной цене – 20 руб. за стакан, который местные перуанки с большой сноровкой выжимали на ручных прессах. Кстати, об индианках, о них стоит рассказать поподробнее, ведь именно они, а точнее их наряды создают совершенно неповторимый колорит страны. Женщины до сих пор носят национальные цветастые платья, юбки, платки и накидки, причем не столько для туристов, сколько для себя. В глазах поначалу рябит от разнообразия узоров и цветов, но потом привыкаешь, а вот привыкнуть к головным уборам индианок невозможно, они удивляют постоянно. Голову каждой женщины украшает шляпка, их формы абсолютно разные, начиная от фетрового квадрата, украшенного тесьмой, и заканчивая фигурными цилиндрами – у каждой деревни свой фасон, они всегда различаются и женщины очень гордятся этим.

Сразу после Писака мы направились в крепость Ольянтайтамбо, причем интересна не только крепость, но и сам городок у ее подножия, зажатый между рекой Урубамба и высокими скалами. Вдоль его узких улочек по древним желобам бегут полноводные ручьи чистой горной воды. Разодетые в национальные костюмы индейцы деловито разгуливают по мостовым, мощеным белым камнем, а туристические автобусы, как будто по недоразумению забравшиеся в каменные лабиринты кривых улочек, едва не скребут своими бортами о стены домов.

Сама крепость – это ухудшенная копия Мачу-Пикчу, но, несмотря на это, посмотреть на нее стоит, хотя бы потому, что по мотивам событий, которые происходили много веков назад в этих краях, была написана опера Ольянтай. Фабула ее проста и незамысловата: незнатный, но талантливый полководец Ольянтай полюбил дочь главного инки - Почакутека, заодно и совратив ее аж до беременности. Будучи порядочным человеком, парень собрался жениться, но не тут-то было, папе мезальянс сильно не понравился, и запятую в известном предложении «Казнить нельзя помиловать» он поставил быстро и правильно. Ольянтай не стал ожидать исполнения приговора и быстро исчез, прихватив с собой отряд преданных воинов, осели они именно в этой крепости. Самое странное в этой легенде, что как не искали обидчика лазутчики разъяренного инки, так и не нашли. Потом папа умер, дочке разрешили воссоединиться с возлюбленным, правда, без права проживания в столице, но молодым и в крепости хорошо было.

Особое внимание в крепости привлекает уже знакомая "инкская" кладка - здесь она представлена во всей своей красе - многотонные каменные монолиты безупречно плотно подогнаны друг к другу, даже лист бумаги нельзя просунуть между соседними камнями. Форма блоков не прямоугольная, как мы привыкли видеть в строительстве, а совершенно произвольная, это совсем не мешало древним зодчим идеально сопрягать множество глыб в единую стену с исключительно ровной поверхностью. Характерно, между камнями нет ни капли раствора, но, несмотря на это, уже десятки веков стены стоят на месте, лишь кое-где гигантские камни свалились со своих мест - землетрясения здесь бывают часто. Увидев эту кладку только раз, ее уже больше ни с чем не спутаешь.

По возвращении из Перу, мне подарили фильм, в котором весьма убедительно было доказано, что древние инки были недостаточно развиты, чтобы идеально точно резать и шлифовать твердый камень, и «инкская» кладка была сложена намного более древней и могущественной цивилизацией, которая существовала задолго до инков, еще до потопа. В общем, загадки истории встречаются в Перу на каждом шагу.

Озеро ТИТИКАКА Из Куско очень неплохо прокатится в г. Пуно - на озеро Титикака, по программе на поездку требуется 8 часов, на самом деле она занимает все десять, весь путь пролегает по высокогорным равнинам - альтиплано. В ноябре, т. е. здешней весною, она имеет желто-зеленый цвет и на ней пасутся бесчисленные стада лам и альпак - главных поставщиков шерсти в этих местах. Из их шерсти до сих пор делают шарфы, кофточки, пончо и пальто, аборигены с успехом "впаривают" этот ходовой товар русским туристкам, заговорчески приговаривая "бэби-альпака". В большинстве магазинов туристов нагло обманывают, выдавая мех более дешевой взрослой альпаки за "бэби-альпаку", но наши женщины так доверчивы, что метут с прилавков шарфики по 50$, совершенно не вдаваясь в подробности.

Кроме лам и альпак в этих высокогорных местах бродят еще одни представители семейства верблюжьих - викуньи, их так и удалось одомашнить, поэтому живут они совершенно свободно, и лишь один раз в год несколько деревень организуют облаву на этих грациозных "ланей" и отстригают 300-400 гр. драгоценной шерсти с их загривков. Шарфик из нее тянет уже на 500-700 гринов, и ведь все равно покупают!

До испанцев ламы были самыми крупными животными у инков. Говорят именно из-за этого инки так и не изобрели колесо, ведь лама - слабосильное животное, больше 40 кг груза не одолеет, именно поэтому никакой тележки за собой тащить не сможет, тогда зачем колесо изобретать? Я не очень верю в отсутствие у инков колеса, ведь на многих рисунках и на древней керамике изображения колеса есть, может это не колеса вовсе, а просто катки - кто их разберет?

Дорога в Пуно, в отличие от путешествий по долинам рек, весьма однообразна, но ее оживляет перевал 4733 м, на который автобус взбирается почти незаметно для пассажиров. Несмотря на то, что большинству из нас удалось акклиматизироваться на высоте 3-3,5 км, задерживаться здесь совсем не стоит, "горняшка" может вернуться вновь. А вот индейцы, включая даже маленьких детей, отлично чувствуют себя на такой высоте, где у нас летают винтовые самолеты, и пытаются продать ошалевшим туристам всякую ерунду, или выпросить денег.

Вид аборигенов в национальных костюмах, в сопровождении пушистых лам настолько необычен, что хочется запечатлеть каждое мгновение их жизни, но надо иметь в виду, что за каждое фото модель рассчитывает получить соль - сумма ерундовая, но если давать каждому, тогда к концу дня кошелек облегчится на N-е количество полноценных долларов.

Следующая остановка - это полуостров Силлустани, место, в котором расположены древние погребальные башни - чульпас. Сами башни сложены классической "инкской" кладкой, но при этом сильно разрушены, они производят странное впечатление, их форма совершенно не соответствует содержанию: башни, такие аккуратные снаружи, внутри набиты древним мусором. Место считается колоссальным источником силы, почти как и Мачу-Пикчу, но почувствовать силу мне не удалось. Тем, не менее, побродить среди развалин загадочных башен, любуясь озером Умайо, в центре которого высится совершенно плоский остров, наблюдая индейцев, пасущих здесь свои стада, очень здорово.

Перед Пуно автобус проезжает еще одну "достопримечательность" - городок со звучным названием Хулияка - на вид он сильно напоминает приграничные мексиканские города эпохи дикого запада, как их любят показывать в американских вестернах. Грунтовые дороги в центре города, с которых ветер поднимает тучи пыли, грязные, неухоженные улицы, кучи мусора по углам, озлобленные лица жителей, чадящие фабрики, производящие сплошь бракованный, но зато дешевый кирпич. Для полного антуража не хватает только пистолетов на боках местных мачо. Гид пояснил - этот город живет исключительно за счет контрабанды с соседней Боливией, нравы у контрабандистов не самые мирные, поэтому посещение этого места туристами категорически не рекомендуется.

Титикака - это название на слуху даже у школьников, благодаря своей игривой двусмысленности, хотя в переводе с языка амаро – это священный камень, к тому же - самое высокогорное судоходное озеро в мире - 3400 м над уровнем океана. Одно время по нему даже плавал военный корабль английской постройки, сейчас он установлен на стапелях на берегу. По легенде заказ был размещен в Англии, с условием, чтобы ни одна часть не весила больше 40 кг, и он был выполнен, а сам корабль собрали уже здесь.

До озера доезжают не все туристы, путешествующие по Перу, а зря. Рукотворные плавучие острова Урос - местная достопримечательность, их создают, срезая верхний слой дернины толщиной около двух метров в зарослях тростника, затем буксируют на глубину и хорошенько связывают. Так он и плавает - кусочек земной тверди, посыпанный сухим тростником. Когда ходишь по нему, чувствуешь, как почва пружинит и колышется под ногами, а когда тебе сообщают, что под островом 18-метровая глубина, хочется как можно быстрее убраться с этого ненадежного ковчега. А его обитатели живут здесь постоянно, принимают гостей-туристов, но молодежь все равно мечтает побыстрее свалить на твердую землю.

Эта местность заселена потомками племени аймаро, их кожа значительно темнее, чем у жителей Куско и его окрестностей, и браки с жителями островов считаются весьма непрестижными. На острове живут 2-3 семьи, бывают, что они не сходятся характерами, тогда приходится резать жилплощадь «по-живому» и буксировать половинки подальше друг от друга. Около каждого острова пришвартована диковинная лодка из тростника (бальса де тотора) - почти точная копия знаменитой лодки Ра Тура Хейердала, это и не удивительно, именно здесь ее и делали. За символическую плату туристов катают на этих лодках, причем гребут в основном женщины.

Кроме этих удивительных плавучих островков на озере есть еще один занимательный объект – каменистый остров Такиле, который знаменит своими мужчинами. Они очень строги и берут женщину в жены только в том случае, если после годичного проживания с ним она не повысит голоса на своего сожителя. Впоследствии эти жены имеют право говорить в присутствии мужа только в полголоса. Взамен, все мужчины острова, начиная от молодежи, и кончая глубокими стариками, взяли на себя обязанность всю жизнь вязать. Прежде всего, они вяжут себе смешные колпаки и шапочки, по их рисунку можно узнать о ее владельце многое, и, прежде всего, его семейное положение. Если мужчина носит одновременно шапочку и шляпу, значит это начальник. А все женщины острова облачены в черные платки.

КОЛКА Следующие шесть часов пришлось посвятить переезду Пуно - ущелье Колка. Это ущелье считается самым глубоким в мире, более 3 км от вершины самой высокой горы до дна, но туристов везут сюда не только, чтобы полюбоваться очередным провалом, главный аттракцион – встреча с кондорами, как по заказу, парящими в местечке Крус-дель-кондор. Увидеть птичек, размах крыльев может достигать 4м, в полете можно только с утра, да и то не каждый день, нам повезло, и мы полюбовались парением огромных птиц в восходящих потоках, а один гигант пронесся буквально рядом с нами – зрелище просто фантастическое. На местных развалах почему-то продают множество рогаток – может по птичкам стрелять? с долей черного юмора предположил один из попутчиков.

Извилистое ущелье, залитое солнцем, пропасти неимоверной глубины, крутые склонны гор, утыканные огромными кактусами, неровные квадраты огородов, которыми расчерчены все более-менее ровные места, огромное озеро, зажатое между высоких гор, в котором лениво валяются быки, и сильный ветер, поднимающий тучи пыли – вот чем заполнилась эта удивительно яркая и приятная поездка. Тем, кто не увидел кондора в полете, огорчаться не стоит, в ближайшей деревеньке жители предлагают за символическую плату сфоткаться с прирученной птицей.

Если подняться еще выше в горы, то можно оказаться на перевале 4937 м – очень примечательное место, вокруг каменистая пустыня и сотни каменных пирамидок, сложенных благодарными туристами из черных камней. Издревле считается, что каждый путешественник, идущий по горам, должен поблагодарить духов гор за то, что он благополучно дошел до этого места, не свалился в пропасть, не поломал ноги, и не замерз от пронизывающего ночного холода. Пустынные места, лишь некоторые валуны покрыты ярко зеленым лишайником, да кое-где на сильном ветру колышутся сухие стебли сорняков.

Пейзаж удивительный и завораживающий, только находится долго здесь не стоит: кислорода совсем мало, каждое движение получается как при замедленной съемке, кажется, что ты двигаешься под водой, даже подняться на ступеньку автобуса – и то большая проблема. Нет, здешние горы не место для изнеженных европейцев, аборигены – совсем другое дело, у них и легкие большие и сердце больше нашего, для них подняться на 5-километровую высоту – раз плюнуть.

А наш путь лежит дальше, в Арекипу, город, который называют белым, за цвет камня, из которого выстроены большинство его домов. Для меня Арекипа стала кулинарным открытием Перу, почему? Да все очень просто: в этом городе, наконец, у нас появилось свободное время в напряженной экскурсионной программе, для того, чтобы без спешки бродить по городу и заходить в хорошие рестораны, не предусмотренные программой тура.

АРЕКИПА В целом, еда в Перу мало отличается от привычной нам, никакой тебе остроты, диковинных блюд, типа лягушек, ящериц и тараканов. Поэтому поход в небольшой ресторанчик El camaroncito, что на улице Сан-Франциско в г. Апекипе, не предвещал никаких особых открытий. Приятный интерьер, официант, традиционно не понимающий по-английски (к этому мы быстро привыкли в стране) – все как обычно, но те блюда, которые несли на соседние столы, сразу привлекли наше внимание: в огромных тарелках большой горкой возвышались вареные раки. И это была порция на одного, именно за этим блюдом - shupa de camarones (суп из раков) мы и пришли в этот ресторан по рекомендации гида.

Посмотрев на размер порции, мы с женой решили, что одолеть ее в одиночку не под силу, потому, как мог на пальцах, попросил официанта разделить блюдо на двоих. Смотрю, несут две таких же огромных тарелки с раками, как и у соседей, про себя ругнулся, вот черти нерусские – совсем английскую мову не разумиют. Однако, делать нечего, заказ получен, надо есть, а блюдо такой аромат испускает, да и на вид очень привлекательное: наисвежайшие, нежные раки плавают в желтом густом бульоне, а в нем и картошечка имеется и кусочки кукурузных початков выглядывают, и специи всякие от души добавлены – просто поэма экстаза на тарелке. Только ложки взяли, и тут призадумались: такая закусь, и без выпивки пропадает, решили заказать знаменитый перуанский коктейль Писко-сауэр, который делают из сока лайма и местной самогонки – писко. (на всякий случай для любителей я припас рецептик: 90 мл писко залить в шейкер, добавить ½ яичного белка + 90т мл сока лайма + 30 мл сахарного сиропа и 4 кубика мелко размолотого льда, после чего хорошенько смешать)

Раков ели руками - неописуемое удовольствие, сначала съедаешь хвостик, очистив его от панциря, затем разламываешь клешни, там тоже прячется сочное и аппетитное мясо, периодически запиваешь трапезу бульончиком – хорошо, ничего не скажешь. Причем, никаких щипцов и кусачек для разделки рака совсем не требуется, панцирь мягкий, своими пальчиками вполне обойтись можно. Для усиления эффекта кораллово-белое мясо можно в соус обмакнуть. Бокальчик Писка-сауэр пошел «на-ура», но жена свой не одолела, говорит: «сильно пьяный коктейль попался», я и его прикончил заодно.

Сидим, в тарелках лениво ковыряемся, на душе приятно и тепло, наверно коктейль согревает, вокруг такие же хмельные и довольные туристы сидят, хочется продолжения банкета. Однако ни пить, ни есть никто уже не может, да и не хочет, тогда зовем официанта и интересуемся (в основном жестами): «А куй-то у вас есть?». Как ни странно, вэйтер нас правильно понимает, и согласно кивает головой - с куями у нас все в порядке, как закажите, подадим в лучшем виде. В общем, договорились, что завтра опять придем, пробовать это диковинное блюдо – куя, то есть. Пришел час расплаты, выдают чек, а там всего за одну порцию оплата – вот чудеса, ведь даже половинные порции такие большие были, все удовольствие вместе с коктейлями обошлось в 550 рублей на двоих – дешевле только даром!

Прежде чем приступить к рассказу о куе, хочу сразу внести ясность – ничего похабного или плохого в этом слове нет. В Перу так называют морскую свинку, которую выращивают в каждой деревенской семье, как у нас растят кроликов. Зверушка является настолько традиционным блюдом, что оно даже изображено в центре огромного религиозного полотна «Тайная вечеря», висящего в столичном кафедральном соборе г. Лимы.

Назавтра мы с трудом дождались окончания экскурсионной программы и бегом рванули в ресторан, женщины по такому случаю даже мимо всех магазинов без остановок промчались, настолько манили новые блюда. Наша компания из пяти человек – большие любители сифуда, а креветок в особенности, приняла мудрое решение взять пять разных блюд и куя, конечно, в придачу. Глядим в меню, а глаза разбегаются, жаль, что по-испански все написано, однако Лариса немного шпрехает по-местному и делает заказ: креветки в коньяке, креветки на гриле, креветки с макаронами, креветки, запеченные в ракушках и заодно крабы, фаршированные креветками…

Писку вместе с сауэром заказывать не стали, штука вкусная и сильная, но потом голова здорово болит - на высоте 2,5 км над уровнем морем шутки с крепким алкоголем не всегда хорошо кончаются, потому решили ударить по местному винпрому – заказали сухого вина. В Перу славится в основном один сорт – Такама, вино, надо сказать, неплохое, конечно, до французских вин не дотягивает, но в целом вполне приятное.

Несут тарелки большие с блюдами вкус-сными, первую берем, на всех делим, съедаем, вторую берем, опять делим и съедаем, третью постигает та же участь, а на четвертой заминка приключилась – наелись все, но нельзя же бросать начатое дело на середине. Напряглись, но дошли до финала – до крабов, креветками фаршированных, очень оригинальное блюдо оказалось – в красных панцирях запечены креветки, типа жульена в крабовом панцире получилось, а сверху запеченная корочка сыра пармезан. Рассказать могу, показать на фото тоже могу, а вот великолепный вкус передать на бумаге не удается.

В общем-то, на этом и завершить трапезу можно было бы, но заключительный аккорд еще не прозвучал – официант, наконец, тащит тарелку с главным блюдом – куем. Народ заволновался, возгласы начали раздаваться «Куй с нами!», фотоаппараты щелкают, видеокамера работает, в общем, всеобщее внимание буквально приковано к тарелке, на которой покоится небольшой зверек с четырьмя лапами. Туристы за соседними столами заволновались, к нам спешат, просят сделать снимок, а мы, уже раздобревшие после бутылочки сухонького, отвечаем: нет проблем, фотографируйте – нам не жалко.

Ажиотаж спал, официант мастерски порезал маленькую тушку на пять частей, да вот незадача, все женщины, как одна, отказываются пробовать деликатес, их, видите ли, смущают большие зубы, торчащие из пасти. Делать нечего, мы с Олегом на двоих и слопали диковинного зверя. Под аппетитной панировочной корочкой, запеченной до светло-коричневого цвета, скрывалось нежное мясо, по вкусу напоминающее жирного цыпленка табака, только мяса мало, а костей много, Олегу еще показалось, что вкус чуть сладковатый, а я не почувствовал.

Вышли из ресторана, начали рейтинг выстроивать: какое блюдо самое вкусное, строили, строили, ничего не поучается, у каждого свой вкус, никак к общему знаменателю прийти не можем. Но первое место присудили единогласно: лучше shupa de camarones мы в Перу ничего не ели.

ЛИМА Последние три дня нам предстояло провести в Лиме, ибо большая часть группы поехала в Икитос, смотреть амазонские джунгли, а мы не решились делать прививки от желтой лихорадки, и остались в столице. Самостоятельно устраивать свой отдых я не люблю, но периодически приходится это делать. Поиски в дебрях Интернета, на предмет, чем же можно занять себя в Лиме, особых успехов не принесли, оставался вариант разбираться на месте. Поэтому, сразу по прилете в Лиму, я озадачил нашего гида Эдуардо подыскать нам бюджетную поездку в Трухильо – хотелось немного искупнуться, ведь в Лиме в ноябре не покупаешся. Гид с уверенностью пообещал, но после нашего возвращения с гор, без тени смущения заявил, что ничего не нашел - обманул трепач, оказывается, верить перуанцам надо с большой оглядкой – соврут, не дорого возьмут.

На следующее утро, после возвращения в Лиму из Арекипы, мне удалось пробежаться по турбюро, и тут выяснилось, что туры были, но выезжать надо было рано утром. Вопрос кто виноват? уже не стоял, остался главный вопрос - "Что делать»? Выбор оказался невелик - Плас де Армас – центральная площадь, либо набережная Мирафлорес, она была ближе, туда мы и направили свои стопы, медленно продвигаясь по авеню Арекипа. Несмотря на утренний час, город буквально оглушил шумом автомобилей, мчащихся по проезжей части. На набережной района Мирафлорес, вознесенной над океаном метров на 60, есть три места которые нужно посетить: Парк влюбленных с весьма грубоватым памятником Поцелую, Торговый центр Ларко Мар и взлетная площадка парапланов - именно туда я и устремился в первую очередь.

Сторговав полет в тандеме за 40$, я начал фоткать современных Икаров, парящих над океанским простором. Глядя, как пилот сначала ловит своим парапланом изменчивый ветер, а затем бесстрашно сигает с обрыва, причем пассажир делает шаг в бездну первым, желание лететь у меня вдруг начало резко испарятся. Мелькнула трусливая мыслишка - может бросить все и бежать отсюда без оглядки, деньги не главное, тем более, что "добрые" попутчики "очень вовремя" обратили мое внимание на парня, который, стоя на костылях, с тоскою провожал взглядом летящие парапланы, многозначительно заметив: "Он ведь тоже летал здесь".

Однако, прочь минутную слабость, на ватных ногах бреду к обрыву, еще шаг и все... Но тут, мой пилот, привязанный сзади, наступает мне на туфель, и тот готов слететь с ноги. Мгновенно представляется картина, как башмак соскакивает с ноги, пролетает десятки метров вниз и смачно плюхается на лобовое стекло одной из машин, едущих внизу, после чего неимоверным усилием воли удалось натянуть ботинок на пятку, и "А-а-а…" - полет начался. Я захватил камеру, первые минуты записи заполнили свист ветра, междометия и мат, потом вдруг заметил, что воздух уверенно держит нас, расслабился и даже получал удовольствие до самой посадки на пляже, которая оказалась неожиданно мягкой в отличие от приземления на обычном парашюте.

Поход в раскрученный ресторан Роса Наутика, который на сваях вынесен далеко в Тихий океан, стал логичным завершением этого дня, место очень помпезное и весьма дорогое (по перуанским меркам). За раскрытыми окнами шумят океанические волны, на вершинах которых серфингистам порой удается весьма эффектно прокатиться, важные сомелье с никелированными штопорами на шее неспешно шествуют по залу, суетливые официанты рысцой бегают друг за другом, периодически разнося посетителям огромные блюда, заполненными разными вкусностями.

На большой стол, уставленный шеренгами разнокалиберных бокалов в окружении блестящих ножей-ложек-вилок, официанты торжественно водрузили одно блюдо на двоих: на гигантской полуметровой тарелке, устланной зеленью, покоились четыре больших морских раковины, в которых были разложены креветки, мясо морских ракушек, морской салат и еще какая то ерунда. Сомелье по традиции плеснул мне в бокал глоток белого вина Токама из только что откупоренной бутылки, а я, сосредоточенно пригубив его, важно кивнул – наливай, пойдет. Красиво? – Да. Вкусно? – есть можно, но по сравнению с яствами Арекипы – «на троечку». Заплатили мы по перуанским меркам дорого – аж 1100 рублей на двоих, когда потом рассказывали перуанцам об этом визите, они закатывали глаза – «О-о-о», такой ресторан, такие цены…

Поздним вечером у Олега, который оказался завзятым «харлейщиком», намечалась международная тусовка с перуанскими рокерами. Вика - его жена, совсем не хотела отпускать его одного в такое сомнительное путешествие, памятуя о том, чем обычно кончаются такие встречи в Москве, но Олег настаивал, поэтому для подстраховки с ним отрядили меня.

В поход собирались как разведгруппа в тыл врага: сдали женам все деньги, кредитные карты и даже часы, оставив мелочь на обратное такси, ведь направлялись мы в неизвестность. Объявленная таксером запредельная цена в 20 солей была принята без колебаний, быстро миновав вечерние кварталы Мирофлореса, машина помчалась по каким-то промышленным районам, в которых незавершенные стройки чередовались с пустырями, наконец, такси завернуло в полутемный переулок, в котором притаился небольшой ресторанчик. Рокеров здесь не было, но вэйтер подтвердил, что они бывают в этом месте, томительно тянулись минуты ожидания, вдруг ночную тишину разорвал грохот мотоциклетных движков без глушителя – пара колоритных рокеров, затянутых в кожу и увенчанных черными касками, ехали в нашу сторону, сзади их почтительно сопровождала полицейская машина с включенными мигалками.

Началось…, подумали мы, но ошиблись, бравые всадники железных коней оказались очень миролюбивыми и исключительно испаноговорящими, единственное, что им удалось втолковать, что мы из России. Больше интереса они к нам не проявили, на этом рандеву и закончилось, Олег был очень раздосадован: ни братания, ни попойки, ни мордобоя так и не получилось - вечер не удался. А уж как удивилась Вика, когда через полтора часа после расставания увидела нас в отеле совершенно трезвых и без единого синяка.

На следующее утро идея съездить за город на развалины Почакамак за 35$ была отвергнута сразу, слишком много развалин нам довелось повидать за последние десять дней. А вот проехаться на экскурсию по Лиме – это интересно, цена вопроса - 30$, но если не лениться, и дойти до центральной площади Мирафлореса, можно обнаружить стоянку 2х этажных автобусов Sity-tour, которые всего за 50 солей провезут по всему городу.

Большинство кварталов оказались откровенно бедными, за почерневшими стенами часто скрывались покинутые дома, в которых давно никто не живет. С криминалом, к счастью, столкнуться не пришлось, ведь выходили из автобуса мы только у собора Сан-Франциско, а там количество полицейских вооруженных АКМ, и защищенных щитами, сравнимо с числом туристов, а на заднем плане маячат броневики. Полицейские, в отличие от наших ментов, очень доброжелательны - улыбаются туристам, с удовольствием фоткаются, и вообще производят впечатление нормальных людей.

Рядом с Собором раскинулась центральная площадь – Пласа де Армас (Площадь оружия). Странная особенность Перу в том, что в любом, даже в самом маленьком городе, центральная площадь называется всегда только так, похоже, страсть к оружию заложена в перуанцах с давних пор. Каждая площадь имеет квадратную форму и на ней обязательно стоит собор, муниципалитет, а в центре фонтан – очень симпатичное зрелище. На лавочках сидят люди и кормят наглых голубей, один раз видел, как странный мужик, поставив старую пишущую машинку на колени, печатал письмо, перед фонтаном обнимаются влюбленные, и везде бегают дети. Их очень много в стране, они бегают, прыгают и шумят, но никто не ограничивает их свободы.

Частный музей золота весьма желателен к посещению, несмотря на неоднозначные отзывы в Интернете, он совсем не разочаровал, а наоборот очень понравился. Музей состоит из двух частей – собственно экспозиция золота, из расхищенных погребений, и огромной экспозиции оружия и всего, что с ним связано. Основатель музея - сеньор Мигель Мухик Гайо, был не только страстно влюблен в оружие, но и имел средства, чтобы скупать его в неограниченных количествах. Таким образом, в его руках оказывалось все – начиная от старинных ядер и пушек, военной формы всех времен и народов, и кончая именными пистолетами.

А золотые вещи ему предложили случайно, но, как известно, коллекционеры люди увлекающиеся, первую вещь он купил на всякий случай, потом это вошло в привычку, и коллекция постоянно пополнялось, благо, могилокопатели не сидели, сложа руки. Золота в музее не так много, но оружия, амуниции, и всяких военных прибамбасов – море. Некоторые экземпляры можно потрогать руками, когда смотритель отвернется – а что может быть приятнее для нормального мужика, чем потрогать на ощупь любимую игрушку?

После экскурсии пришлось отдаться во власть женщин и покорно плестись в раскрученный торговый центр Ларко Мар Волшебные слова «бэби-альпака» заставили женские очи загореться алчным блеском. Это был их день: кофточки, шарфики, детская одежда и шапочки складировались без разбора в объемистые пакеты, а женские аппетиты не только не уменьшались, а только росли. Апофеозом шоппинга стало приобретение женского пальто, на которое уже не было наличных денег, но хитрая жена, быстро сообразила, что можно распотрошить мою кредитку. В этот день женщины затарились по-полной, только не совсем было ясно, в чем везти все это добро домой, т. к. покупать новый чемодан в наши планы не входило.

Все хорошее когда-то кончается, так и наш тур подошел к своему финалу, в последний день мы решили просто покататься по городу на такси, тем более, что это совсем дешево: полчаса езды 8-10 солей. Под конец я даже торговаться перестал с таксистами, настолько суммы были мизерные. Родилась гениальная мысль посетить музей Рафаэля Ларко, изюминкой которого считается галерея древней эротической керамики.

Глядя на искусно вылепленные тысячу лет назад кувшины, сосуды и статуэтки, изображающие эротические утехи древних инков, я понял, что ребята даже в те древние времена очень весело и изобретательно занимались сексом, и у них была собственная Кама-сутра. Все, что нам могут показать в порнофильмах старо, как мир, и возможно все это изобретено именно здесь - в Перу.

Ювелирный магазин на территории музея удивил своими несуразными ценами – золото - 90 баксов за грамм, серебро – 3 бакса. Поделки, конечно, интересные – один ритуальный нож Туми чего стоит – им обычно делали операции, особенно хорошо древним инкам удавались массовые трепанации черепов, до сих пор не понятно, зачем это делалось. Оставшиеся часы ушли на посещение площади Боливара, Овальной площади с необычной овальной церковью и очередного ресторана.

Уехать из Лимы, не воспользовавшись услугами его чистильщиков, было просто невозможно, ведь каждый перуанец считает своим долгом хоть раз в день почистить свои ботинки, а чем мы хуже? Результат превзошел все ожидания – мои туфли, которые я собирался выбросить здесь, засияли таким блеском, что по прилете дочка даже удивилась: «Папа, ты что, купил новую обувь?»

Морально к перелету Иберией готовились заранее, ведь оценка этой компании в интернете была однозначной – «хуже не бывает». Но за два рейса Москва-Мадрид-Лима никакого негатива мы не получили – да, кормят плохо, но вино наливают без скупости, а на трансатлантических трассах пускают отличный самолет А-340. На удивление, обратный 11-часовой ночной перелет до Мадрида прошел легко, несмотря на битком набитый салон и неудобные места.

В Мадриде предстояла 9-часовая стыковка, опять же из Интернета я накопал, что в а/п Барахас есть VIP-зал, где мы очень комфортно и провели время.

Единственную ложку дегтя добавил заключительный ночной перелет Мадрид-Москва, который был ужасен – между тесно стоящими рядами просто невозможно разместить гудящие колени, садист-пилот врубил обогрев на полную мощность, видимо, решив зажарить нас заживо, а стюарды забыли погасить свет в салоне. Тут Иберия в полной мере показала свою «дурь», поездочка получилась еще та.

На самом деле – эта мелочь была тут же забыта, ведь положительные эмоции просто фонтанировали из нас. Перу – это нечто удивительное, мало стран может сравниться с ним. Хочу ли я вернуться в Перу? – однозначно да, Вернусь ли я в Перу? – скорее всего - нет. Сейчас, когда я пишу эти строки, и эмоции улеглись, понимаю, ни одного более тяжелого и экстремально тура у меня не было никогда, а горная болезнь – это не выдумка досужих туристов, а реальность, но поехать туда стоило, тур полностью оправдывает ожидания и даже сверх того.
Опубликовано: 20 Февраля 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.