Макао: азиатский Лас-Вегас

Полуостров Кувшинок в дельте реки Жемчужной. Только китайцы могли окрестить так нежно-невзрачный кусочек суши в окружении рифов и отмелей - погибели тех моряков, кому удавалось спастись от пиратов. Как коварная сирена, Макао манил и манит играть и выигрывать, падать и подниматься.

Отмычка к китайской шкатулкеРедко кто из туристов заглядывает в Макао больше, чем на день. И правильно делает! Задержавшийся рискует разориться, утратить рассудок и даже не грустить о потерях. Оттого ли, что Макао отлично проветривают циклоны и тайфуны, сожаления улетучиваются здесь мгновенно? Игровая площадка людей и ветров, Макао, кажется, самой природой поставлен вне закона. Каменистый полуостров Фошань и соседние островки Тайпа и Колоань словно специально брошены в Южно-Китайское море, чтобы размыть границу между Востоком и Западом. Эта когда-то ничейная земля доставалась всякому, кто был упорен или отчаян. Рыбакам из провинции Фуцзян, которые пришли сюда на лов непуганой рыбы. Разорившимся крестьянам из Южного Китая, взявшим в руки ружья и грабившим суда. Наконец, в XV веке португальцам. Проделав нелегкий путь из Европы и устав от кровопролитного покорения Индии и Малакки, сыны Луза были удивлены теплым приемом китайцев. На Востоке их действительно ждали! Китайским торговцам был необходим свой порто-франко. Под страхом смерти они не смели покидать страну, а на самом материке даже дипломатические миссии принимали неохотно. Болтающийся поплавком, ни свой и ни чужой, вдобавок то и дело атакуемый пиратами, Макао как нельзя больше годился на роль посредника. Португальцам разрешили основать факторию, и она надолго стала единственным мостиком между Китаем и Европой. Макао сохранил верность этому союзу. Даже когда Испания временно аннексировала Португалию, над фортом Макао гордо реял португальский флаг. Пятнадцать лет назад в знак нерушимой китайско-португальской дружбы у входа во внутренний порт установили монумент Взаимопонимания.

Китай всегда притягивал европейцев, жаждавших не только прибыли, но и экзотики высокой пробы. Однако до XVIII века они застревали "в дверях", в Макао, где им прямо на борт доставляли провизию и товары. Постепенно эта "прихожая Китая" все меньше становилась похожей на Китай, приобретая облик европейского города. Когда в 1805 году в порт Макао вошла "Надежда" Ивана Крузенштерна, первый корабль под русским флагом в этих краях, наши моряки увидели город весьма чистый, застроенный довольно порядочными домами. Экзотично выглядели лишь отрубленные головы морских разбойников, торчащие у ворот в назидание. К слову, одну голову предприимчивая команда "Надежды" похитила, чтобы доставить доктору Галлю для изучения китайского черепа. В то время иностранные торговые корабли уже заходили во внешние пределы Кантона, ближайшего к Макао крупного торгового центра. Там заморские коммерсанты (их кантонцы звали тайпанами) строили дома рядом с факториями своих стран и терпеливо торговались с китайцами, месяцами дожимая сделку. Когда сезон торговли заканчивался, тайпаны должны были покинуть Кантон. К их услугам оставался нейтральный Макао, близкий и обжитой. Если в обычное время по его улочкам бродили китайские рыбаки вперемежку с монахами-иезуитами, то летом Макао превращался в курорт с праздной и отнюдь не бедной публикой. Тайпаны полюбили отдыхать на широкую ногу - и удовольствие, и способ пустить пыль в глаза конкурентам. Комфортабельные гостиницы, роскошные рестораны, игорные дома, лотереи и аукционы благополучно сосуществовали с опиумокурильнями и борделями. Макао расстелил ковровую дорожку всем страстям человеческим…

Там, где играЕсть на земле места, где колесо Фортуны вертится с бешеной скоростью. Макао одно из них. Здесь больше десятка круглосуточных казино, чей общий доход лишь немногим уступает развлекательным заведениям Лас-Вегаса, а через пару лет, по мнению экспертов, догонит и перегонит американскую игровую Мекку. Большинство завсегдатаев казино Макао - китайцы. Жители Поднебесной - прирожденные игроки, причем отличные. С казино у них связь нешуточная. Во-первых, они любят деньги - ровной любовью без спадов и всплесков. Во-вторых, любят игру как общение с достойнейшим из партнеров, госпожой Удачей. Ради встречи с ней готовы на серьезные жертвы - ломбарды в Макао никогда не пустеют, принимая в бездонные недра взносы разорившихся в пух и прах. Наконец, китайцы ценят искусство стратегии, которое изучают и практикуют в процессе игры. Иными словами, они обречены на Макао. В казино ходят все: банкиры, студенты, домохозяйки, так что если это болезнь, то национальная. Игорные заведения - не роскошь! Вход в них свободный, строгого дресс-кода нет, но посетители одеваются не без торжественности. Играют и в будни, и в уик-энды Макао принимает тысячи "паломников". Люди приезжают на автобусах из Гуанчжоу, прилетают из дальних провинций, приплывают из Гонконга. Паромы между Гонконгом и Макао в 60-х годах прошлого века организовал Стенли Хо, хозяин знаменитого казино Lisboa, чтобы дать состоятельным гонконг­цам выпустить пар. Сегодня между Макао и Гонконгом курсируют турбо­джеты - катера на воздушной подушке, перевозящие пассажиров за час и 20 долл. Самые нетерпеливые могут долететь за 16 минут на 12?местном вертолете.

Стенли Хо - личность в Макао легендарная. Этот гиперпредприниматель, владелец отелей, казино и осушенных участков земли, никогда не играл сам. Во всяком случае в казино. Адреналин ему давали бизнес-игры с серьезными конкурентами: высокими чиновниками, криминальными авторитетами, мелкой, но отчаянной мафией. Его казино-отель Lisboa не закрывает двери даже при угрозе тайфуна в восемь баллов. В залах установлена сигнализация, но мало кто покидает казино раньше, чем его вынесет волной. В Lisboa есть апартаменты люкс и попроще, но постояльцы (за редким исключением) даже не ночуют в номерах. Хай-роллер может снять весь этаж, на котором появится только для того, чтобы принять душ. Группка молодежи сложится на тесный номерок с двумя кроватями, на которых будут спать по очереди. Надо сказать, у владельцев казино есть причины дорожить обычными посетителями: они приносят основную часть прибыли. Lisboa знаменит самым большим в мире игровым залом, в котором одновременно играют несколько тысяч человек - в не слишком распространенную рулетку и шары, популярный фан-тан (фарфоровые жетоны), горячо любимый баккара, кости дай-сиу, домино пан-као, блек-джек. Чтобы туристы не заблудились в игровом море, для них издают специальный путеводитель AOA Gambling Handbook. Зеваки могут подняться на плавучий Macao Palace, где играют сплошь азиаты без малейших реверансов в сторону туристов, стены и потолок увешаны талисманами. Там случаются драки и более серьезные разборки. Когда в 2001 году Стенли Хо лишился монополии на игорный бизнес, мэтры Лас-Вегаса тут же изъявили желание попытать счастье в своем азиатском побратиме. Так, в 2004 году Las Vegas Sands открыла комплекс Sands Macau стоимостью 265 млн долл. и планирует еще четыре. Осенью 2006-го запущены проекты Wynn Resorts с казино площадью 3,3 тыс. кв. м и отелем на 600 номеров и MGM Mirage с казино на 300 столов. MGM в лучших американских традициях вложилась больше чем на миллиард долларов. Маленький Макао ждет большая игра!

Своеобразной душевной разрядкой завсегдатаям казино служат скачки и бега борзых. Лошади и собаки смиренно отдуваются за человеческие победы и разочарования. На островке Тайпа один из лучших в Азии ипподромов Macau Jockey Club. Скачки здесь проводят в выходные и праздничные дни, иногда по средам и четвергам. Ставки ­немаленькие, но в отличие от игр за столом скачки воспринимают как развлечение, "сладкое". Другой "десерт" - собачьи бега на канидроме. Борзых натаскивают в специальных клубах, прежде чем выпускать на 500-ярдовый овальный трек четырежды в неделю. На этом фоне безобидней выглядит другая забава - прыжки с тросом с 338-метровой башни (скайджамп). Но все это меркнет в выходные третьей недели ноября перед автогонками на Гран-при Макао. Гонки стартовали как любительские в 1954 году, выросли в этап "Формулы?1", дали путевку в жизнь Михаэлю Шумахеру и Дэвиду Култхарду. Сегодня это три заезда: "Формула?3" для болидов, "Мото" для мотоциклов и "Гуйя Реис" для туристических автомобилей. Гонки невероятно популярны благодаря отличной организации и захватывающей трассе. Сами спортсмены утверждают, что трудно найти столь же интересную комбинацию прибрежной равнины и серпантина среди холмов. Вдоль трассы выстраиваются до 50 тыс. зрителей. О да, Макао честно пускает застоявшуюся кровь жителям мегаполисов!

Око тайфунаПорочная начинка Макао упрятана под изящный, хотя и обветшалый покров португальских особнячков и палаццо, иезуитских церквей и сложных лестничных переходов. Недавно ЮНЕСКО окинуло Макао благосклонным взглядом и внесло его в Список всемирного наследия. Городок выстроен на холмах и оврагах, и его многоступенчатость скрашивают скромные размеры - всего 7 кв. км. Метро без надобности, автобусов мало. Население перемещается на своих авто, велосипедах и педикэбах (разновидность велорикш). На долю туристов приходятся обычные такси и забавные машинки моки - двухместная помесь джипчика и отельного багги. Департамент по туризму Макао катает туристические группы в красных кэбах Tour Machine, показывая местные достопримечательности: здание сената, грот Луиша Камоэнса (говорят, командированный из Гоа поэт сочинял там "Лузиады"), церковь Сен-Жозеф, монументальный фасад церкви Сан-Паулу, китайские сады, форт, центр медитации. Городок на удивление чист, самих макаосцев всего 400 тыс., и они никуда не торопятся. Здесь живут беднее соседей-гонконг­цев, но спокойнее и раскованнее. Воистину такая благодать царит только в оке тайфуна! Поблуждав закоулками, турист может либо перекусить где-нибудь китайскими дим-сумами, либо поужинать красиво, например в Solmar на Прайя-Гранде, где кормят при свете газовых рожков. Или в Pousada de sao Tiago, на террасе форта XVII века, откуда виден материковый Китай.

С материком Макао связывает узкий песчаный перешеек, а с островом Тайпа - два моста в 2,5 и 4,5 км длиной. Тайпа в свою очередь соединена с Колоанем двухкилометровой дамбой. В отличие от сплошь каменного города острова зелены и диковаты. На Колоане, словно чайка над морем, возвышается статуя белокаменной богини. Это владычица морей и покровительница Макао, давшая ему имя. Ее называют просто Матушка, А-Ма. Ведь кто бы ни были верой первые поселенцы Макао, они прежде всего моряки, и удача на воде им важнее остального. Португальцы, страстные мореходы, тем более благоговели перед госпожой моря. Новую факторию они стали называть портом Матушки, А-Ма-гао. Трудно сказать, многие ли верят в местную легенду об А-Ма. Рассказывают, как из Китая отплыла джонка с множеством рыбацких семей, к которым в последнюю минуту присоединилась незнакомая одинокая женщина. Ничто в тот день не предвещало бури, но поднялся жестокий шторм. Дама обратилась к волнам, и буря улеглась. Джонка причалила в Макао, и женщина, взойдя на холм, растаяла в лучах. Там, где по легенде она ступила на холм, макаосцы построили храм А-Ма - самый древний в Макао.

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.