Конфета по имени Швейцария

Маленькая страна часов, банков, шоколада, сыра и неповторимого вина оставляет послевкусие на всю жизнь. Швейцария... Слово, как шоколадка, тает на языке. В нем – запах сыра, тиканье часов и, конечно, шелест купюр, спрятанных "надежно, как в швейцарском банке". А еще от него веет уютом и спокойствием – никаких нервов!

Говоря о Швейцарии, невольно начинаешь скатываться до каких-то банальностей, вроде "потрясающей красоты водная гладь, из которой вырастает стена гордых горных пиков". А все потому, что в этой маленькой стране красоты сыплются на тебя, как из рога изобилия, и выстраиваются в памяти галереей глянцевых открыток. Вот идиллический зеленый лужок с упитанными белыми овечками. Вот ухоженные дети, кормящие хлебом лоснящихся лебедей на берегу Женевского озера. Вот маленький, почти игрушечный поезд, специально выкрашенный в красный цвет, чтобы дополнить пейзаж своей яркостью и придать картине законченный вид. Швейцарию можно не понимать, можно не любить – но забыть, увидев хоть раз, невозможно.

Вино "только для своих"Путешествие по Швейцарии лучше всего начать с озера – Женевского... Кстати, самого большого в Западной Европе. О чем намекается в другом, французском варианте его названия – Леман, то есть, "большая вода". Озеро лежит огромным круассаном между французской Савойей и швейцарским кантоном Во.

С высоты птичьего полета берега Женевского озера напоминают разноцветное лоскутное одеяло: бархатно-цветочные луга, разноцветные городки, стекающие с гор к зеркально-чистой воде виноградники... А дальше – сверкающие на солнце альпийские ледники. О виноградниках стоит поговорить отдельно. Знаменитая "винная дорога", находящаяся под защитой ЮНЕСКО, расположена именно здесь: между Вевеем и Лозанной. Здесь же производится четверть всех швейцарских вин. Патриотичные швейцарцы выпивают свое вино сами, так что его практически невозможно найти за пределами страны. И дело тут не только в небольшом количестве вина, но и в его высокой себестоимости. На швейцарских виноградниках до сих пор используется ручной труд, автоматизация минимальна, а стандарты качества очень высоки. Экологически чистый виноград, небольшие семейные предприятия, где каждая пара рук на счету. Спросив разрешения у хозяев, можно попробовать пару ягодок от крепкой грозди винного сорта. Кстати, Женевское озеро создает уникальную климатическую зону – тут растут и поспевают персики, айва и виноград и даже, представьте, – киви! Я не удивлюсь, если самодостаточные швейцарцы умудряются где-то у себя выращивать ананасы и бананы. И никому их не показывать.

Женева – Рим для протестантов и олигарховНасладившись красотами Женевского озера, вы въезжаете в город, окруженный горами. Даже если над озером висит дымка, о близости Женевы можно судить по звуку воды, бьющей на высоту 145 метров. Гордый символ города – фонтан Же До, струи которого всегда устремлены вверх, в царство духа.

Сразу можно понять, что попадаешь в один из богатейших городов мира. А пройти по набережной – будто пролистать справочник "Кто есть кто в России" за два последних века. На берегу стоят особняки миллионеров, один роскошнее другого. Причем, что поражает, дома, стоимость которых начинается от нескольких миллионов долларов, находятся довольно близко друг от друга, словно речь идет не о женевском пригороде, а о советском садоводческом товариществе. Яхт не меньше, чем особняков. Как шутят жители этого города, главная их проблема – парковочные места для яхт.

А вообще для характеристики Женевы лучше всего подходит слово "самый". В этом городе самая высокая плотность ресторанов в мире, самое большое количество роскошных автомобилей на душу населения, самая длинная деревянная скамейка на Земле, в конце концов, – аж 126 метров. Вероятно, этот город также – самый космополитичный на планете. 40% жителей Женевы – это иностранцы. Здесь и впрямь, похоже, никогда не почувствуешь себя чужим!

Чаплин, Набоков и Меркьюри остались тут навсегдаЛозанна, Монтре, Вевей... Городки, вытянувшиеся одной узкой пестрой лентой вдоль берега озера. Складывается впечатление, что городки эти возникали не как отдельные поселения, строившиеся в соответствие с неким архитектурным замыслом, а как стихийно разраставшиеся во все стороны дачные поселки. Заработал денег, купил участок земли с видом на озеро – и построил свой дворец (особняк, коттедж, шале, сарайчик, хижину – в зависимости от собственных предпочтений). Получилась такая себе стихийная застройка, связывающая несколько городков в единый приозерный "микрорайон".

"Микрорайон" этот, надо сказать, всегда привлекал к себе людей богатых и знаменитых, как, впрочем, и тех, кто просто любит покой, тишину и некую упорядоченность бытия. Чайковский, Стравинский и Достоевский черпали свое вдохновение именно в этих местах, а Набоков собрал здесь воспетую им коллекцию бабочек! Чарли Чаплин и Грэм Грин, Жан-Жак Руссо и лорд Байрон, Одри Хепберн и Густав Курбе, Фреди Меркьюри и Жорж Сименон, Шарль Азнавур и Алэн Делон, Питер Устинов, коронованные особы, нефтяные короли... Вот далеко не полный перечень тех, кто почил эти места своим присутствием. С нефтяными королями и прочими великими мира сего как раз все ясно: когда ваши деньги лежат в швейцарских банках, как-то непроизвольно тянет поселиться где-нибудь поблизости. Так сказать, присмотреть – на всякий случай... Да и налоговые льготы тут вполне приемлемые... Как вы думаете, где расположен центральный офис пресловутого "РосУкрЭнерго"? Правильно, – по месту регистрации, то есть в Швейцарии. Что ж до людей творческих, деньгами особо не обремененных... Наверное, просто завораживает пейзаж, наверное, просто пьянит воздух. Так и остались многие из них навеки в любимых местах. Сидит у одной из самых роскошных гостиниц побережья "Монтре Палас" задумчивый Набоков. Изгибается в отчаянно-страстном порыве в вечность Фреди Меркьюри – а над ним кружат чайки, собирающиеся на набережной Монтре в ожидании угощения.

А на набережной Вевея стоит трогательная фигурка Чарли Чаплина в неизменном цилиндре, с неизменной тросточкой – взирает с грустной улыбкой на облепивших его японских и китайских туристов. Великий актер провел последние 25 лет своей жизни именно тут. Сегодня о нем напоминает не только памятник, – напоминают тросточки в витринах магазинов, нарисованные на витринах шляпы. В Вевее даже существует кондитерская, фирменное блюдо которой – конфеты в форме знаменитых ботинок Чарли. Рецепт конфет был согласован с наследниками, и с ними же подробно обсуждался их состав и вкус, чтобы он максимально соответствовал характеру актера. Остановились на трехслойном шоколаде с молотыми кедровыми орешками.

Секрет сыра – в коровьих колокольчикахГлавный кулинарный деликатес региона – малюсенькие окуньки, добываемые в озере. Называются они просто – "пеш", что по-французски значит "рыба". Каждое утро десятки рыбаков отправляются на лов этих рыбешек, чтобы парой часов позже свежий улов был раскуплен ресторанами. Рыба всегда подается исключительно свежая – утром поймали, а к вечеру уже съели. Окуньки такие мелкие, что на тарелке легко помещается с десяток. Удивительно только, как повара умудряются довести такую мелочь до состояния филе. Но результат – выше всяких похвал. Окуньков обжаривают в масле, после чего подают горкой с лимонами и вареной картошкой. И с обязательным белым вином...

В Швейцарии удивительно вкусный хлеб – и, забыв о необходимости блюсти фигуру, первым делом ищешь какой-нибудь очередной сорт: с орешками и изюмом, с семечками и кунжутом, с корицей и маком... список вариантов бесконечен! От хлеба хочется плавно перейти к потреблению сыра.

Жители альпийских деревушек готовили сыр издавна. Видно, стремились обеспечить себя горячим фондю в долгие зимние вечера в заснеженных горах. Знали, черти, толк: альпийская деревушка, зима, горячий сыр, холодное вино – это то сочетание, которое оставляет послевкусие на всю жизнь. Итак, слава о швейцарских сырах гремит по всему миру: грюйер, эмменталь, фрибург. Но на сортах деление сыров не заканчивается. Есть сыры молодые, зрелые и рубаночные. Последние и нож не возьмет, только пила или топор. А знаете, в чем секрет швейцарских сыров? В молоке.

В середине июня швейцарские фермеры украшают коровьи шеи массивными колокольцами (производят их, как ни странно, в Чехии). Толщина стенок каждого колокола разная, поэтому двух одинаково звучащих найти невозможно. Таким образом, каждая буренка издает на пастбище звон, присущий только ей одной. Фермеры уверены, что коровам нравится звенеть. Удои от этого якобы повышаются, а само молоко становится чище и вкусней! Оснований не верить нет...

Газета по-киевски





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.