Китай - империя в тумане (ч.1 - Пекин)

Другие отзывы автора
  • Случайно в Японии встретить гейшу (ч.2)
  • Случайно в Японии встретить гейшу (ч.1)
  • Гоа и Дели - две грани экзотики
Все отзывыКитай – империя в тумане

Красавец – новенький Боинг China air, вылетающий в Пекин, выглядел как богатый дядя, случайно встретивший своего бедного родственника - обшарпанного Аэрофлотовского Б-767, вылетающего по тому же маршруту. Войдя в салон бедного родственника, и увидев подлокотники, крест-накрест прикрученные к креслу широкой изолентой, я понял, почему наши самолеты так часто стали падать: если даже национальный авиаперевозчик покупает за «кордоном» такой хлам с крылышками, что говорить об остальных авиакомпаниях?

Извинения экипажа в связи с невозможностью показа фильма вообще никого не тронули – ну и ладно, тем более лететь всего семь часов, и то ночью. А вот отсутствие чая в связи с перебоями в электроэнергии должно было насторожить пассажиров, но на это тоже никто не обратил внимания. Несмотря на мелкие неурядицы, утром 7 октября 2006 г. мы благополучно приземлились в а/п Пекина - за иллюминатором дымка или туман, который сопутствовал нам почти по всему маршруту.

Переход границы с групповой визой не представляет никаких проблем, тем более, что помогает нам в этом деле местный гид. В паспортах никаких отметок не ставят, и меньше чем через час после прилета, шустрый минибас мчит нас в город, великолепный гид Чжао Ин Цун (для русских - просто Маша, тел 13910977194) прививает нам навыки общения с местными торговцами-приставалами. Она сообщает волшебное слово-заклинание «Буя яо», после его произнесения даже самые назойливые продавцы отваливают в туман.

Широкие и длинные проспекты, огромные здания, обилие зелени и масса строек – вот первые впечатления от мегаполиса, пробок и заторов пока не наблюдается. Что сразу бросается в глаза – рекламных щитов намного меньше, чем у нас, они скромно стоят вдали от дороги, не отвлекая водителей от основного занятия - драйва. На улицах полно машин, в том числе и иномарок, а мотобайков совсем мало, велосипедистов, миллионы которых я предполагал увидеть, тоже редки.

ПЕКИН Отель Guangzhou hotel 4* (метро Xidan - две остановки от площади Тянь Ань Мэнь), вполне соответствует своим звездам, удобный и просторный номер, чайные пакетики, две бутылки местной воды, мыло, шампунь, зубные щетки, расческа – бесплатно, а французская вода - 15 ю за бутылек. Час на размещение, обмен денег (1 доллар = 7.8 юаня), и нас ждет корейский ресторан – странное место для первого знакомства с Китаем. Однако в ресторане очень мило: необычные салаты, хрящи в кляре, рыба, рис, ароматный зеленый чай, первый стакан пива или колы – бесплатно, остальные за умеренные деньги, для неискушенного знатока азиатской кухни понять, что еда приготовлена по чужим рецептам - невозможно.

Пища в Китае сильно отличается от привычной нам, хотя готовят ее из тех же продуктов - мясо, птица, рыба и конечно, рис, который здесь заменяет даже хлеб. Необычность не столько в количестве специй, а в сладковатом привкусе, который имеют почти все блюда: когда мясо тушат со сладким ананасом – это вкусно, но когда вареную картошку поливают густым слоем горячей карамели – это чересчур «экзотик».

Я быстро привык к такой еде, но выдержать сладкий рацион не каждому по плечу, забегая вперед, скажу, что через десять дней вся группа дружно отворачивалась от китайской еды и мечтала о русской кухне. Немножко расслабленные после необычных блюд и местного легкого пива, уже забыв сухую аэрофлотовскую булку, с едва теплым чаем, спешим дальше, ведь полдня на китайской земле уже пролетели, а Пекин мы не видели вовсе.

Первая экскурсия – Храм Неба Тянь Тань, в древности считалось, что от Неба зависят как беды, так и счастье человека, потому его надо ублажать, принося жертвы, т. к. император Китая именовал себя «Сыном неба», лучшей кандидатуры на роль жертвователя, чем он, было не найти. Сам ритуал жертвоприношения проводился в день зимнего солнцестояния (21-22 декабря) в Алтаре Жатвенных молитв (Цигутань) - главном сооружении гигантского храма. (хорошо, что жертвами были целые стада бедных коров, а не людей).

Центр алтаря – круглая мраморная трехъярусная терраса высотой 5м, в центре которой установлен каменный диск - Сердце Неба, туристы всегда толпятся вокруг в ожидании своей очереди постоять на нем и загадать желание. (я тоже загадал - жаль не исполнилось). Не менее интересна Стена возвращающихся звуков, опоясывающая Зал Небесного свода (Хуанцюнъюй), предназначенный для хранения поминальных табличек духов Неба и светил.

Если, повернувшись лицом к стене, тихо произнести что-нибудь, то слова будут слышны в любой точке противоположной стороны стены, все туристы с интересом, и главное, с неизменным успехом пользуются древним «телефоном». Но наибольшее впечатление производит Зал Жатвенных молитв (Циняньдянь) – один из самых узнаваемых силуэтов города - башня, возвышающаяся на 38-метровой трехъярусной мраморной террасе, как новенькая, блистает свежими красками после недавней реставрации, она отличается изящным орнаментом и совершенством архитектуры.

Внутри строения деревянные столбы поддерживают потолок без единого гвоздя и цемента, для здания высотой 38 м и диаметром 30 м, построенного сотни лет назад – это неплохо, жаль, что эта башня – новодел, она построена взамен сгоревшей, именно здесь в тишине император ежегодно молился о ниспослании богатого урожая. Лучи заходящего солнца зажигают ее кирпично-красные бока, освещают трехярусную крышу, покрытую синей глазурованной черепицей, и золотят шишковатый шпиль, венчающий сооружение.

Между верхним и средним ярусом крыши укреплен вертикальный картуш, где в золотом обрамлении на голубом фоне сверкают позолоченные иероглифы. Территория храма огромна, и удобна для отдыха, китайцы с удовольствием проводят здесь свой досуг, а судя по количеству отдыхающих в середине рабочего дня, свободного времени у них много. Для нас такая форма времяпровождения уже давно забыта, а здесь небывалый коллективизм еще жив: в тени длинной крытой галереи множество китайцев неспешно занимаются своими делами (играют в шахматы, кости, карты, читают, вяжут, пьют неизменный зеленый чай из персональных бутылок, некоторые даже поют под аккомпанемент странных инструментов с парой струн).

В тенистых аллеях храма растут кипарисы, под ними китайские деды с азартом играют в игру типа бадминтона, только вместо волана они используют поролоновый шарик. Одно из деревьев даже огородили – ему уже 500 лет, оно даже имеет собственное имя – Девятидраконовый, т. к. его ствол как бы сплетен из нескольких толстых веревок, похожих на тела драконов. По утверждению гида дерево обладает колоссальной энергетикой, я протянул к нему ладони, и действительно ощутил легкий напор, а через пару минут усталость от ночного перелета исчезла без следа.

Китайцы очень любят путешествовать по родной стране (почти как мы в Советском Союзе), поэтому по Пекину постоянно снуют толпы удивленных провинциалов, особенно это заметно на площади Тянь Ань Мэнь – не только самой главной в Китае, но и самой большой в мире – это признано даже в книге рекордов Гиннеса. Приближаясь к ней, я ожидал увидеть необозримое открытое пространство, но реальная картинка сильно отличалась от воображаемой: в середине площади стоит громада Мавзолея, недалеко от него – флагшток, охраняемый гвардейцами, рядом стенды, повествующие о достижениях народной власти, а остальное пространство равномерно заполняют туристы – поэтому масштабность площади совсем не чувствуется.

Площадь замыкают узнаваемые ворота Тянь Ань Мэнь с пятью арками - павильон с характерной «рогатой» крышей под красной черепицей, за небольшую плату можно подняться на верхнюю галерею, и осмотреть всю площадь с высоты. На фасаде красуется большой портрет Мао (наверно единственный, который довелось видеть на улицах Китая), в окружении двух кумачовых транспарантов: "10000 лет процветания КНР" и "Да будет 10000 лет компартия Китая".

Именно через эти ворота туристы попадают в Императорский дворец - Гугун, отделенный от города рвом с водой и глухой стеной длиной 3,4 км, опоясывающей дворец по периметру, которая не позволяет ни одному любопытному взору проникнуть внутрь. Древний императорский дворец строился в эпоху династий Мин (1368 - 1644 гг.) и Цин (1644 - 1911 гг.). Согласно мифу, небесный император живет на звезде Цзывэй во дворце Цзыгун (Пурпурный дворец), потому дворец земного императора - Сына Неба, куда простым смертным вход был запрещен, получил название Цзыцзиньчэн (Пурпурный запретный город).

Внутри дворец кажется гигантским лабиринтом, по которому можно ходить бесконечно и за каждым поворотом будет появляться новая площадь, новый павильон или целый парк, кстати, весьма уютный, но сильно компактный. Пишут, что во дворце 9999 комнат, но кто их считал? Очень интересен павильон "Баохэдянь", куда император приглашал чиновников на банкет, а в период династии Цин здесь проводились государственные экзамены на высшую ученую степень, победитель этого испытания имел право претендовать на руку дочери императора.

С левой стороны от ворот Тянь Ань Мэнь выстроено типично сталинское здание – Дом собраний народных представителей, около него небольшой стенд, на котором высвечивается количество дней, оставшихся до олимпиады. Табло намного меньше того, которое отсчитывало дни и часы, оставшиеся до миллениума в Париже, но свою функцию выполняет исправно. В день нашего визита высветилась цифра 666 – чур меня (угораздило попасть сюда именно в этот день), а гид наоборот доволен – в Китае эта цифра считается очень удачной.

У каждого приезжего китайца есть три мечты: посмотреть утреннюю церемонию поднятия государственного флага, побывать в мавзолее Мао Цзе Дуна и побродить по Запретному городу, благо все три объекта расположены рядом. С первыми двумя пунктами нет никаких проблем – они бесплатны, а вот за счастье лицезреть императорские чертоги надо заплатить 60ю, для многих приезжих – это неподъемная сумма. Нам тоже не удалось выполнить все три задачи т. к. совершить подвиг, и встать в 5 утра, что бы посмотреть подъем флага, не хватило сил.

Мавзолей в программе тура вообще отсутствовал, но коль мы рядом, надо зайти, очередь хоть и длинная, но движется быстро, из иностранцев в очереди только мы. Восток всегда найдет чем удивить европейца: мимо очереди идет папа с малышом, а голая детская попка сверкает напоказ (у всех малышей очень странный покрой брюк - задний шов распорот насквозь, а трусов они похоже вообще не носят). При этом ребенок может в любое время сделать пи-пи или ка-ка, не снимая брюк, и не беспокоя родителей своими мелкими житейскими проблемами.

Малыш присел недалеко от мавзолея Мао Цзе Дуна, и окропил мостовую, ни один человек из многотысячной очереди, даже внимания не обратил. Сумки, фото и видеоаппаратура к проносу в усыпальницу запрещены, пришлось этими предметами обвешать нашу гидшу, как елку игрушками (говорят, есть камера хранения, но мы обошлись без нее). Большинство китайцев перед входом в мавзолей покупают желтые цветы и несут их вождю. Море этих лютиков-цветочков стоят в траурном зале перед самой усыпальницей, потом служители собирают цветы охапками, относят в палатку и вновь продают посетителям – такая многоразовая технология.

Гроб с телом вождя покоится в стеклянном саркофаге – почти как Ленин в Москве или Хо Ши Мин в Ханое, сразу за саркофагом выходная дверь, а за ней... торговый зал в котором бойко продают сувениры с символикой Мао. Торжище в двух шагах от гроба шокирует, но, похоже, здесь бизнес выше смерти и вечного покоя. Особым спросом пользуются краснокожие книжицы карманного формата – цитатники Великого Мао на разных языках, в т. ч. и на русском. Дима для смеха купил одну для друга, а Маша рассказала, что в былые времена любую публичную речь надо было начинать с цитаты вождя – иначе быть беде. Потом она с чувством процитировала несколько изречений – старые лозунги и сегодня звучат весьма эффектно.

Хутуны – еще одна достопримечательность города, хотя и менее известная, чем остальные, но не менее интересная – старинная одноэтажная застройка в центре города, ее главная особенность – очень узкие проходы между домами, и глухие стены, выходящие на улицу. За 170ю по хутунам можно прокатиться на велорикше в двухместной коляске, сидя на бархатном сиденье, обитом золотыми кистями. Велорикша с видимым трудом налегает на педали, пытаясь набрать скорость, на бесчисленных крутых поворотах ему приходится резко тормозить, коляска опасно крениться, а водила хитро посматривает на седоков – испугались или нет?

Сама поездка по этим закоулкам не очень впечатляет, а вот посещение одного из домов – это занимательно: узкий и небогатый узкий двор, увитый пожухлой зеленью, старые стены и немолодые хозяева – этому дому, как и большинству соседних, более 150 лет, все эти годы здесь рождаются, живут и умирают члены одной семьи. В качестве бонуса хозяин очень высоким голосом спел несколько строф из арии китайской оперы – непонятно, но очень здорово. Дети этих людей уже не хотят жить в таких условиях, и переехали в благоустроенный дом, а родители доживают свой век здесь. Ломать постройки никто не собирается – это уже историческое наследие города.

В завершение программы посетили парк Ихэюань - место покойной старости и возвращения к гармонии после ударов судьбы, на самом деле это не просто парк, а Летний императорский дворец – место и сегодня исключительное: гармония построек, пейзажей и природы здесь настолько целостна, что даже находясь в нем недолгое время, испытываешь необычайное умиротворение, спокойствие, и даже традиционно натянутые нервы чуть провисают. В ансамбле особо выделяется крытая галерея Чанлан - Длинная галерея, занесенная в книгу рекордов Гинесса, протянувшаяся на 728 метров вдоль берега озера Куньминху.

Вся галерея внутри расписана сценами и пейзажами, поэтому иногда ее называют самой длинной в мире картинной галереей. Это волшебное место, созданное для отдыха одной императорской семьи охраняет страшный зверь со смешным именем Нихисюнь – гибридный дракон с рогами, покрытый чешуей, с выпученными глазами и копытами, он пропускает в парк только хороших людей, а плохих рвет, как тузик грелку. Судя по тому, что случаев его нападения на туристов не было, значит, люди сюда приходят только хорошие.

Гуляя по тенистым аллеям и слушая верещание белки, я представлял себе, как члены королевской семьи, сидя в уютной беседке, и совершенно не опасаясь суетливых туристов, любовались каплями дождя, падающими на воду, листья и цветы лотоса, а потом сочиняли стихи. Парки и Сады в Китае – это целая философия ничегонеделания, релакса и поэзии, раньше их тишиной и великолепными пейзажами наслаждались единицы, сегодня - сотни тысяч, но даже такие толпы умудряются получить свою толику удовольствия, находясь в благословенных стенах.

Известный брэнд Пекина – знаменитая утка по-пекински, которая готовится более 24 часов в особом температурном режиме. именно ее нам предложили вечером, причем для этого священнодействия тоже построен храм, правда современный и многоэтажный – Цюаньцзюйдэ, на первых двух этажах – общие залы, а выше – залы VIP, в которых вкушали нежную утятина самые известные люди планеты, их фотографии развешаны в пустынных коридорах, по одному из которых, нас и проводили в камерный зальчик на четыре стола, на стене которого висело огромное деревянное панно, покрытое искусной резьбой, изображающее Великую китайскую стену.

Вскоре появился повар в высоком колпаке, в целлофановых перчатках и медицинской марлевой повязке (сам, видать, опасается птичьего гриппа, а туристов не жалко - пусть едят непроверенную птицу), напоминающий молодого хирурга. Тончайшим ножом он аккуратно отрезал от тушки с аппетитной коричневой шкуркой столь же тонкие ломтики, а официантка показала, как их надо правильно есть: на небольшой блинчик кладут кусочки утки, овощи и поливают густым соевым соусом, блинчик надо завернуть и наслаждаться неповторимым вкусом. Яство достойно своей мировой славы и полностью соответствует своей стоимости (170ю).

Самое известное сооружение страны – Великая Китайская стена, в ближайшее время ее собираются провозгласить одним из чудес света наравне с Египетскими пирамидами. Нынешнюю стену возводила династия Мин (1368—1644 гг.), а в целом ее строили на протяжении 2000 лет и называют Ваньли чанчэн - Стена длиной в 10 тысяч ли, или в пять тысяч километров. Многие утверждают, что ее видно невооруженным взглядом из космоса (но даже китайские космонавты говорили, что это не так), утверждение о длине стены может быть правдой, но никто ее не измерял, и только в ближайшие годы правительство собирается точно определить ее длину.

Большинство людей считает, что стена протянулась непрерывной твердыней для защиты от набегов с севера, но это - заблуждение. Лучше обо всем по порядку: ранним утром мы покинули просыпающийся Пекин и двинулись в сторону ближайшего участка стены – заставы Бадалин (60 км от города). Утреннее солнце быстро разгоняло туманную дымку, ближе к цели вокруг дороги выросли горы, на голубом небе приветливо засияло свежевымытое солнце, а ласковый ветерок трепал остатки моих волос.

Стена карабкалась на крутую гору, повторяя ее рельеф, через каждые 250-300 м возвышались сторожевые башни. Первые две из них были на виду, а дальше каменная лента, сложенная из серого кирпича, скрывалась за гребнем дальней горы. У самого входа вдоль стены на толстой проволоке висели сотни замков – их оставляют молодожены в знак крепости своего брака (вот откуда этот обычай пришел в Москву). Только здесь дворники не спиливают замки по ночам, поэтому целые гирлянды этих приспособлений висят здесь многие годы.

До поездки я читал, что по стене может проехать повозка или прошагать шеренга из 5 бойцов, но... в Бадалине все не так – узкая бесконечная лестница устремлена в небо, а по ней с упорством муравьев карабкается толпа туристов (в основном китайцев), ведь не зря говорил великий Мао: «плох тот китаец, который не взобрался на стену». Выполняя заветы кормчего, молодые папа с мамой за руки тащили свое крошечное упирающееся чадо вверх, несмотря на то, что малыш и по ровной земле ходил неуверенно.

Большинство восходителей добрались до первой или второй башни, и вернулись, а дальше вверх шли только упорные русские. Где-то далеко внизу остались красивые входные ворота, толпы китайцев тоже остались там, и наконец лестница идущая вверх абсолютно свободна. Пока стоишь за зубцами стены – тепло, стоит выйти из-под их защиты, как пронизывающий ветер насквозь продувает разгоряченное тело, останавливаться надолго не стоит - простынешь, кроме этого вверху появляются и манят к себе все новые башни.

На середине пути за 40ю можно получить подтверждение своего подвига – бронзовую пластину с горделивой надписью – «Я действительно забрался на стену», мастер, не отходя от кассы, гравирует твое ФИО на свободном поле и укладывает табличку в красную коробочку, выложенную бархатом. До вершины добрались только двое из нашей группы, вот здесь меня и ожидал главный сюрприз: стена закончилась, она не уходила за горизонт, как писали в каталогах, на окрестных горах не было даже следа кирпичной кладки.

Верхняя сторожевая башня, на которой стоял я, была крайней точкой всего участка, справа к ней примыкала стена, по которой я только что взобрался сюда, а круто вниз налево сбегала другая стена-лестница, с высшей точки хорошо было видно, что все сооружение – замкнутый контур, периметром около 4 км. Гид подтвердила – Великая китайская стена не сплошная, а перекрывает самые уязвимые участки, именно на них и строили крепости – заставы.

Быть в Пекине и не посетить цирк – весьма неразумно, поэтому вечером мы всадились у здания, очень похожего на кинотеатр с вывеской «Chaoyang Theater», в котором привычная арена отсутствовала вовсе. На обычной сцене местные циркачи и акробаты демонстрируют чудеса владения своим телом, и мастерского обращения с различными предметами: группа девушек, подсвеченная разноцветьем прожекторов, на длинных палочках с поразительной ловкостью вертят по сервизу тарелок каждая.

Другая дюжина девчат умудряется взгромоздиться на один велосипед, а их подруга, сидящая за рулем, катает эту ораву по кругу, при этом велосипед не ломается и никто не падает. Мужчины работают в цирке львами – вместо того, что бы дрессировать опасных диких животных, один покладистый китаец становиться буквой «зю», и обхватывает другого китайца за талию, сверху набрасывают накидку с головой царя зверей, надо лишь научится синхронно двигаться, а в этом китайцы достигли больших успехов.

Теперь номер полностью готов: псевдолев ходит по канатам, прыгает вверх, становится на задние лапы и даже танцует. В цирке они продемонстрировали исключительную слаженность своих движений: два рукотворных льва, составленных из двух китайцев каждый, запрыгнули с двух сторон на двухметровый шар, и аккуратно перебирая восемью ногами, катали его по сцене. Сходить на представление надо обязательно, билеты за 150ю мы купили прямо перед представлением.

Три дня пролетели как мгновение, и на четвертый день пришлось улетать в Сиань. Любое расставание – это грусть, а для Димы расставание с отелем оказалось не только грустным, но и горьким: при выписке ему предъявили счет на 300ю, когда он начал возмущаться, счет увеличили до 400 юшек, был скандал, и пришлось платить. Его жена, не заметив, что некоторые безделушки в номере платные (они лежали на отдельном подносе), ежедневно забирала их на сувениры знакомым, за три дня набежала немалая сумма, с этого момента вся группа тщательно проверяла, что именно в отеле бесплатно.
Опубликовано: 15 Декабря 2008





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.