Остров преткновения

Даже проведя на маленьком островке Джерси в проливе Ла-Манш неделю, трудно отделаться от ощущения, что это все-таки "не та" Англия. Правда, говорят здесь вроде по-английски, хотя и с акцентом, да и прочие приметы - правый руль, мили с футами - убеждают, что с визой вы не напутали, вам ее выдали там, где и следовало, - в британском консульстве.

Но из головы не идет иное обстоятельство: до французского берега всего 14 миль (22 км), в ясную погоду он виден невооруженным глазом. В то время как до родного британского этих миль - добрая сотня... Да и многое другое сеет в душе сомнение. Нет, все-таки не Англия!

Британский форпост в континентальной ЕвропеТипичные нормандские фермы, улитки в виноградном уксусе в местных ресторанчиках и невыговариваемые (для тех, кто знает только английский язык, но не французский) географические названия - все это лишь увеличивает сумятицу в мыслях. Так все же - Англия или Франция?

Причина такого смешения, впрочем, понятна - достаточно бросить взор на карту и вспомнить школьный курс истории. Островок более тысячи лет оставался в буквальном смысле камнем преткновения между двумя европейскими державами, обосновавшимися по берегам Ла-Манша. И противостояние не могло не оставить следа в быте, языке и культурных традициях островитян.

Считается, что христианство пришло на Джерси в VI веке вместе с небесным заступником местных жителей - отшельником и проповедником Хельером (Илером). Он принял мученическую смерть от рук саксонских пиратов (знать не знавших о христианских добродетелях) и впоследствии был канонизирован.

Джентльмены удачи всех стран и народов вообще очень рано полюбили островок, расположенный в стратегически важной точке при входе в Ла-Манш и обладавший удобными и, самое главное, укромными бухточками. Собственно, морским разбоем промышляли и предки благородных норманнских рыцарей - в частности некий Ролло со своей шайкой. Он так достал французского короля, что тот, отчаявшись одолеть флибустьерскую вольницу, вынужден был ее купить, отдав Ролло в ленное владение часть северного побережья страны. Позже этот край с административным центром в Руане получил название Нормандия. А сын того самого Ролло - Вильгельм, герцог Нормандский - вошел в историю как Вильгельм Завоеватель, покоритель Англии. Став английским королем Вильгельмом I, он присоединил к своим теперь уже британским владениям и острова в проливе Ла-Манш, в том числе Джерси.

В 1204 году статус острова как части британской территории был закреплен окончательно. После неудачной войны с французами английский король Иоанн Безземельный, потеряв большую часть своих владений на континенте, предложил жителям Джерси самим решить, под чьей короной они желали бы существовать впредь. В результате проведенного "референдума" (это в диком-то XIII веке!) остров добровольно присоединился к Англии.

Платой за свободное волеизъявление стали не только автономия и освобождение от налогов (этими прелестями островитяне наслаждаются и поныне), но и малокомфортный оборонный статус острова. На протяжении столетий Джерси оставался передней линией обороны Британии от нападения с юга. О том напоминают сохранившиеся до наших дней фортификации - возведенный королем Иоанном замок Мон-Оргуэй на восточном побережье, замок Элизабет (названный в честь Елизаветы I), защищающий главный город на острове - Сент-Хельер, а также береговые башни Мартелло, построенные в конце XVIII века в ожидании высадки войск Наполеона.

В середине прошлого столетия Джерси пережил последнее в своей истории вооруженное вторжение - тоже из Нормандии, но на сей раз немецкое. После драматической эвакуации английских войск из Дюнкерка Черчилль посчитал нецелесообразным защищать английские владения в проливе и объявил их, в том числе и Джерси, демилитаризованной зоной. Примерно четверть островитян (десять тысяч человек), бросив свои дома, уехали в Англию и затем сражались с немцами, а три четверти остались и разделили все ужасы нацистской оккупации. По приказу Гитлера здесь снова начали сооружать мощную полосу береговых укреплений - на сей раз против возможной британской атаки с моря. Строили укрепления узники концлагерей, среди которых были и советские военнопленные (им на острове поставлен памятник).

Понаехали тут...Впрочем, Джерси издавна привлекал не только завоевателей, но и мирных знаменитостей - как англичан, так и французов.

Команду британского берега Ла-Манша представляли экономист и философ Джон Стюарт Милль, писатели Энтони Троллоп, Томас Харди и Джералд Даррелл, основавший на Джерси эталонный зоопарк. А команду южного, французского, - Виктор Гюго и Ги де Мопассан. В частности, ярый республиканец Гюго нашел на острове убежище после монархического переворота на родине, где власть захватил Луи Бонапарт, провозгласивший себя императором Наполеоном III. А из совсем уж "иностранных туристов" можно назвать двух немцев, которые подолгу "засиживались" тут. В пространном представлении они не нуждаются - это Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Чем-то их всех, очевидно, притягивал этот клочок земли у самого входа в пролив. Наверное, тем же, чем и сотни тысяч разноязыких туристов, посещающих Джерси каждый год, - своим исторически сложившимся промежуточным статусом. Этот, по словам того же Гюго, "кусочек Франции, отколовшийся от нее, упавший в море и подобранный Англией" поражает прежде всего редким сочетанием английского и французского. Британской солидности, сдержанности, верности традициям - и французской легкости, артистизма, эмоциональности и живости.

И еще у одной категории людей напоминание о Джерси вызывает прилив самых теплых чувств. Это банкиры и финансисты, в особой эмоциональности вроде бы не замеченные.

Дело в том, что Джерси - классический офшор. Причем не где-нибудь на дальних Карибах, до которых десять часов лету, а в центре Европы. В получасе езды на быстроходном катере от французского берега и под боком у одной из самых солидных и надежных финансовых систем - британской. Поэтому неудивительно, что на сотне с небольшим квадратных километров суши, где проживают 80 тысяч человек, смогли уместиться 55 банков и более 35 тысяч зарегистрированных компаний. Привлекли их сюда, как легко догадаться, не архитектурные памятники или природные красоты, а вещи более приземленные - до предела либеральное законодательство, низкие налоги и конфиденциальность сделок.

Конечно, в наши дни на офшоры давят все кому не лень. Международное сообщество, кажется, решило всерьез взяться за эти зоны утечки капиталов - не всегда стопроцентно чистые. Поэтому власти Джерси подумывают о том, что "налоговый рай" в обозримом будущем придется прикрыть. Пока же местный парламент решил вдвое снизить налог на крупные финансовые учреждения (теперь он равен 10 %), а чтобы компенсировать потери, одновременно ввел пятипроцентный налог на оборот.

Последняя "антинародная мера" вызвала на Джерси демонстрации протеста. Впервые за последние 800 (прописью - восемьсот) лет. Можно представить себе, какую социальную бурю вызвало бы еще и введение НДС, о котором островитяне отродясь не слыхивали.

Сочная северная зеленьВпрочем, потери от нового налогового бремени с избытком покроют туристы, и сегодня приносящие почти четверть всех поступлений в местный бюджет. За год Джерси посещает почти миллион человек - большей частью, конечно, англичане, считающие остров своей собственной маленькой Ривьерой.

Природа там действительно невероятная для северных широт. Ну что, казалось бы, разместишь на площади чуть более сотни квадратных километров? А Творец (или Природа - кому как больше нравится) постарался и втиснул на маленький островок утопающие в зелени долины, луга и девственные леса, гранитные скалы и протянувшиеся на мили живописные бухты, дюны и песчаные пляжи. На Джерси вообще очень много зелени и цветов - с воздуха он предстает эдакой пышной клумбой. Ученые считают остров уникальным экологическим анклавом на севере континента, и с этим трудно не согласиться: благодаря особому микроклимату там прекрасно прижились даже экзотические южные растения - вечнозеленые и цветущие круглый год. Неслучайно здесь базируется крупнейшая в мире компания, занимающаяся рассылкой цветов.

Главные песчаные пляжи - с видом на Францию! - расположены на южной оконечности острова. На юго-восточных пляжах можно погреться на солнышке и искупаться на тихом мелководье вместе с детьми. А юго-западные, наоборот, облюбовали фанаты серфинга. Хотя и на западном берегу найдется безмятежное местечко с золотым песком и спокойной волной - курортный комплекс в бухте Сент-Брелейд, закрытый от всех ветров, кроме легкого и освежающего морского бриза.

Что касается северного берега, то у него, как и положено, "характер выдержанный, нордический". Для купания местные изрезанные скалы малопригодны, а вот для дайвинга и серьезной рыбалки - в самый раз.

Окрестные воды полны разнообразной живности. С одними представителями фауны - например дельфинами и морскими котиками - лучше всего общаться с палуб прогулочных судов. С другими - бретонскими лобстерами, устрицами, креветками, лангустами, крабами и рыбой множества сортов - в местных ресторанах. Как и в прибрежных французских Нормандии и Бретани, главные морские деликатесы - лобстеры (или по-французски омары) и устрицы - на Джерси можно отведать не только в дорогих ресторанах, но и в скромных забегаловках рядом с морским рынком.

А еще на Джерси прекрасно гуляется. Он словно создан для прогулок - пеших или велосипедных. Местное законодательство весь последний век старалось сохранить тут дикую природу, ревностно оберегая ее от часто губительного воздействия цивилизации. И надо сказать, успешно! То есть цивилизация присутствует, никуда не делась, но знает свое место, не заполняет собой весь остров, оставляя достаточно пространства и природе. Власти Джерси внимательно следят, чтобы на территориях, объявленных зелеными зонами, не вели стройки и не разбивали сельскохозяйственные угодья.

Осколок историиОстрову есть что предложить и тем, кого в путешествиях интересуют не пляж и купание, и даже не природа, а прежде всего культурные и исторические памятники, традиции и обычаи.

Это, как уже говорилось, весьма впечатляющая и превосходно сохранившаяся средневековая твердыня - замок Мон-Оргуэй, нависший на скале над колоритной рыбацкой деревушкой Гори, а также более "цивильный" замок Элизабет в Сент-Хельере. Замок, названный в честь королевы Елизаветы I, построил в XVI веке тогдашний губернатор острова - знаменитый мореплаватель, а по совместительству пират, поэт и историк сэр Уолтер Рэли (Ралей). Правда, сей верноподданнический акт не спас сэра Уолтера от стандартного в те годы обвинения в государственной измене: при Якове I поэту и пирату отрубили голову... В столице интересны также здание парламента и местный Центральный рынок, открытый в 1882 году. А в городке Сент-Обен на юге острова внимание любителей архаики привлекут старинные купеческие дома на улочках, мощенных булыжником, и форт, сооруженный во времена Кромвеля.

Островок мал, зато традиций и обычаев тут множество.

Взять хотя бы диковинные: сегодня, в начале XXI века, административное деление на 12 гражданских округов, одновременно являющихся и религиозными общинами. Каждым управляет выборный констебль (или по-французски коннетабль). Порядок на территории округа поддерживает также выборная "почетная полиция", но не простая, а трехступенчатая! Пресекают правонарушения и накладывают штрафы сентеньеры, им помогают винтеньеры (на них, кроме того, возложена обязанность следить за сбором муниципальных налогов) и офицеры констебля (присматривающие за соблюдением общественного порядка). Наконец, под юрисдикцией констебля находится и окружная дорожная служба, совмещающая функции наших аварийно-дорожных служб и ГИБДД. Самое любопытное, что вся эта вертикаль власти работает исключительно на общественных началах - без зарплаты.

Но островитяне занимаются вещами и поприятнее несения административно-правовых обязанностей - и при том свято блюдут традиции. Например, на западном побережье принято собирать морские водоросли, оставленные на песке отливом (их используют в качестве удобрений). А также брать в дом диких и домашних животных из зоопарка, основанного Джеральдом Дарреллом, в том числе специально разводимых улиток! Даррелловский фонд выплачивает каждому такому "усыновителю" определенную сумму на пропитание питомца и уход за ним.

Есть и еще один любопытный обычай, не всегда понятный приезжим, - так называемая инспекция веток (The Branchage). Имеются в виду ветки деревьев или кустов, растущих на частных придорожных территориях. За тем, чтобы ветки не затрудняли дорожное движение, следит специальная комиссия из членов общины. Свои контрольные замеры она по традиции проводит в июле и сентябре. Если ветки окажутся длиннее, чем положено, владелец участка, на котором произрастает "неуставное" растение, платит штраф. Причем отнюдь не символический - от 50 до 500 фунтов.

И наконец, на острове Джерси по-прежнему вяжут свитера из джерси (с ударением на последнем слоге). Этой традиции уже без малого четыре столетия, и сегодня многие люди на земле, нося вязаную одежду, даже не подозревают, что название ей дал маленький островок, затерявшийся в проливе Ла-Манш.

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.