Легенды золотой столицы инков

Первое, что мне бросилось в глаза, когда я сходил по трапу самолета в аэропорту Куско, было огромное, трепещущее на ветру полотнище: "Добро пожаловать в древнюю столицу Перу!" Это же приветствие чуть ли не каждую минуту повторяли хриплые репродукторы, расписывая красоты города.

А на небольшой площади перед аэровокзалом все пассажиры сразу же попали в плотное галдящее кольцо чумазых оборвышей. Все они настойчиво клянчили, а то и требовали дать им несколько американских центов или - на худой конец - хотя бы перуанскую монетку инти. Местные "гавроши" за эту мзду готовы были оказать любую мелкую услугу: поднести чемодан, проводить до стоянки такси, навести блеск на ботинки.

Несколько особняком суетились фотографы. Они щелкали затворами всякий раз, как только кто-то из приехавших попадал в поле зрения их объектива. Мелькнула мысль: не перепутали ли нас с какими-нибудь знаменитостями. Оказалось, что нет. Разгадка этого нехитрого трюка пришла на следующий день, когда началась туристическая программа. Вчерашние фотографы уже ожидали нас в ключевых пунктах отработанного годами маршрута. В руках у них были свежеотпечатанные соблазнительные снимки, и редко кто, увидев себя запечатленным на фоне аэровокзала, да еще на виньетке с видами города, отказывался приобрести на память совсем не плохую фотографию.

Еще в Лиме, нынешней столице Перу, меня предупреждали: первые сутки желательно помедленнее двигаться, дышать "неторопливо", постоянно помнить о том, что Куско расположен на высоте 3 400 метров над уровнем моря и воздух здесь разряженный. То же самое нам рекомендовали и в отеле, где мы остановились: сначала отдохнуть и ни в коем случае не спешить с выходом в город.

Но турист есть турист. По природе своей он одержим стремлением как можно быстрее окунуться в чужую жизнь, о которой столь наслышан. Не миновала эта страсть и меня, тем более что первое время чувствовал себя нормально. И, пренебрегая советами и рекомендациями, пулей вылетел на улицу. Но вскоре из-за сильной одышки пришлось признать, что с высотой действительно шутки плохи.

Куско насчитывает не одну тысячу лет. В некоторых его районах обнаружены руины, относящиеся еще к третьему веку до нашей эры. Однако ни археологам, ни историкам не удалось установить хотя бы приблизительную дату его основания, равно как и обстоятельства, при которых он появился. Его еще называют городом-музеем под открытым небом и "археологической столицей Южной Америки" - так много здесь древних храмов (правда, нередко полуразрушенных), различных исторических памятников, относящихся к эпохе инков, древних индейских племен, некогда населявших эти места.

Само же название города, как полагают, произошло от слова "коско", что на языке инков означает "центр четырех районов". И действительно, Куско был столицей огромного государства индейцев Таунтинсуйу (или "четыре соединенные между собой стороны света"), по своим размерам превосходившего Римскую империю в период ее расцвета. Оно охватывало территорию, занимавшую большую часть современных латиноамериканских стран: Эквадора, Перу, Боливии, Чили, Аргентины, некоторые районы Колумбии. В Куско сходились пути со всех обширных областей, завоеванных теми же инками.

Куско, наконец, был религиозным центром Таунтинсуйу. Его украшала Кориканча, что в переводе с индейского означает "Золотой двор". Это грандиозный ансамбль величественных храмов, посвященных Солнцу, Луне, Грому, другим индейским божествам. О гигантских размерах ансамбля можно судить хотя бы по сохранившейся полукруглой стене, поражающей своей мощью.

И не только. Стена дает представление о совершенстве строительной техники древних мастеров, которая и по сей день вызывает удивление. Стена возведена из плит, свободно положенных одна на другую и ничем не скрепленных. Отдельным камням была придана сложная геометрическая форма. Лицевая их сторона образовала многогранники, вплоть до двенадцатиугольников. Камни обработаны с такой точностью, что между ними не удается втиснуть ни иголку, ни самый тонкий лист бумаги.

С таким же совершенством были возведены и остальные сооружения инков, речь о которых пойдет чуть ниже. Во дворе одного из храмов нам показали камень, длина которого не превышала сорока сантиметров. Вдоль всего камня было просверлено отверстие правильной цилиндрической формы сантиметров шести в диаметре. Стенки его были совершенно гладкими. Остается только гадать, как это было достигнуто, если известно, что инки не знали, что такое железо или сталь.

Непонятно также и то, каким образом инки могли резать, перевозить, монтировать и подгонять чуть ли не до миллиметровой точности стыки каменных блоков невероятной твердости и поистине циклопических размеров. Могу засвидетельствовать, что одна такая плита-блок была длиной метров пятнадцать, шириной - четыре, а высотой три метра. При этом надо иметь в виду, что инки не пользовались не только сталью или железом, но и цементом и другими скрепляющими материалами.

Кстати, захватив Куско, испанцы уничтожали языческие храмы и возводили на их месте свои церкви. Был даже брошен своего рода клич: "Сколько дворцов и храмов у язычников-индейцев, столько же католических соборов" - явная заявка на свое духовное превосходство над народом завоеванной страны. Первой жертвой этого высокомерия стала Кориканча, в частности, храм Солнца. Выдержав не одно землетрясение, он не устоял под ударами заморских вандалов, уступив свое место собору Санто-Доминго.

Между тем храм Солнца представлял собой высшее достижение инкской архитектуры и изобразительного искусства. Лишь предания да редкие записи монаха, который сопровождал испанских завоевателей, дают некоторое представление о величественном каменном сооружении с позолоченными стенами и крышей, покрытой золотыми плитами. Под предлогом, что храм Солнца является порождением дьявола, вандалы, предводительствуемые Франсиско Писарро, разграбили святыню, в просторный двор которой выходили пять главных храмовых помещений. Стены одного из них были выложены толстыми плитами золота, а фасад украшал огромный диск из чистого золота, символ высшего божества и правителей империи.

Но время сыграло с конкистадорами злую шутку. В 1950 году Куско пережил незначительное по здешним меркам землетрясение - силой всего два-три балла. Тем не менее собор Санто-Доминго рухнул. От него осталась лишь стена Кориканчи. "Чудо" объяснялось просто. Как потом выяснилось, испанцы так и не смогли разрушить строение инков до основания. Убедившись в бесполезности затеи, они пошли на хитрость - на руинах надстроили стены будущего собора, отштукатурили их и закрасили. В те дни, когда мы были в Куско, продолжались работы, но не по восстановлению Санто-Доминго, а по возрождению Кориканчи. Побывав на месте стройки, мы увидели ее отдельные компоненты - храм Грома, храм Радуги. Заканчивалась реставрация помещения для жертвоприношений.

Об истории древней столицы инков рассказывают камни развалин и других храмов и крепостей как в самом городе, так и в его окрестностях, которые мы осматривали в сопровождении гида Марио Гонсалеса, несколько лет посвятившего изучению Куско и прекрасно знающего его. Влюбленный в этот город, он с таким упоением и эмоциональностью говорил о каждой достопримечательности, что они как бы оживали перед нами во всем великолепии, хотя от некоторых остались только развалины.

В период наивысшего расцвета империи инков в ее столице проживало двести тысяч человек. Так что Куско даже по нынешним понятиям был крупным городом. В те времена его главная площадь Plaza de dioses (Площадь богов) была священным местом. На него была свезена плодородная земля со всех концов страны. Тем самым символически утверждалось единство и равноправие всех регионов и людей огромной империи.

Характерно, что та же площадь и сегодня служит своеобразным символом. Правда, диаметрально противоположным, о чем можно судить по ее нынешнему названию - Plaza de armas (Площадь оружия), прославляющему воинственность покорителей континента. Примечательно, что так называются основные площади едва ли не всех латиноамерканских городов.

В течение дня мы осмотрели едва ли не все древние сооружения, расположенные в радиусе нескольких километров. Благо что в нашем распоряжении был додж, выделенный местным турагентством. Первым историческим памятником на нашем пути оказалась Колькампата - "Высокая житница" (или проще - "Зернохранилище"), основанная, по преданию, Манко Капаком, самым первым Верховным Инкой, правителем империи. Если быть более точным, то нам пришлось знакомиться с тем, что осталось от Колькампаты. Внушительных размеров руины находились неподалеку от смотровой площадки, с которой просматривался весь город. Здесь же и огромный амфитеатр Кхенеку, где устраивались церемонии в честь богини Ночи.

Поднимаемся еще выше в гору, и перед нами предстает Тампумачай, куда Верховный Инка приезжал со своим двором принимать ванны. Когда-то там существовал храм Воды. Инки обожествляли воду и придавали большое значение всему, что связано с ней. В частности, верили, что, омывая тело, они одновременно очищают и душу. Местные жители и поныне берут питьевую воду из проложенного здесь водопровода, сложенного восемь веков назад.

К северо-западу от Куско и выше его на триста метров находится монументальный археологический комплекс Саксайуман. Он представляет собой три параллельные зигзагообразные стены вокруг каменного "трона Инки" под охраной 21 бастиона. Над ними возвышаются мощные башни, каждая из которых способна укрыть до тысячи воинов. По преданию, во время осады города с одной из башен бросился вниз индейский вождь Кауиде, предпочтя смерть испанскому плену.

Как объяснил Марио Гонсалес, Саксайуман на языке индейцев кечуа означает "Хищная птица серокаменного цвета". И действительно, забравшись выше в горы, я убедился, что очертания Саксайумана напоминают контур птицы. Долгое время он считался крепостью, где Верховный правитель империи проводил смотр своих войск. Однако сейчас ученые стали склоняться к мысли, что этот комплекс имел прежде всего культовое назначение. Под землей немало переходов и помещений, которые, по всей видимости, использовались для жертвоприношений. Не исключено, что в этих переходах инки прятали часть своих богатств. Но, независимо от того, чем был Саксайуман в древние времена, он является прекрасным памятником архитектуры доколумбовой эпохи.

Имеется еще одно значение слова "коско". На языке индейского племени кальявойо - это самый богатый человек. Думается, что и такое происхождение названия столицы инков имеет право на существование. Трудно даже представить себе, какими богатствами, главным образом золотом, обладали правители империи инков. О золоте говорится и в одной из легенд о происхождении Куско. Появившись из пены озера Титикака и после долгих блужданий в поисках земли, указанной богом Солнца (Инти), его дети - брат и сестра Манка Капак и Мама Окльо - вышли к горе Уанакауре и у ее подножия воткнули золотой посох, объявив, что именно здесь они обоснуются.

С золотом связана и древняя легенда, рассказывающая о тайном входе в обширный лабиринт подземных галерей под рухнувшим зданием собора Санто-Доминго. Как свидетельствует испанский журнал "Мас алья", специализирующийся на описании всевозможных исторических загадок, легенда эта, в частности, повествует о том, что существуют гигантские по протяженности туннели, пересекающие обширную гористую территорию Перу и доходящие до Бразилии и Эквадора. На языке индейцев-кечуа они называются "чинкана", что дословно означает "лабиринт". В этих туннелях инки, якобы обманув испанских конкистадоров, спрятали значительную часть золотого богатства своей империи в виде художественных изделий больших размеров. Указывалась даже конкретная точка в Куско, где начинался этот лабиринт и где когда-то стоял храм Солнца.

Именно золото прославило Куско (здесь до сих пор действует единственный в мире музей, посвященный этому благородному металлу). Но оно же и погубило его. Испанские конкистадоры, покорившие город, разграбили храм Солнца, и все его богатства, включая золотые статуи в саду, погрузили на корабли и отправили в Испанию. Тогда же пошла и молва о существовании подземных залов и галерей, куда инки якобы спрятали часть ритуальных золотых изделий. Молва эта косвенно подтверждается хроникой испанского миссионера Фелипе де Помареса, который рассказал в XVII веке о судьбе принца инков, признавшегося своей жене-испанке Марии де Эскивель о миссии, "ниспосланной ему богами": сохранить самые ценные скоровища предков.

Завязав жене глаза, принц провел ее через один из дворцов в подземелье. После долгих переходов они оказались в огромном зале. Принц снял с глаз супруги повязку, и при слабом свете факела она увидела золотые статуи всех двенадцати царей инков, достигавшие в высоту роста подростка; множество золотой и серебряной посуды, фигурки птиц и зверей из золота. Как верная подданная короля и истовая католичка, Мария де Эскивель донесла на своего мужа испанским властям, в деталях рассказав о своем путешествии. Но принц, почуяв недоброе, исчез. Последняя нить, которая могла бы привести в подземный лабиринт инков, была оборвана.

В Куско мне не раз приходилось слышать фразу "Часы города остановились в 1533 году". Именно тогда, а точнее в ноябре того года, пала и была разграблена столица инков. Тогда же были уничтожены не только те храмы и сооружения, о которых речь шла выше, но и Интипампа, или "Солнечное поле", - внутренняя площадь Кориканчи. В Интипампе были установлены в натуральную величину фигуры пум, ягуаров, лам, оленей, змей, отлитых из золота и серебра. В ветвях золотистых деревьев сидели золотые птицы, а на цветах - бабочки.

Все это было переплавлено, в слитках вывезено в Испанию и превратилось там в звонкую монету. В XVI веке испанцы накопили у себя около 200 тонн золота и 16 тысяч тонн серебра, вывезенных из Южной Америки после открытия континента Христофором Колумбом. Это было в восемь раз больше запасов золота и серебра, находившихся в распоряжении остальных европейских государств. Характерно, что рентабельность первого путешествия Колумба (а всего он совершил четыре) составляла 17 тысяч процентов. То есть, по расчетам современников, доходы экспедиции превзошли ее расходы в 170 раз. Что и неудивительно, учитывая, что корабли генуэзца вернулись из Америки груженные драгоценным металлом, которого, как мы видели, на открытом им континенте оказалось более чем достаточно. Фантастически рентабельными были и последующие экспедиции, проводившиеся уже после кончины Великого адмирала.

Всего же за время господства над южноамериканскими колониями в испанскую казну поступило около двух триллионов долларов по нынешнему курсу. Сумма астрономическая, если иметь в виду объем экономики того периода. Испания имела столько золота, что один из советников короля Карлоса V (1516-1555) предложил монарху учредить единую валюту для всей Европы. Однако эта идея в силу различных причин не была реализована.

Но вернемся в Куско. Его история все же не остановилась в 1533 году, хотя город так и не смог воспрянуть и стать тем, чем был во времена империи инков. Единственно, в чем он сравнялся с Куско ХVI века, так это численностью населения. И сейчас это второй по величине город в Перу, в котором проживают, как и раньше, 200 тысяч человек.

В настоящее время Куско, некогда административный, культурный и религиозный центр страны с его величественными храмами, превратился в город мелких лавочек, уличных торговых рядов, импровизированных ярмарок. Большая часть их забита всевозможной церковной утварью, молитвенниками, четками, подсвечниками, дешевыми статуэтками, артесанией - поделками местных ремесленников. Особой популярностью в Куско пользуются воскресные базары, устраиваемые в районе железнодорожного вокзала или на площадях. Прямо на земле разложены горы юки или камоте (сладкий картофель), овощи, фрукты, головки овечьего сыра. Здесь же вытканные одеяла из шерсти ламы или викуньи, всевозможные пояса, сбруя, остроконечные шапки горцев с инкскими украшениями, пончо (традционный индейский наряд) из тончайшей или грубой шерсти. Зазывалы умоляют туристов приобрести сувениры, плетеные корзины, глиняную посуду, пичинчи (пастушья свирель) и много других колоритных изделий народных умельцев.

Кажется, что город ни на минуту не утихает: и днем, и ночью по его улицам фланируют не только туристы, но и индейцы, спустившиеся с гор из окрестных поселков. Босые или в сандалиях с подошвами из старых шин, в коротких холщовых штанах или шерстяных брюках, с непременными пончо, перекинутыми через плечо, в черных шляпах с узкими полями, они неторопливо и важно прогуливаются по городу. У некоторых индеанок за спиной мирно посапывают младенцы, удобно устроившиеся в специальных мешках-"кенгуру".

Пожалуй, самое интересное и впечатляющее зрелище в Куско - концерты, устраиваемые по вечерам в субботу и воскресенье. В эти дни, едва солнце скроется за горами, местные жители и туристы подтягиваются к площади Оружия, чтобы послушать выступление либо муниципального духового оркестра, либо музыкального коллектива полиции или местной воинской части. Собственно говоря, для индейцев этот концерт - единственное бесплатное развлечение, и вряд ли будет преувеличением сказать, что многие из них приходят в город только для того, чтобы послушать музыку. Они плотным кольцом обступают небольшой подиум, на котором располагаются артисты, и со всем вниманием, на которое только способны, слушают мелодию, стараясь не пропустить ни одного звука.

Право, я никогда не встречал столь благодарных меломанов. Обычно утомленные и безразличные ко всему, что их окружает, сосредоточенные и углубленные в себя, на площади индейцы преображаются. Не отрывая глаз от оркестра, одни внимательно следят за взмахами дирижерской палочки, другие в такт музыке шевелят губами, а кое-кто чуть ли не приплясывает в такт исполняемой народной песне.

Концерт, как правило, заканчивается за полночь. Но и после ухода музыкантов на площади царит оживление: все обмениваются впечатлениями.

Эхо планеты





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.