Брюссель, когда там жара

Июньский Брюссель встретил нас 40-градусной жарой. "Такое здесь бывает, но не часто, всего два-три раза в год", — утирая пот со лба, сказал Николя, хозяин недорогого по брюссельским меркам пансиона, где мы остановились. Внешность у Николя самая романтическая: ему немного за 30, высокий, мускулистый, легкая небрежность в одежде и собранные сзади в хвостик густые волосы — ну прямо Эдриан Пол в роли Горца собственной персоной. К тому же он прекрасно говорит по-русски: в начале прошлого века его бабушка эмигрировала из России, так что мы с ним почти соотечественники.

Словно извиняясь за некомфортную погоду, каждое утро Николя встречал нас дежурной фразой: "Увы, сегодня опять безоблачно!" Безоблачно — это не то слово. На солнце плавились мозги и таял вкуснейший бельгийский шоколад. Туристы, будто сонные мухи, медленно плелись от одной достопримечательности к другой, и только упитанный бронзовый Маннекен-Пис невозмутимо делал свое дело под аккомпанемент щелкающих затворами фотокамер. Город оживлялся лишь к концу дня. Кстати, в один из вечеров, возвращаясь в отель, мы случайно взглянули на уличные электронные часы-термометр. Прибор показывал 21 час 30 минут и 31°C — вот вам и Северная Европа.

Единственное спасение от палящего зноя — расположиться под сенью деревьев в каком-нибудь оазисе, желательно с журчащим поблизости фонтаном. Тенистых зеленых уголков в центре города несколько, и один из них мы обнаружили в первый же день. Сквер Малого Саблона очаровывает сразу, это настоящая жемчужина Брюсселя. Сидя на уютной скамейке в густой тени зеленого боскета, так приятно рассматривать замысловатые узоры цветников и следить за играющими в солнечных лучах струями водопада. Мерцающей пеленой воды рядом с нами любовались два любознательных дрозда и позеленевший от времени бронзовый рыцарь в шлеме и пышных смешных шортах с прорезями. Кажется, что статуи здесь повсюду: маленький парк украшают собой больше 60 (!) памятников. Булочники и трубочисты, ткачи и кузнецы, продавцы рыбы и золотых дел мастера — 48 скульптур ремесленников и торговцев в средневековых одеждах расставлены на готических столбиках по окружности сквера. На холме над водопадом, дружески обнявшись, стоят графы Эгмон и де Орн, патриоты и мученики, которых 5 июня 1568 года обезглавили на центральной площади Брюсселя по приказу жестокого испанского наместника, герцога Альбы. Три века спустя, в 1890 году, в их честь и был сотворен шедевр ландшафтного дизайна Пти-Саблон.

Неохотно покинув зеленые объятия парка, мы перешли дорогу и укрылись от солнца под сводами самой красивой церкви Брюсселя — Нотр-Дам-дю-Саблон. Издали храм выглядит будто громадный драгоценный ларец-реликварий, накрытый ажурным покрывалом из фламандских кружев. Вблизи видно, что все эти неописуемой красоты узоры вырезаны из белого камня. Церковь в стиле пламенеющей готики, выстроенная по заказу цеха арбалетчиков в начале XIV века, славится чудотворной статуей Девы Марии и изумительными витражами 15-метровой высоты. Если прийти в храм в субботу или воскресенье, можно застать здесь венчание: нарядная свадебная процессия, праздничная иллюминация интерьера и торжественные звуки органа оставляют незабываемые впечатления.

Сокровища Саблона на этом не заканчиваются. Обогнув церковь, вы окажетесь на площади Гранд-Саблон, застроенной изысканными аристократическими особняками XVII века, в которых сейчас располагаются антикварные галереи и дорогие рестораны. Прежде чем заходить и делать заказ в одном из здешних кафе, внимательно ознакомьтесь с прейскурантом у входа, иначе рискуете сильно выбиться из бюджета. Зато бесплатно можно сколько душе угодно бродить по антикварному рынку, который вырастает под церковными стенами на краю площади в выходные дни. Тут попадаются очень красивые и не очень дорогие вещи: старинный фарфор, изящные дверные ручки, сделанные в форме женской кисти или львиной лапы, и маленькие крестильные чепчики, украшенные тончайшими кружевами. Мне больше всего понравились резные деревянные доски для печатных пряников с фигурками дамы и кавалера. Однако, взвесив их в руке, мой муж категорически отказался покупать и тащить эти сокровища. Продававшая доски милая седая старушка, узнав, что мы из России, только всплеснула руками: "Боже, это же так далеко!" Чуть позже ее философское восклицание получило неожиданное продолжение. У входа в одну из антикварных лавок мы увидели необычное дубовое кресло со спинкой, сделанной в форме лошадиной подковы. Старинной вязью на чистом русском языке кресло украшала резная надпись: "Тише едешь — дальше будешь".

От площади Гранд-Саблон рукой подать до Нотр-Дам-де-ла-Шапель, одного из старейших храмов Брюсселя. Утомленные пешими прогулками туристы любят отдыхать, сидя на ступеньках перед входом, но не все заходят внутрь. А между тем мраморная табличка в одной из капелл скромно напоминает, что здесь похоронен художник Питер Брейгель-старший, живший по соседству, на улице От (rue Haute).

Чтобы посмотреть на всемирно знаменитые творения семейства Брейгелей, далеко идти отсюда не придется. В десяти минутах ходьбы от храма находится гигантский Королевский музей изящных искусств, самый крупный художественный музей Бельгии. По нему, как по Эрмитажу или Лувру, можно с удовольствием гулять часами (особенно приятно это делать, когда на улице плюс 40 градусов, а в кондиционированном музее — комфортные 20). В бесконечной веренице залов, заполненных произведениями малых, старых и не очень старых голландцев, легко заблудиться среди портретов кисти Ван Дейка, пышущих невероятным изобилием натюрмортов Снейдерса и крупноформатных, во всю стену, алтарных картин Рубенса. В помощь вечно спешащим туристам на стенах прикреплены таблички-указатели со стрелками и одной и той же надписью "К Брейгелю". Полотна Питера Брейгеля-старшего поражают странным сочетанием масштабности и миниатюры. Художник смог изобразить панораму фламандского городка или сельский праздник так, что зритель различает цвет глаз гуляющих по улицам людей и каждый листик на дереве, склонившемся над деревенской площадью. Кстати, в брейгелевском зале музея рядом с работами гениального отца висят и картины его знаменитых сыновей.

Выйдя из музея, вы окажетесь на Королевской площади, Плас-Руаяль. Вдали видны деревья Брюссельского парка. В былые времена в этих угодьях охотились брабантские герцоги, а теперь самый крупный зеленый массив столицы стал любимым местом отдыха горожан. Здесь можно позагорать на травке и отдохнуть у фонтанов с видом на Королевский дворец и Дворец наций.

С Плас-Руаяль открывается великолепная панорама Нижнего города, исторического центра Брюсселя. Посреди Королевской площади коронованный всадник в старинных одеждах размахивает знаменем. Это статуя Готфрида Бульонского, который в XI веке возглавил Первый крестовый поход и стал королем Иерусалима. Со стороны кажется, будто неистовый Готфрид несется вслед еще за одним всадником: впереди, на склоне горы Искусств, стоит конный памятник другому монарху, Альберту I. Бельгийцы его именуют не иначе как "король-солдат" или "король-рыцарь". Он с молодости был прост в обращении, много читал, увлекался верховой ездой и был страстным альпинистом. Взойдя на престол в 1909 году, Альберт не изменил своих привычек: оставался примерным семьянином, научился водить мотоцикл и пилотировать самолет. Когда началась Первая мировая война, король лично возглавил армию, проявив мужество и став национальным героем. В свободное от баталий и государственных дел время Альберт продолжал заниматься альпинизмом. К великому огорчению своих подданных, во время одного из тренировочных восхождений в 1934 году 59-летний монарх-спортсмен сорвался со скалы неподалеку от Намюра и погиб. По королю искренне скорбела вся страна.

Сходя по широким ступеням горы Искусств, мы не выпускали из рук фотоаппараты: с каждым шагом открывающийся нам вид Нижнего города становился все живописнее. Вверху — безоблачная синева небес, у самых ног — душистая плантация фиолетовой лаванды, обрамленная изумрудными стрижеными бордюрами, между ними широким партером расположились барочные дома с затейливыми фронтонами, а вдалеке изящной иглой воткнулся в небо ажурный шпиль старинной ратуши. Любоваться этой панорамой лучше всего сидя в зеленой галерее, образованной сомкнувшимися кронами стройных деревьев. Сюда любят приходить родители с детьми. Пока ребятишки резвятся у фонтанчиков и лазают по игровой площадке, их мамы и папы отдыхают на скамейках посреди лаванды, со всех сторон окруженные ароматным нежно-сиреневым облаком.

Небольшая треугольная площадь перед уютной церковью Магдалины — мой любимый уголок Брюсселя. Как бы мы ни перемещались по городу, ноги неизменно приводили нас сюда, на площадь Агора, в крошечный оазис с раскидистыми акациями и фонтаном, где всегда шумно и никто на тебя, сидящего на скамейке, не обращает внимания. Рядом с нами две симпатичные девчушки фотографируются на коленях у бронзового Шарля Бюльса, бургомистра Брюсселя. Того самого, что поставил памятник обезглавленным графам на Саблоне. А потом жители столицы увековечили в бронзе и его. Старик на соседней скамейке греется на солнце, прикрыв глаза и опираясь двумя руками на тяжелую трость. Толпа экс­курсантов, сбежав от гида, бродит по воскресному сувенирному рынку. Ну а мы только что доели купленные "навынос" пиццу и большой кусок творожного пирога (это обошлось всего в четыре евро) и теперь решаем, куда отправиться дальше.

Площадь Агора на редкость удачно расположена. В пяти минутах ходьбы отсюда находятся Центральный вокзал и основные достопримечательности Нижнего города: Гранд-плас, биржа, кафедральный собор Святых Михаила и Гудулы и музей костюма и кружев. Поблизости мы обнаружили и отличный магазин шоколада, от витрины которого просто невозможно оторваться. Знаменитые брюссельские шарики-пралине здесь дают попробовать бесплатно, а потом вы можете сами набрать по конфетке разных сортов большую коробку или купить уже готовый подарочный набор. Если всевозможных видов конфет в шоколадной лавочке было пять-шесть десятков, то в магазине, торгующем пивом, счет сортам пенного напитка пошел уже на сотни. Так что мужу предстояло сделать куда более трудный выбор, чем мне.

Прогуливаясь по брусчатке Гранд-плас (местные предпочитают называть самую красивую площадь Европы по-фламандски, Гротемаркт), толпы туристов в режиме нон-стоп фотографируют элегантные дома ремесленных гильдий. Все здешние здания роскошно украшены скульптурами, барельефами и балюстрадами и имеют забавные названия: "Голубь", "Крот", "Золотая шлюпка", "Оловянный котелок", "Иосиф и Анна" — в фантазии жителям Брюсселя не откажешь. Городской музей Брюсселя, разместившийся на Гранд-плас в "Королевском доме", очень популярен благодаря выставленной там огромной коллекции костюмов Маннекен-Писа, вездесущего Писающего мальчика. Шоколадные, медные, вышитые и нарисованные портреты этого шалуна бесконечными рядами заполняют витрины магазинов. Сколько у карапуза костюмов — никто сказать не берется. Точно известно, что их больше трех с половиной сотен, и гардероб постоянно пополняется. Среди прочих нарядов есть и миниатюрный скафандр, подаренный Мальчику российскими космонавтами.

Вдоволь насмотревшись на гардероб Писа, стоит взглянуть и на макет средневекового Брюсселя, хранящийся в том же музее. Правда, узнать по нему сегодняшнюю столицу почти невозможно — так сильно изменился город за прошедшие столетия. Зато, не покидая его пределов, можно прогуляться рядом с Эйфелевой башней, лондонским Биг-Беном, испанским Эскориалом и венецианским Дворцом дожей. Для этого достаточно приехать на метро в парк "Мини-Европа", где многочисленные достопримечательности воспроизведены в масштабе 1:25.

Вы когда-нибудь сидели на извергающемся вулкане? Если нет, непременно приезжайте в этот парк и прислонитесь попой к Везувию, а потом попросите вашего друга нажать на кнопку, приводящую вулкан в действие. Ощущения непередаваемые, скажу я вам! С грохотом и тряской земля уходит… нет, не из-под ног, а из-под того места, на котором вы сидите. Вас обдает жаром и заволакивает клубами дыма, а вы при этом вынуждены улыбаться в объектив хохочущего фотографа.

Нависающие над парком гигантские сферы "Атомиума" кажутся чем-то нереальным. Собственно, так и было задумано. Создатели этой футуристической скульптуры поставили на окраине Брюсселя увеличенную в 165 млрд раз модель молекулы железа. Да-да, молекулы, а не атома, как почему-то написано в большинстве путеводителей. Атомы — это те блестящие алюминиевые шары, в которые вы подниметесь на скоростном лифте. Отсюда, с расположенной на 100-метровой высоте обзорной площадки, Брюссель откроется вам по-новому.

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.