До мыса Рока и обратно. Часть 1. Праздник в Баварии. Французская глубинка. Дорогой святого

Другие отзывы автора
  • Новогодний Банско, или Почему не стоит ехать в Болгарию и чем заняться, если вы там все-таки оказались
  • Зимний заезд: Зёлль, Зальцбург
  • Бодрум и окрестности
Все отзывыЯ давно заглядывалась на этот тур. Было очень заманчиво проехаться от Москвы по земле до самой западной точки Европы, через Польшу, Германию, Францию, Испанию, Португалию. Смотреть на меняющиеся за окном ландшафты, гулять по городам разных стран, сравнивать, наблюдать, пробовать. Меня не пугала длительность тура – 19 дней, в прошлом году я уже ездила в двухнедельную автобусную поездку, которая промелькнула одним прекрасным мгновеньем. К тому же воодушевляли отзывы, что маршрут, безусловно, физически утомительный, но очень насыщенный и увлекательный. К сожалению, самолетных аналогов подобных туров я не нашла.

Когда же, за три месяца до начала тура, я позвонила в «Старый город», мне сказали, что группа по маршруту Франция-Испания-Португалия уже давно набрана. Поскольку тур проводится редко и, в общем-то, не имеет аналогов в отечественном туризме, люди на него записываются чуть ли не за год. Делать нечего, решила лететь в Норвегию. Перед тем как отвозить деньги за норвежскую путевку, все же позвонила еще раз по поводу Португалии. Мне ответили, что на сентябрь мест нет, но вот на дополнительный тур с 23 августа есть одно место. Через два часа я сидела в офисе «Старого города» и оформляла путевку.

Ранним утром 24-го августа в Бресте я благополучно заняла свое место в автобусе, и путешествие началось. Тогда же мы впервые увидели Веру, нашу сопровождающую, которая за два часа до этого проводила свою предыдущую группу. Целый день мы ехали по солнечной, уютной Польше со стандартными остановками у Паджеро и у Янусика. Кафе «У Янусика» является стандартным местом остановки для многих групп.

При приближении к нему Вера так соблазнительно описала предлагаемые там блюда, что при высадке вся группа бежала в кафе вприпрыжку. Перед нами туда подъехал еще один автобус, но очередь прошла быстро. Девушки в кассе оформляют заказ, выдают номерок, и вы идете за столик, к которому вскоре приносят ваш заказ. Мы выбрали рекомендованную Верой «скобову по-ковальски» в половинном размере. Даже пол-порции оказались изрядным куском отбивной, запеченной с грибами и сыром.

Помимо дешевизны и вкусной еды Польша на этот раз порадовала хорошими дорогами. После вступления в Евросоюз старые дороги были улучшены за счет Евросоюза.

Еще засветло мы приехали в бывший старательский поселок, а ныне тихий городок Златорыю, и вечером прогулялись по улицам. Наутро, с 5-го этажа гостиницы, очень симпатично смотрелись высокий костел и ведущая к нему улочка с разноцветными, яркими домиками.

25 августа, понедельник. Бамберг

Быстро миновали остаток Польши (на полях вдоль дороги все время встречались косули, а в одном месте даже аист что-то высматривал в траве) и около Герлица въехали в Германию. На сегодня у нас была запланирована экскурсия в баварский город Бамберг, о котором я прежде ничего не слышала.

Большое достоинство нашего тура – города были подобраны на искушенного туриста, неизбитые, редко включаемые в стандартные программы. Так, если Мец и Дижон встречаются в других турах, такие города, как Клермон-Ферран, Периге, тот же Бамберг я нигде не видела. В самом деле, группа наша состояла из людей бывалых, даже в Португалию некоторые ехали уже по второму разу.

Скажем, моя соседка по комнате, Нина, до этого ездила в Протугалию через Южную Испанию, теперь решила проехаться через Северную. У Виталия, пожилого мужчины, сидящего передо мной в автобусе, это был уже 27-й экскурсионный тур по Европе. Все люди самостоятельные, энергичные и любознательные. Общение было приятным, по большому счету это была компания единомышленников, всем активно интересующихся и готовых претерпевать неудобства ради возможности побольше увидеть.

Где-то уже после Дрездена перед нами пристроилась полицейская машина и замигала надписью, типа, следуй за мной. Следуя за ней, съехали с автобана и остановились на обочине. Паспортный контроль. Паспорта собрали, проверили по компьютеру, раздали обратно. Опять встали на автобан. Только съехали на заправку – таможенный досмотр. Досматривали с пристрастием, перетряхнули чемоданы в багажнике и даже дамские сумочки.

В результате у нашего водителя, пана Юрека, был обнаружен пистолет. Долго оформляли бумаги. Пан Юрек написал объяснительную, что-де ехал из Италии с большой суммой денег да и купил со страху пистолет. Наконец бумага была составлена, пистолет отобран (до получения разрешения на ношение оружия). Когда пан Юрек, виновато улыбаясь, залез в автобус, вся группа готова была его растерзать. Вера нас успокоила, что экскурсия по Бамбергу, запланированная на сегодня, сокращена не будет, просто попозже приедем в гостиницу.

То ли в этот день проводилась какая-то акция, то ли искали кого-то, но еще два раза в этот день перед нами пристраивались полицейские и уводили с автобана. В последний раз мы ехали за ними особенно долго, пока нас не доставили на широкую площадку за ангарами, где к нашему автобусу со всех сторон сбежались полицейские, которым мы злорадно продемонстрировали бумажку, что уже прошли досмотр. Было, конечно, очень жаль потерянного попусту времени.

Однако в Бамберге мы были вознаграждены за все мытарства этого дня, так как приехали туда в самый разгар праздника начала сбора урожая. Маленький городок был заполнен веселой, шумной толпой. Кружились карусели, играли музыканты, жарились сосиски, пенилось пиво, по реке курсировали пароходики, на мосту возле Ратуши была водружена огромная золотистая пивная кружка с пеной. И это понедельник, начало рабочей недели!

По нарядному городку, дивясь и фотографируя во все стороны, мы наконец выбрались из праздничной толпы и, поднявшись по крутой лесенке наверх, оказались в тишине и безлюдье перед огромным кафедральным собором. Вход в собор стерегли два существа, видимо, изначально льва, но от древности времени стершиеся и теперь больше похожие на жаб. Бамберг очень любил король Генрих II и, будучи выбранным императором Священной Римской империи, предпочитал жить в Бамберге. В здешнем соборе он и похоронен со своей женой Кунигундой.

Еще в соборе находится знаменитый «бамбергский всадник», черты лица которого считаются столь совершенными, что признаны эталоном для арийской нации. Скульптура всадника расположена довольно высоко, к тому же в соборе было темновато, поэтому только впоследствии на открытке я смогла разглядеть эти черты. Ну, что ж, действительно, интересный мужчина.

Справа от собора – просторная площадь с Новыми резиденциями епископа. Там сейчас картинная галерея. От Старых мало что сохранилось, находятся они тут же, за красивой аркой с барельефами. Сейчас там Исторический музей, перед ним – симпатичный внутренний дворик.

Чуть дальше от площади, за каменной стеной – Королевский розарий. С террасы видна церковь святого Михаила на высокой горе. Пространство внизу заполнено оранжевой черепицей городских крыш.

А потом мы гуляли по праздничному городку. Посреди реки Регниц насыпан остров, и на нем сооружена Ратуша (говорят, что для строительства городской ратуши не выделяли землю, тогда жители сами насыпали остров). Стены ратуши расписаны, на стрелке рукотворного острова – памятник королеве Кунигунде. На остров перекинуты мосты с арками, на одном из мостов расположились музыканты. Узкие улочки старинного городка украшены разноцветными флажками. Много фахверковых домов.

После экскурсии мы побежали к одной из концертных площадок, заказали жареных колбасок и пива. Пиво здесь готовится по особому рецепту, ячмень предварительно коптят. Получается темное, ароматное пиво – Rauchbier. Я долго не могла взять в толк, почему с меня просят 8 евро, когда пиво стоит 3. Оказывается, берут залог за пивную кружку 5 евро. Кружка, действительно, знатная, тяжелая, глиняная. Привкус у копченого пива необычный. Кому-то напомнил копченое сало, кому-то – рыбу, мне – дым костра.

Напоследок сходили к местному оперному театру, которым одно время руководил Гофман. Помимо сказок, он, оказывается, писал и музыку. Перед вполне современным зданием театра стоит памятник Гофману – маленький черный человек в цилиндре.

Городок всем очень понравился, утренние неприятности были забыты. Так что поздний наш приезд (пол-первого ночи) во Францию, в Мец, был всеми воспринят спокойно. Правда, сил погулять по ночному Мецу никого уже не осталось. А жаль. Это был один из немногих случаев, когда наша гостиница располагалась недалеко от исторического центра и была возможность пройтись вечером по старинному городу. Три часа похитила у нас акция бдительности в Германии.

26 августа, вторник. Лотарингия, Бургундия.

Утром началась наша экскурсия по Мецу, столице Лотарингии. Город неоднократно переходил от Франции к Германии и наоборот (до присоединения к Франции герцогство Лотарингия было независимым). Обе нации оказали влияние на формирование облика города. Массивный вокзал, построенный немцами из расчета, чтобы в течение суток можно было отправить дивизию в нужном направлении, - яркий образец немецкой основательности и продуманности.

По широким улицам с солидными зданиями мы вышли к одиноко стоящей арке «Porte Serpenoise», заросшей по верху травой, через парк прошли к древней капелле тамплиеров – приземистой восьмигранной башне посреди деревьев. За ней – вытянутое каре Арсенала. Чуть в стороне - старинная базилика Сен-Пьер-о-Ноннен (IV век), устроенная на месте галло-римских терм. Широкая Эспланада, вся в клумбах и деревьях, начиналась памятником маршалу Нею, а заканчивалась памятником Верлену, который мы с трудом обнаружили среди разросшихся кустов на нижней площадке парка (оба – уроженцы Меца).

Главная достопримечательность Меца – кафедральный собор Сент-Этьен с многочисленными витражами. Впоследствии во время поездки мы досыта насмотрелись соборов и где-то ими пресытились, но этот собор произвел на меня впечатление. Сумрачная громадина, узкие заоблачные проемы, заполненные витражами. Один из витражей выполнен по проекту Шагала, он находится в трансепте слева, желтенький такой. При входе в собор выдают схемки, там все обозначено. Сбоку от собора, через площадь Armes – городская ратуша, в глубине площади – инфоцентр, где есть брошюрки о Меце на русском языке.

По другую сторону от собора – крытый рынок. Напрасно Вера призывала не покупать камамбер в автобус – народ рассредоточился возле сырных прилавков и покупал кусочек того, кусочек другого. В одном из переулков в маленькой лавочке купили круассанов, на 2 евро можно выбрать 5 разных плюшек. Свежайшая французская выпечка, горячая, хрустящая, тающая во рту.

По живописному мосту (сиреневые цветы с пушистым ковылем вдоль перил, лебеди на воде) мы перешли через Мозель на остров Пти-Суси. На острове - протестантская церковь Тампль-Неф с уютным садиком за оградой. Перед церковью – площадь Комеди со зданием театра. Театр был построен незадолго до Великой Французской революции, а во времена революции стал свидетелем многочисленных казней граждан: на площади перед театром была установлена гильотина. Там нас и дожидался автобус. По обоим мостикам к нему стекался наш народ, откусывая на ходу кто плюшку, кто сырок. День начался вкусно и красиво.

Следующая остановка не заставила себя долго ждать. Скоро мы высадились в прежней столице Лотарингии – Нанси. В архитектурном плане Нанси преобразился во времена правления Станислава Лещинского. Польский король, вынужденный после изгнания из Польши удовольствоваться маленьким герцогством, постарался на предоставленном ему участке земли создать красивейший город. Сам Нанси – малоэтажный, беленький, с просторными улицами. Мы выгрузились возле арки и по длинной пустынной улице св. Катерины направились в центр.

По дороге, привлеченные араукарией у входа, заглянули в небольшой ботанический сад с розарием. Потом неторопливо дошли до конца улицы и, выйдя на площадь Станисласа, застыли в восхищении. Открытое, широкое пространство, залитое солнцем. По периметру – невысокие двух-трехэтажные светлые фасады с балюстрадами поверху, на тумбах балюстрад – вазоны и скульптуры.

Проходы на улицы обрамлены черной кованой решеткой с золотой перевязью и фонариками (фонари на площади тоже черные, кованые, с золотой перевязью), а вход в парк оформлен умопомрачительной красоты трехарочными воротами с фонтаном в центре. Посредине площади – памятник королю Станиславу. Из проулка деликатно выглядывает кафедральный собор.

Через Триумфальную арку мы прошли по тенистой широкой аллее с рядами лип – площади Карьер (прежде здесь проходили рыцарские турниры) и оказались на овальной площади перед Дворцом правительства. По Гранд Рю, мимо Дворца герцогов и францисканского монастыря, плавно перетекающих друг в друга (очень забавные химеры по верхней кромке, особенно собачонок один, еще – красивые полукруглые балконы, словно кафедры проповедников, и прелестная голубая решетка по коньку) дошли до сурового двухбашенного замка – Порт-де-ла-Крафт и повернули назад.

Прогулялись по парку Пепиньер, в котором Вера указала нам на работу Родена - памятник Карлу Лотарингскому. В памятнике мне больше всего понравился пьедестал – рвущиеся из каменной глыбы лошадиные головы и торс юноши. Через великолепные ворота вернулись на главную площадь, зашли в кафедральный собор и отправились в автобус.

Ближе к вечеру мы въехали в столицу Бургундии Дижон. Как-то сначала он на меня не произвел впечатления, и я удивилась, когда Нина сказала мне, что в восторге от города и что Дижон ей кажется красивей Парижа. Но постепенно, шаг за шагом, я все больше очаровывалась его узкими улочками с фахверковыми домами, дворцами, соборами. Каждый поворот, каждый новый изгиб улицы открывал все новые красоты. Символ Дижона – сова, и на нашем маршруте время от времени попадались медальоны с изображением совы, впечатанные в брусчатку мостовой.

Город оказался неожиданно большим, разнообразным и таил в себе множество симпатичных уголков. А местный Нотр-Дам со стройными рядами взметнувшийся горгулий просто заставил ахнуть. Неспешно прогуливались местные жители, отдыхали на лавочках возле фонтанов. Такой приятный теплый вечер в красивом старинном городе, вдали от суеты. В одном из двориков к нам подошли две русские женщины. Они сказали, что в Дижоне живут уже около десяти лет, в России были врачами, здесь работают медсестрами.

В сувенирных магазинах Дижона продают знаменитую дижонскую горчицу с разными добавками (медом, анчоусами, эстрагоном, оливками), черносмородиновый ликер, который принято добавлять в сухое белое вино (получаемый напиток называют «кир») или в шампанское («королевский кир»). Ну, и, разумеется, бургундские вина. Дижонская горчица совсем не острая, имеет отчетливый кисловатый вкус, так как ее смешивают с недозревшим молодым виноградом, и мои домашние были сначала разочарованы. Но впоследствии я обнаружила, что блюда с ней приобретают совсем необычный, пикантный вкус, и что мне этот вкус нравится.

Напоследок Вера показала нам недорогое кафе самообслуживания. Система «Экспресс»: выбираешь основное блюдо (рыба, курица, мясо), к нему прилагаются разнообразные гарниры (неограниченное число подходов) и напиток (мы взяли по 300-граммовой бутылочке красного бургундского вина). Стоимость экспресс-меню – 8 евро. Из гарниров мне очень понравились тушеные огурцы – похожи на кабачки, но нежней и пикантней.

Вечером нас ждал еще один сюрприз – мы поехали не по автобану, а по местной, национальной дороге, т. н. «дороге больших марок». Мимо мелькали маленькие, ладные деревушки, с названиями, смутно знакомыми по этикеткам вин. В обе стороны от дороги разбегались ряды виноградников, карабкались вверх по склону, вход на виноградники обозначался белокаменными арками. И наливался густым виноградным соком закат над холмами Бургундии.

27 августа, среда. Овернь и Перигор

С утра немного увязли в пробке, объезжая мегаполис Лиона. Наконец промышленные пейзажи сменились сельскими. Мы опять свернули на национальную трассу и до Сент-Этьена ехали среди чудесных горных пейзажей, мимо внезапно возникающих среди леса уютных деревень с добротными домами (возле некоторых даже были бассейны).

Ближе к обеду мы въехали в столицу Оверни, Клермон-Ферран. Город окружает гряда потухших вулканов, и много домов построено из вулканического камня. Никогда не подозревала, что во Франции столько вулканов. В Оверни их около 60-ти, там даже существует Европейский парк вулканизма. Самый высокий из них, Пюи де Дом, виден в городе из многих мест: в просвете улиц, с площади Жод, куда мы десантировались.

Площадь Жод – широкая, с фонтанами, лавочками, рядами лип, скорей похожа на бульвар, и в центре, перед темным могучим собором – конный памятник галльскому вождю Версинториксу. Смелый галл поднял восстание против римлян, был разбит и взят в плен. В течение 5 лет его возили в цепях за армией. В Риме он был задушен.

По крутой и узкой улице Обувщиков – Шосетье – мы поднялись на верх холма, к готическому кафедральному собору. На площади Виктуар возле собора– фонтан и памятник папе Урбану II. В фонтане молодой путешественник-бэкпекер стирал свои вещички. Наше появление его ничуть не смутило, он так же продолжал полоскать и развешивать выстиранное белье по бортику фонтана. Здесь же, напротив собора, располагался инфоцентр. Как правило, в каждом городе инфоцентр находится или возле ратуши, или возле кафедрального собора.

Везде можно набрать буклетов и карт с указанием достопримечательностей. Но нигде до этого я не видела таких замечательных карт, как в Клермон-Ферране. Весь исторический центр нарисован в изометрии и цвете, на одной стороне Клермон, на другой – Монферран (город состоит из двух частей, только в 18 веке они слились воедино). Для удобства осмотра достопримечательностей нарисованы маршруты (маршрут Урбана II, Версинторикса и Блеза Пастера), в брусчатку впечатаны соответствующие медальоны с изображениями героев, по следу которых вы идете.

Так, следуя маршрутом Урбана, мы дошли до старороманского собора Нотр-Дам-де-Порт, у которого Пьер Пустынник и Урбан II благословляли и напутствовали крестоносцев в первый крестовый поход. А идя по медальонам с изображением Пастера, мы подошли к дому, где ученый родился, рядом с которым находится музей Ранке с очень примечательным барельефом на стене – «Омовение ног». Барельеф - маленькая, узкая лента, впечатанная в стену. Хороший ракурс для фотографий – стена с барельефом, просвет улицы с торчащим вулканом на горизонте и над ним – старинный фонарь от стены музея. Это почти вершина холма, чуть не доходя до кафедрального собора.

По другую сторону собора тоже очень примечательное здание. На фасаде глухой стены нарисовали двери, ворота, окна с закрытыми ставнями и окна с занавесками, в арках – голубые просветы с деревьями, и вверху – кусок неба. Даже доску с листочками объявлений нарисовали. И когда заходишь за угол собора, первое время не можешь разобраться, что здесь настоящее, а что нарисовано.

Симпатичное решение для глухих, неинтересных стен. Если не можешь прорубить окон и арок и насадить деревьев, то хотя бы нарисуй их. Еще здесь в сувенирных лавочках потрясающие изделия из камней. Мы все просто прилипли к одной из витрин, я даже не поняла, природа ли вырастила такие изысканные хрупкие серебристые розы из камня, или человек помог. В городе много домов из черного вулканического камня, улицы крутые и извилистые.

Когда мы вернулись на площадь Виктуар, чистоплотный юноша все еще стирал свои пожитки в фонтане у ног папы. Мы зашли в храм, полюбовались витражами и настенной живописью. В храме были описания на русском языке. В частности, там было написано, что храм возведен из каменной лавы вулкана Вольвик, карьеры которого были открыты в 1248 году.

Напоследок заглянули в супермаркет, где накупили сока и сыров. За два евро можно было выбрать шесть кусков разных сортов сыра на пробу.

В Монферран мы не заезжали, ограничились Клермоном. Две части города разделены шинным гигантом Michelin.

Потом мы некоторое время ехали через горы и сами не заметили, как черная гряда вулканов осталась за спиной. Горы сменились сельхозугодиями – обширными кукурузными полями, подсолнухами. После равнинного участка пошли пригорки, перелески, небольшие деревушки. Мы ехали по французской глубинке, Перигору. Перигор считается одним из наименее заселенных районов Франции, этаким захолустьем. В прошлом веке около половины его жителей переехали в более крупные города. Знаменит Перигор своими трюфелями (их в лесах разыскивают обученные свинки) и производством такого деликатеса, как фуа-гра.

При насильственном кормлении гусей и уток печень у птиц сильно увеличивается. Нам показали фильм, как происходит кормление. Фермер берет гуся, вставляет ему в глотку воронку и засыпает туда кукурузу, потом поводит рукой по длинной гусиной шее, вынимает воронку, и птица, возмущенно хлопая крыльями, отбегает в сторону. Потом следуют кадры, как у уже разделанных тушек вырезают жирную печень, которая у гусей достигает 800 г, а уток – 400г. Говорят, что защитники животных уже пытались протестовать против издевательства над птицами, но фермеры выиграли процесс.

Вера сказала, что хотела бы в будущем сделать тур по Перигору, здесь множество прелестных замков, парков, пещер (в том числе знаменитая Кро-Маньонская с наскальными рисунками). Словно дивное видение, промелькнул за окном городок Террассон, спускающийся к реке ступенями. Как потом я прочла во французском буклете, в этом городе на 6 га террас размещено 13 тематических садов: «Священный лес», «Золотой путь», «Туннель из растений», «Водяные сады», «Зеленый театр», розарии и проч. Весь этот комплекс называется «Сады воображения». К сожалению, мы проехали мимо.

Около шести вечера мы в столице Перигора, Периге. Огромный белый храм с точеным шпилем, массивными куполами, изящными башенками - первое, что привлекает внимание на въезде. Ассоциации – Сакре-Кер, Тадж-Махал. Первая оказалась в точку – храм святого Фронта в Периге возводил архитектор Поль Абади, впоследствии построивший Сакре-Кер в Париже. Внутри он оказался не столь эффектен, наоборот, аскетичен. И вход в собор (в духе классицизма, с арками на колоннах) отчасти напомнил наши дворцы культуры.

Зато с площади и из парка (позади собора, на террасе располагался парк) он смотрелся, как сказочный замок. Еще четыре часа назад мы гуляли по городу из черного камня, вокруг черного готического храма, Периге же возведен из светлого известняка, с белым собором в центре. И впервые здесь я услышала про «дорогу святого Иакова». В христианском мире существуют три места отпущения грехов: Иерусалим, Ватикан и Сантьяго-де-Компостела в Испании.

"Дорога святого Иакова", или "древняя дорога франков" ведет в Сантьяго-де-Компостела и является одним из самых популярных паломнических маршрутов западного христианства. Множество людей со всей Европы идут от храма к храму, на "святой дороге" существуют определенные "реперные" точки, места сбора и обязательного посещения, там можно устроиться на ночлег и получить медицинскую помощь, пообщаться с близкими по духу людьми, найти себе товарищей в дорогу.

Собор святого Фронта в Периге также является одним из этапов пути в Сантьяго-де-Компостелла. И далее мы следовали «путем Иакова» до самого Сантьяго, только что мы ехали, а паломники шли пешком (в последнее время разрешено совершать паломничество на велосипеде).

Сам город, как я сказала, из белого камня, тесный, стена к стене, 2-3-этажный, с фонариками, нависающими над улицами на уровне вторых этажей. В центре города – огромная площадь, ступенями поднимающаяся вверх, где на верхней террасе разбит парк с разноцветными фонариками-торшерами. В Средние века город был обнесен стеной с 28-ю башнями и 12-ю воротами. Мы подошли к одной из оставшихся башен – Mataguerre, с рваным швом от разрушенной крепостной стены, примыкавшей прежде к башне. Затем, мимо раскопанных древнеримских фундаментов, дошли до самого первого кафедрального собора Периге – мрачной, приземистой церкви Сент-Этьена.

Неподалеку от церкви находятся руины древнеримского амфитеатра. Это была самая обширная арена в Галлии – 140 на 116 метров, рассчитанная на 20 тыс. зрителей. Сейчас внутри руин – чудесный парк. Мы зашли в него, когда солнце уже начинало садиться, и все кусты и цветы были озарены ярким предвечерним светом. Небольшое озерцо в центре окружали низкорослые японские сосны и голубые плакучие ели. В него, перетекая с чаши на чашу, струилась вода из фонтана.

Еще запомнился дворик около одного из домов, с древним колодцем под массивным куполом на трех колоннах. Возле колодца лесенка поднималась на галерею с ажурной кованой решеткой, которая служила входом в комнаты на втором этаже.

В качестве сувенира мы купили там по баночке фуа-гра. Банки от 5 евро и выше, различаются по цвету, но только черные – со стопроцентным содержанием продукта. Синие и зеленые банки разбавлены гусиным мясом и, соответственно, дешевле. Дома попробовали. По вкусу мне понравилась очень. Кому-то средне, сын сказал, что похоже на соленый кусок сливочного масла. По жирности, наверно, как печень трески, но плотней.

Ночевали мы уже в пригороде Бордо.

28 августа, четверг. Ланды, Страна Басков. Сан-Себастьян - Бургос.

Вдоль дороги потянулись чахлые сосновые леса. Мы проезжали Ланды, один из беднейших районов Аквитании. Огромные болотистые пространства, бывшие некогда дном океана, в 18 веке были засажены сосной. Чахлые сосновые посадки тянулись почти до самой Байонны – столицы французской Страны Басков. Вдоль дороги – указатели на местные достопримечательности: «Орнитологический парк», «Дюны Пилата», «Клубы змей», «Деревня басков». Показались Пиренеи. Наш автобус энергично вскарабкался на перевал и скатился в Испанию.

Сан-Себастьян – это роскошный испанский курорт, где предпочитали отдыхать испанские короли, здесь же находится летняя королевская резиденция. После малоэтажной Франции город кажется непривычно высоким. Большие красивые здания, широкие улицы, пальмы. Все надписи продублированы на баскском языке. И название города пишется в двойном варианте: Доностия – Сан-Себастьян.

По просторному бульвару мы спешим к океану, точнее, Бискайскому заливу Атлантического океана. Площадь перед мэрией со стоянкой велосипедов, парк вдоль набережной, а прямо впереди – распахнутое голубое пространство с зеленым островом в центре. Все разбежались по набережной, снимают. Налево уходят пляжи, направо - ряды белых яхт. На вершине холма, над кронами деревьев, возвышается белая скульптура Христа. Небольшая экскурсия на час: соборы, музей Тельма, площадь Конституции.

В кафе Вера нам посоветовала попробовать тапас – разнообразные закуски, которые можно набирать небольшими порциями. Потом все разбежались: основная масса на пляж, некоторые - в парки, кафе. Мы же втроем полезли на гору с замком и статуей Христа. Сразу за церковью Санта-Мария-дель-Коро, слева, начинается тропа, достаточно пологая. Где-то минут за сорок мы поднялись к крепости. Невысокие стены с бойницами, пушки. В здании замка сейчас музей. Через музей – выход наверх, к подножию статуи Христа. Чудесный вид на город с торчащими шпилями соборов, на голубой залив, на нескончаемую ленту пляжей.

Спустившись, побежали на пляж и прокупались все оставшееся до отъезда время, среди своих же товарищей. Это было лучшее купание за все наше путешествие (в Португалии океан был намного холодней, а под Барселоной мы попали в шторм). В Сан-Себастьяне дно песчаное, медленный набор глубины, к тому же выход из бухты загораживает остров Санта-Клара, поэтому вода прогревается хорошо. После купания прогулялись через парк с пальмами, клумбами, каруселями, по тенистому платановому бульвару. Мало кто из наших успел дойти до кафе, все предпочли купание. Кто же дошел, сказал, что тапас – это самое лучшее, что здесь есть.

И опять за окном потекли пейзажи, горная Страна Басков, лесистые пологие горы, облитые солнцем, кое-где скалы. На горных плато – ряды ветряков.

В пятом часу дня мы были в Бургосе, и еще из-за реки, за городскими стенами, увидели высокие шпили знаменитого Бургосского собора.

Старый город начинается с городских ворот Санта-Мария, украшенных зубчатыми башенками и скульптурами на фасаде, пройдя через которые, мы попали на соборную площадь. Собор грандиозен, и, пожалуй, ни один готический собор не производил на меня такого впечатления. Сначала мы обошли эту махину снаружи (это не просто храм, а комплекс сооружений с переходами, балюстрадами, порталами, окошками и барельефами, увенчанный многочисленными резными готическими шпилями). Внутри собор еще роскошней.

Когда нам Вера (еще снаружи) дала полтора часа на осмотр собора, я сначала подумала: что осматривать в церкви полтора часа? В итоге я с трудом уложилась в отпущенное время и последние галереи осматривала почти бегом. Огромный центральный неф, многочисленные скульптуры, барельефы, картины (в том числе да Винчи). Над циферблатом, высоко вверху выглядывает забавный «мухолов». А какой резьбой украшены хоры! Каждое сидение, спинка каждого кресла – что-то невероятное! Боже мой, а что творится на куполах! Морские звезды, светящиеся розы, бело-фиолетовые кресты!

А черно-золотой ромб лестницы в центре! Огромный алтарь-ретабло с множеством вырезанных фигур, полных движения и страсти. Галерея картин-икон. Зал епископов с многочисленными портретами бургосских епископов. По лестницам мы поднимались и опускались, проходили длинными галереями и, в конце концов, оказались во внутреннем дворе с колодцем и колонной в центре. Забавные современные гипсовые фигуры мужчин, голые по пояс, в мятых штанах, очень кстати разряжали нервное напряжение у людей, переживших такой эстетический шок, и всех веселили. Один из мужиков облокотился на колодец, другой привалился к колонне, третий что-то разглядывал в углу.

На скамейке же перед собором сидел изможденный бронзовый паломник со всеми положенными атрибутами: посохом, сушеной тыквой и ракушками. Из тыквы в старину паломники пили воду, ракушкой зачерпывали. Теперь эти символы продают в качестве сувениров вдоль всей «дороги Иакова». Бургос является одним из основных пунктов на этом пути. В городе много гостиниц для паломников, и на мостовых встречаются впечатанные в булыжник медальоны с ракушкой, словно тайный знак для посвященных.

Бургос называют городом одного собора, а строился этот собор на протяжении пяти веков. Еще здесь гордятся тем, что неподалеку от этих мест родился национальный испанский герой, рыцарь Эль Сид. Несмотря на то, что рыцарь успешно воевал то на стороне мавров, то против оных, он очень почитаем, и около моста Сан-Пабло стоит конный памятник Сиду, где он в развевающемся плаще, с поднятым мечом, летит навстречу врагам. В соборе он присутствует и в нарисованном виде, и в скульптурном, там же герой вместе с женой и похоронен.

Неподалеку от памятника Сиду – дворец, в котором королевская чета Фердинанд и Изабелла принимала Колумба после открытия Америки. Дворец очень примечателен, на него обращаешь внимание издалека. Называется он «Дом Веревки», фасад его украшен хитро перекрученной веревкой из камня и гербами. Еще эта королевская чета славна тем, что именно в период их правления семивековая Реконкиста была закончена, и Пиренейский полуостров был полностью отвоеван у мавров.

Вдоль реки, от театра до ворот Санта-Мария тянется широкий бульвар, который в этот летний вечер был полон народу. На лавочках, под сенью пальм и туй, рассредоточились местные жители. Вообще Бургос произвел впечатление довольно оживленного города. Несмотря на многолюдье, мы без труда нашли места в летнем ресторанчике прямо у стен собора и поужинали.

Ночевали в Леоне, древней столице королевства Леон-Кастилия. После тесных номеров французских гостиниц испанская порадовала своими просторами. Гостиница была недалеко от центра, и мы тут же отправились гулять. Перешли реку с каменными львами и по улице мимо фонтана дошли до широкой площади, посреди которой темнел силуэт высокого готического собора с подсвеченными витражами.

Потом направились вдоль какой-то крепости, которая нам показалась нескончаемой и завела на такие глухие задворки, что мы вздохнули с облегчением, когда, наконец, опять оказались на центральной улице, где еще теплилась жизнь: за столиками кое-где сидели люди и изредка проезжали машины. У приметного здания на лавочке сидел бронзовый человек в шляпе и почитывал книгу. И мы с ним посидели, сфотографировались.

29 августа, пятница. По дороге святого Иакова.

Наутро мы узнали, что сидели с Гауди, а здание перед нами, Каса де лос Ботинес – его рук творение. Грациозное строение из светлого камня по углам украшено башенками, на каждом этаже – своя форма окон. И по периметру крыши – резные зубцы. Справа от него – светло-желтый дворец Каса-де-лос-Гуменес с симпатичным внутренним двориком. Улица за ним приводит к старороманской базилике Сан-Исидоро, с захоронениями леонских королей, интересным музеем и внутренним двориком.

Леонский собор, витражами которого мы любовались ночью, утром встретил нас светлыми взметнувшимися башнями, но, честно сказать, после Бургосского собора ничем особенным даже не запомнился. Зато почему-то запомнилась безыскусная старая церковь где-то в глубине улиц с двумя забавными львятами по краям, крохотная площадь за ней и старый фонтан. Может быть, оттого, что в старинной застройке города много вкраплений современных или перестроенных домов с разноцветными фасадами (город был сильно разрушен во время войны с Наполеоном), я не почувствовала в Леоне глубины времени, мощи и величия древней столицы, стоявшего во главе Реконкисты, и а вот в этом заброшенном, тихом месте дыхание старины очень ощущалось.

Потом через центр, вдоль современных зданий, мимо круглой площади с вознесенной на колонне Девой Марией мы дошли до монастыря Сан-Маркос с резным каменным фасадом, в котором теперь приют для паломников и больница (Леон, естественно, тоже стоит на «дороге святого Иакова»).

Следующая остановка на нашем пути, город Асторга, тоже является перевалочным пунктом для паломников. В центре города, на высоком холме, за мощными крепостными стенами, вынесенные, как на помосте, вверх, всеми своими башенками шпилями, зубцами тянутся в небо готический собор 15 в. и дворец епископа, еще одно творение Гауди. Внизу, под стенами, что-то типа зоны отдыха, газон с редкими деревьями, под которыми в этот час с подстилками и снедью расположились местные жители.

Живет в этой местности народность марагатос, потомки берберов. Очень смуглые, с черными смоляными волосами, похожие на латиносов. Девочки под ближайшим деревом, почти коричневые, с необычным разрезом глаз, черноволосые, с интересом рассматривали нас. Я постеснялась их сфотографировать, а больше таких людей мы не встречали даже в соседней деревне Вилльяфранко.

Оба строения – и собор, и дворец епископа – просто шедевры, и мы были очень рады, что вне программы сюда завернули. Еще Асторга славится своим медом и шоколадом (есть даже музей шоколада). Там же в супермаркете мы набрали в дорогу соков, сангрии, сухого испанского вина. Испанцы любят утолять жажду сангрией, смесью вина с апельсиновым соком. В супермаркете литровый пакет стоит чуть меньше 1 евро. Столько же – пакет сухого вина. Там у нас случилась неожиданная задержка, так как одна из наших дам в супермаркете решила расплатиться бумажкой в 500 евро. Вокруг растерявшейся кассирши вскоре собрался весь персонал магазина. В итоге в торговый зал спустился управляющий и дал указание принять невиданную банкноту.

Также вне программы мы заехали в деревушку Вилльяфранко-дель-Бьерсо. Для паломников она является важным этапом. После деревни начинается самый трудный переход через Кордильеры до самого Сантьяго. Поэтому те, кто чувствуют, что не в силах дальше продолжать путь через горы, могут получить отпущение грехов в церкви Сантьяго (святого Иакова) у Северного портала, портала прощения (Пуерта дель Пардон). Место производит очень пронзительное впечатление.

Гористая деревушка со строгой церковью на холме, погост и приют для паломников. Чуть дальше – рыцарский замок. Несколько домов. Внизу, у дороги - древняя крепостная стена с бастионами. И покрытые лесом горы вокруг. Жарко и пустынно. В приюте для паломников, во внутреннем тенистом дворе, несколько путников пили чай. Цены скромные. Скажем, кофе за 50 центов я больше нигде в Европе не встречала.

За деревней, действительно, горы становятся круче, вдоль гребней хорошо видны тропы, протоптанные пилигримами. Местность довольно безлюдная, время от времени встречаются небольшие поселения. Машин мало.

В пятом часу вечера приехали в Луго. Сколько же древние римляне понастроили в Испании за несколько веков своей оккупации! почти каждый город, в котором мы были до этого (кроме Бургоса, заложенного франками), был основан на месте бывшего римского поселения, и в каждом сохранились остатки фундаментов, арен, церквей, построенных ими. Но крепость в Луго превосходила все виденное ранее.

Могучая высокая стена опоясывает старинный центр города, ширина стены – 6 метров. Мы поднялись на нее и пошли поверху, мимо густых крон цветущих магнолий. Спустившись, направились в центр, к Триумфальной римской колонне с орлом, мимо безыскусной церкви Сан-Педро, мимо преимущественно современных зданий, пока не вышли к огромному собору Санта-Мария. Вера сказала: обратите внимание, какие скромные окружающие дома, и какой шикарный собор.

Издавна Галисия считалась беднейшей областью Испании, тем не менее он построен на средства, собранные местными жителями, которые, отказывая себе в самом необходимом, воздвигли в городе великолепный собор по образцу собора в Сантьяго-де-Компостела. В храме находится статуя «Мадонны с большими очами». Глаза, действительно, непривычно большие. И церковь очень красива как снаружи, так и изнутри.

Из церкви мы попали на обширную, очень зеленую площадь – Майор. Погода портилась на глазах. Вера предложила отведать местный кулинарный хит - осьминога по-галисийски - и повела желающих в ресторан. Тучи чернели и тяжелели на глазах и в какой-то момент прорвались неостановимым потоком воды. Мы бросились в очень кстати подвернувшийся городской музей и провели там больше часа. По крыше било, как во время артобстрела.

Музей большой, не слишком интересный, но очень тронуло видимое стремление местных организаторов увлечь посетителей, представить свой город полно и разнообразно. Экспонаты подобраны подробно и тщательно, и даже имелось описание на русском языке. Расположен музей в старинном монастыре св. Франциска, от монастыря сохранились кухня, трапезная и крытая галерея. Экспонируются мозаика, керамика, стекло, нумизматика, изделия из черного янтаря, живопись, скульптура, веера, часы и т. п.

К условленному времени мы собрались на площади Майор. Вскоре к нам присоединились наши гурманы, те, кто все-таки добежал до ресторана и насладился осьминогом с белым вином. Сытые, раскрасневшиеся, они так хвалили галисийское блюдо, что все мы обзавидовались.

По дороге к Сантьяго нас опять накрыл дождь с крупным градом, и даже было немного страшно в автобусе. Наконец светопреставление закончилось, и над горами повисла радуга. Буквально на глазах, в течение часа, суровые каменистые горы Галисии при приближении к океану покрылись эвкалиптовыми лесами.

В полной темноте мы въехали в Сантьяго-де-Компостела.

30 августа, суббота. Сантьяго-де-Компостела, Порту.

С утра опять лил дождь. Под дождем перебегали из-под широкого навеса гостиницы в автобус. Вера заметила, что в этом году всякий раз, когда она приезжала в Сантьяго, с утра полоскало, а после службы в храме выходило солнце.

Сантьяго-де-Компостела – один крупнейших центров паломничества христиан. В IX веке неподалеку отсюда были обретены мощи святого апостола Иакова (Иакову отрубили голову в Иерусалиме, а его тело отправили на лодке в море. Восемь веков спустя лодка с обезглавленным телом причалила у испанского берега), и неподалеку от этого места выстроили собор. Возле собора, век за веком, возводились монастыри и церкви, приюты для паломников, больницы, дворцы. Так вокруг святыни возник город.

По блестящим от дождя улицам мы вышли на огромную площадь перед собором. В центре площади стоял одинокий человек с рюкзаком и палкой и, закинув голову, смотрел на собор. Он смотрел долго, не отрываясь, не обращая внимания на наше появление, и, видимо, в душе своей переживал один из самых высоких моментов своей жизни. И, глядя на него, я вдруг представила, какие чувства должен испытывать верующий человек, проделавший огромный путь через бесчисленные города и селения, преодолевший пустынные, дождливые Кордильеры и, наконец, оказавшийся на этой площади перед собором. Он даже не торопился поскорей войти внутрь, или пойти в гостиницу для паломников и снять рюкзак, просто стоял и смотрел.

Сам собор огромный, но внутри достаточно сдержанный, без такого великолепия, как в Бургосе (ах, этот Бургосский собор! В его сиянии померкли все последующие). Процедура доступа к святыням упорядочена и автоматизирована. Загорается зеленый свет – и очередной человек спускается в крипту к мощам св. Иакова. Так же упорядоченно поднимаются в узкое тесное помещение над алтарем, там бросают денежку и на коленях обнимают статую Иакова за плечи, служитель дает открытку с изображением святого. Говорят, что, иногда очередь в крипту опоясывает алтарь (алтарь в здешних соборах можно обходить, его выносят ближе к центру).

Когда мы покинули собор, дождь перестал, а потом вдруг серые облака истончились и изорвались на мелкие клочья, раздернув над городом голубое небо. Возле главного офиса пилигримов (там, где паломников регистрируют, занимаются их размещением и питанием) было оживленно и радостно, прибывали новые люди с рюкзаками, их встречали, расспрашивали. В воздухе витал дух праздника, вокруг было много радостных лиц, смеха и улыбок: собрание единомышленников, братьев по духу, людей, объединенных одним делом и достигшим цели. Возле кофеен стояли девушки с блюдами ломанного миндального печенья и угощали прохожих (миндальные печенья – основная сласть галисийцев).

Собор окружен площадями и красивыми зданиями: дворец епископа (там же музей), монастыри, гостиница и больница для паломников. На главной площади, Обрадорио, напротив собора - протяженное серое здание мэрии с Иаковом наверху, бывший дворец Раштой. Весь этот комплекс смотрится величественно и нарядно. Нагулявшись вокруг собора и по улицам города, мы вышли в симпатичный парк Санта-Сусана, где по аллее с ажурными лавочками дошли до фонтана в окружении кустов с фиолетовыми цветами, а от него поднялись к маленькой церквушке. Небо уже совсем рассинелось, на травке вдоль канала, на солнышке грелись утки, и отовсюду были видны башни главного собора.

Почти на самой границе с Португалией мы по мосту переехали печально знаменитую бухту Виго, в пучине которой хранятся несметные сокровища с потопленных испанских галеонов. Девятнадцать кораблей, груженых золотом, добытых на перуанских рудниках за три года, летом 1702 года отправились из Америки в Испанию. Достигнув бухты Виго, предводитель эскадры ждал указаний из Мадрида, что дальше делать с доставленным богатством.

Ждал долго, месяц, в течение которого вполне мог бы выгрузить золото на берег. О сокровищах, вывезенных из Америки, узнали англичане и голландцы и поспешили в бухту Виго. Битва длилась больше суток. Испанцы поджигали свои суда, чтобы они не достались неприятелю. В итоге с обеих сторон было затоплено 24 судна. В течение трех веков производились попытки добраться до сокровищ, так и не увенчавшиеся успехом.

Над бухтой Виго нависали свинцовые облака, вверх по склону тянулись домики, и странно было представлять это небольшое водное пространство, заполненное горящими кораблями, на которых кипели абордажные бои, и люди отдавали свои жизни за равнодушный желтый металл, лежащий в трюмах.

Продолжение следует

Фотоотчет на страничке Caboroca/Portugal2008.htm
Опубликовано: 3 Февраля 2009





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.