Провинция цвета лаванды

Утро. Первые солнечные лучи падают на зеленые склоны холма, окрашивают в золотой цвет стены древнего замка, спящего на вершине, и весело отражаются в окнах белоснежных домиков с синими наличниками.

Громко поют цикады, пахнет дикими травами, медом и розами, растущими в больших терракотовых горшках на ступеньках каждого дома. От подножия холма вдаль уходят аккуратные поля неправдоподобно яркого фиолетового цвета — целая долина лаванды. Разве так выглядит обыкновенная деревня? Конечно, если мы находимся в Провансе.

Задолго до того, как Прованс стал частью огромной Римской им­перии, здесь поселились греки и основали на побережье теплого Средиземного моря колонию — Массилию. Сейчас Марсель — второй по величине и старейший город в стране, а его колоритный шумный порт — главные морские ворота Франции. С обзорной площадки под стенами базилики Нотр-Дам-де-ла-Гард, находящейся на холме высо­той в 162 метра, открывается панорам­ный вид на весь город, залив и гавань. Десятиметровая золоченая статуя Девы Марии на вершине колокольни хорошо видна с моря и из любой точ­ки города, а ночью подсвеченная прожекторами базилика сияет на вершине горы, словно огромный маяк.

Лучше всего начать прогулку по Марселю со Старого порта, вход в который с двух сторон охраняют мощные розовые башни и стены фортов святых Жана и Николая. Гиды рассказывают, почему орудия фортов направлены вглубь материка: в 1680 году "король-солнце" Людовик XIV усмирял пушками непокорных горожан. Язвительный и пылкий характер местных жителей давно вошел в поговорку. Недаром французским гимном стала революционная песня марсельских повстанцев "Марсельеза".

Любуясь парусами яхт под бездонным синим небом, чайками, провожающими белоснежные круизные лайнеры, и деликатесами рыбного рынка, не забывайте о прозе жизни. Марсельцы — добродушный и открытый народ, но в толпе навязчивых торговцев сувенирами, веселых матросов и спешащих туристов вполне может оказаться парочка карманников, так что свой кошелек лучше держать в надежном месте. Погуляв по набережной, можно отдохнуть и перекусить за столиком кафе с видом на залив. Трапеза настоящих моряков никогда не обходится без рюмочки ликера пастис, настоянного на пятидесяти видах растений, ну а тарелка знаменитого супа буйабес с гренками в соусе айоли вполне заменит вам полноценный обед.

Подкрепившиеся туристы жаждут посетить главную достопримечательность — легендарный замок Иф на скалистом небольшом острове, куда каждый час отходят прогулочные катера от Бельгийской набережной в Старом порту. Грозная крепость, в которой по воле Дюма томился граф Монте-Кристо, поражает воображение до сих пор. Поднявшись по крутой винтовой лестнице внутри башни, попадаешь в небольшой внутренний дворик, куда выходят двери казематов. Табличка над одной из камер уверяет, что именно здесь был заточен Эдмон Дантес. На самом деле граф, конечно, персонаж вымышленный, а вот прототип его друга и наставника, аббата Фариа, действительно сидел в башне долгие годы. Способности к самовнушению и ежедневные упражнения помогли ему сохранить разум в тесной одиночной камере и выйти на свободу нормальным человеком.

Чуть восточнее марсельской гавани береговая линия на карте кажется кружевной: здесь находятся так называемые каланки — небольшие фьорды удивительной красоты, окруженные белыми меловыми скалами, поросшими соснами. Многие из этих уединенных бухточек с шикарными пляжами и ярко-голубой водой видны и доступны только с моря, и можно почувствовать себя защищенным от чужих глаз.

К западу от Марселя, там, где полноводная река Рона (французы дали ей про­звище Разъяренный бык) впадает в море, лежит заповедная равнина Камарг. Здесь живут аисты, розовые фламинго и морские лошадки — уникальная порода невысоких полудиких лошадей, которые рождаются вороными, а с возрастом становятся белыми. Широкие копыта помогают им преодолевать залитые водой долины, поэтому камаргские пастухи-гардианы, единственные в Европе настоящие ковбои, охраняют стада быков верхом на морских конях. Самых проворных и красивых быков отбирают для участия в корриде по-камаргски.

Местная разновидность состязаний собирает толпы зрителей на трибунах древнеримского амфитеатра в Арле. Зрелище совершенно фантастическое, оно напоминает не испанскую корриду, а вернувшиеся из глубины веков культовые игрища с быками, которыми забавлялись жители Крита четыре тысячи лет назад. Быков здесь не убивают, перед спектаклем им привязывают яркую кокарду между рогов, а сорвать ее нужно голыми руками. Этот бой гораздо опаснее для тореро, чем обычная коррида, тем более что камаргские быки легче и подвижнее своих испанских собратьев и имеют длиннющие рога. Звездами французских состязаний считаются не люди, а быки. Именно в их честь устанавливают памятные доски, барельефы и статуи в полный рост.

От империи Цезаря в Провансе сохранилось множество памятников двухтысячелетней давности в прекрасном состоянии. В Арле, где сейчас живут всего пятьдесят тысяч человек, можно увидеть римский некрополь, руины античного театра и терм, полюбоваться египетским обелиском, завезенным во времена правления императора Августа, а потом зайти в самую красивую церковь Южной Франции — храм Святого Трофима. Здесь венчались правители Прованса, а Фридрих Барбаросса получил королевскую корону из рук архиепископа.

Самый знаменитый житель города — вовсе не король, а художник Ван Гог. Он был так очарован знойным южным солнцем и видами Арля, что за полтора года написал здесь больше двухсот картин, среди которых "Арлезианка", "Сад поэтов", "Ирисы". Стремясь точнее передать солнечный свет, художник выбирает яркую желтую краску для фона портретов и пейзажей, даже небо на его полотнах золотого цвета. Желтые стрелки на булыжных мостовых современного Арля приведут вас к плакатам с репродукциями картин, нарисованных с этой точки. Кажется, будто ничего не изменилось: те же стройные кедры возле античных руин, виноградники на холмах, то же желтое кафе в центре. Кстати, кафе недорогое, только вот посетителей здесь очень много. Лучше выбрать аналогичное заведение на соседней улице с видом на амфитеатр и заказать себе мясо по-провансальски и ароматный пирог с вишнями.

Солнечный жизнерадостный Прованс во все времена притягивал людей искусства, правда, относились к ним здесь по-разному. Современные живописцы города фонтанов Экс-ан-Прованса все как один рисуют пейзажи а-ля Сезанн. Открываются частные галереи и музеи его имени, гиды водят туристов маршрутами Сезанна. А вот современники его не жаловали до такой степени, что город отказался принять завещанную художником коллекцию картин. Теперь на эти полотна смотрят американцы, купившие коллекцию, а французам и туристам остается любоваться горой Святой Победы (Сент-Виктуар) не на картинах, а в натуральном виде.

Кого жители респектабельного Экса всегда любили, так это доброго короля Рене. Местные жители рассказывают о нем как о своем ближайшем родственнике, несмотря на то что жил он здесь довольно давно, в XV веке. Все восхищаются его музыкальностью, называют покровителем наук, а молодежь назначает друг другу свидания у памятника королю на бульваре Мирабо. На самом деле прозвище "добрый" вполне можно было заменить на "эгоистичный". В молодости Рене больше всего беспокоился о своих титулах и наследных правах. Поэтому король вел нескончаемые войны, в которых ему постоянно не везло по причине полного отсутствия военного таланта. В одной из кампаний он умудрился попасть в плен и потерять три тысячи своих солдат, в то время как потери противника были ровно в сто раз меньше. В плену король развлекался рисованием, а вызволяла его из неволи любящая жена, которой пришлось для этого отдать в заложники собственных сыновей, а дочерей принудительно выдать замуж в счет покрытия расходов. После нескольких подобных походов Рене решил оставить подвиги военные и заняться любовными. Он женился на молоденькой девушке и припеваючи провел вторую половину жизни, работая на досуге над книгой о правилах проведения рыцарских турниров.

По дороге от Экса к Авиньону путешественников завораживает красота лиловых лавандовых долин, серебристо-зеленых оливковых рощ и разноцветных скал всех оттенков охры. Небольшие уютные деревни словно обнимают склоны холмов, а узкие мощеные улочки карабкаются вверх к стенам средневековых цитаделей. Отсюда открывается великолепный вид на всю округу, причем в каждом втором замке располагается музей. Пожить в такой деревне — вполне доступное удовольствие, к тому же романтическая атмосфера пробуждает писательский дар. В небольшом селении Менербэ англичанин Питер Мейл написал свой бестселлер "Год в Провансе", а в деревеньке Фонтан-де-Воклюз итальянский мастер любовной лирики Франческо Петрарка сочинил большинство гениальных сонетов к Лауре. Надо признать, что вдохновляла поэта не только красота возлюбленной, но и знаменитый Воклюзский источник, или фонтан, давший название деревне. Не одно поколение ученых пыталось раскрыть тайну этой глубокой подводной пещеры и самого мощного в Европе родника, но достичь дна пещеры не смог даже Жак-Ив Кусто, которому это приключение едва не стоило жизни.

Папский дворец в Авиньоне — самое посещаемое место Прованса. Переезд понтифика на 68 лет во Францию вошел в историю под названием "авиньонское пленение", так как все произошло под давлением французского короля Филиппа IV. Того самого, что сжег на костре Великого магистра ордена тамплиеров потому, что задолжал ему слишком много денег. Громадная и роскошная резиденция папы ошеломляет своими размерами и давно стала символом города. Лучше всего фотографировать дворец с другого берега Роны, от моста святого Бенезе. Этот полуразрушенный мост с часовенкой над второй опорой доходит лишь до середины реки, но и сейчас видно, каким красивым он был когда-то. Местная легенда гласит, что маленькому пастуху Бенезе явился ангел и велел сделать переправу через бурную Рону. Мальчик в один миг стал таким сильным, что с легкостью поднял огромный валун и перенес его в основание моста. Весть о чуде воодушевила горожан, и переправа была построена в кратчайшие для XII века сроки.

Процветание Авиньону принесли священники, заботившиеся не только о душе, но и о хлебе насущном для своих прихожан. Здесь делали дорогие ткани для папских облачений и изобрели новую материю поплин, что в переводе с итальянского значит "папский". Лучшее в регионе вино, Шатонеф-дю-Пап, отличается изысканным фруктовым ароматом, а своим возникновением оно обязано папским виноградникам.

Каждый год в июле тихий Авиньон превращается в грандиозную сцену для тысяч зрителей. Здесь проходит самый престижный во Франции международный фестиваль театрального искусства. Именно сюда впервые привозят на показ премьеры, которые пройдут в Париже только осенью. Десятки знаменитых постановок из разных стран собирают зрителей на трибунах под стенами папского дворца, а неофициальный фестиваль маленьких театров продолжается на каждой улице и площади города — в день бывает до 400 представлений.

В августе все затихает, цены в отелях вновь становятся разум­ными, а на маленьких пло­щадях вместо актеров появляются седо­власые месье, важно играющие в петанк под липами. Туристы покупают саше с запахом лаванды, толстые дыни и конфеты из миндальной пасты, потом усаживаются под зонтиком кафе и блажен­но прикрывают гла­за, под­ставив лицо теплому южному ветру. А что еще делать в Провансе? Только наслаждаться жизнью.

Туризм и отдых





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.