Его Величество Карнавал

С 17 февраля всю неделю Рио-де-Жанейро в буквальном смысле слова будет сотрясать самая знаменитая и масштабная манифестация безудержного веселья в мире. Беспрестанно гремящая музыка, роскошные шествия соревнующихся танцоров самбы, многотысячные толпы зрителей, яркие краски великолепных костюмов и повсеместное ликование - вот непременные атрибуты карнавального Рио-де-Жанейро.

Традиция карнавалов уходит корнями в языческое прошлое человечества и отнюдь не является привилегией бразильцев. Почему же именно бразильский карнавал, вернее, карнавал в Рио-де-Жанейро, приобрел такую невиданную популярность и стал, без преувеличения, событием мирового масштаба? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо немного узнать об истории Бразилии и характере бразильцев. На самом деле, такое может происходить только здесь, в стране, которую Бог щедро одарил теплом и солнцем, красотой ландшафтов и плодотворным этническим разнообразием.

Историки возводят традиции празднования карнавалов к незапамятным временам и считают, что начало этим популярным и в наши дни народным гуляньям положили древнейшие земледельческие ритуалы встречи весны и начала сева. Во всех архаичных культурах празднования в честь богов плодородия были центральным событием года. Идея оплодотворяющей силы матери-природы была основополагающей идеей архаичного космоса. Она удерживала древнего человека в магическом поле неразрывной связи с миром растений и животных. Поэтому неизменным атрибутом празднеств такого рода, к которым относятся греческие вакханалии и римские сатурналии, был ритуал возвращения к природному состоянию, когда человек, опьяненный вином, музыкой и коллективным энтузиазмом, снимал с себя запреты традиционной морали. Такие празднества сопровождались неистовством и были необходимы как важнейший элемент психологической "разрядки".

В первые века нашей эры древнее язычество в Европе повсеместно сменилось христианством, с его строгой дихотомией добра и зла: мир представал ареной смертельной борьбы Бога и Дьявола, моральные устои изменились и человек вынужден был признать многие из своих природных потребностей грехом. Карнавалы, несмотря на их откровенную оргаистичность, а может, именно благодаря ей, не исчезли и стали чуть ли не единственным мостиком, связывавшим слишком озабоченного спасением души средневекового человека с его земной природой.

Но в Европе карнавалы никогда не были таким масштабным событием, какими они становятся в Новом Свете. Это и немудрено: в то время как католическая церковь терроризирует Европу инквизицией, на ее площадях пылают костры и идет охота на ведьм, далеко за океаном перед подавленными страхом и враждебностью европейцами предстает земной рай - бесконечные пространства, покрытые диковинными лесами, невиданные цветы, плоды, райские птицы, миролюбивые и улыбчивые голые люди... Своим изумленным первооткрывателям Бразилия, несомненно, показалась садом Эдема.

Прообразом бразильского карнавала стал карнавал португальский. Первые колонисты, начав праздновать открытие райского уголка, так и не смогли остановиться. Традиция карнавала в Рио-де-Жанейро началась вместе с основанием города, можно даже сказать, что история самого Рио началась с карнавала. Когда в 1567-м португальские войска при поддержке индейцев отвоевали у французов маленькую деревушку Рио-де-Жанейро на берегу залива Гуанабара, празднования по поводу этой исторической победы вылились в стихийное карнавальное шествие. Индейцы в нарядах из цветных перьев присоединялись к веселой процессии. После этого события в Рио-де-Жанейро была заложена первая улица и город начал строиться и разрастаться.

На самом деле в колониальном Рио все было поводом к празднованию и веселью: коронации далекого португальского монарха, бракосочетания в королевской семье, дни великих святых - все праздновалось в благословенной Бразилии на широкую ногу. Когда же в 1808 году после оккупации страны наполеоновскиими войсками португальский двор был вынужден бежать из Лиссабона в заокеанскую колонию и обосноваться в Рио, там начались воистину веселые деньки! Чудом избежавший революционного гнева и очарованный красотой Бразилии монарх на радостях предался совершенно безудержному веселью. Дни рождения, крестины, благодарственные мессы в королевской семье - все служило поводом для пышных празднеств и народных гуляний. Коронацию Жоао VI в Рио-де-Жанейро отмечали десять дней, в течение которых продолжались уличные театральные представления, факельные шествия, фейерверки и иллюминации. Улицы заполнили процессии богато украшенных аллегорических повозок, за которыми маршировал парад красочно разодетых шутов. С великим светским событием совпало празднование Вербной недели и Пасхи, так что цвета церковных штандартов и золоченые образа смешались с яркими красками карнавальных процессий. Это празднование стало таким помпезным и запоминающимся, что историки склонны называть именно его первым карнавалом в Рио-де-Жанейро.

Бразильская католическая церковь отличалась от своей старшей португальской сестры веселым, демократичным нравом и любовью ко всему человеческому. Она не только не избегала элементов карнавальности в праздновании религиозных дат, но и по праву считалась одним из главных источников карнавальной культуры Бразилии. Рассказывают, в 1579 году католический священник отец Анчьета устроил в Рио театрализованное представление под названием "Одиннадцать тысяч Дев" в ознаменование прибытия в Бразилию ценной католической реликвии - мощей мучеников Святого Духа. После представления по улицам города прошла процессия тех же аллегорических повозок, что украшали карнавальные шествия.

Религиозные праздники стали, несомненно, одним из важнейших элементов, формировавших дух бразильского карнавала. Ведь католических праздников было много, и они весело отмечались круглый год. Сначала Вербная неделя и Пасха в марте, затем день святого Георгия в апреле, а в июне, августе и октябре - празднования в честь Богородицы... И так до Рождества. Если с таким католическим рвением соединить вкус правящей элиты к пышным торжествам и беззаботный нрав жителей райского уголка под названием Рио-де-Жанейро, станет ясно, почему именно там карнавал превратился в главное культурное событие общественной жизни.

Долгое время главным развлечением народа в карнавальные дни был entrudo - обычай обливать прохожих водой прямо на улицах - благо, погода жаркого бразильского февраля делала эти шалости не только безобидными, но и приятными. В течение нескольких недель перед карнавалом весь Рио был занят изготовлением восковых шариков, наполненных водой с ароматом лимона. Иногда народные карнавальные забавы, как и полагается, "хватали через край" и в дело шли шары, наполненные куда менее ароматным содержимым, что вызывало возмущение элегантных слоев населения. Горожане часто жаловались королю на скверные манеры "мужланов", и enturdo был запрещен королевским эдиктом. Но народ продолжал практиковать развеселый карнавальный обычай. Еще сегодня во многих странах Латинской Америки в последние дни февраля ходить по улицам становится "небезопасно" - молодежь швыряет в прохожих надувные воздушные шарики, наполненные водой, чем доставляет неописуемую радость себе и всем окружающим, включая "пострадавших": ведь февраль в Южной Америке самый жаркий месяц.

Новой страницей в истории бразильского карнавала стала зе-перейра. К началу XIX века традиция enturdo стала постепенно угасать и карнавал в Рио переместился с улиц в элегантные салоны богачей. Народ же узнавал о нем только по звону бубенчиков на маскарадных костюмах знати, идущей на карнавальные балы. В 1835 году сапожник из Рио-де-Жанейро по имени Жозе Нориега де Асеведо Паредес по прозвищу Зе-Перейра собрал группу своих удалых приятелей, арендовал барабаны и литавры всех размеров и вышел в дни карнавала на улицу, распевая во все горло популярные песенки под оглушительный аккомпанемент ударных инструментов. Проделка Зе-Перейры имела большой резонанс и вернула карнавал на улицы города. С тех пор развитие карнавальной культуры было стремительным, и с каждым годом праздник становился все более массовым, а его участники все более изобретательными. По словам историка Жоао до Рио, именно тогда религиозные процессии в честь великих святых покинули храмы и стали частью карнавальных шествий.

В 1892 году бразильские народные гулянья с легкостью ассимилируют французские выдумки - конфетти и серпантин. Уличные шествия обогащаются элементами маскарада - их участники рядятся в лохмотья и прячут лицо под слоем гротескного макияжа, чтобы без риска быть узнанными вволю насладиться карнавальной свободой.

К концу XIX века возникают так называемые ранчо - предвестники нынешних школ самбы. Ранчо - группа людей в фантастических карнавальных костюмах, которые выходили на улицу с песнями и танцами, с заранее поставленным театральным действом и целым набором музыкальных инструментов - эдакое передвижное кабаре. Репертуар ранчо базировался на африканском фольклоре. Со временем наиболее популярные ранчо слились в более многочисленные общества, которые начинают функционировать как клубы, в течение всего года занимаясь подготовкой к карнавальному шествию. Невиданно роскошные и красочные аллегорические повозки, создаваемые этими клубами, вызывали восторг и неистовство жителей и гостей Рио, которые были готовы голову сломать для того, чтобы лучше разглядеть великолепных полуобнаженных красавиц, венчавших пьедесталы повозок.

Начиная с 1900 года главным местом карнавального парада аллегорических повозок становится Руа до Оувидор. В 1907 году открывается Авенида Сентраль и праздник перемещается сюда. Тогда же карнавал в духе времени пополняется новинкой - корсо (так назывался парад автомобилей), разукрашенных и заполненных развеселыми молодыми людьми, швыряющими в зрителей конфетти и серпантин и обливающими друг друга одеколоном из специальных приспособлений. Корсо становится яркой страницей в истории карнавала. В 1930-е годы каждый владелец автомобиля в Рио считал своим долгом сделать все возможное и невозможное для того, чтобы добиться права на участие в карнавальном шествии.

В те же годы карнавал в Рио, открытый и жизнерадостный, с легкостью вбирает в себя еще одну из "французских штучек" - маскарадный костюм. Со временем костюмы участников шествий становятся все более изысканными и экзотическими. Вскоре стихийно возникает идея создания конкурса маскарадных костюмов. Первый такой конкурс состоялся в 1909 г. и носил знаменательное название Higt Life. В 1932-м организаторы главного карнавального бала в Муниципальном театре Рио неофициально отмечают наградами лучшие костюмы бала. В 1950-е годы уже огромная толпа народа ожидает участников костюмированного бала при входе в главный театр Рио для того, чтобы оценить великолепие их нарядов. Муниципальный бал и конкурс костюмов становятся неотъемлемой частью карнавальных празднеств. Сегодня его проводят в знаменитых отелях и транслируют по телевидению на весь мир.

Конкурс костюмов - самое недавнее новшество карнавала. Когда его только учреждали, знаменитые школы самбы уже существовали. Выступления школ самбы - темпераментного бразильского танца, восходящего к афро-бразильскому ритму джонго, стали сегодня главным действом карнавала в Рио-де-Жанейро. Популярное искусство низов бразильского общества, желая избежать маргинального статуса на пути к стихийному триумфу, воспользовалось в своем названии чуждым буржуазным словом "школа", хотя большинство участников первых школ самбы никогда не переступали порога никакой другой.

...Когда отпоет и отпляшет Карнавал, отгремят фантастические повозки по мостовой самбодрома, жители Рио разойдутся по домам, чтобы отоспаться. А туристы, ошеломленные увиденным и услышанным, увезут домой в сердце частичку бразильского неутомимого веселья.

Зеркало недели

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.