У каждого свое Килиманджаро. Записки Танзанийского кольценосца

Другие отзывы автора
  • Фантом традиций Японии.
  • Эффект одиночки. Япония
  • Машины времени. Почти по Герберту Уэлсу
Все отзывыКения-Танзания-Кения-Египет.

«... и там, впереди, он увидел заслоняющую все перед глазами, заслоняющую весь мир, громадную, уходящую ввысь, немыслимо белую под солнцем, квадратную вершину Килиманджаро. И тогда он понял, что это и есть то место, куда он держит путь»©.Акуна матата или посторонним вход не воспрещен.Впившийся в ногу комар был громаден, зверски мохнат и с хай-тек локаторами -усищами. «Ну вот, наверняка малярийный, а прививки не сделаны» - отхлебнув кофе, отстраненно подумал я. Еще пять часов назад в аэропорту Кении, меня должны были встречать с табличкой для посадки на Танзанийский рейсовый автобус.

Должны были... но за время многочасовых посиделок в местном кафетерии скрашенных лишь обществом друхнувшей под стойкой буфетчицы (чтоб ее достать нужно громко стучать по кассе), никаких встречающих не появилось. Зато появилась куча разводил предлагающих организовать переезд в соседнюю страну за скромное материальное вознаграждение в размере двухсот убитых енотов. Хорошая цена, музунгу, соглашайся!

Навернув несколько кругов по туристическим окошкам, о чудо, все таки нахожу своего турагента, оказывается им данные из Танзанийского филиала еще не переслали. Акуна матата! Клятвенно обещают посадить меня на автобус, подтверждают это два раза, просят не волноваться, посидеть еще в кафетерии и в назначенное время...

- Автобус, какой автобус? Ааа, автобус решил не заезжать в аэропорт и поехал прямиком в Танзанию. Ну ничего, мы вас на завтрашний посадим...

- Ваз махен жопен зи, порто мадонне косто мамучче!!! А как он выглядит? Такси! Шеф, два счетчика. Необходимо догнать бело-полосатый автобус движущийся по дороге в Танзанию.

Догоняем, подрезаем, рысью перебегаю внутрь, двадцать чернокожих лиц поворачиваются в мою сторону. Упсс, ни одного белого. Ээээ, джамбо... можно с вами? Устравиваюсь на переднее сидение рядом с водителем, достаю из рюкзака бутылку с водой и тут же оказываюсь атакован армией местных тараканов. Это вам не русские букашки разбегающиеся стоит только включить свет, эти почуяв воду, ползут по тебе, не обращая внимания на скидываемых коллег, пикируют с потолка на голову, только что крышку у бутылки сами не отвинчивают...

Дорога идет через однообразный африканский буш, лишь изредка на обочинах мелькают красно синие одежки «туристических» масаев и на горизонте уже маячит силуэт цели моего путешествия - Килиманджаро. На ощупь нахожу в кармане и сжимаю в потной ладони то, что мне обязательно нужно туда донести. Задрав голову к самому верху лобового стекла автобуса, пытаюсь делать фото покрытой облаками гроной вершины.

Водитель некоторое время наблюдает за моими мучениями, а потом на качественном инглише выдает: «Это не Килимнджаро, Килиманджаро – вон там». Повернув голову в указанном направлении, сначала не понимаю в чем дело, а потом до меня медленно доходит. Основание каменного массива вдалеке настолько громадное, что как гора не воспринимается, вся картинка просто не влазит в один взгляд, для того чтобы увидеть все приходится панорамно двигать головой. Оооо, my gоd, неужели я туда заберусь... впрочем, выбора то нет.

Тем временем автобус вьезжает на таможенный пост, народ валит к выходу и туалету, пытаюсь идти следом. Не тут то было, моментально окружает толпа продавцов в национальных масайских костюмах. Лучший и проверенный выход из подобных ситуаций притворится «дауном из России», мол на инглише не кумекаю, больше мычу и в носу ковырясь, но руку заломать могу. Вот так то лучше, путь свободен. Где тут штампик в визу ставят? А что никто пачпорт проверять на границе не будет? Точно не будете? Честно-честно? Вобщем нафиг им моя виза не сдалась и вообще граница чисто для проформы.

Так под негритянские национальные песни в исполнении подпрыгивающих на ухабах чернокожих попутчиков, попутчиц и мои подвывания «Ой мороз, мороз, не морозь меня, у меня женааа ох ревнивая», мы и вьехали в Танзанию.Второе знакомство с акуной мататой.Сломанный джип.К вечеру я и тараканы, кстати мы заключили пакт о ненападении и, выходя из автобуса, я даже налил им небольшое озерцо на пол, доехали таки до конечной остановки – Аруши. Естественно опять никто не встречает. Начинаю к этому привыкать. Такая она – акуна, которая матата. Впрочем ближе к ночи заявляются два представителя «встречающей стороны», будят меня и хотят продать экскурсии на сафари и в масайскую деревню. Ах раз вы притворяетесь «встречающими», то я опять врубаю «русского дауна». Уходят не солоно хлебавших, но обещают вернуться с переводчиком. Вечером из гостиницы потрясающий вид на Килиманджаро. Отлеживаюсь в номере, даже не пью пиво, берегу силы перед предстоящим восхождением.

Совсем не удивлен, что присланный за мною джип ломается на крутом подьеме в двух километрах от начала маршрута. Да, да, я в курсе – это акуна матата и она тут везде. Она тут просто висит в воздухе да так густо, хушь топор вешай. Взваливаю рюкзак на спину и иду пехом. Местные совсем не удивляются при виде прущего через их деревни белого человека, видимо много тут таких шляется со сломанных джипов.

На начале маршрута (высота 1980м), сюрпрайз, уже встречают проводник Рендальф, моментально переименованый в Гендальфа, повар Сэм и два оставшихся безымянными волосатоногих хобби... тьфу, портера. Один потащит на голове продукты, другой меня... шучу, рюкзак.Братство кольца. А по обочинам мертвые зверушки с косами и тишина...Гендальф перекуривающий.«Будет вас кусать, бить и обижать, не ходите дети в Африку гулять» (с) - петь осипшим от рома голосом на мотив пиратов из мф «Остров сокровищ»

Первый участок восхождениея. Идем по зоне дождевых лесов. В лесу пустынно и тихо. Интересуюсь у Гендальфа:

- А где животные?

- Сьели.

- Кто?

- Местные.

- А ты местный?

- *после длинной паузы* Да.

- И ты животных ел?

- Неаа их давно сьели, мой отец ел.

- Что и птиц сьели?

- Ага.

- И ящериц

- Ага

- А хоть кто нибудь остался?

- Ага.

- Кто?

- *после длинной паузы* Я...

Может шутит, а может ему в действительности крупно повезло.

Так что любителям зверья и начитавшимся Чуковского про «в африке акулы, в африке гориллы итд» – прямая дорога в туристические зоо-парки, там где людей за их же деньги возят в клетках джипов, а звери на них бесплатно смотрят. Впрочем я особо не расстариваюсь, ихнее зверье уже на меня в ЮАР налюбовалось.

«Угадай малыш, в каком ухе у меня жужжит?» (с) Сначала казалось, что от высоты начало звенеть в ушах. Потом мы присели на привал и я пораскинул мозгами «Это жжж неспроста.. сама голова жужжать не может... значит кто-то там жужжит... а зачем тебе жужжать, если ты не пчела...» и тут мне действительно удалось разглядеть летающие у вершин битые пиксели пчел. Радуюсь как ребенок - ура, хоть насекомых не доели!!! Наверное просто не допрыгнули, тк пчелы высоко летают...

Еще дорогу пересекают колонны мигрирующих муравьев. Эти сами кого хошь слопают. Гендальф предупреждает, чтоб я на них не наступал. Но у меня ведь своя думалка, так? Ой, что это, ай, больно, ойееей. Закатываю штанины, ноги до колен облеплены муравьями и они очень быстро карабкаются по направлению к... трусам. Ааааа! «Снимай штаны» - командует проводник. Снять вцепившихся муравьев проблематично, приходится сначала обрывать туловище, а потом выщипывать впившиеся головы. И вот, я стою на тропе без штанов, сдираю с себя муравьев спереди, Гендальф нагнувшись оббирает сзади и тут из-за поворота тропинки появляется группа немецких бабушек. Романтическая сценка из жизни сексуальных межрасовых меньшинств. Джамбо, бабушки!

Легко доходим до первой стоянки Мандара (2300м). В лагере царит веселье. Греются на крылечках японцы со здоровенными про-камерами. Коллективно разминаются по пивку горластые орки... тьфу немцы. Чернокожие школьники проводят урок под открытым небом. Все выглядит мирно и идиллично. Сил навалом, так что для акклиматизации я еще два раза совершаю забег до кратера остывшего вулкана (2600м). По дороге назад торможу у женской душевой, услышав протяжные сексуальные постанывания.

Заслушался, постоял несколько минут, сел на траву – внимаю чужому удовольствию. Подошел англичанин, тоже присел. Потом еще два австрийца. Набралась небольшая толпа. Девушка продолжает... на одной из пиковых нот, собравшиеся не выдерживают и начинают апплодировать устроенному развлечению. В ответ стоны из душевой на некоторое время недоуменно прекратились... и после паузы донеслось “Oh, fucking icy cold water” За ужином впервые попробовал кормежку шеф-повара Сэма.

Была подана яичница с салом и помидорами. Жуткая гадость. Ночевать пришлось в домике рассчитанном на 20 человек, на нарах в два ряда. Голова к голове со мной примостилась симпатичная чернокожая барышня с афро-косичками. А когда она к тому же начала говорить со мной по русски, то у меня вообще случился культурный шок. Если бы девица еще всю ночь не бодалась затылком, то все бы было вообще просто великолепно.

На середине ночи я не выдержал, взял одеяло и пошел спать на диван... тьфу на крыльцо, но не тут то было. Опушка леса начиналась примерно в 30 метрах от домика, а из лесу неслись такие ВОПЛИ. Вот тебе и «сьели всех животных». Я себя конечно внутренне успокаивал, что это птички и лягушки, но к туалету пробирался чуть ли не ползком на полной измене, со сжатой в руках табуреткой.Лагерь в облаках.Ах облака, белогривые лошадки.Дальше иду с телескопами – экономят силы. Лес понемногу сходит на нет и начинаются пространства покрытые жесткой травой, наподобие наших степей. Во второй половине дня достигаем зоны облаков. Снаружи выглядело очень красиво. Внутри холодно, мокро и совсем не романтично. Перестаю натираться кремом от ожогов, за что и поплачусь в дальнейшем. Оказывается в облачной зоне сгораешь еще интенсивнее, но при этом ничего не чувствуешь. Вниз тащат на каталке покалечившегося европейца.

Становится трудновато быстро идти и дышать одновременно. Идем молча. Японцам плохо, Nikonы и Canonы повисли на шеях и тянут вниз. Немцы рычат и жалеют о выпитом вчера пиве. Все-же жить можно, до второго лагеря Хоромбо (3890м) я дохожу легко. Последние пятьсот метров вообще бегу, тк начался крупный, размером с таблетку, град. Гендальф вприпрыжку несется следом пыхтя свое заклинание-оберег «поле-поле». Поселяют в домике с двумя австрийскими полицейскими. №1 себя чувствует неплохо, зато №2 уже вовсю колбасит – головная боль, сердцебиение, слабость.

Аппетита нет, вяло ковыряюсь в очередном эпическом залитом кетчупом кулинарном шедевре Сэма. Чтобы немного развеяться и набрать высоту, совершаем недолгий марш-бросок до Зебра-рокс. Это такие красивые камни в черно-белую или бело-черную, не разберешь, полоску, на которых сидят здоровенные, размером с курицу, вороны. Близко подходить не желательно, тк потом придется долго отмываться, а душа на этой высоте уже нет.Снега Килиманджаро.Пути кармы.«- Знаешь, единственно, чего я еще не утратил, это любопытства,- сказал он ей» (с).

Следующий лагерь Хибо-хат будет последним (4970м). Видна чистая вершина Килиманджаро. Снега кот наплакал, Гендальф говорит, что за последние двадцать лет, шапка уменьшилась втрое. Вся растительность пропадает, осталаются только голые камни. На пол пути нас резво и с песнями догоняет и обгоняет группа Иранцев, им легко, вся их родина сплошные горы. Из японцев к лагерю дошло двое. Немцев пришла половина. Австрийские полицейские пока держаться, правда №2 совсем фигово.

Примерно за сто метров от лагеря у меня от недостатка кислорода поехало цветовое восприятие окружающей действительности - в голове что-то щелкнуло и вдруг цвета стали непереносимо яркими и кислотно кричащими. Пришлось на ощупь найти ближайшую скалу и минут пять постоять уткнувшись в нее носом. Скала черная – глазам хорошо. Но цель есть цель, до вершины нужно дойти обязательно. А потом понемногу, понемногу, поле-поле, смотрим в землю, и к лагерю, к лагерю. Ночью никто не спит.

Всем, кроме Иранцев, фигово от недостатка кислорода и сердцебиения. Для того чтобы достичь вершины к рассвету необходимо встать в пять утра. Цели - Гилманс пойнт 5681м, Ухуру 5895м. Темна Килиманджарская ночь, только длинная цепь фонарей уазывает на двигающихся к вершине приключенцев. Весь дальнейший путь припоминается с трудом. Шли, подскальзывались, вставали, шли дальше, сидели под скалами, хоть как то восстанавливая дыхание, ползли дальше. Поле-поле. И вот он Гилманс! Ай дид ит!.

Сую руку в карман, с разбегу, из последних силенок широко замахнувшись, выкидываю в кратер древнего вулкана ненавистое Кольцо Всевластия, оно же бывшее обручальное. Все, новая глава. Новая жизнь. Новые перспективы. Свобода. Какая тяжесть упала с души. Сил идти вверх нет, до Ухуру каких то двести метров по вертикали, а на самом деле около двух часов по леднику. Ну его в баню, это Ухуру. Я свой долг перед Средиземьем выполнил, пойду вниз.

Австриец №1 идет со мной, а вот у №2 что то случилось с головой – он больше не болеет и чуть ли не бегом уносится в сторону Ухуру. До Хибо-хат слетаю мухой, организм наглотавшийся кислорода и освободившийся от бремя кольца чувствует себя обманчиво всесильным и требует движухи. Вниз, вниз к Хоромбо. Еще, еще! Спускаюсь до Мандара. Все game over, упал на лежанку, закрыл глаза, не раздеваясь отрубился.

Ыыыы, где мои ноги? Организм таки сориентировался, что с им вчера сделали и сегодня работать отказывается. Руки - ноги не сгибаются, вся физиономия красная от солнечных ожогов. Негнущимися конечностями раздаю подарки хоббитам, одному налобный фонарик, второму тельняшку, на двоих бутылку русской водки. Сэму отдаю телескопические палки, хотя дикий соблазн подарить ему книгу с основами кулинарии. Гендальфу выдаю сто баксов. Что, вам мало? Акуна матата парни, акуна матата...

Вернувшись в гостиницу, обнаруживаю свои вещи сложенными на крылечке. Встречающая сторона забыла продлить резервацию. Блуждаю по Аруше в поисках свободного угла. Как назло, из-за проходящего в городе марафона все гостиницы переполнены. Но все это на фоне вершины Килиманджаро выглядит мелко и несущественно. Суета сует. Не стоит даже заморачиваться...Египетская акуна матата. О май год, оно кажется распостраняется по миру...Транзитный день в Каире. На стойке пересекаюсь с колоритной парой. Он москвич, она из прибалтики, познакомились по интернету и с тех пор вместе путешествуют. Сейчас ругаются с персоналом авиакомпании, требуя на время транзитного дня выдать сданные в багаж рюкзаки. Разговорились, оказывается истинная причина в том, что они насобирали на Занзибаре морских звезд, теперь боятся что те протухнут и завоняют в рюкзаках. Акуна матата ребята, жизнь прерасна, плюньте вы на звезды, поехали смотреть пирамиды!

Пол часа на остановке ждем рейсовый минибас до отеля, он подлец не едет, берем такси. Таксист, прочитав на ваучере название, браво делает круг по аэропортовой площади и останавливается на другой ее стороне –«Вылазьте, вон ваш отель, тридцать баксов!», но увидев набычившиеся русско-прибалтийские лица делает поправку на ветер и возможное лечение. Закидываю рюкзак в номер, заглатываем завтрак, запиваем его бутылкой виски, тормозим колымагу неопознаваемой модели, рядимся о цене, едем.

Акуна похоже действительно становится матата! Это Нил? Вы серьезно? Какой то грязновато маловатый. Пирамиды Гиза. Маловаты. Конечно определенный труд при постройку затрачен, но дикого восторга не наблюдается. Может быть величие момента портят толпы туристов, а может быть общая опереточность и торгашестность происходящего вокруг. Вернувшись, застаем на стоянке знакомую колымагу - ждет. Ну тогда поехали еще кататься! По дороге заезжаем в подпольный вино-водочный и обновляем поредевшие запасы алкоголя, а то МАЛОВАТО осталось!

Восточный базар. Шуму много, выбора маловато: некачественное золото, ободранные кальяны, всякая туристическая фигня россыпью. Единственное что более менее заинтересовало, магазинчики антикварных часов для ношения во внутреннем кармане жилетки, такие когда то были у моего прадеда-казацкого есаула. В отеле, улымываем администратора на вечернее использование бассейна под причиной необходимости оздоровительных процедур для моей дико обожженой килиманджарским солнцем физиологии.

Утром в аэропорту отбираем назад конфискованные паспорта, незаметно проводим время в самолете и по прилету обнаруживаем, что рюкзаки с морскими звездами в Москву не прилетели... Представляю себе физиономию аэропортовых воришек в предкушении бакшиша открывающих стыренный багаж и обнаруживающих там... Сурпрайз! Акуна матата! Ээээ, слушайте а вам не кажется, эта невыносимая пофигистичность африканского бытия заразна?PS«- Где ты это вычитала? Боже, до чего ты глупа!

- Тогда думай о ком-нибудь другом. Значит, теперь уже ничего не поделаешь, думал он. Значит, теперь он ничего не доведет до конца. Значит, вот чем все это завершается - пререканиями из-за виски» (с).

И тогда он понял, что это и есть то место, куда он держит путь. Вершина Килиаманджаро. Вершина которая у каждого своя.
Опубликовано: 19 Декабря 2008

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.