Эфиопия: страна, рождающая сказки

Николая Гумилева можно цитировать до бесконечности. Он воспел Африку во всем ее разнообразии, но именно Абиссинии (Эфиопии) посвящены его лучшие африканские стихи. И это вполне объяснимо – Эфиопия была одной из немногих африканских стран, куда въезд гражданам Российской империи был облегчен.

В эпоху, когда колониальный раздел Африки был уже завершен, независимая Эфиопия искала в лице России доброго и бескорыстного друга. Эта дружба упрочилась во времена строительства социализма "с эфиопским лицом" и сошла на нет с распадом Советского Союза, но на то были прежде всего экономические причины. Сейчас мы тоже дружим, но уже больше в культурной сфере. А так как туризм — тоже часть культуры, можно сказать, что сотрудничество наше имеет тенденцию к расширению.

Россия включена в реестр стран, граждане которых имеют право открывать въездные визы в аэропорту Аддис-Абебы без наличия дополнительных документов (приглашение, ваучер и т. п.). Впрочем, с визой можно разобраться и в посольстве Эфиопии в Москве за один день (25 долл.). Недорогой вариант перелета — через Дубай с пересадкой на Ethiopian Airlines (700 долл.). Через четыре часа полета (из Дубая) вы окажетесь в самой необычной стране Африки.

Для того чтобы решиться на подобное путешествие, надо расстаться с некоторыми стереотипами. Действительно, Эфиопия периодически страдает от голода, но это бедствие обрушивается вместе с продолжительной засухой только на отдельные районы, прежде всего на восточные и юго-восточные. Туда и в благополучные годы туристы мало ездят. Это во-первых. Во-вторых, отсутствие толковых предложений по турам в Эфиопию на российском рынке туруслуг не означает, что в стране нет туризма вообще. "Если никто из наших туда не ездит, значит, там плохо (опасно, голод, война, преступность и т. п.)" — таков самый распространенный стереотип, с которым труднее всего бороться именно потому, что рассказов о путешествиях наших соотечественников по Эфиопии мало, а путеводителей по этой стране в книжных магазинах просто не найти. В-третьих, экономическая отсталость Эфиопии и бедность, в которой живет ее население, не являются чем-то присущим именно этой стране. Просто в других странах проявления нищеты (с точки зрения благополучного европейца) стараются скрыть от взоров туристов, хотя народ там живет ненамного лучше. Во всяком случае люди здесь "нищенствовали" и сотни, и тысячи лет назад и не ощущали своей ущербности по отношению к остальному миру. Поэтому, вместо того чтобы жалеть "бедных эфиопов", лучше восхищаться их удивительной цивилизацией, которую они создавали на протяжении последних двух с половиной тысяч лет.

Главное, что нужно уяснить,— охватить все самое важное и интересное за одну короткую поездку сложно. Приезжать сюда нужно как минимум на три недели. Например, даже при использовании авиаперелетов между городами маршрут по северной Эфиопии потребует одной недели, а оптимально — десяти дней, поездка на юг страны, в долину реки Омо, — по меньшей мере двух недель с учетом того, что половина времени уйдет на переезды. Путешествие по Эфиопии на машине предполагает неизбежное преодоление бездорожья, хотя основные асфальтированные автомагистрали становятся все лучше и лучше. Что касается климата, то советуем избегать летних месяцев, поскольку в это время на землю Эфиопии обрушиваются ливневые дожди. Малый сезон дождей (март — апрель) более благоприятен, ну а в остальное время года над Эфиопией — нежно-голубое бескрайнее чистое небо, которое кажется слишком низким: большая часть Эфиопии представляет собой обширные нагорья.

Аддис-Абеба ("Новый цветок") — самая высокогорная столица Африки. Сейчас в ней живут более трех миллионов человек. В центре города — широкие проспекты, современные здания. Ближе к окраинам — исторические памятники: дворец императора Менелика II на горе Энтото, собор Святой Троицы, в котором похоронен сам Менелик, собор Святого Георгия рядом с площадью Менелика II, который сделал Аддис-Абебу столицей страны в 1889 году. Императора Менелика II можно сравнить с нашим Петром Первым: он также загорелся идеей создания империи и даже столицу построил на самой ее окраине — с надеждой на расширение. Собор Святого Георгия возведен 1 марта 1896 года в честь разгрома итальянцев при Адуе. Эфиопия тогда отстояла свою независимость, оставшись, по сути, единственной незавоеванной страной в Африке. В 1935 году итальянцы оккупировали Эфиопию, но оккупация продлилась менее семи лет и следов практически не оставила; редко когда старики ввернут в разговор заученную итальянскую фразу. То, что в 1963 году именно в Аддис-Абебе была учреждена и размещена территориально Организация африканского единства, очень символично. И Менелик II, и тем более Хайле Селассие I всегда являлись для африканских народов символами свободы и прогресса (в Эфиопии был свой парламент, бумажные деньги, почта, дороги и школы).

Аддис-Абеба когда-то лежала на южной окраине Абиссинии — христианского государства, ведущего свою историю от Аксумского царства, основанного в середине I тысячелетия до н. э. и достигшего расцвета в начале нашей эры, в эпоху, когда аксумиты контролировали морскую торговлю между Римской империей и Индией. Принятие христианства монофизитского толка в IV веке усилило позиции этой страны на мировой арене. Правда, Абиссиния оказалась в конечном итоге отрезанной от христианского мира мусульманскими эмиратами, имаматами и султанатами, но при этом сохранила уникальные черты своей культуры. В эфиопском календаре — 13 месяцев. Отсюда и популярный в Эфиопии лозунг — "Солнце светит 13 месяцев в году!" Ко всему прочему, эфиопский церковный календарь отстает от общемирового на 7 лет, так что каждый, приезжающий в Эфиопию, становится на семь лет моложе!

Эфиопия — самое подходящее место для всемирного конгресса толкиенистов. Рохан, Гондар (Гондэр на наших картах)… Это же из "Властелина колец"! Выходит, Толкиен использовал не только кельто-англосаксонское наследие, но и общечеловеческое. Сами же абиссинцы — вообще большие выдумщики. Король Лалибела, правивший на рубеже XII и XIII веков и начавший строительство церквей, которые вырублены целиком в скальной породе, наделен народной молвой теми же сверхъестественными способностями, что и волшебник Мерлин у германцев. И церкви не сам он сооружал, а с помощью ангелов. В честь него Рохан был переименован в Лалибелу. Всего здесь одиннадцать монолитных церквей, розовых или коричневатых, по цвету вулканического туфа, из которого они вырублены. Шесть храмов относятся к так называемой северной группе церквей (Бэте-Марьям, Мэдхане Алем и др.), четыре — к восточной (Бетэ-Эммануэль, Абба Либанос, Бэте Маркориэс, Габрыэль Руфаэль), а недалеко от последнего — одиноко стоящая церковь Святого Георгия.

Хотя сказать, что церкви стоят, сложно: располагаются они ниже уровня земли. С желающих войти в северную группу взимают плату — 100 бырр (11,5 долл.) за вход и плюс 150 бырр за видеокамеру. Билет позволяет посетить и восточную группу, и церковь Святого Георгия. Даже если снимать не собираешься, платить за камеру все равно придется. Снаружи и внутри церквей, соединенных между собой коридорами, проходами, также вырубленными в горной породе, и священнослужители, и миряне позируют охотно, от объективов не прячутся.

Лалибела лежит на высоком плато, среди альпийских лугов. Под вечер становится так холодно, что впору надевать джемперы и куртки. Пожухлая трава сменяется ниже террасами, зеленеющими наподобие сочных лугов в Новой Зеландии. Можно только восхищаться трудом земледельцев, поколениями сооружающих и поддерживающих эти террасы, одни из древнейших на Земле. Ближайший район террасного земледелия находится по ту сторону Красного моря, в Йемене, который связан с Эфиопией нитями общей истории. Предки современных арабов, поклонявшиеся в ту пору Луне, примерно в VI веке до н. э., а то и раньше, в массовом порядке стали переселяться из Аравии на эфиопские нагорья. Они смешались с местным кушитским населением (к кушитам принадлежат сомалийцы, афары, оромо и другие народы, населяющие помимо Эфиопии Джибути, Сомали и север Кении), превратив их почти в стопроцентных семитов, подарив им тонкие черты лица, так восхищающие путешественников. Кроме того, праарабы принесли сюда свою письменность. Гимьяритское письмо, правда в видоизмененном виде, сохранилось только здесь. Отдельные надписи можно встретить в Йемене, где в какой-нибудь горной деревне вам покажут полустертые буквы, которым как минимум две тысячи лет, на стене проема въездных ворот, но прочитать их уже никто не сможет. В Эфиопии же буквы эти до сих пор в обиходе.

Монастырь Дебре-Дамо — главная эфиопская святыня, самый древний монастырь (VI век). Он вырублен высоко в скале, на которую надо забираться по веревке. Если у вас возникнет желание посетить Дебре-Дамо, то советуем запланировать ночлег в Адигра-те. Городок небольшой, в нем — одна-две улицы с весело раскрашенными домами (эфиопы вообще предпочитают красить фасады домов какой-нибудь оптимистической краской: фиолетовой, голубой, розовой, салатовой). Тогда можно посвятить весь день Дебре-Дамо и близлежащей Йехе с ее комплексом преаксумских храмов, современных эпохе "большой волны" южноарабской колонизации (середина I тысячелетия до н. э.), положившей начало формированию двух основных семитоязычных народов Эфиопии — амхарцев и тыграйцев. Однако от этих храмов остались одни основания, впрочем необычайно важные для последующей истории абиссинского градостроительства. Кое-что из архитектурных деталей, статуй и бронзовых изделий было вывезено в Национальный музей в Аддис-Абебу, где они открывают историческую экспозицию справа от входа. От Йехи до Аскума — около 90 километров, то есть часа три пути.

Основные достопримечательности Аксума сгруппированы в одном месте. Рядом с музеем — церковь Марии Сионской. Чуть дальше — парк стел. Еще дальше — бассейн царицы Савской, за ним — усыпальница Калеба. Правда, дворец царицы Савской находится почти за городом, но это тоже недалеко.

Для эфиопов история бурного романа двух ветхозаветных царей, Соломона и царицы Савской, и последующего похищения Ковчега Завета есть непререкаемая истина, основа эфиопской национальной идеи. И сам Ветхий Завет здесь чтят не меньше Нового, по крайней мере гораздо сильнее, чем в других христианских странах. И именно потому, что корни эфиопской истории и самой государственности — ветхозаветные. Хотя надо отметить, что в эфиопскую Библию включены некоторые книги, которые в других христианских течениях считаются неканоническими. А самая старая Библия хранится, кстати, именно здесь, в Аксуме, в купольной церкви Четырех Зверей (олицетворяющих четырех евангелистов). Эта книга датирована VI веком, но краски ее чудесных иллюстраций не поблекли и по сей день. Ее хранят под многими покрывалами, а некоторые страницы даже проложены шелковой тканью. Сам Ковчег Завета, как свято верят эфиопы, спрятан где-то в потайном месте в церкви Марии Сионской, которая была построена в XVI веке на месте первого христианского храма, заложенного царем Эзаной в IV веке.

Абиссиния сменила много столиц. Но среди них, безусловно, выделяется Гондэр — царская резиденция в XVI — XVIII веках. Это обнесенный каменной стеной обширный комплекс с десятком сооружений, достаточно хорошо сохранившихся: дворцов, канцелярий, библиотек, церквей. Начало его строительства относится к 30-м годам XVII века и связано с именем царя Фасилидаса, который открыл своим царствованием эпоху, полную противоречий, блеска и нищеты, продолжавшуюся почти два столетия и переросшую в "эфиопское возрождение" при Менелике II. Можно сказать, что эре Аддис-Абебы предшествовала эра Гондэра, время интенсивного проникновения европейцев в Абиссинию. Над страной нависла даже серьезная угроза обращения жителей в католичество, но под давлением общественности отцов-иезуитов вынудили покинуть страну. Между прочим, первыми европейцами, прорвавшими мусульманскую изоляцию Абиссинии, явились португальцы за сто лет до Фасилидаса. Более того, небольшой португальский отряд отважно сражался с моджахедами во время их опустошительного наплыва на эфиопское нагорье в 40-х годах XVI века, когда само существование христианской государственности было под вопросом. Никто из португальских добровольцев не вернулся домой: кто-то погиб, а кто-то остался в Абиссинии до конца своих дней. Вот достойный сюжет для авантюрного боевика!

О судьбах эфиопского православия лучше всего поразмышлять в очаровательной маленькой церкви Дебре-Берхан-Селассие, построенной в XVII веке. Вот она, гондэрская школа искусств во всем своем великолепии! Все стены и потолок храма покрыты росписями, вошедшими в сокровищницу абиссинского искусства. Потолок, включая балки, расписан ликами херувимов, у которых необыкновенно большие глаза. Глаза в абиссинской иконографии — деталь особая. Они полны кротости и доброты. Даже у крестоносцев на фресках в Дебре-Берхан-Селассие они такие, хотя крестоносцев в массе своей нельзя назвать ни кроткими, ни добрыми. В качестве гидов в эфиопских церквах выступают дьяконы.

Южнее Гондэра лежит озеро Тана, славящееся своими островными монастырями, в ризницах которых абиссинские цари хранили свои сокровища. Озеро рождает Голубой Нил (Аббай), и чуть ниже по его течению грохочет величественный водопад Тис-Ысат — главная природная достопримечательность Эфиопии.

Сколько открытий чудных готовит путешественнику эфиопская земля! Но вот поклонников Александра Сергеевича Пушкина мы должны разочаровать: согласно последним исследованиям его прародиной является не Эфиопия, а соседняя Эритрея, с которой у Эфиопии не самые лучшие отношения. Однако в Эфиопии Пушкина все еще любят и почитают. По крайней мере, те, кто знает русский язык. Остальным приходится объяснять, что Пушкин — это русский Боб Марли. Корни-то одни и те же!

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.