Где жили Маугли?

10.7.2006

Где жили Маугли?

Стволы тиковых деревьев обвивают лианы, черные валуны венчают поросшие лесом Сионийские холмы. Почти оголилось дерево Гхост, трижды в год выбрасывающее цветы - то голубые, то белые, то желтые поочередно. Захлопнув глаза, прячется в черной дыре дупла сова. Серые обезьяны с озабоченными мордочками спустились с деревьев на землю в тщетных поисках прохлады. А русла пересохших лесных речушек стали песчаными тропами, над которыми парят жаждущие птицы с распахнутыми клювами. Плюс сорок пять градусов в тени.

В такое время в ожидании сезона дождей мелеющие воды Вайнганги обнажали Скалу Мира - знак перемирия между обитателями джунглей.

Здесь в районе Сиони, по замыслу британца Ридьярда Киплинга, жил Маугли, герой его культовой "Книги джунглей", на которой выросло не одно поколение россиян. "Земля Маугли" - так и называется этот заповедник на границе штатов Махараштра и Мадхья-Прадеш. А название Сиони происходит от названия пряной местной травы.

"Завтра придет муссон. И скоро все это уйдет под воду", - кивает головой лесничий Ираман на луга между холмами вокруг небольшого озерца, оставшегося от пересохшего русла реки. Он отламывает кусок оленьего рога, поднятого с земли, и кладет в карман - рог надо стереть в порошок, развести с водой и пить от кашля.

Выжженная безжалостным солнцем трава словно из последних сил выбросила из себя мелкие лиловые цветы с желтым глазком - почти так зацветает в июне розовый картофель в средней полосе России.

"Завтра придут дожди", - уверенно говорит Ираман. Хотя муссон запаздывает уже на две недели.

Как ни странно, но Киплинг, который провел значительную часть своей жизни, никогда не бывал в районе Сионийских холмов и долины Вайнганги. Его вдохновили книги о районе Сиони его же современника натуралиста Стрендэйла, уверяет директор заповедника "Маугли Лэнд" Найян Сингх Дунариал.

"А Маугли, не только вымышленный, но и самый настоящий, действительно жил здесь", - говорит Дунариал.

Мальчика, выросшего среди волков, нашли в Сеонийском районе возле деревни Сант Баори в 1831 году. Его судьба легла в основу газетного очерка британца Уильяма Хенри Слимана, натолкнув Киплинга на свою художественную версию жизни сына стаи.

Человеческий детеныш, выращенный в джунглях дикими животными - отнюдь не уникальный случай в Индии. С 1843 по 1933 год из этой страны поступило не менее двадцати сообщений о найденных "маугли", которые прожили в диких лесах по пять-десять лет, полностью подражая повадкам своих приемных родителей. Повинуясь инстинкту, детей в индийских джунглях вскармливали и выращивали не только волки, но даже леопарды и пантеры.

Двух девочек, выросших в волчьей стае - Амалу и Камалу, нашли в 1920 году здесь же в джунглях Махараштры. Попечитель сиротского приюта в Манднапоре Сингх детально описал их историю.

Жители племен привели Сингха к волчьей норе в глухих джунглях - мать-волчицу, насмерть вставшую на защиту своего выводка, пришлось застрелить. В норе люди нашли двух волчат и двух человеческих детенышей - голых, покрытых синяками и ссадинами, проявлявших большую агрессивность, чем волчата.

Дочери волчьей стаи ходили на четвереньках, рычали, ели только сырое мясо, отказываясь от "человеческой" пищи и лакая воду из миски. Больше всего они опасались собак.

Камалу со временем научили ходить, умываться и произносить несколько слов. Но дети джунглей не приживаются "в человеческой стае", погибая в неволе.

Сказочный киплинговский Маугли, сын дровосека, названный при рождении именем Натху, ушел к людям и даже женился. Следы реального Маугли из Сиони затерялись в истории.

"Маугли?..Мальчик, выросший среди волков?..Нет, не помним такого. Здесь было много волчат, выросших среди людей", - качает головой Андрав, старик в дхоти, традиционной одежде в виде юбки, обмотанной вокруг бедер.

Андрав - из древнего племени гондов. Того самого племени, к совету вождя которого как к крайнему средству прибегли жители киплинговской деревни, провинившейся перед джунглями. И стоя на одной ноге, держа лук в руках и отравленные стрелы в копне волос, дикий гонд, не ведающий местных наречий, повязал плеть дикой тыквы на дверь индуистского храма, что означало "уходите!".

Пророчество оказалось верным - последние редкие деревеньки были выселены из этих диких мест уже не наступающими джунглями, а по решению местного правительства, основавшего на "Земле Маугли" закрытый заповедник на деньги Всемирного Банка.

Бродячие лесные гонды, повинуясь запрету властей, бросили охоту и стали оседлыми крестьянами. Деревушка Аваргхани - типичное селение гондов, которые ведут натуральное хозяйство. В центре деревни - веками почитаемое племенем священное дерево пипал, разновидность баньяна. У ветвистого старого ствола устроен лингам, знак индуистского бога Шивы. Глинобитные хижины со сквозным проходом без дверей окрашены в голубой и белый цвета. На подворье томно лежат буйволицы молочного цвета, на натянутых веревочках сушатся манговые листья - скоро будет праздник манго и гонды наденут на грудь гирлянды из листьев и понесут их своим богам.

Андрав - один из старейшин племени. И в его хижине, крытой самодельной черепицей, присутствует даже символ зажиточности - телевизор. Жаль только, что посмотреть его нельзя - в деревне нет электричества. Гонды живут бедно и неприхотливо. И если молодежь уже натягивает на себя слишком жаркие для местного климата "европейские" брюки, то старшее поколение по-прежнему предпочитает набедренные повязки.

"Все мы были племенами. Если не 100, то 10 тысяч лет тому назад", - глубокомысленно рассуждает Дунариал.

Вместо отравленных стрел со змеиным ядом или соком дурмана, "яблока смерти", гонды теперь раскидывают "электрокапканы", закинув провода на линии электропередач, проходящие через джунгли, и растянув их на звериной тропе, рассказывает директор заповедника. Впрочем, на "электроохоту" они выходят не часто, а только по праздникам - чтобы по традиции принести жертву своим лесным богам. А потом пьют хмельное зелье, приготовленное из цветков дикого дерева махуа.

"Крепкий, как шотландские виски", - объясняет Бхола.

Носить дхоти - первое, что научился делать Маугли из "Книги джунглей", попав в деревню. А неприятности его начались, как известно, с того, что не ведая кастовых различий, он помог кузнецу.

Деревня кастовых индусов Туриа (Turia) , прилегающая к "Стране Маугли", едва ли чем-то отличается от родной деревни героя, где хотели предать огню его мать, приютившую "волка-оборотня".

У глинобитной мазанки, как и сто лет назад, работает почерневший от солнца и зноя кузнец по имени Мадукар. Сидя на корточках, он раздувает "красный цветок" огня, плавя на нем клинок, которым крестьяне обрубают тростник и пальмовые ветви, а потом кует его молотом на маленькой наковальне. Быт деревни мало изменился - крестьяне на паре буйволов распахивают под рис маленькие квадратики земли, вручную огороженные земляными валами. Женщины в пестрых сари с подоткнутыми подолами проносят на головах широкие корзины с ветками на корм скоту или, сидя на корточках, просеивают чечевицу и раздувают угли в очаге. Девушки судачат у колодца в ожидании своей очереди за водой, которую понесут на головах в металлических сосудах. А местный служитель храма в честь бога-обезьяны Ханумана звонит в колокол, воздавая хвалу небесам и призывая паству на пуджу (молебен).

"Нет, совсем не жрец, а глава панчаята нынче самый главный человек в деревне", - утверждает Бхола Шарма, единственный англоговорящий житель деревни.

Панчаят, деревенский орган самоуправления, в буквальном переводе означает "пятерка", но в данном случае - "совет старейшин". Хотя главе старейшин - Рамгопалу Джасваи, едва за сорок. Сельский активист партии Индийский национальный конгресс, он уже два срока подряд побеждал на местных выборах. Панчаяты в Индии распоряжаются местным бюджетом, решают бытовые и семейные споры и могут даже изгнать из деревни тех, кто нарушил тысячелетние устои.

"В моих деревнях нет проблем - мы все их успешно решаем. А что касается отсталости гондов, то надо обучить их языкам - хинди и английскому", - бойко рапортует политик.

Рамгопал сремительно ворвался на свое подворье на мотоцикле с надписью "дух свободы" на бензобаке. А в прихожей его выделяющегося достатком дома уже роится толпа родственников. "Старейшина" на днях выдает замуж свою дочку в семью товарища по партии из района, расположенного в 170 километрах от этих мест. И многочисленная родня, "седьмая вода на киселе", подобострастно в прихожей воздает дань почести богатому родственнику, скромно потягивая предложенный чай со специями в ожидании чего-нибудь посущественней.

"Люди всегда охотнее едят, чем бегают", - сказал бы Маугли. В комнаты вход дозволен только избранным.

"Гонды женятся на гондах, люди из Конгресса на людях из Конгресса - только разного пола", - доходчиво объясняет "закон джунглей" дородный племянник старейшины, изгоняя затрещинами чумазую уличную детвору, под шумок затесавшуюся в толпу родни.

"Мы хотим жить так, как жили наши предки", - выражают согласие его словам родичи, не кивая, а покачивая головами из стороны в сторону. Случаи линчевания "за колдовство" все еще нередки в этих краях.

А на следующий день в джунгли действительно пришел сезон дождей. Серая пелена плотно завесила небо, выливающее потоки воды, пронесшийся ураган выкорчевал несколько старых деревьев.

Но бесчисленные стаи оленей ожили, и в чаще пронзительно закричал павлин, предвещая брачный сезон. Ровно на три месяца дождей люди заключают перемирие с джунглями - больше нога человека не ступит на "Землю Маугли" - и потому, что чаща становится непроходимой, и для того, чтобы зверье могло спокойно вырастить потомство.

На Сионийских холмах, взрастивших Маугли, по-прежнему обитают медведь и питон, и "обезъяний народ Бандар-Логи", коршун и леопард, и ужас окрестностей - кобра. Только черной пантеры нет - ведь Багира была не из местных, а сбежала из зоопарка в Удайпуре.

"Тигры в заповеднике совсем не похожи на Шер-Хана. Корма тут хватает, они стали жирные и ленивые и по характеру теперь просто как люди", - рассказывает Бхола.

А волки покинули Скалу Совета и больше никто не видел их следа. "Серого" чучела нет даже в музее заповедника. Их место в лесу заняли заклятые враги - псы. Те самые, дикие рыжие собаки из Декана, все сметающие на своем пути в бешенном хищном беге бесчисленной стаи. Они всегда голодны, потому что едят только бегущую дичь. Упавший зверь - для них уже "падаль", добыча гиен и шакалов.

Куда ушел "свободный народ", братья Маугли? Дангариал говорит, что волков не удержать ни кормом "от пуза", ни высокой оградой, а "рай" размером двадцать на двадцать километров им кажется тюрьмой.

"Стае нужны воля и простор", - говорит "хозяин" заповедных джунглей.

Неискушенный в зоологии Бхола объясняет проще - "Маугли ушел, и волки ушли следом".

 



Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.