Чунга-Чанга – места лучше нет

Обезьяны ворвались в мой номер и разорили вазу с фруктами. Какая прелесть. Мартышки к тому же проткнули все пакеты со сливками, которые я приготовила на утро, чтобы добавить их в свежесваренный кофе. "Я предупреждала вас, закрывайте балконную дверь в номере! – говорит в телефонную трубку девушка с ресепшн. – Вы же в тропиках на Лангкави!"

Day in a life"Не целуйтесь в общественных местах. Обязательно снимайте обувь при входе в дом и никогда не берите в подарок спиртное. Не касайтесь головы взрослого человека, потому что голова – это святое. Никогда не обменивайтесь рукопожатием с женщинами. Не указывайте на ваши стопы. И не тревожьте морских черепах. Если вы бросите полиэтиленовый пакет к ним в воду – они его примут за вкусную медузу и задохнутся".

Путеводитель по Малайзии, который я читала в самолете, кишел запретами и предупреждениями. Пожалуй, начну с того, чтобы не забывать оставлять балконную дверь открытой. В конце концов, часто ли вам выпадает шанс быть обчищенным племенем обезьян?

Незамысловатое и нестрашное приключение, а сколько в этом приятных моментов! Во-первых, если обезьяны смогли проникнуть к вам в комнату, значит, вы живете рядом с джунглями; а если вы живете рядом с джунглями, то недалеко океан; а это значит, что ваша жизнь обогатилась (по крайней мере на время) белыми песчаными пляжами, по которым бегают микроскопические крабы, пальмами, которые своими зелеными шапками кланяются синей воде, солнцем и безбрежным небом, расстилающимся над всем этим великолепием.

Добро пожаловать на Лангкави – остров у Западного побережья Малайзии. Я здесь второй день, но чувства, что у тебя есть какое-то прошлое, почему-то нет. Кажется, что есть только один день – солнечный, свеже-голубой, наполненный ароматами тропических цветов и нежного пения маленьких хохлатых птиц. Просто этот день очень длинный и прерывается ярко-синей вечерней прохладой, в которой парят звезды и луна.

Легенды островаНа самом деле Лангкави – это не один остров, а целый архипелаг из сотни островов разной величины и степени живописности. Отсюда очень хорошо виден кусок Таиланда – он тут совсем под боком.

Обозревая песчаные пустоши и бирюзовые линии горизонта, отмечаю странное ощущение у себя в голове. Оно очень похоже на то, какое возникло у великого русского писателя Гончарова, когда он в первый раз попал в тропики. "Что за чудо увидеть теперь пальму и банан не на картине, а в натуре, на их родной почве, есть прямо с дерева гуавы, манго и ананасы, не из теплиц, тощие и сухие, а сочные, с римский огурец величиною? – писал он в своих путевых заметках, из которых потом вышла книга "Фрегат "Паллада". – Что удивительного теряться в кокосовых неизмеримых лесах, путаться ногами в ползучих лианах, между высоких, как башни, деревьев, встречаться с этими цветными странными нашими братьями?

А море? И оно обыкновенно во всех своих видах, бурное или неподвижное, и небо тоже, полуденное, вечернее, ночное, с разбросанными, как песок, звездами. Все так обыкновенно, все это так должно быть. Напротив, я уехал от чудес: в тропиках их нет". Да, действительно, все это выглядит довольно обыденно. Особенно на третий день, когда все камни у берега изучены, ракушки собраны и вплетены в замысловатый браслет, а кожа покрылась ровным бронзовым загаром и пропиталась солью. "Чунга-Чанга, места лучше нет, – думала я. – Но что дальше?"

"Едем кормить орлов!" – предлагает Оскар. Он – гид, знаток острова, и всегда предлагает что-нибудь интересное. Мы нанимаем лодочника, садимся в катер, заводим мотор и на бешеной скорости несемся по воде. Вскоре мы сбрасываем скорость и видим мангровые заросли, которые живут тут прямо в воде. Корни этих деревьев вьются в глубине, и куда они врастают, только одному Богу известно.

Оскар протягивает мне сочный кусок мяса. Птицы не заставляют себя долго ждать. Они уже кружатся над нами в ожидании угощения. Кидаем мясо в воду, орлы его красиво подхватывают и, мощно разрезая воздух крыльями, взмывают вверх.

Орел – символ острова. Ему даже на площади Датаран-Хеланг установили внушительного вида памятник. Наверняка с орлом связана какая-то легенда. Здесь вообще куда ни взгляни – везде легенды или какие-нибудь мистические истории.

Например, в нескольких минутах езды от Лангкави есть очень популярное среди туристов место – Озеро Беременной Девы. Легенда гласит о том, что прекрасная принцесса жила на небесах, но любила купаться в этом озере. В нее влюбился земной юноша, и у них родился ребенок. Но их счастью не суждено было длиться долго, и все закончилось тем, что младенец был предан воде, принцесса умчалась на небеса, а горю юноши не было конца. Зато с тех пор воды этого озера наделены магическим даром дарить бездетным женщинам долгожданное счастье.

"А еще там водятся белые крокодилы, – сообщает Оскар. – Но их практически невозможно увидеть. Те, кому выпадет такой шанс, считаются людьми, заслужившими особое расположение небес. Мой отец видел белого крокодила дважды". Я прошу его отвезти меня туда. Приезжаем. Гора, окружающая озеро, похожа на живот беременной женщины. Я отталкиваюсь от берега и уплываю на середину. Возвращаюсь через полтора часа. Ни одного белого крокодила. Наверное, это просто не мой день.

Мы едем дальше. Заходим в пещеру Стонов, где живут полчища летучих мышей, заглядываем на водопад Дуриан-Перангин (он находится в нескольких километрах от местечка Паданг-Лаланг) и, наконец, попадаем в место, с которым связана основная легенда острова – мавзолей принцессы Махсури.

Узнав, что за история связана с ней, я окончательно перестаю понимать, что же в голове у малайцев. Дело в том, что святая Махсури, которой здесь все поклоняются, отличилась тем, что прокляла остров Лангкави на семь поколений. Принцессу неоправданно обвинили в прелюбодеянии, и она была приговорена к смертной казни. Невиновность Масхури стала очевидной во время казни, когда из ее раны хлынула белая кровь. На смертном одре она прокляла остров, пообещав, что Ланкгави останется в запустении на 200 лет. И действительно: все это время на остров обрушивались всевозможные катаклизмы – то сиамцы нападут, то неурожай. Но потомки искренне гордятся Махсури и поклоняются ее мраморной гробнице. Тем более что время проклятия уже истекло.

Рис, дуриан и массаж ломи-ломиЕще на Ланкави можно отправиться в музей риса: здесь вам покажут, как он растет, сводят на рисовые плантации и расскажут, почему рис, сваренный в пальмовом листе, – самое вкусное, что есть на свете. Вокруг рисовых плантаций растут цветы странных психоделических форм и ароматные травы, из которых делают приправу для блюд и вытяжки для аюрведической косметики.

Меня больше всего поразила "скромная трава", как назвал ее гид. Она напоминает листья земляники – игольчатые и изрезанные. Пока вы на нее просто смотрите, она никак не реагирует. Но стоит вам к ней прикоснуться, как лист тут же сворачивается, закрывая стебелек, и в таком виде она остается некоторое время, пока не "решит", что опасность миновала и можно опять раскрываться.

Король фруктов – дуриан. Эту аксиому я уяснила еще в Куала-Лумпуре – столице Малайзии. "Десерт из дуриана" – так назывался самый дорогой и изысканный деликатес, которым нас потчевал топ-менеджер очень дорогого отеля Mandarin Orient Hotel, расположенного прямо напротив знаменитых башен-близнецов "Петронас". То, что этот фрукт, напоминающий формой кедровую шишку-переросток, запрещен к провозу в багаже, никого не останавливает. Пахнет он и вправду жутковато, но зато на вкус – чистый мед. Хотя согласна, чистый мед пахнет намного приятней. Кроме дуриана малайцы едят массу других фруктов, которые произрастают тут в изобилии: мясистые бананы, сладкие и сочные рамбутаны, папайю, ананасы, арбузы.

А некоторые фрукты тут даже "пускают на тело". Например, в спа-салоне при отеле The Andaman мне сделали процедуру, оказавшую просто несказанное воздействие на тело.

Скраб из морской соли, тайский массаж ломи-ломи, маска из огуречной кашицы и ванна с лепестками роз – все это произвело эффект "регенерации", "релаксации" (как и было обещано в брошюре) и в какой-то мере даже реинкарнации. Завершил процесс массаж ног. Не спрашивайте меня, что я чувствовала, когда ноги покрывали маслом и в течение 40 минут разминали каждый сантиметр ступни. Этого не передать словами. Это тропики. И обезьяны в номере – это тропики. И настроение здесь – тропическое, то есть очень хорошее. Интересно, а может, завтра я все-таки увижу белого крокодила?

Глянцевый журнал





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.