Шри-Ланка - завораживающая красота вторых садов Эдема

Из века в век на далекий зеленый остров стремились исследователи и натуралисты, писатели и поэты. Сюда их манили не только перспективы открытия и описания новых видов флоры и фауны, изучение древних городов и бескрайний Индийский океан, но и белый песок, вкуснейшие фрукты и красивые женщины.

А что представляете вы, современные путешественники, при упоминании слова "Цейлон"? Наверное, уютные пятизвездочные отели на побережье, роскошные пляжи, столы, ломящиеся от свежевыжатых соков папайи и ананаса, пальмовые рощи, дружелюбных ланкийцев, россыпи сапфиров... Все это прекрасно, но стоит ли лететь в такую даль лишь для того, чтобы бесцельно валяться целыми днями на солн­це? Не сидите на месте, а пока не поздно, идите по стопам великих Карла Линнея или Марко Поло!

К сожалению, тропические дождевые леса во всем мире стремительно разрушаются. Сейчас относительно нетронутые, уникальные участки можно увидеть вдоль бассейна Амазонки, в Конго и, конечно, на Цейлоне. Те самые джунгли, воспетые Киплингом, и стали главной целью моего визита на остров, где, по преданию, Адам после изгнания из рая ступил впервые на землю.

Попробуйте узнать, что там — за стеной отеля, и вы никогда не забудете эту сказку. Такого средоточия культур в обрамлении воистину райской растительности и животного мира на одном маленьком кусочке суши нигде в мире больше не существует! Здесь столько эндемиков: необычайно красивых деревьев, цветов и зверей, которые обитают лишь на острове Цейлон, — аж дух захватывает!

Думаю, подробные описания чудес искусства и архитектуры Шри-Ланки вы всегда сможете найти в путеводителях. Я же хочу приоткрыть вам тайную жизнь Цейлона, которую освещают не так часто. Именно она манит поклонников экотуризма со всего света на изумрудный остров, и они, поверьте, никогда не бывают разочарованы!

Здесь с удивительной любовью и вниманием относятся к дикой природе. На небольшом острове находится множество национальных парков и заповедников: Бундала, Вилпатту, Виравила, Минерия, Синхараджа, Удаваттаккеле, Хабарана, Яла, Васгамува и др. Ланкийцы особенно хорошо знают, какими последствиями чревата гибель хотя бы одного паучка, не говоря уже о стремительном процессе вымирания целых видов. Помните рассказ Рэя Брэдбери "И грянул гром"? Герой отправился на сафари в далекое прошлое, где случайно наступил на бабочку... Мир будущего тут же изменился в худшую сторону.

Итак, после долгого и отнюдь не легкого перелета моя нога впервые ступила на благодатную землю Шри-Ланки. В ноздри ударил густой аромат цветущих аралий. Воздух наполняли различные звуки живой природы, столь непривычные уху европейца: стрекот цикад, свист и крики многочисленных майн, буль-булей и других птиц. После серого пейзажа зимней Москвы от разнообразия и яркости цейлонских красок рябило в глазах. Под палящим солнцем буйно цвели гигантские растения, в которых туристам нелегко признать своих комнатных любимцев.

Здешний климат для деревьев и трав столь благоприятен, что они вырастают до невиданных размеров. Повсюду качаются на ветру многочисленные белые, розовые и красные гибискусы, которые у нас называют китайской розой, хотя в действительности это родич мальвы. Дома и ворота кажутся охваченными огнем благодаря увивающим их лианам-бугенвиллеям с лиловыми и рыжими прицветниками. Вдоль дороги шелестят листвой антуриумы, пальмы и десятки других видов растений, которые мы привыкли выращивать дома, на подоконниках, утрамбовав их несчастные зеленые тельца в небольшие горшки.

Из удивительного мира зеленых насаждений на Шри-Ланке хочу отметить лишь несколько, особенно поразивших мое воображение. Здесь выращивают деревья с огромными белыми поникшими цветками-"граммофонами" длиной 25 см. Дурман древовидный, он же гибрид бругмансии. Вечерами это махровое чудо источает тонкий, опьяняющий аромат, который хочется вдыхать до головокружения.

В многочисленных прудах и озерах можно увидеть голубые, белые и фиолетовые водяные лилии. Более сказочного цветка я не знаю! Недаром научное название водяной лилии — Nymphaea (нимфея) — дано роду в честь молодой прекрасной нимфы из лесного озера, которая из-за любви к Гераклу умерла от тоски и превратилась в цветок, каждое утро призывно раскрывающийся на глади озера. Голубая водяная лилия, или кувшинка-нимфея, — символ Шри-Ланки, атрибут бога Вишну, покровителя острова. Здесь ее нежно называют нилманел (от слов "нил" — голубой и "манел" — цветок).

Многие любители экзотики наверняка придут в восторг при виде диких орхидей. Например, в лесу Синхараджа и его окрестностях довольно много розовых цветков эндемичной орхидеи дендробиума маккарти, называемой здесь Vesak Orchid. Обычно это растение зацветает накануне самого важного для ланкийских буддистов праздника — майского полнолуния Весак, дня рождения, прозрения и смерти Будды.

Но самые фантастические на Цейлоне, конечно, папоротники, пальмы и лианы. Именно они создают полнейшее ощущение попадания в затерянный мир Артура Конана Дойла или в далекое прошлое вместе с героями Брэдбери. В лесу Синхараджа, в парке Удаваттаккеле, близ моего любимого города Канди, и на других относительно нетронутых участках джунглей сами по себе живут заросли настоящих древовидных папоротников, сохранившихся еще с триаса (первый период мезозоя). Кстати, если кто-нибудь введет вас в заблуждение рассказами о цветущем папоротнике, не верьте ему. Папоротник при всем желании никогда этого сделать не сможет! Он не образует ни цветков, ни семян, поскольку издревле размножается спорами, формирующимися на нижней стороне листьев. Из-за того что никто и никогда не видел бутон папоротника, и родилась красивая легенда о пылающем жар-цветке, который распускается только раз в году — в ночь на Ивана Купалу. Многие мечтатели и по сию пору ведут поиск огненного цветка, якобы приносящего пожизненное счастье.

В понимании европейца лиана — хилый плющ или вьюнок. На Шри-Ланке цепкие растения столь мощны, что на них можно посидеть и покачаться, словно на зеленом аттракционе. В основном это... пальмы! Да-да, лиановидные ротанговые пальмы Calamus rotang и других видов. Их гибкие и прочные стебли достигают длины 150–300 м. Из них делают изящную плетеную мебель, которую в изобилии продают в деревушках ремесленников (вдоль трассы Канди — Коломбо).

Повсюду с отвесных стен джунглей Синхараджи приветливо свисает еще один вид лиан — непентес. Удивительные хищные растения сейчас весьма популярны в Москве. Ими украшают различные экспозиции на выставках и выращивают в оранжереях. Nepenthes получил свое название от легендарного греческого напитка, избавляющего от боли и погружающего в полное забвение. Ловчие кувшинчики непентеса, достигающие 20 см в длину, представляют собой видоизмененные листья, украшенные красными пятнышками и полосками. Железы внутри них выделяют ароматные капельки, привлекающие насекомых. Многочисленная мошкара падает в жидкость на дне кувшинчика и действительно навсегда избавляется от боли и печали, поскольку хищный непентес быстро поглощает жизненные соки маленьких насекомых в качестве пищи.

Прежде чем немного рассказать о животных Шри-Ланки, я бы хотела развеять миф об опасностях этого острова. Буйное воображение некоторых пугливых туристов рисует следующую картинку тропиков: вы еще не успели спуститься с трапа самолета, как вас уже окружил рой малярийных комаров; из ближайшего прудика грозит ядовитым шипом скат-хвостокол; а пара сотен двухметровых кобр отплясывает воинственный танец смерти на пороге ближайшего отеля. К счастью, все это не так. Для тех, кто ежедневно сталкивается с полчищами комаров в лесах Подмосковья и даже в собственных квартирах, путешествие на Цейлон покажется на редкость комфортным. За всю поездку меня укусил всего один москит, а припасенный аэрозоль от комаров совершенно не пригодился!

Что касается змей, их не так-то просто встретить, даже если специально искать сутки напролет. Днем джунгли кажутся совершенно безжизненными, за исключением птичьей какофонии в верхнем пологе леса. Каждый раз при редком столкновении со змеей я втайне мечтала, что она поведет себя согласно лучшим традициям литературы о джунглях. Например, совершит внезапный бросок и обовьет меня вокруг шеи. Пока я буду на последнем издыхании шептать: "Помогите!" — из зарослей выйдет Он — прекрасный Тарзан или на худой конец Маугли и спасет меня с помощью меткого удара мачете. Но, увы, ничего подобного не могло произойти по нескольким причинам. Во-первых, змея сама была напугана и пыталась от меня удрать скорее, чем я ее изловлю. Во-вторых, она была неядовита и тихо мечтала лишь о маленьких лягушках на обед.

Единственное, что по-настоящему может омрачить ваш отдых, — это наземные пиявки bloodshuckers. Большинство парков острова свободно от этих маленьких подвижных существ, но в лесу Синхараджа их довольно много. Если не хотите испытать на себе целебные свойства кровопускания, обязательно наденьте носки и заправьте в них брюки. Аборигены невозмутимо расхаживают среди кровопийц босиком, но не стоит брать с них пример. Если же вдруг пиявка доберется до вашего тела, дотроньтесь до нее зажженной сигаретой или брызните аэрозолем. Не отдирайте маленького монстра, иначе его челюсти останутся у вас под кожей. Между прочим, за время моего "брожения" по джунглям я отдала пару капель крови лишь одной (!) пиявке, да и то потому, что решила забраться в заросли диких орхидей в коротком сарафане.

Кто из нас не любит с умилением разглядывать зверушек на фотографиях или в зоопарке? Однако дикие животные — зрелище куда как более захватывающее! Когда я впервые увидела семейство слонов, включающее двух маленьких слонят, в парке Хабарана близ Сигирии, то долго не могла поверить своим глазам. Серые гиганты мирно стояли в зарослях акации и жевали листву. Они — хозяева этой земли, свободные от цепей и понуканий погонщиков. Иногда дикие исполины бывают опасными, особенно когда защищают своих детенышей. Не пытайтесь подкрадываться к элефантам слишком близко, нагло размахивая у них перед носом фотокамерой!

Несмотря на огромную популярность слонов, национальной гордостью Шри-Ланки являются вовсе не они, а птицы. Легче всего наблюдать многочисленных пичуг и животных в Яла-парке — крупнейшем и старейшем заповеднике острова, расположенном на побережье Индийского океана. Поначалу кажется, будто вы попадаете в передачу Николая Дроздова или же вам снится приятный сон. На огромной территории действительно спокойно разгуливают водяные буйволы, очаровательные цейлонские пятнистые олени — вылитые Бэмби, дикие черные свинки; в буше прячутся ленивые питоны, шустрые мангусты и эндемичные чернозатылочные зайцы; у водоемов возлежат трехметровые болотные крокодилы. Деревья и берега озер просто усыпаны птицами! Индийские павлины, зеленые пчелоеды, бирюзовые зимородки-кингфишеры, браминские коршуны, румянобокие аисты, яканы и другие пестрые создания так и просятся в объектив камеры.

Особенно хороши в качестве фотообъектов очень крупные малабарские носороги Anthracoceros coronatus почти метровой длины! Биология птиц-носорогов удивительна. Эти фруктоеды во время сезона размножения замуровывают своих самок в дуплах деревьев с помощью специальной глины, оставляя лишь небольшое отверстие, в которое проходит кончик клюва. Пока самка в полной безопасности насиживает яйца и линяет, самец ее кормит. После выведения птенцов дружное семейство разрушает глиняную стенку и выходит на свободу. Скорее всего такой чудной способ гнездования нужен в качестве защиты от разорителей вроде древесных змей и вездесущих обезьян.

Пока колесишь на джипе по парку Яла, дорогу то и дело перебегает национальная птица Шри-Ланки — банкивский джунглевый петух, сверкая ярко-желтым пятном на красном гребне. Других диковинных эндемичных птиц можно наблюдать в лесу Синхараджа. Это настоящий затерянный мир неподалеку от города самоцветов Ратнапура. Добраться туда нелегко, а условия проживания в гестхаусах близ леса комфортными не назовешь. Но какое это имеет значение для человека, задумавшего изучить эндемичных птиц — главную гордость Цейлона после джунглевого петуха — голубого магпая (сорока украшенная), переливающихся зеленых барбетов, желтых буль-булей, цейлонских попугаев-лорикетов, ланкийских лесных голубей и многих-многих других.

Первая встреча с барбетом произвела на меня неизгладимое впечатление. Уследить за этими шустрыми птичками в кронах деревьев сложно. Однако меня ждал сюрприз. На веранде гестхауса появилась черноокая девочка лет десяти и громко прокричала: "Ба-ба-ба-ба!" — после чего из кустов ей на руку слетела смешная ярко-зеленая пичуга с маленькой бежевой шапочкой на голове и голубыми перышками вокруг глаз. Она удивленно уставилась на банан, который я как раз собиралась съесть, склонила набок голову и изрекла: "Ку-ки-уик?" — что, видимо, означало: "Как? Сама все съешь и со мной не поделишься?" Смущенная, я отломила внушительный кусок и протянула птичке. Она тут же, довольная, проглотила его целиком. Это был барбет Megalaima flavifrons — эндемик острова Цейлон. Еще эту пичугу иногда называют бородастиком за забавные перышки под клювом.

Помимо птиц джунгли Синхараджи, Удаваттаккеле и некоторые другие охраняемые леса Шри-Ланки пестрят огромными бабочками. Иногда они образуют целые живые трепещущие ковры возле лужиц. Во все времена натуралисты теряли голову при виде этих летающих цветков, размахом крыльев спорящих с птицами. Меня то и дело охватывало волнение, когда наблюдала за парящими в потоках воздуха черно-белыми цейлонскими древесными нимфами, синими мормонами и так называемыми голубыми бутылочками — парусниками из рода Graphium.

В заповедниках острова от людей таится около 92 видов животных, приблизительно 233 вида птиц (причем 23 — эндемики Цейлона), более 100 разновидностей рыб, множество насекомых и эндемичных растений. Чтобы все это увидеть, нужны годы. Например, мне так и не удалось познакомиться с мечтой всей моей жизни — леопардом. В прошлые века эту гордую кошку наделяли качествами дьявола и призрака. Говорят, иногда пантеры (черные леопарды) с удовольствием охотились на плантаторов. Сейчас они очень пугливы, к тому же их истребляют из-за красивых шкур. В парке Яла по разным сведениям сохранилось от 20 до 50 коварных и беспощадных хищников. Они очень осторожны. Чтобы увидеть леопарда хотя бы издали, необходимо выслеживать его неделями, желательно по ночам. Многие аборигены острова ни разу в жизни не видели дикую кошку.

...И в Москве не отпускает меня Шри-Ланка. Из дождевика выпадают ароматные цветки жасмина, в розовом закатном небе явно не хватает забавных летучих лисиц, аланкийские друзья забрасывают посланиями. В голове крутятся бунинские строки:

...Пчелоеды,
В зелено-синих перьях, отдыхают
На золотистых нитях телеграфа...
Все дико и прекрасно, как в Эдеме:
Торчат шипы акаций, защищая
Узорную нежнейшую листву...

Но я не горюю. Возвращение в Эдем — сейчас это доступно каждому из нас.

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.