Война в Сьерра-Леоне

В марте 1991 Объединенный Революционный Фронт (РУФ) вошел в Сьерра-Леоне, дистрикты Кайлахун и Пужехун, из Либерии двумя группам общей численностью около 100 человек и мобилизовал сельских жителей, в основном темне, на борьбу с властями. Опубликованный постфактум манифест фронта провозглашал приверженность идеалам демократии, к которой предполагалось придти через три стадии – "оружие народу", "власть народу", "богатства народу", причем за победой в Сьерра-Леоне последует "второе освобождение Африки". Считается, что изначальное руководство движения, "радикальные интеллектуалы", было выбито в первый год войны, и вся политическая программа никакого отношения к реальным делам РУФ на местах не имеет. Официальной датой начала войны считается 23 марта, но утверждается, что еще в ноябре предыдущего года предпринимались зондирующие акции, причем последствия акций очень напоминали по формату сведение личных счетов 1981-82 годов. C первых же дней получил широкое распространение «джа-джа» (грабеж по образцу либерийского), как и убийства вождей, старейшин и просто кого попало, сочтенных правительственными агентами. Расправе с особой скурупулезностью подвергались также торговцы национальностей фула и мадинго. Либерийские повстанцы, недавно инициировавшие гражданскую войну на территории своей страны, поддержали своих союзников из РУФ силой, и лидер либерийской оппозиции Тейлор мотивировал это “надобностью Сьерра-Леоне самой отведать войны, поскольку полагал тогдашнего сьерра-леонского лидера Момо ответственным за приглашение в Либерию миротворцев, “лишивших его быстрой победы”. Генерал-майор Джозеф Момо, глава государства, в свете угрозы расширил армию вдвое, главным образом, за счет, как утверждается информированными источниками, хулиганов и шпаны в столице, однако не платил военным денег три месяца, поплатился за это свержением в апреле 1992, и убыл в Конакри.

Само свержение началось как марш фронтовых частей на столицу с требованием лучшей доли. После нескольких демонстраций во Фритауне военные под руководством лейтенанта по имени Соломон Мура захватили несколько государственных зданий и совершили переворот. Момо воззвал о помощи к гвинейцам, и сам потом бежал в Гвинею, в процессе переворота и сопровождавших беспорядков погибло около 100 человек. Новое руководство, НПРК (национальный временный правящий совет) во главе с капитаном Штрассером пообещало быстро закончить войну, но не преуспело, “хотя глава РУФ Фоддей Санко был еще младше и неопытнее Штрассера” (он был капралом в момент увольнения из армии в 70-х, да еще и непрофессиональным, а просто армейским фотографом). После водворения режим объявил одностороннее прекращение огня, амнистию повстанцам, и анонсировал выборы в 1995 году. Новое правительство также провело меры по оздоровлению обстановки в обществе, но в целом дела его пошли не слишком блестяще. Конфликт отличался крайней жестокостью – за отказ сотрудничать с РУФ сотрудники оного отрезали части тела, от ушей до гениталий, а за сотрудничество с РУФ власти казнили на месте. К началу 1993 года правительство отчиталось, что поставило под свой контроль всю территорию страны, кроме дистриктов Кайлахун и Пуджехун, в январе правительственная армия преуспела освободить алмазную столицу – Койду, в руках повстанцев находившуюся с ноября.

Первая половина 1994 года ознаменована эскалацией конфликта, он охватил 6 из 12 дистриктов страны; всего с начала конфликта погибло около 8000 только гражданских, четверть населения Сьерра-Леоне стала беженцами. С августа в конфликт вмешались нигерийцы, делегировавшие 800 человек в помощь правительству. Для поддержки военных усилий на местах были созданы “камайоры”, ополчение из этнических менде, организованное правительством ради помощи в борьбе против РУФ, когда дела РУФ шли особо хорошо. Группы “камайоров” плотно сотрудничали с населением при его полной поддержке и были весьма эффективны. Однако к началу 1995 РУФ сумел овладеть бокситовыми и титановыми рудниками, последним нетронутым войной уголком экономики; утверждается, что ему в этом помог местный армейский командир, майор Джонни Пол Корома. Поскольку дела двигались плохо и армия часто заключала с повстанцами неформальные мирные соглашения, вместо того чтобы идти на конфронтацию, и обе стороны тихо и спокойно грабили округу, в марте 1995 Штрассер заручился услугами международной фирмы по предоставлению услуг наемников (“Ауткамс”), показавшей себя, по отзывам, очень хорошо, но недостаточно хорошо, чтобы решить исход войны. В конце года Штрассер предложил перемирие и правительство национального единства, но теперь уже Санко полагал для себя возможным военную победу, особенно если выйдут из конфликта наемники, и требовал для себя президентское кресло, тогда как ему могли предложить только вице-президентское. В недрах правительства не было спокойно, и 16 января 1996 Штрассера свергла фракция офицерства, лояльная к бригадиру Джулиусу Био, его же заму. В марте 1996 состоялись выборы, во втором раунде которых Ахмед Кабба (мусульманин с севера, но не менде, из состава СЛПП) получил 59,5%, Джон Карефа-Смарт (УНПП, темне) 40% - во всяком случае так объявила центральная избирательная комиссия. Международные наблюдатели считали, что выборы прошли честно, хотя и отметили, что странно устраивать выборы в момент, когда нет ничего похожего на мирное соглашение.

В ноябре 1996 было заключено первое мирное соглашение, т.н. Абиджанское, выторгованное президентом БСК, которое не смогло положить конец войне. Само по себе оно было предварено разорением штаб-квартиры РУФ в Кенеме, причем в основном силами “Ауткамс” и камайорами. Согласно условиям соглашения, и нигерийский контингент и “Ауткамс” покидали страну, однако, начиная с февраля 1997, конфликт снова стал разгораться, и к концу апреля стало окончательно ясно, что из-за вялости ООН, так ничего и не приславшей по причине скупости доноров, миротворческие усилия провалились. 25 мая 1997 военные совместно с РУФ восстали, свергли президента Кабба и предложили пост лидера арестованному ранее за попытку государственного переворота майору Джонни Полу Корома; новое руководство. Новое руководство, под названием АФРК (революционный совет вооруженных сил), которое возглавил на правах президента Корома, а вице-президентом сделан был находившийся в Абудже под “опекой” нигерийцев Санко, предало анафеме камайоров, провал мирных соглашений и непотизм Каббы, но не получило широкого признания в стране и за рубежом, особенно в свете его достижений на почве прав человека, таких как введение военных судов, потом переименованных в “революционные народные”, и широкое распространение вооруженного разбоя, а также организация голода в местах расселения менде. Хунта вошла в контакт с РУФ и в октябре 1997 делегация Корома подписала в Конакри мирное соглашение. Изгнанный президент Кабба, в свою очередь, вошел в контакт с другой фирмой по предоставлению услуг профессиональных военных “Сандлайн Интернешнл”. На выручку Кабба также пришли миротворцы из стран региона. Основную ударную силу миротворческого контингента составляли нигерийцы вкупе с ганцами и гвинейцами. ХРВ сообщает, что гвинейцы почин нигерийцев по выдворению хунты поддержали, а ганцы – нет. Уличные бои повлекли более 100 покойников во Фритауне и массовую миграцию из города. В 5 из 12 дистриктов страны разгорелись бои между камайорами и хунтой, подразделения в подчинении у которой, усиленные РУФ, именовались на этом этапе “народной армией”. 10 марта 1998 свергнутый президент Кабба вернулся из Конакри обратно в страну. Тем не менее на переговорах хунта отказалась вернуть власть Каббе, и предложила новые выборы в 2001. Военные действия продолжались, и не без успеха для повстанцев. В начале 1999 года РУФ снова оказался у ворот столицы, широко используя “живые щиты”, а также помощь либерийских и европейских наемников (украинцев особенно и французов в меньшей степени), и, по слухам, услуги буркинабцев. Оружие его члены заранее припрятали в городе, и предприняли решительный штурм 6.1. Миротворцы были на грани поражения, но выстояли. Восточная часть города была сожжена дотла, не менее пяти тысяч человек погибло, и немалая часть истреблялась по заранее составленным спискам, и свыше 3000 детей было уведено повстанцами с собой насильно в процессе отхода, не менее 5000 человек погибло, в т.ч. порядка 800 миротворцев.

В свете нового развития событий в мае 1999 после крупных боев в районе Фритауна и большой торговли на международном уровне было подписано соглашение о прекращении огня, а 7 июля мирное соглашение в Ломе, предусматривавшее 4 поста в кабинете для представителей мятежников (Санко стал начальником комитета по стратегическим ресурсам, т.е. алмазам), разоружение и демобилизацию фракций, возвращение пленных, удаление наемников, реструктуризацию армии, амнистию всем злодействам по момент подписания договора. К тому моменту 8 лет войны обошлись в 50 тыс. покойников.

Гражданская война в Сьерра-Леоне отличалась жестокостью и бесчинствами даже по африканским меркам. Повстанцы в массовом порядке увечили мирное население, в составе РУФ были подразделения со специализацией на тех или иных злодействах – поджигании домов, забивании людей без пролития крови, отрубании рук; а в самих подразделениях специалисты с говорящими за себя прозвищами “отрубатель рук” или “отруби руки”, а также “подожги”, “мертвая рука”, “не вини Господа”, “мелкий”, “кровь” или “убиватель бескровно”. Развлекались и такими делами, как спор при виде беременной женщины, какого пола будет младенец, когда ей прямо тут разрежут утробу, на 100 тыс. леонов, и без труда нарушали самые святые запреты традиционного права. Еще пакостнее то, что верным средством от венерических заболеваний (каковыми поражен 41% солдат регулярной армии, которых можно на это проверить, и, надо думать, еще больший в рядах инсургентов) в этом регионе мира считается изнасилование девственницы. Известно, что бойцы с обеих сторон часто использовали марихуану, домашний алкоголь, иногда кокаин и героин, и до такой степени, что видели в людях не людей, а монстров.

Мирным соглашением военные действия крупного масштаба завершились, но набюдались в локальном масштабе. На первой неделе мая 2000 РУФ нарушил соглашение, 2 мая атакованы позиции миротворческой миссии УНАМСИЛ, убито 4 кенийца, 3 ранено и 50 попало в плен. К 4 мая число взятых в пленные\заложники достигло 92, к 5 мая 500. Замбийский контингент в дополнение к пленным потерял еще 13 единиц бронетехники, которыми руфовцы воспользовались для наступления на Фритаун. В конце мая заложники на севере были освобождены, в конце июля в других регионах, осажденные РУФ 233 миротворца были выручены в середине июля. Повлияло на урегулирование ситуации и то, что 17 мая миротворцам удалось захватить Фоддея Санко; британцы считают, что это всецело их и только их заслуга. В процессе принятия ответных мер вертолеты правительственной армии разорили оплоты повстанцев в Макени, Магбурака и Камбия. Корома в этот момент отказался от союза с РУФ и поддержал миротворцев. Однако и самим ним было много сложностей. АФРК потребовала добавить к Ломскому соглашению свои поправки: все, кто ушел с Коромой в буш, безоговорочно восстанавливаются в армии, погибшие в процессе являются павшими на службе с естественными последствиями для их семей. Только интеграцией пожеланий Корома и Ко удалось ситуацию свести к терпимой, сам он получил пост председателя комиссии по консолидации мира, а его солдаты подлежали либо интеграции в новую армию, которую набирали и обучали британцы, либо демобилизации. Из числа тех, кто не сумел попасть ни туда, ни туда, создано было несколько банд, наибольшую известность из которых получили «Вест сайд бойс».

Само название «ВСБ» относится к неким склокам в среде американских хип-хоперов. «Вест сайд бойс» имели обыкновение промышлять на дороге между Фритауном и Порт-Локо. 25 августа 2000 патруль из 11 военных, представлявший 1-й ирландский королевский полк, попался повстанцам из этой группы, журналисты “Гардиан” на своем сайте задавали вопрос, что, собственно, патруль там вообще делал, удивлялись, каким образом “пьяные бандиты” сумели захватить британцев врасплох, предполагали, что имела место разведывательная миссия, по каким-то причинам проводимая независимо от ооновского контингента, но не давали точного ответа. В их же материале сообщается, что “Вест сайд” попутно затеяли склоку с конкурентами поблизости, причем задействовали в бою один из трех захваченных вместе с британцами “лендроверов” и главарь щеголял в британской форме. Пятерых заложников удалось добыть в начале сентября после переговоров. Переговоры по остальным – шести британцам и их местного происхождения связнику, не приносили результатов, хотя бандиты получили все, что заказывали, в т.ч. спутниковую связь, но потом стал выдвигать “неприемлемые политические условия”, конкретно желали определить состав правительства, и решено было провести против них силовую акцию. Участвовало в расправе 5 вертолетов и 150 человек, в основном из СБС, наблюдательная команда комплектовалась САС. Личный состав был доставлен в Сенегал, и оттуда тихо отправился во Фритаун; вертолеты для миссии были тайно привезены в “Геркулесе” и также в Сенегал, в обоих случаях в последнюю минуту, чтобы обеспечить внезапность.

Как было установлено, пленных держали на базе в местности под названием Окра Хиллс, к 70 км к востоку от столицы. Команда наблюдателей была доставлена по воде, осмотрела район на предмет хороших мест высадки, забраковав вариант с амфибийной атакой из-за песчаных берегов, и долго слушала, что делается, при помощи параболических микрофонов. Было установлено, что интересующий британцев лагерь “ВСБ” размещался на обеих берегах реки Рокел Крик, 300 метров ширины, семеро заложников в лагере Гери Бана, на северном берегу, а удержанная повстанцами машина, возврат которой стоял номером третьим в списке задач, через реку, в Магбени, и в 300 ярдах от лагеря размещались 2 деревни, которые предоставляли убежище и помощь повстанцам. По плану “операции Баррас”, два вертолета зависали над лагерем незадолго до подъема, а ударная группа осуществляла нападение на лагерь с юга и с севера, одновременно прессуя огнем с воздуха оба лагеря. Противник был в крайнем замешательстве, чему поспособствовала массированность и грозность нападения, от вертолетов крыши послетали на хибарах в лагерях. Наблюдательная команда завладела заложниками, и в течении нескольких минут шестеро пленных и их переводчик, сьерра-леонский военный, были отправлены вертолетами на базу. Десантники также забрали с собой джип, на котором пленных и захватили, и доставили все это на размещенный близ побережья “Сэр Персиваль”. Сама атака закончилась за 20 минут, хотя подготовка заняла около 10 часов. Опомнившиеся повстанцы перегруппировались в джунглях и предприняли контрмеры, и сам бой продлился полтора часа; потом участники акции сообщали, что у оппонентов «полностью отсутствует дисциплина и представление о тактике, но они абсолютно бесстрашные, часть под наркотиками, часть с верой в магические амулеты». Потери британцев: один убитый, 1 тяжело раненый и 11 легко раненых у нападавших, у “ВСБ” 25 человек убитыми (3 женщины), и 18 (3 из них женщины) вместе с “бригадиром” группы, 24-летним Фодеем Каллей захвачены в плен. В сентябре 2000 года сьерра-леонская регулярная армия объявила о ликвидации последних трех баз группировки, на чем можно считать конфликт оконченным.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.