Черный кот, бегущий вдоль Atlantic Road

Мостов в Норвегии много. Ландшафт такой, что без них просто никак. Есть сооружения современные, на тонких длинных ногах взмывающие над фьордами, и старые, кряжистые, до сих пор исправно несущие службу.

Мост на остров близ города Тронхейм закрывается автоматически после каждого автомобиля, дабы ни одна лиса или какое другое дикое животное не проскочило в это заповедное место: на острове гнездятся тысячи птиц. А на висячие мосты над горными реками и водопадами и смотреть порой жутковато. И все же есть среди этого изобилия мост особенный, можно сказать, номер один. Вернее, это даже не мост, а целая их вереница, соединяющая десятки островов на западном побережье Норвегии, там, где фьорды встречаются с океаном. Это Атлантическая дорога, знаменитая Atlantic Road.

Ясным июльским днем мы с другом, норвежским природным фотографом, направлялись именно к этой точке на карте. Все благоприятствовало путешест­вию. После дождей установилась наконец солнечная погода. Воздух был кристально прозрачным, без какой-либо дымки. Раз за разом мы удачно ловили паромы: как только подъезжали на машине к причалу, сразу попадали на судно и мчались с ветерком уже по фьорду. Вот и Кристиансунн, последний крупный населенный пункт перед Atlantic Road (крупный по норвежским меркам — около 20 000 жителей). В путеводителях о нем обычно говорят так: "Город вяленой рыбы". И есть за что. Столетиями жители Кристиансунна ловили и перерабатывали треску, причем делали это весьма специфическим способом: рыбу сначала солили, а затем раскладывали сушиться на окрестные скалы. Пейзаж, говорят, получался весьма причудливый. Так было еще совсем недавно. Сегодня Кристиансунн — один из норвежских центров нефтедобычи. Однако рыбаки и нефтяники живут дружно, с учетом взаимных интересов разделив между собой шельф. И хотя рыба приносит в государственную казну значительно меньший доход, чем нефть, отношение к ней по-прежнему трепетное. Недаром один из символов этого уютного города — скульптура пожилой женщины с треской в руках. Ей же (треске) посвящен отдельный музей. Но главный символ и туристическая достопримечательность этих мест, без сомнения, — Atlantic Road.

Готовясь к поездке, я собирала информацию в Интернете. Запомнилось мнение одной утомленной странницы. Не впечатлила ее эта Atlantic Road. Что тут скажешь... Люди, конечно, разные. Хотя в данном случае вспоминается афоризм, приписываемый Фаине Раневской. Некто поделился с ней чувствами по отношению к Моне Лизе. Мол, не впечатляет. В ответ великая актриса съязвила: "Эта дама за свою жизнь впечатлила стольких, что может выбирать, кого впечатлять, а кого нет".

Атлантическая дорога — это прекрасное шоссе общей протяженностью более восьми километров. Его построили в 80-е годы ХХ века. С помощью 12 мостов перескакивая с островка на островок, шоссе буквально летит над океаном. Конечно, есть трассы длиннее. Гораздо длиннее! Есть мосты выше. Значительно! Но не много найдется на свете магистралей, настолько гармонично вписанных в окружающую среду. Атлантическая дорога словно была создана вместе с ландшафтом — горами, островами и океаном. И это, пожалуй, главное, почему она так поражает воображение. Способность жить с природой в ладу вообще одно из главных качеств норвежцев как нации. Atlantic Road — одно из наиболее ярких тому подтверждений.

Судя по всему, об этом знали многие. Мы достигли Atlantic Road около десяти вечера. На скалах вокруг главного моста оказалось довольно многолюдно. Солнце медленно уходило за океан. Хоть и не Тихий он был, а Атлантический, штиль стоял полный. Говорят, лучшее время для такой поездки — осень, точнее, время штормов, когда огромные волны разбиваются о мосты и дорога превращается в настоящие американские горки. Однако штиль и покой могут быть не менее впечатляющими и фотогеничными, надо лишь остановиться и суметь увидеть эту иную красоту. Цвет мостов и скал менялся ежеминутно. От обилия света даже трава казалась оранжевой. Рыбачьи лодки уходили в океан, растворяясь в солнечном потоке. Было тихо, если не считать сумасшедших чаек. Свои гнезда они устроили прямо на мостах и нервно реагировали на каждого любопытного туриста, желающего глянуть на симпатичных птенцов.

Мы провели на скалах посреди Atlantic Road больше часа и не заметили того. Уходить не хотелось. Короткая белая ночь обещала стать не менее фантастической, чем закат. Однако приходилось собираться. Дело в том, что мы не побеспокоились заранее о ночлеге, наш вояж носил довольно стихийный характер. Каждое утро мы лишь приблизительно представляли, где застанет нас вечер. Путешествовать подобным образом по Норвегии вполне реально — здесь прекрасно развита туристическая инфраструктура. Речь не о больших отелях, которых действительно не много, да и ценами они порадовать не могут. Зато в распоряжении туристов — тысячи и тысячи кемпингов, частных деревенских мини-гостиниц с двумя-тремя комнатами, лесных домиков. Указатели на дорогах подробно информируют о них едва ли ни каждый километр. А порой и указатели не требуются, ведь многие лагеря располагаются рядом с шоссе. Столь явное преобладание сельской и придорожной гостиничной инфраструктуры вполне логично. Норвегия — страна преимущественно сельская. Да и главные красоты ее следует искать не в городах. И все же в тот вечер, вдохновленные погоней за солн­цем на Atlantic Road, мы были слишком беспечны. Хоть и много в Норвегии кемпингов, однако и туристов не меньше. В какие-то моменты казалось, что вся страна снялась с места, запрягла своих железных коней и отправилась странствовать по родным просторам. Добавьте к патриотам-норвежцам многочисленных иностранцев, ошалевших от всех этих фьордов и водопадов... Словом, в столь поздний час накануне уик-энда в разгар сезона отпусков был риск остаться без ночлега. Стараясь не думать о худшем, мы попрощались с Атлантической дорогой и взяли курс на ближайший кемпинг. Через пару минут после старта дорогу нам перебежал... черный кот.

Когда подобное случается со мной дома, я даже не замечаю. Рядом с моей пятиэтажкой обитает столько бездомных котов, что, если обращать внимание на каждого, из квартиры лучше не выходить. Но черный кот на трассе в Норвегии! Здесь мне хотелось бы сделать маленькое лирическое отступление, поведав о котах, собаках и прочих домашних животных.

О том, что норвежцы любят собак, много говорить, думаю, не стоит. Нация, одним из главных увлечений которой является охота, собак не просто любит, она их обожает. Говорят, норвежец спокойно выслушает, если вы не очень тактично отзоветесь о его жене, но никогда не простит вам дурного отзыва о его собаке. А в любой шутке, как известно, есть доля шутки. Впрочем, в почете в Норвегии не только собаки охотничьи. Домашние и не очень породистые тоже могут рассчитывать на взаимность. Все они — полноценные члены семьи и даже путешествуют наравне с хозяевами. Едва ли не из каждого трейлера или автомобиля выглядывает любопытная мохнатая морда. Так что бродячих собак в Норвегии нет и быть не может. С котами сложнее. Вроде он домашний зверь. Однако отлучился по своим кошачьим делам на недельку — вот уже и бродячим стал. Один кот — не проблема. А если их сотни и тысячи? Это же нарушение баланса в природе и полная антисанитария! Так считают в Норвегии. Недаром ведь и мосты кое-где блокируют, чтобы миграция животных не нарушала сложившейся веками экосистемы. Один из местных деревенских жителей по определенным дням запирает своего мурлыку в доме. А все потому, что по решению сельской администрации бродячих котов в эти дни отлавливают. Среди домашних животных, пожалуй, лишь коровам и овцам позволено гулять где угодно. И те пользуются своим правом по полной программе. Копытных можно встретить в самых неожиданных местах и на самых отвесных горных дорогах: животноводство в Норвегии очень развито. Словом, черный кот на трассе в тот замечательный июльский вечер появился действительно неспроста. Мой спутник лишь улыбнулся такой забавной на его взгляд русской суеверности. И напрасно.

В последующий час дорогу нам несколько раз перебегали олени, перелетали цветные от последних отблесков заката птицы, но никто из них не мог побить черную карту. Кемпингов в районе Atlantic Road немало (как-никак туристическая достопримечательность мирового значения!), однако свободных мест не было. С наступлением ночи стало довольно холодно. Леса и озера исчезали в тумане. Насладившись пейзажами сполна, мы решили двигаться к ближайшему доступному городу. В милый Кристиансунн было не попасть. Расположенный на трех островах, он полностью зависит от паромов, которые ночью не работают (в Норвегии много мостов, однако перспективы для новых сооружений все еще есть). Был доступен Мольде, что всего в 15 километрах на юг от Атлантической дороги.

Город роз и бесподобных горных пейзажей оказался подо­зрительно оживлен в это позднее время. "Фестиваль!" — неожиданно вспомнил мой спутник. И в самом деле, как мы забыли, что в конце июля Мольде принимает в свои объятия один из крупнейших (не только в Норвегии — в мире!) джазовых фестивалей. Ах, этот джаз... Гостиничная инфраструктура маленького Мольде трещала под его натиском. Шансов у нас не было. Однако в одном из отелей к нам отнеслись с особым вниманием. Молодой человек, работник гостиницы, минут 20 обзванивал всех коллег в округе, пытаясь найти какой-нибудь номер. Безуспешно. В конце концов как радушный хозяин он предложил нам прикорнуть на диванах в холле гостиницы. Мой спутник решил, что попытается уснуть в своем автомобиле.

Я уже выбирала диван поудобнее, когда свершилось настоящее чудо. В буквальном смысле этого слова материализовался свободный номер. Один из гостей фестиваля выпил столь много, что оказался не в силах идти из бара в гостиницу и отменил бронь. Если честно, я не знаю, как объяснить такое странное происшествие. Возможно, это была лишь шутка. Мне трудно представить состояние, когда человек пьян настолько, что идти не может, но помнит, что должен позвонить в отель, и даже способен это сделать. Впрочем, как знать, у каждого свои таланты. Главное, мы получили возможность отдохнуть перед новым интенсивным днем на дороге. Но разве уснешь, когда видишь подобное! Гостиница не просто стояла у фьорда, она повисла над ним парусом, и с высоты 14 этажа казалось, что ты паришь над морем. Прямо из голубой воды вырастали такие же голубые горы со снежными вершинами. Это визитная карточка Мольде — Ромсдальские Альпы. К слову сказать, местные Альпы знамениты не только своей красотой. Во время Второй мировой войны в этих краях прятался от немецких оккупантов король Хокон VII. Береза, под которой, как считается, он любил сидеть, нынче почитается норвежцами как королевское дерево. Из гостиницы ее было, конечно, не разглядеть. Призрачная белая ночь уже таяла в первых лучах солнца.

На следующий день выяснилось, что номер стоил значительно дороже, чем нам сказали первоначально. Не думаю, что сотрудники отеля намеренно ввели нас в заблуждение. Просто пришлось заплатить черному коту по всем счетам. Никаких бытовых и иных неприятностей с нами больше не случилось. Мы благополучно преодолели Тролльстиген, умопомрачительную горную трассу, объехали в прекрасную погоду фьорд Гейрангер (тот самый, что за свои красоты попал в Список всемирного наследия ЮНЕСКО) и посетили много иных потрясающих мест. Но это уже другая история. И, может быть, даже не одна. Что касается норвежских котов, я впоследствии видела еще одного, рыжего. Он тоже прошмыгнул мимо машины и скрылся в кустах. Хотя, возможно, это была лиса. Их иногда даже норвежцы путают.

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.